А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двуликий ангелочек (сборник)" (страница 13)

   – Я не понимаю вас, – пробормотал Богдан. – Дать ему убить меня?..
   – Ну! Зачем же утрировать? – улыбнулась я. – Я же сказала предоставить шанс, а не дать убить. Наша с вами задача сделать так, чтобы он не смог этим шансом воспользоваться. Нам нужно только, чтобы он разоблачил себя. Тогда мы сумеем его схватить и обезвредить. Иначе вы каждую секунду будете подвергаться смертельной опасности. Да и я тоже.
   – Что вы предлагаете? – спросил Богдан, глядя на меня с интересом и некоторым удивлением.
   «Странно, – подумала я. – Что это он так реагирует? Разве в Нью-Джерси ему не встречались энергичные девушки?»
   – Мы с вами едем отдыхать на Волгу! – сказала я.
   – На Волгу? – удивился он. – Зачем?
   – На улице жара, а купаться в Волге в такую жару – восхитительное занятие, – рассмеялась я. – Неужели вы думаете, что нам удастся выследить его в городе с миллионным населением и толчеей на улицах? Нам нужно тихое, уединенное местечко, вдали от людей, где каждый новый человек будет на виду и не сможет от нас скрыться. Правда, рассчитывать нам придется только на свои силы. Вы владеете каким-нибудь видом борьбы?
   – Я был чемпионом колледжа по кун-фу, – сказал Богдан.
   – Вот и отлично, – обрадовалась я. – Будете давать мне уроки. Давно мечтала научиться.
   – Этому не просто научиться, – улыбнулся наконец и Богдан. – Это не набор приемов. Там целая философия…
   – Я вижу, вы уже приступили к первому уроку, – рассмеялась я. – Не спешите. Думаю, сейчас лучше заняться сборами. Нам потребуются палатка, продукты, удочки, ласты и… Ну, словом, знаете, что берут с собой на Волгу?
   Он смотрел на меня с улыбкой. Я уже не сомневалась, что нам удастся справиться с человеком, который на нас охотился.
   Как я теперь понимаю, мне нужно было проявить побольше осторожности и подстраховаться. Но меня настолько убедил уверенный вид сильного плечистого Богдана, что захват вооруженного преступника, уже убившего как минимум одного человека, покушавшегося на меня и на Богдана, представлялся мне тем не менее всего лишь захватывающим развлечением. Признаться, и самоуверенность моя сыграла свою роль в том, что мы с Богданом отправились на Волгу, так и не предусмотрев никаких особых мер для своей безопасности. Единственное, о чем я подумала, так это об оружии.
   Сборы заняли у нас часа два. Богдан сделал очень просто. Он поехал в крупнейший в Тарасове фирменный магазин «Спорт и отдых» и купил там все, что нам было необходимо. Нагрузились мы сверх меры. Потом заехали в универсам и накупили продуктов, которых нам хватило бы как минимум на неделю. Хотя я-то рассчитывала, что развязка наступит гораздо раньше.
   Последним актом сборов была покупка моторной лодки, которую Богдан приобрел, не торгуясь, за цену, названную ему на волжском берегу загорелым дочерна мужчиной в плавках с густо заросшей волосами грудью. Мужчина, по-моему, предвкушал удовольствие от самого торга, и мгновенное согласие Богдана на его условия его удивило и, кажется, даже несколько расстроило. Мы загрузили наши вещи и продукты в лодку, купили у того же волосатого канистру бензина и подробно расспросили его, где нам отыскать небольшой уединенный островок, на котором можно отдохнуть с недельку от городской суеты и толчеи, рыбу половить, позагорать…
   Получив подробные указания и даже нечто вроде примитивной карты, которую мужчина в плавках нарисовал у меня в блокноте, мы отчалили и помчались по спокойной волжской воде вверх по течению.
   На Волге стоял штиль, вода была зеркально-гладкой, только изредка ее спокойствие нарушали небольшие волны от проходящих по ней моторок.
   Я не сомневалась, что наш преследователь за нами следил и даже наверняка обрадовался, когда мы с Богданом отправились вместе. Это упрощало его задачу. Он мог сразу избавиться и от наследника, стоящего на его пути к деньгам, и от надоедливого частного детектива, чье вмешательство грозило поломать всю его игру.
   Узнать, куда мы направились, было проще простого, достаточно было расспросить мужика, продавшего нам лодку и объяснившего, где нам найти безымянный островок, на котором никто никогда не бывает, кроме случайных рыбаков. Но от них на Волге спрятаться невозможно. Они на своих маленьких надувных лодчонках проникают куда угодно, не спрашивая разрешения ни у кого и не обращая внимания на погоду. Рыба ведь клюет при любой погоде, это мне было известно. Только разная рыба в разную погоду клюет…
   И еще я предполагала, что мое общение с Богданом должно убийцу Гели насторожить и даже подтолкнуть к активным действиям. Я вела себя так, как ведут себя женщины, которые собираются сначала очаровать мужчину, потом поставить его в зависимость от себя, а затем осчастливить его своим согласием выйти за него замуж. А мужчина? А мужчина через пару недель после свадьбы вдруг словно просыпается и обнаруживает, что он женат, хотя это вовсе не входило в его планы.
   А если уж я получу доступ к наследству, то нашему преследователю не достанется ни цента. Так он должен был рассуждать. И эта мысль должна была его активизировать.
   Островок, который мы присмотрели, как нельзя лучше подходил для задуманного нами дела. Совсем небольшой, метров сто в длину вдоль течения и метров тридцать в поперечнике, он был овальной формы и весь просматривался сквозь редкие сосны, которые росли на небольшой возвышенности в его центре.
   Если стоять на этом холме, видны сразу все берега, незаметно пристать к нему не сможет никто. Стояло полнолуние, погода была отличная, значит, можно не беспокоиться, ночью видно будет отлично. К тому же пара «беретт», которые захватил с собой Богдан, придавали нам уверенность.
   Солнце стояло еще высоко, когда мы высадились на острове, и первое, что мы предприняли – искупались. Никто не пытался нарушить наш тет-а-тет, и скоро мы привыкли, расслабились и перестали поминутно озираться по сторонам.
   Признаюсь, мне всегда становится стыдно, когда меня спрашивают, часто ли бываю на Волге. Дело в том, что я на ней практически не бываю. Некогда! До отдыха у меня просто руки не доходят. А на Волгу ехать, это надо минимум дня два, чтобы почувствовать себя свободной и забыть о нагретом солнцем асфальте города и измученных жарой горожанах. А заодно и обо всех своих делах. Иной раз за все лето я так и не нахожу времени, чтобы искупаться! А ведь это можно сделать прямо в городе, на набережной. Хотя, конечно, и вода там грязноватая, и дно – отвратительное, и битого стекла навалом, и народ смотрит, как в цирке… А если найдешь часа три-четыре свободного времени, можно и на пляж на пароходике съездить. Пляж у нас на самой середине Волги находится, это огромный искусственный песчаный остров. Там чисто, дно песчаное и очень пологое, есть места, где метров двести идешь, а вода все по пояс.
   Можете представить, как я радовалась, оказавшись с Богданом на этом островке, вдали от людей и от пароходного фарватера. Даже рыбаки не покушались на наше уединение.
   До вечера мы успели наловить рыбы и сварить отличную уху. Богдан рассказывал мне, как ловил форелей в верховьях рек Пенсильвании. В Волге ему, правда, не попались ни форели, ни стерлядки, но пару подлещиков и с десяток плотвичек мы общими усилиями натаскали.
   Временами я, честно говоря, забывала, зачем мы сюда приехали. И только когда невдалеке по Волге проходила моторка, я вздрагивала, бросалась плашмя на песок и начинала мучительно вспоминать, где мой пистолет.
   Однако ближе к ночи наша идиллия кончилась. Подул свежий ветерок, с юго-запада, из «гнилого угла», как у нас говорят, потянулись облачка, которые становились все темнее и скоро затянули все небо. Вдалеке на западе погромыхивало и сверкали молнии, но над нами грозы не было. Я вдруг поняла, что ночь предстоит очень темная. Небо затянуто тучами, и никакой луны не будет.
   Мои опасения немедленно подтвердились. Часам к десяти я уже не различала с берега сосны в середине нашего островка. Обстановка мне очень не нравилась. Свежий ветерок гнал волну, вода мерно плескала, заглушая все остальные звуки. В темноте под шум волн подобраться к нам было бы очень просто.
   Я поняла, что нужно принимать меры. Богдан предлагал забраться в палатку и лежать в ней с пистолетами наготове. Предложение было глупейшее, он, видно, до конца не понимал серьезности нашего положения. Но разводить споры было некогда. Мы и так уже представляли собой отличные мишени на фоне небольшого, но все же дающего хороший свет костерка на берегу.
   Я отправила Богдана с фонариком за дровами.
   Он скоро вернулся, волоча за собой толстую, высохшую на солнце валежину. Этого было достаточно. Мы пристроили ее одним концом в костер с таким расчетом, чтобы ее хватило до утра, поправили палатку, стоящую недалеко от костра, и обосновались на верхушке холма, прихватив все, что могло ночью понадобиться, – воду, шоколад, легкие куртки от дождя, мазь от комаров, сигареты, термос с кофе. Теперь нам не было видно даже берега, не говоря уж о воде. К нам можно было не только незаметно подплыть, нас можно было просто брать голыми руками, подойдя вплотную.
   Богдан все рвался поговорить и вывалить на меня массу подробностей своей американской жизни в Джерси-сити. Он беспечно болтал без умолку, и мне стоило труда заставить его замолчать.
   Он, видите ли, был командиром скаутского отряда, и ему не раз приходилось ночевать и на побережье, и на озере Мичиган у залива Грин-Бей в Висконсине, куда они ездили на соревнование скаутских отрядов, и в горах…
   – Откуда у вас на восточном побережье горы? – спросила я. – Ты, кажется, слишком увлекся…
   – Как откуда! – возмутился он. – Это же Аппалачи!
   «А разве они не на Западе?» – чуть не брякнула я, но вовремя прикусила язык. Черт возьми, как раньше просто было учиться в школе. Взять ту же географию. Достаточно было выучить карту России, вернее, карту Союза и всю жизнь чувствовать себя уверенно. Можно было спокойно путать Аппалачи с Кордильерами, а Филадельфию с Калифорнией, все равно ни с одним человеком, живущим в тех местах, встретиться не пришлось бы. А тут – на тебе! Я бы тоже начала возмущаться, если бы Волгу, на которой я живу, засунули бы куда-нибудь в Сибирь, за Уральские горы.
   Яркая вспышка на берегу заставила нас обоих заткнуться и схватиться за свои пистолеты.
   Наша палатка косматым огненным мотыльком протрепетала на ветру несколько секунд, и на ее месте остался сыплющий искрами тлеющий мешок.
   Никого видно не было. Но у Богдана сразу же пропала охота болтать. Мы с ним не могли, конечно, утверждать, что палатку кто-то поджег, и значит, мы на острове уже не одни. Она могла загореться от случайной искры, которую занесло на нее порывом ветра. Но разговаривать больше не хотелось. Ни мне, ни ему.
   Минут через пять второй костер вспыхнул у самой воды. Это загорелась наша моторная лодка, на которой мы сюда приехали. Мысли о случайных искрах показались мне теперь по крайней мере забавными.
   Лодка прогорела быстро. Когда огонь добрался до канистры с бензином, она взорвалась, и яркая вспышка осветила весь остров. Мы с Богданом завертели головами, высматривая незамеченного нами поджигателя. Но никого на берегу нам увидеть не удалось.
   Мы пролежали на постепенно остывающем песке часа полтора, и ничего больше не произошло. Но я почему-то не могла успокоиться. Я чувствовала, что сама создала ситуацию, в которой ничего сделать не могу, сама затащила Богдана на этот остров, не подумав о том, что погода может испортиться и ночь окажется очень темной.
   Мы стояли с Богданом спина к спине и напряженно вглядывались в темноту, пытаясь уловить в ней очертания мужской фигуры. Но с таким же успехом можно ловить себя губами за ухо.
   Внезапно я поняла, убийце нас тоже трудно обнаружить в темноте, и даже если он нас обнаружит, попасть в нас в темноте довольно сложно.
   «Он застрелит нас, когда начнет светать, – поняла я. – Просто притаится поблизости и будет ждать, когда наши фигуры станут видны отчетливо в рассветных сумерках. Может быть, он уже рядом! Наверняка, он рядом! Что же делать? Я далеко не уверена, что в такой ситуации ему не удастся с нами справиться. Нам нужна помощь. Только вот откуда ее взять посередине Волги?»
   И тут я сообразила. Телефон! Я же могу позвонить в Тарасов и вызвать…
   «Кого ты вызывать собралась? – спросила я саму себя. – Милицию? Ты, наверное, сегодня на солнце перегрелась. Поедет тебе милиция на остров, даже если ты расскажешь дежурному всю историю, которая тебя сюда привела. Знаешь, что он тебе скажет? Знаешь. Ну вот и помалкивай насчет милиции. Если уж кого и вызывать, так это Эдика с его нелегальной группой бывших афганцев. Это ребята серьезные, а иногда и просто страшные, жестокие к своим врагам. Но главное – Эдик мне верит, он не раз уже мне помогал и знает, что если я прошу помощи, то дело очень серьезное.
   Но, может быть, у меня просто расшалились нервы, и на острове, кроме нас с Богданом, никого нет? Ну, это легко проверить.
   Я нашарила под ногами сосновую ветку, размахнулась и отбросила ее в сторону, а сама, пока в ушах у меня еще звучал ее стук о сосновые стволы, бросилась в другую сторону. Я хотела выбраться из сосновой рощи на песок, где к нам нельзя было бы подкрасться вплотную.
   И сделать это мне удалось, я уже говорила, островок был совсем маленький, я тут же оказалась на прибрежном песке. Шлепнувшись на песок ногами к воде и головой к соснам, я достала сотовый и набрала номер телефона Виктора, нашего редакционного фотографа, который меня и познакомил когда-то со своим бывшим командиром Эдиком.
   Нам с Виктором приходилось бывать вместе в разных передрягах, и понимали мы друг друга с полуслова, а если учесть его патологическую неразговорчивость и склонность к лапидарности, то, можно сказать, понимали друг друга молча.
   Виктор в Афгане служил во взводе разведки и реагировал моментально на любой звук, независимо от того, спит он или бодрствует.
   – Да! – сказал он, и по его голосу нельзя было подумать, что я разбудила его среди ночи.
   – Витя, я на острове среди Волги вдвоем с клиентом, – сказала я в трубку приглушенным голосом. – За нами охотится убийца. Оружие у нас есть, но темнота такая, что своих ног не видно. Я попала в ловушку, Витя. Как только рассветет, мы окажемся как на ладони у него на прицеле. Мне нужна помощь, Витя. Найди Эдика, срочно!
   Выстрела я не услышала. Пуля взвизгнула у моей головы и заставила меня вскочить и перебежать на несколько метров. Вероятно, пистолет, из которого в меня выстрелили, был с глушителем.
   Я снова упала на песок.
   – Оля! Оля! – твердил Виктор в телефонную трубку. – Где ты? Где?
   – Где-где! – зашептала я. – Говорят же тебе на Волге, вверх по течению, чуть выше Шалово на островке правее фарватера. Но в темноте ты все равно ничего не найдешь. Сделаем так. Я сейчас отключать телефон не буду, а вы по его сигналу нас ищите. Аккумулятора часа на два с половиной хватит. Все Витя! Спеши, если хочешь меня живой увидеть.
   Я вновь переменила место, отбежав еще на десяток метров, положила невыключенный телефон на песок и вновь переместилась по берегу островка. Теперь все зависело от того, как быстро Виктор с ребятами Эдика смогут до нас добраться.
   Преследователь, вероятно, решил, что мы бегаем по острову вдвоем с Богданом. И это было кстати. Пока он охотится за мной, я могу считать, что Богдан находится в безопасности.
   Никогда не забуду эту июньскую ночь, когда я бегала по песку с одного места на другое, стараясь не подставиться под пулю и в то же время не особенно скрываться, чтобы человек, который хотел меня убить, не потерял меня и не принялся искать Богдана.
   Он, наверное, стрелял в меня еще несколько раз. Дважды я слышала свист пули и тут же бросалась бежать, пока он не прицелился точнее.
   Небо над тарасовским берегом начало потихоньку светлеть, но на острове пока еще было темно. Я понимала, что времени у меня осталось от силы полчаса. Рассветает летом быстро. Не успеет небо посветлеть, как все вокруг окажется видно, как на ладони.
   «Вернее, как в тире! – поправила я сама себя. – А мишенями будем мы с Богданом».
   И тут я наконец услышала тарахтенье лодочного мотора. Сердце у меня в груди радостно вздрогнуло, и я замерла, прислушиваясь. Гул мотора с каждой секундой становился все явственнее, я не сомневалась, что это спешит мне на помощь Эдик со своими ребятами.
   Осталось продержаться каких-нибудь минут двадцать. Но это несложно, я уже вижу выход из ситуации, в которую я себя загнала, превратившись в дичь. Мне нужно было найти теперь Богдана. Убийца мог сообразить, что катер идет нам на подмогу, и в отчаянии броситься открыто на поиски Богдана, чтобы попытаться его все-таки убить.
   Добраться до деревьев не составляло труда. Я, воспользовавшись тем, что в редкой сосновой рощице было совсем еще темно, бежала, не особенно скрываясь. По моим расчетам, Богдан должен был находиться где-то на том конце острова, который располагался выше по течению.
   Грохот выстрела и вспышка, направленная мне прямо в лицо, заставили меня упасть на траву и закричать:
   – Не стреляй! Идиот! Это же я!
   Богдан тут же оказался рядом.
   – Я думал… – пробормотал он. – Ты в порядке?
   – В порядке! – огрызнулась я. – Чуть голову мне не снес! Если уж стреляешь, так попадать надо, скаут!
   – Как ты можешь так шутить! – возмутился он. – Ведь я тебя чуть не убил! Слава Господу, что я не попал.
   – Слышишь? – спросила я.
   Он прислушался.
   – Мотор! – заявил он наконец. – Это катер? Они не помешают нам схватить преступника?
   – Я думаю, что не помешают, – ответила я.
   Этот парень поражал меня то совершенно нероссийским здравым смыслом, то наивностью и самоуверенностью, то полным отсутствием чувства опасности. Наверное, отсутствие именно этого чувства и привело его тогда на площадку одиннадцатого этажа.
   Катер был уже рядом с островом, и радость охватила меня, когда я увидела, что это не один катер, а два. Да к нам на подмогу движется целый флот!
   – Витя! Эдик! Мы здесь! – заорала я, не соображая, что делаю.
   Не знаю, что подумал обо мне в этот момент Эдик, выскакивающий на берег с автоматом, он мне так и не сказал этого, но сама я тут же обозвала себя дурой. Потому что меня в этот момент сбили с ног, мое горло обхватила крепкая рука и я оказалась сидящей на песке. Сзади меня кто-то держал, лица его я не видела, но зато хорошо видела, как ствол его пистолета направляется на Богдана, потом вздрагивает, и я почувствовала толчок отдачи, который передался от пистолета держащему меня мужчине.
   – Богдан! – кричу я, но Богдан падает на бок и замирает в неестественной позе, так и не сумев выстрелить в человека, который закрывается мной, как щитом.
   Ствол его пистолета исчез из моего поля зрения, но я сейчас же почувствовала, как он уперся мне в висок.
   – Я прострелю ей башку! – закричал человек за моей спиной осипшим голосом. – Все назад! Я стреляю! Еще один шаг – и я стреляю!
   Я посмотрела вперед, дальше лежащего на песке тела Богдана и увидела, что метрах в пятнадцати от нас застыли в нерешительности Эдик с автоматом, Иван и Виктор с пистолетами. Они почти окружили нашего преследователя, заходя с трех сторон, но он успел схватить меня и приставить мне пистолет к виску.
   – Оружие на песок! – скомандовал мужчина, который держал меня за горло.
   Я не сомневалась, что это тот самый Илья Максимов, которого мы ждали. Дождались!
   Эдик нехотя опустил автомат к своим ногам. Глядя на него, бросили пистолеты и Виктор с Иваном.
   – Десять шагов назад! – скомандовал мужчина и, когда Эдик отошел от своего автомата, продолжил: – Сейчас ты обольешь бензином свой катер и подожжешь его. Иначе я выбью ей мозги! А ты, – он показал пистолетом на Виктора, – подгони второй катер ближе сюда! Если попытаешься скрыться, я убью и ее, и твоих дружков! Идиоты! Справиться со мной хотели! Илюху Максимова не взять вашими погаными хлопалками! Я таких, как вы, задавил не один десяток! Быстро катер сюда! И без фокусов! Вы проиграли, ребята. Вы еще сопливые меня брать! Я убью вас всех, как только…
   Он оборвал себя, решив, что говорит лишнее, но ясно было, что он задумал: сесть в катер и с него перестрелять всех, кто останется на берегу.
   Правда, эта затея могла оказаться слишком для него рискованной, я видела, что Эдик старается держаться поближе к своему лежащему на песке автомату. Он ждал только момента, когда бдительность захватившего меня человека ослабнет и он на несколько секунд меня отпустит. Максимов мог бы меня и убить, но, пока мы находились на острове, я этого не опасалась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация