А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По требованию, или Люкс для новобрачных" (страница 8)

   По запросу

   По фойе идет красавец мужчина в начищенных до блеска туфлях с портфелем и сумкой для клюшек. «Бизнесмен, – подумают иные, – приехал на пару дней заключить сделку. Заодно в гольф поиграет – помашет клюшкой до завтрака или обсудит тонкости контракта с партнерами, загоняя мяч в лунку».
   Только мне доподлинно известно: в той сумке не клюшки.
   Откуда мне известно?
   Доктор Ласситер и его сумка для клюшек появляются в отеле раз в шесть недель. Доктор берет номер до утра, хотя ночует редко: приезжает в два по полудни, а после ужина уезжает. Между двумя и половиной третьего к моей стойке подходит застенчивая блондинка и спрашивает доктора Ласситера. Я неизменно звоню в номер и сообщаю, что она пришла, а доктор неизменно просит отправить ее к нему.
   Вроде бы зауряднейший из местных сценариев – встреча несвободных любовников, только как сюда вписывается сумка для клюшек?
   Эту загадку я разгадала во время их четвертой встречи.
   Неделя выдалась суматошной: три конференции да еще в городе проходил международный кинофестиваль. Доктору Ласситеру и его подруге пришлось довольствоваться скромным номером в глубине отеля – блоком из двух люксов с общей, разумеется, запертой дверью. Я по привычке отправила блондинку к доктору и приготовилась к вечеру флирта с неизвестными европейскими актерами. Симпатичный хорватский парень расспрашивал меня о близлежащих ресторанах и барах, когда наш тет-а-тет прервал настойчивый звон колокольчика.
   – Кхм… простите, девушка, – начал пожилой мужчина в костюме-сафари. – Тут деликатная ситуация, не поможете?
   Я с сожалением улыбнулась мистеру Очарование и полностью сосредоточилась на пожилом госте.
   – Деликатная ситуация?
   – Боюсь, что так. У меня номер 209. Вечером деловая встреча, поэтому я хочу выспаться, но в соседнем номере страшно шумят.
   – В соседнем номере? Справа или слева?
   – Справа.
   Значит, это доктор Ласситер и его подружка. Интересно.
   – Простите, а что там за шум? – спросила я, ожидая скрипа пружин и криков «Да!», «Да!», «Да!».
   – Я очень беспокоюсь. По-моему, там насилуют женщину.
   – Насилуют? – переспросила я, гадая, любит ли доктор жесткий секс.
   – Да, избивают и насилуют.
   – Ой! – воскликнула я и пару секунд молчала. Доктор Ласситер не был похож на человека, склонного к насилию. Скорее там все добровольно, они с блондинкой устроили игру, и тем не менее…
   – Поднимитесь ко мне в номер и послушайте сами, – предложил пожилой джентльмен. – Дверь между номерами тонкая, слышимость прекрасная.
   – Хорошо, – согласилась я, доставая из-за стола связку мастер-ключей. – Только поймите, если там не совершается преступление, я не смогу их побеспокоить. Если гости из того номера – просто… ну, шумные люди, придется оставить все как есть. В пределах разумного. В каждом номере есть беруши, они в верхнем ящике тумбочки.
   – Я не выношу беруши, – заявил пожилой джентльмен, когда мы вошли в лифт. – Глаз с ними не сомкну.
   В ответ я пожала плечами и хранила молчание, пока мы не добрались до темного коридора, где располагался номер 209.
   Вдруг раздался негромкий крик. Откуда он, чей? Неужели женщина кричит?
   – Это она? – шепотом спросила я.
   – Да. Входите!
   Я переступила порог номера 209 и вслед за нашим гостем села у разделяющей люксы двери, прижав к ней стакан.
   Сперва было тихо, затем послышался мужской голос, хотя слов я не разобрала. Женщина что-то коротко ответила, по-моему, «да». Снова тишина. Затем раздался сухой треск – я аж от двери отшатнулась – и сдавленный женский стон.
   – Что это? – шепотом спросила я пожилого джентльмена.
   – Не знаю. По-моему, он ее бьет, вам так не кажется?
   Я снова прильнула к двери. Треск напоминал щелканье ковбойского хлыста в вестерне, только звучал не так резко. Женщина кричала все громче. «Нет, пожалуйста, не надо!» – наконец разобрала я, вскочила и в ужасе уставилась на пожилого джентльмена.
   – Господи, женщина умоляет его остановиться… Черт побери, что мне делать?!
   – Разве нельзя сочинить предлог и войти?
   – Я боюсь. Может, лучше управляющего вызвать? – вслух рассуждала я. Но если насилие окажется невинной забавой… Навлекать на себя гнев Чейза совершенно не хотелось. Особенно в такой ситуации. В спальне – другое дело. – Ладно, – проговорила я, решив разобраться с проблемой как можно проще и быстрее.
   Я подошла к соседнему номеру и постучала. На двери висела табличка «Не беспокоить», однако в кои веки я ее проигнорировала.
   Хлыст тотчас перестал щелкать.
   – Кто там?
   – Дежурный администратор. Можно вас на пару слов?
   – Табличку не видите? – В голосе Ласситера звучала самоуверенность, впрочем, из-под нее пробивалась тревога.
   – Вижу, но дело важное. Прошу вас, давайте поговорим!
   – Я специально попросил, чтобы не мешали. Оставьте нас в покое, не то управляющему пожалуюсь!
   Черт! И что теперь? Я с несчастным видом посмотрела на пожилого осведомителя. Тот лишь головой покачал.
   – Вдруг он убивает ту женщину? – шепотом спросил он.
   Пожилой джентльмен был прав. Мне не хватало решимости взять на себя ответственность. Колебалась я лишь миг – прижала ключи к губам, потом – раз, и открыла дверь. Встретили меня криком – чьи-то покрасневшие бедра молниеносно исчезли из вида, а доктор Ласситер в длинной черной мантии и головном уборе профессора резко развернулся, бросив на постель что-то похожее на длинный ремень.
   У меня едва глаза на лоб не вылезли. О, нет! Неужели я все-таки ошиблась?
   – Извините, – захрипела я. – Девушка кричала… будто ей больно. Я лишь хотела убедиться, что у нее все хорошо.
   Блондинка выглянула из-за двери ванной. Я заметила, что она заплела себе две косички.
   – У меня все прекрасно! – нервно выпалила она. – Пожалуйста, уходите!
   Я обернулась и увидела на кровати жуткий набор – нечто прутообразное с невероятным числом бордовых хвостов, потрясающе невероятным. Ха!
   Судя по состоянию блондинкиной попы, тут старомодная игра в директора и нерадивую школьницу, а мне нужно ретироваться и не раздражать доктора Ласситера. Пошлепать и пощекотать – одно, а когда потом неделю сидеть не можешь – другое.
   Я извинилась и ушла, а остаток дня провела в раздумьях.
   Увиденное сильно выбило меня из колеи и заинтриговало. Захотелось узнать побольше. Зачем блондинке порка? А доктору Ласситеру зачем? Они любовники или встречаются только ради порки? Что чувствуешь, когда порют? А когда палкой бьют, очень больно? Если очень, что она получает взамен? Я представила, как складываюсь пополам, держусь за лодыжки, а моя бледная попа ждет первого удара… Да, увиденное распалило мое любопытство, а это всегда опасно. Будь я кошкой, давно бы сдохла!
   Блондинка вышла из лифта и судорожно огляделась по сторонам, явно спеша выбраться из отеля незамеченной. Я выбежала в фойе и задержала ее.
   – Мадам! Простите, мадам!
   Блондинка обернулась и надменно выпятила губу.
   – Мало вы сегодня дров наломали? – прошипела она. – Доктор Ласситер в ярости. Боюсь, в этот отель мы больше не вернемся.
   – Понимаю. Извините меня, пожалуйста, – тихо отозвалась я. – Искренне надеюсь, что вы вернетесь, и я поселю вас в номер с хорошей звукоизоляцией. Пожалуйста, простите!
   Блондинка шмыгнула носом.
   – Решение принимаю не я, а доктор Ласситер.
   – Понимаю. Я и перед ним извинюсь. Послушайте, у вас есть минутка? Могу я вас угостить?
   – Мой поезд через полчаса.
   Я повела ее в бар и заказала два сухих мартини.
   – Присаживайтесь, – предложила я, махнув рукой на свободные табуреты.
   – Спасибо, лучше постою, – невозмутимо проговорила она.
   – Да, понимаю, – ответила я и улыбнулась. Блондинка улыбнулась в ответ и немного оттаяла. – Неудобно небось домой поездом возвращаться?
   – Да уж. О чем вы хотели поговорить?
   – Ну, мне просто интересно… Кстати, меня зовут Софи.
   – А я Рейчел. – Блондинка протянула мне руку. Ногти у нее были квадратной формы и без лака. На некоторых пальцах я заметила чернила. Рейчел перехватила мой взгляд. – Доктор Ласситер очень внимателен к мелочам, – добавила она. – Вы не удивлены? Уж очень спокойно реагируете.
   – Совершенно не удивлена. Кесарю кесарево, – пожала плечами я.
   – Мне стэки нравятся, – лукаво заявила блондинка, наблюдая за моей реакцией.
   – Почему?
   – Что почему?
   – Почему они вам нравятся? В чем кайф?
   – Ах, Софи, такое не объяснишь. Человек либо понимает, либо нет. Во мне это заложено.
   – Кажется… понимаю. Когда я застала вас… почему-то глаз не могла отвести. Понимала: нужно бежать прочь и не могла. Хотелось разглядеть подробности.
   – Возможно, вы латентный сабмиссив, – предположила Рейчел. – Порой это проявляется лишь с возрастом. Хотя я всегда знала, что я такая.
   – Неужели?
   – Да. Я мечтала лишь о доминанте, который связывал бы меня, наказывал. Никакой романтики: мне подавай не сильные руки заботливого мужчины, а розги в руках деспота.
   – Ничего себе! Но что именно вам нравится? Боль?
   – Нет. Дело не в боли. Она мне не особо нравится. Если честно, не успеет порка начаться, я уже мечтаю, чтобы она кончилась.
   Ерунда какая-то. Если Рейчел ненавидит боль, зачем этим занимается?
   – Когда вы умоляли его перестать, а он не перестал… в чем там было дело?
   – Я не по-настоящему его умоляла. – Рейчел упивалась моим недоумением, проказливо улыбалась и грызла коктейльную вишенку.
   – То есть…
   – Хотела бы остановить его, назвала бы пароль. У нас это Бейзингсток, мой родной город.
   – Ясно, у вас пароль. Вы когда-нибудь его называли?
   – Пока нет. Для меня это дело принципа. Сама удивляюсь тому, сколько могу вынести. Я куда сильнее, чем думала.
   – Сильнее?
   – Для роли сабмиссива нужна сила, – невозмутимо проговорила Рейчел. – Попробуйте и убедитесь.
   – Так суть в том, чтобы покориться? Сдаться на чью-то милость?
   – Вот, вы уже понимаете, – отметила Рейчел, допивая коктейль.
   – Выходит, вы полностью доверяете доктору Ласситеру, – проговорила я. – Как вы познакомились?
   – Через Интернет, – равнодушно ответила Рейчел. – Сайт dominant.com.
   Dominant.com? Теперь картина прояснилась окончательно.
   – Так вы его едва знаете?
   – Софи, милая, я знаю о нем достаточно: доктор способен дать мне то, чего я желаю. Разве нужно знать что-то еще?
   – Вы считаете себя… его рабыней?
   – Нет, не считаю. Сабмиссивы вообще разные. БДСМ это не обязательно связанная по рукам и ногам девушка в латексе, которая ползает на коленках. Здесь полутонов не меньше, чем в классическом сексе. Вот возьмите и попробуйте! – Рейчел отставила стакан и взглянула на часы. – А сейчас мне пора. Приятно было поговорить. Я не сержусь, что вы к нам ворвались. Постараюсь убедить доктора Ласситера дать вам еще один шанс. – Рейчел подмигнула мне и вышла из бара.
   Через несколько минут я двинулась за ней, размышляя о кожаных стрингах, и едва не столкнулась с доктором Ласситером, который с размаху бросил сумку для клюшек на блестящий пол.
   – Снова вы! – изрыгнул он. – Вы что, родились, чтобы меня мучить?
   – Извините, пожалуйста, мне очень жаль! – Я потянулась к сумке для клюшек, но доктор проворно поднял ее с пола, не позволив даже прикоснуться к святыне.
   – Жаль будет, когда я поговорю с управляющим.
   – Пожалуйста, не надо! – взмолилась я, однако доктор плотно поджал губы. Он твердо решил добиться моего увольнения. – Разумеется, дело ваше, но если могу компенсировать это как-то иначе…
   – Да, я требую компенсации за сегодняшнее фиаско, – заявил Ласситер.
   – Никаких проблем. Сейчас все устрою. – Я села за стол и начала сложную процедуру возврата платежа под строгим взглядом доктора. Из него и в реальной жизни получился бы хороший директор, по крайней мере, непокорных он усмирял здорово.
   Я проводила возврат платежа через банковскую программу и гадала, как решить проблему. Пусть озвучит свои условия. Пусть назовет цену. Рейчел считала его докой, а мне, если уж экспериментировать, хотелось побывать в руках эксперта.
   – Могу я спросить?.. – осторожно начала я.
   – Нет! – отрезал доктор.
   Из кабинета в глубине фойе выглянул Чейз и нахмурился, увидев меня за компьютером.
   – У вас тут все хорошо? – спросил он, взглянув на доктора Ласситера.
   – Да! – выпалила я.
   Казалось, сейчас доктор Ласситер донесет на меня, но он лишь кивнул и сделал неопределенный жест. Чейз вернулся в свое логово.
   – Спасибо! – поблагодарила я. – С меня причитается.
   – Это точно, – сурово отозвался Ласситер.
   – Я бы хотела… вернуть вам долг. Любым способом, который вы предпочтете. – Я нервно сглотнула и перехватила его удивленный взгляд.
   – Не совсем понимаю.
   – Ну, м-м-м, если Рейчел не окажется на месте… То есть не представляю, насколько вы требовательны, но если не очень… То есть….
   Господи, ну что за словесный понос?! Как попросить мужчину, чтобы выпорол?
   Доктор Ласситер облокотился на стол и пригвоздил меня ледяным взглядом. Нужно изобразить сабмиссива. Интересно, как? Я остановилась на доступности, на амплуа испуганной нимфы.
   – Хотите сказать, юная леди, что у вас те же вкусы, что у Рейчел?
   От «юной леди» у меня засосало под ложечкой. Я вдруг почувствовала себя маленькой и беззащитной. Это нормально? Трудно сказать, но мне ощущение понравилось. Пристрастие благоприобретенное, хотя то же самое касается большинства изысканных удовольствий.
   – Не знаю. Хотелось бы выяснить. Если вы не против, пожалуйста, устройте мне испытание.
   – Испытание?
   – Проверьте меня.
   Голос доктора звучал чуть слышно, лицо вплотную приблизилось к моему.
   – С удовольствием, – отозвался Ласситер, и я сделала глубокий вдох. – По-моему, юная леди, вас срочно нужно наказать.
   – Да, вы правы.
   – Да, сэр, вы правы.
   – Да, сэр, вы правы.
   Тонкая прослойка воздуха между нами так и вибрировала.
   – Ладно, – тотчас согласился доктор, расправил плечи и растянул губы в улыбке. – Рейчел часто занята по личным обязательствам. Следующий четверг подойдет?
   Я сверилась с расписанием дежурств.
   – Я освобождаюсь в шесть, сэр, – ответила я, искренне надеясь, что в шесть не только освобожусь, но и оторвусь.
   – Значит, в шесть. Без опозданий. – Ласситер отступил на шаг, оглядел меня с головы до пояса (все, что ниже, скрывала стойка), поднял сумку для клюшек и ушел.

   Перспектива новой будуарной жизни лишила меня покоя. Предвкушая ее, я в строжайшем целибате провела восемь суток до заветного четверга. Одинокими ночами я представляла жгучую пульсирующую боль, а закрыв глаза, слышала наставления, только читал их не Ласситер. Это Чейз упрекал меня за еще не совершенные проступки, которые грозили нашему безумному счастью. Ласситер станет очередной заменой тому, кто мне нужен в действительности. Доктор расстроится, если узнает правду? Доминантам вряд ли по вкусу нелестные сравнения с другими. Наверное, он выпорет меня сильнее, если поймет, в чем дело. От таких мыслей я кончала, заливая свою ладонь соками.
   «Ты дрянная девчонка, Софи! Дрянная! Дрянная!»
   О да, я знаю…
   Вторую половину четверга я провела как на иголках, поминутно глядя на вращающуюся дверь. Накануне позвонил доктор Ласситер и сообщил, каким видит мой дресс-код. Никаких брюк, белые хлопковые трусики, гольфы или чулки с эластичным верхом. Ничего цветного или узорного. Минимум косметики, тушь водостойкая. Рейчел не преувеличивала: доктор невероятно внимателен к мелочам.
   Чтобы подчеркнуть важность момента, я выбрала высокие гольфы, ведь чулки с поясом и без я носила почти каждый день, наивно надеясь, что Чейз поставит меня раком и воткнет разок, пока гости отеля завтракают или пьют коктейли. Что мне оставалось, если не надеяться? Гольфы, наверное, следовало выбрать белые, а мои, черно-красные, до самых ляжек, делали меня похожей на Проказницу Минни из комиксов «Бино». Интересно, доктор Ласситер любит «Бино»? Думаю, да, битья-колотья там хватает.
   Без десяти шесть порог отеля переступил мой предполагаемый педагог со зловещей сумкой для клюшек. Он не помахал рукой, не улыбнулся, никак иначе не отметил мое присутствие – молча приблизился к стойке, целеустремленный, как Терминатор.
   – Добрый день, сэр! – проблеяла я, чуть не выронив ключ-карту.
   – Добрый день, юная леди, – церемонно отозвался доктор.
   – Сегодня вы в номере 137, в нем хорошая звукоизоляция, – зачастила я.
   – Очень надеюсь, – проговорил он и чуть тише добавил: – Жду вас через десять минут. Не опаздывайте.
   Ласситер развернулся и пошел к лифту, гремя содержимым сумки.

   Десять минут спустя я шла коридором первого этажа, а в животе бурлили, склеивались, смешивались страх и возбуждение. Ниже, в промежности, возбуждение праздновало победу, тесня страх в дальние закоулки моего сознания, прямо в лапы рационализма.
   «Будет очень здорово, – уверял рационализм. – Доктор – человек опытный, знает, когда остановиться, и вовремя остановится. Вдруг тебе понравится? Это более чем вероятно, если навязчивые ночные фантазии о безжалостных наставниках что-нибудь означают».
   Безжалостные наставники… Чейз… Был бы доктор Ласситер Чейзом!
   Я постучала в дверь.
   Ласситер стоял у порога и манил меня с таким устрашающим видом, что на миг решимость моя растаяла.
   – Пришла, значит. Аплодисменты твоей отваге, – проговорил он и, поставив меня посредине номера, объяснил основные правила: – Насколько я понимаю, ты новичок. В роли сабмиссива прежде не была?
   – По-настоящему нет. Если только очень несерьезно, в виде игры, а так… нет.
   – Ясно. Что хочешь попробовать? Я могу удовлетворить почти любые запросы. С чего начнем сегодня?
   Ласситер кружил около меня. Вряд ли он пугал меня намеренно, но я все равно боялась. Уж слишком ситуация напоминала мне ту, другую, в кабинете Чейза.
   – Хочу попробовать то, чем вы занимались с Рейчел, – неуверенно начала я. – Устраивать ролевую игру совершенно не обязательно. Я просто хочу понять, каково это.
   – Телесные наказания?
   От холодных слов меня бросило в дрожь.
   – Да.
   Улыбка доктора получилась вовсе не теплой и ободряющей.
   – Ну, учитывая обстоятельства, которые привели тебя сюда, порка будет очень кстати. Неделю назад меня так и подмывало поставить вас с Рейчел раком и высечь.
   – Мне очень жаль, – повторила я. – Принять решение было непросто.
   – И ты решила неправильно! Ничего, еще поплатишься.
   В зловещей угрозе было нечто, отчего мои белые трусики взмокли. Я чуть не упала на колени, чтобы молить о прощении, только хотелось не прощения, а наказания.
   – Пока не начали, нужно прояснить пару моментов, – сказал доктор Ласситер. – Во-первых, ты уже выбрала пароль?
   – Ой… наверное, надо…
   – Вижу, ты об этом не подумала. Раз так, воспользуемся системой светофора. Захочешь сбавить обороты или изменить правила, скажи «желтый», захочешь остановиться полностью, скажи «красный». Подходит?
   – Подходит, – благодарно ответила я. – «Красный» – чтобы остановиться полностью, «желтый» – чтобы сбавить обороты или изменить правила. А «зеленый» – значит, все хорошо, да?
   – Да, только не «хорошо», а скорее «терпимо», – уточнил Ласситер, и в короткой фразе мне почудился садистский юмор. – Во-вторых, нужен ли тебе сексуальный компонент? Это целиком на твое усмотрение.
   – Ой! – Я еще не решила, но радовалась, что доктор спрашивает, а не ставит меня в известность. Красавцем Ласситера не назовешь, и он куда старше обычных моих партнеров. Впрочем, его сухая речь и стопроцентная прямолинейность казались удивительно привлекательными. Если откажусь, придется мастурбировать… – Хочу, чтобы вы взяли на себя инициативу от начала до конца. То есть мое тело полностью в вашем распоряжении. В знак компенсации за тот случай. Наверное, так и должно быть, чтобы я испытала удовольствие, а не одну боль.
   – В полном моем распоряжении? – Доктор удивленно поднял брови. – Софи, это опасно. Твое счастье, что я джентльмен.
   Я снова содрогнулась, но дерзко закусила губу.
   – Счастье? Неужели?
   После многозначительной паузы доктор повернулся к кровати и вывалил на нее содержимое сумки для клюшек – нечто вроде ракетки для настольного тенниса, трость с закругленной ручкой, бутылочку лосьона, лубрикант, пачку презервативов. Черную мантию и головной убор профессора он убрал обратно в сумку. Ролевой игры не будет. Все будет по-настоящему.
   Ласситер повернулся ко мне, скрестил руки на груди и оглядел с ног до головы. Я неуверенно топталась в своих школьных туфлях, ощущая, как подол клетчатой шерстяной юбки скользит по голеням, обтянутым полосатыми гольфами.
   – Юная леди, на прошлой неделе ваше поведение оставляло желать лучшего.
   – Э-э… неужели?
   – Да. Когда обращаешься ко мне, называй меня «сэр». Твоя порывистость и запальчивость создали множество проблем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация