А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По требованию, или Люкс для новобрачных" (страница 21)

   Люкс для новобрачных

   Вот уж не думала, что попаду в люкс для новобрачных. Я девушка принципиальная и очень стараюсь… гм… связываться с мужчинами, которые однозначно женаты. А кто женат однозначнее жениха? Поэтому люкс, в котором стоят кровать с пологом, ведерко с шампанским и гигантская корзина с фруктами, казался мне недосягаемым.
   До сегодняшнего дня.
   Нет, читатель, я не вышла за Ллойда. Мы не обменялись ни кольцами, ни даже клятвами в вечной любви и верности. Просто Ллойд кое-что предложил, и я согласилась. Поэтому сегодня мы отмечаем заключение договора в люксе для новобрачных.
   Люкс – сама чистота и невинность. Мне даже стыдно пятнать его своими низменными намерениями, но мой спутник куда менее щепетилен. Едва мы переступаем порог, Ллойд берет меня на руки, бросает на кровать и падает рядом. Я зарываюсь в подушки и вдыхаю аромат розового масла, которым пропитано постельное белье.
   – Здор-рово! – урчу я, растягиваюсь на хрустящей простыне, собираю розовые лепестки и словно конфетти бросаю Ллойду на голову. – Этот номер стоит и заплаченных за него денег, и даже замужества. Может, стать профессиональной невестой? Перво-наперво папиками обзаведусь.
   – Ага. – Пальцы Ллойда скользят вверх по ложбинке моей груди. – Давай-давай. Вижу тебя в форме школы Сент-Триниан[22]. Сядешь на колени к престарелому политику и давай надувать губки и локонами играть.
   – Запросто. Надеюсь, папик будет в темном блейзере и галстуке старой школы. И не дряхлый. Лучше седеющий, а не седой.
   – Гм, член палаты лордов подойдет? – Пальцы Ллойда скользят мне по ключице, легко очерчивают горловину шелкового платья. – Потрындит днем о политике, попьет херес в клубе, а вечером как следует тебя отшлепает и уложит спать.
   – Для этого мне лорд не нужен, – замечаю я.
   – Для последней части – нет. – Губы Ллойда льнут к моей шее, горячее дыхание обжигает ухо. – Тем более с папиками ты будешь лишь играть, а возвращаться всегда ко мне. Я сам тебя отшлепаю и уложу спать.
   – Уже укладываешь.
   – И останавливаться не намерен. – Подол платья медленно скользит мне вверх по бедрам. На застежке пояса Ллойд мешкает и прижимает ладонь к ажурному борту чулка. – Думаешь, хоть одна невеста-девственница в этом номере побывала?
   – Думаю, девственниц-невест было не больше, чем девственников-женихов.
   – М-м-м, представлю, что ты моя застенчивая девственница-невеста, – говорит Ллойд, пожирая меня похотливым взглядом. – А я злодей, в лапы к которому ты угодила. Дорогуша, я охочусь за твоим приданым, хотя юное тело – очевидный плюс. Ты понятия не имеешь, что тебя ждет.
   Я ежусь на покрывале, наслаждаясь игрой.
   – Боже милостивый! – восклицаю я на манер мультяшной героини. – И это невестина участь?!
   – Дорогуша, все только начинается. – Ллойд покусывает мне мочку. – Ты же не думаешь, что я позволю тебе надеть уродливую сорочку, которую приготовила матушка?
   – Это семейная реликвия! На ней старинное кружево. – Палец Ллойда проникает под эластичный борт чулка, ноготь то и дело задевает ажурный нейлон. – Не хочешь ли ты сказать, что я должна быть… нагой?
   – Именно это я хочу сказать, дорогуша. Я купил товар и намерен как следует его рассмотреть.
   – Товар!.. Боже праведный, как он выражается!
   – Дорогуша, прекрати рыдать и раздевайся, не то я раздену тебя сам.
   Я отталкиваю Ллойда, но он не отстает и начинает расстегивать пуговки, спускающиеся от горловины к подолу моего платья-рубашки. Я представляю, что это свадебное платье с лифом цвета слоновой кости и пышной тюлевой юбкой, что Ллойд срывает его с меня, обнажая белоснежный корсет.
   Между прочим, сегодня на мне белое белье, я выбрала его интуитивно, узнав, что мы собираемся в люкс для новобрачных. Прозрачный белый бюстгальтер и такие же трусики, расшитые розовыми сердечками, – получилось менее вызывающе, чем мой обычный будуарный наряд, хотя пояс для чулок неминуемо повышает градус.
   Ллойд расстегнул платье и, увидев белье, хищно осклабился. Значит, угодила. Он проводит рукой по моей груди, кладет ладонь на живот и впивается в губы с жадностью, мало похожей на нежность поцелуя. Настоящая Софи растворяется в его объятиях, а Софи-невеста охает, ахает и тщетно отталкивает наглеца. Ллойд дает понять, что его неутомимый язык не оставит без внимания ни одну точку у меня во рту, даже самую отдаленную между губами и миндалинами. Я только рада: притворное сопротивление сходит на нет, киска пульсирует в предвкушении: сейчас, сейчас ее возьмут штурмом.
   Порой мы трахаемся так, порой совершенно иначе. Порой я соблазняю Ллойда за ужином – под столом лезу носком ему в штанину, порой врываюсь к нему в душ и требую мыльно-пенного ублажения, порой тащу его в темный переулок, вытаскиваю член и делаю экспресс-минет. Порой настроение у нас совпадает, порой нет, но договориться получается всегда.
   Сегодня мы деремся, пинаемся, кусаемся, изображая злодея-жениха и девственницу-невесту. По-настоящему я в роль не вживаюсь, иначе от души дала бы коленом ему по яйцам и лишила бы себя бурного секса.
   Ллойд крепко держит меня и зубами опускает чаши лифчика. Я дергаю его за волосы, а он рычит и терзает мне грудь. Он сосет, кусает, языком обводит мне сосок, пока белые трусики не промокают насквозь. Теперь я дергаюсь от удовольствия, а не в знак фальшивого протеста.
   – Ой, ой, про такое мне мама не рассказывала! – пищу я, ведь под трусики рвется кулак, а грубые пальцы терзают мне влажные губки. Ллойд опускает колено у самой моей промежности и склоняется надо мной, как хищник, который вот-вот вцепится в плоть.
   – Твоя мама не встречалась с сэром Джаспером Баддуном, – грозно говорит Ллойд, и я хихикаю, а потом осекаюсь: трусики падают мне на колени. Ллойд пальцем тычет туда, где давно нет плевы, и грудью прижимает меня к кровати. – Да-да, здесь все так туго и замечательно. Девственный подарок сэру Джасперу.
   – Вы негодяй, сэр!
   Ллойд усмехается и приподнимает таз, чтобы вытащить член из джинсов, которые надел на сегодняшнее свидание пиетету вопреки.
   – Ага, – кивает он.
   Секундой позже я кричу по-настоящему: Ллойд резко входит в меня, мигом лишая воинственности. Слава богу, по правде я не девственница, ведь сэр Джаспер не самый нежный любовник. Игра требует безжалостного бурения, его мне Ллойд и устраивает. Он заблокировал мне руки и долбит так, что кровать стонет, даром что хорошо смазана. Он втыкает так глубоко, что я прекращаю сопротивляться, не то пораню бедра и лобок.
   – Возьму то, что мое по праву, – сквозь зубы рычит он. – И позабочусь, чтобы-ты-это-запомнила.
   Глубина толчков, частота фрикций, пальцы, теребящие клитор, – все сливается воедино и заставляет воспарить над телом, растворившись в ощущениях.
   – Я твоя, покажи мне, что я твоя! – хриплю я, ритмично ударяюсь головой о мягкую спинку кровати и дрыгаю ногами. Потом я кончаю так бурно, что напрашивается сравнение «как поезд, на всех парах летящий в туннель».
   – Хорошо! Как хорошо! – восклицает Ллойд, запрокинув голову, и отстраняется. Разве он кончил? Эрегированный член говорит, что нет. – Нужна девственная кровь, – пугающе заявляет Ллойд, но не раздирает мне вены, а берет из корзины несколько ягод клубники и забивает мне в раздолбанную киску. Клубника холодная, я ерзаю, однако Ллойд, искусно распалив меня, столь же искусно успокаивает. Сочные ягодки он давит о клитор и смахивает пюре в растянутую норку.
   – Очень… приятно… – лепечу я, искренне переживая за белоснежные простыни. Надо будет чем-то задобрить прачку.
   – Приятно, что течет девственная кровь? Вот так новость! Обычно девы иного мнения, – говорит Ллойд, еще не расставшись с ролью. – Смотри, сколько крови! Тебе больно, юная невеста? Я был слишком настойчив? Слишком сильно растянул тебя?
   Ллойд мажет мне лобок клубничным пюре и внутри, и снаружи. Пальцы у него, как кисти.
   – Сэр, вы надругались надо мной! – упрекаю я и дергаюсь, когда Ллойд приникает губами к моей сочной норке и начинает лизать.
   – Вкусная ты, – урчит он. – Фруктовая.
   Ллойд снова тянется к корзине с фруктами, выбирает несколько крупных черных виноградин, раскусывает пополам и накрывает мне соски. Вскоре на животе у меня расплываются сиреневые пятна, по бедрам течет персиковый сок. На одних губах клубника, на других малина, из киски торчит банан. Ллойд съедает банан, насколько может достать, заодно слизывает соки, потом зубами и языком вытаскивает из меня оставшиеся полбанана и скармливает мне. М-м-м, какой необычный вкус! Ллойд раздвигает мои ноги, становится на колени и смотрит на меня.
   – Вот так фруктовый салат! – с благоговением говорит он. – Только сливок не хватает.
   Рот мой забит «бананом под соками Софи», туда же Ллойд вгоняет свой член, который мигом покрывается фруктовым пюре. Ллойд держит основание члена и задает ритм. Я доедаю банан, он вытаскивает член и со стоном кончает мне на перепачканные ягодами титьки. Теперь они впрямь окроплены сливками, которые Ллойд втирает в меня, смазывая диковинным коктейлем грудь, живот и почти весь лобок.
   – Фотоаппарат бы твой сюда, – вздыхает он. – В жизни такой непристойности не видел. Хочу снова тебя оттрахать.
   – Давай попозже, – зеваю я. – Как насчет ванны? Горячей ванны вдвоем? Ты ведь такое обожаешь!
   – Ладно. А шампанское возьмем?
   – По-моему, без него просто нельзя.
   Ллойд недовольно разглядывает свою рубашку, еще недавно белую, а теперь сине-бордово-розово-красную с интересными разводами.
   – Пойду воду пущу.
   Ванна огромная, угловая, целый спа-центр с выступами и гидромассажем. Ллойд опустошил все тюбики с кремами, гелями и бальзамами – получилась обильная пена, а вода не столько очищает, сколько покрывает кожу слоем глянца.
   Я сижу, прислонившись к груди Ллойда, смакую шампанское и периодически чокаюсь с ним.
   – Остаться бы здесь. – Я по-кошачьи потягиваюсь, ощущая, как пузырьки лопаются о вытянутые ноги.
   – Хорошее желание, – кивает Ллойд. – Только, боюсь, этот люкс редко пустует. Он на год вперед забронирован.
   – Неудивительно. Здесь здорово!
   На стенах небольшие зарисовки в рамках, полотенца и салфетки сложены фигурками оригами; кафель со сверкающими вкраплениями драгоценных камней; зеркала, блестящие так, что немудрено в Зазеркалье угодить… Повсюду запах денег, богатый аромат, убеждающий, что ты надежно защищен от грязи и жизненных невзгод.
   Ллойд забирает у меня бокал и аккуратно ставит на полку рядом со своим.
   – Оставь на потом, – просит он. – С шампанским можно придумать много интересного.
   – Знаю-знаю. Не представляешь, сколько бесплатного шампанского я использовала не по прямому назначению.
   – Ты недооцениваешь мое умение представлять. Делай выводы, Софи.
   Мы подначиваем друг друга, а потом раз, и наши губы встречаются. Поцелуй, еще поцелуй – мы соскальзываем с выступа, бешено обнимаясь, падаем в бурлящий водоворот и растворяемся друг в друге.
   Наши головы то и дело показываются на поверхности воды, руки и ноги рассекают воду, как половинчатый осьминог.
   – Эй, нужно силы поберечь, у меня еще куча планов! – Ллойд трясет мокрой головой, чтобы обрызгать меня. – Хочу начисто тебя вымыть, а потом снова за грязные развлечения!
   Он волочит меня к бортику ванны, берет бутылочку дорогущего шампуня, энергично намыливает мне голову и массирует затылок, шею, плечи. Я расслабляюсь так, что готова заснуть среди пузырьков.
   – Ну уж, нет! – укоризненно говорит Ллойд, когда я кладу намыленную голову ему на грудь и закрываю глаза. – Возьми вот ту щетку для массажа.
   Щетка тяжелая, из лакированного дерева с натуральной щетиной, а не с мерзким царапающим пластиком.
   – Давай почеши мне спину, потом я тебе почешу, – предлагаю я, вручая щетку Ллойду.
   Ллойд велит наклониться, держась за выступ ванны, а сам водит мне щеткой вдоль позвоночника, круговыми движениями разминает плечи и спускается вниз. У меня каждая пора пульсирует. Круги и волны мыльной воды постепенно заливают мне спину, потом копчик, потом ложбинку меж ягодицами. Блестящих мокрых полушарий щетина касается сперва легонько, потом сильнее и настойчивее. Хорошо, что я вся в пене, не то было бы неприятно. Сейчас я словно на краю пропасти: шаг назад означает удовольствие, шаг вперед – боль.
   Ллойд растирает мне ягодицы, место нежное, чувствительное. Я стону, сгибаю колени, но попытки спрятаться от щетки приводят к неожиданному удару по попе. Ручка у щетки массивная, ягодицы мокрые, поэтому боль сильная.
   – Ай! Зачем ты так?
   – Не дергайся!
   Ллойд докрасна выскребает внутреннюю и заднюю поверхность бедер, разворачивает меня и кладет мне на ключицы два шарика пены. Они сползают на грудь, Ллойд дует на них, и шарики скатываются на соски, Ллойд втирает их, потом мылит мне живот. Пена ползет на лобок, превращая его в белый пушистый треугольник. Пена чистит и освежает самые нечистые части моего тела.
   Когда моя промежность благоухает чистотой, Ллойд припадает к ней губами, зарывается носом, чтобы прочувствовать новый вкус. Он вылизывает мне губки, сосет и целует клитор, а потом встает.
   – Теперь твоя очередь, – заявляет Ллойд, и я мою его с головы до пят, не пропуская ни складочки, ни впадинки. Ввожу намыленный палец ему в анус – Ллойд вскрикивает и тотчас отстраняется.
   – Сучка, мне же больно! – охает он и, решив наказать меня, ищет глазами щетку. Но я убрала ее подальше, ему не достать. Бедняга Ллойд должен мне довериться: иного ему не осталось.
   – Сейчас будет приятно, – обещаю я, двигаю мыльные ладошки от ануса к мошонке, взвожу ему член. Я мою его, споласкиваю, отодвигаю крайнюю плоть и чищу головку языком.
   – Шампанское! – воодушевленно советует Ллойд. Я набираю в рот шампанское и снова приникаю к его члену, купая головку в игристом напитке.
   – Класс! – хвалит Ллойд и хватается за бортики ванны. Я наклоняюсь ниже, заглатываю почти весь член и пытаюсь распознать аромат. Цветущий миндаль? Камелия? Сандаловое дерево? Все три компонента? Металлически-яблочный вкус шампанского смешивается с горечью пены и подогревается похотью Ллойда.
   Подогретое шампанское, пена, вздыбленный член – интересно, как назвал бы Ллойд такой коктейль?
   Я ускоряюсь, но Ллойд сперва просит помедленнее, затем вообще останавливает меня, положив мне ладонь на макушку.
   – Не сейчас. Не хочу кончать слишком быстро, – говорит он. – Хватит плескаться, вылезаем.
   Полотенца раза в три мягче обычных, большие, толстые, сушат в мгновение ока. Ллойд выуживает масло для тела из гигантской корзины с косметикой и мажет им меня от щиколоток до затылка. Ни одной точки не пропустит – то на север повернет, то на юг, то на восток, то на запад. В итоге мое тело полностью покрыто скользким глянцем. Ллойд прижимает меня к себе и вводит два масляных пальца мне в анус с такой скоростью, что я пикнуть не успеваю.
   – Это в отместку, – страшным шепотом объявляет он, и я подчиняюсь. Ллойд шурует пальцами у меня в попе, пока не решает, что мы квиты. – Порядок, – говорит он, когда мой анус промаслен насквозь. – Пошли на воздух.
   Ллойд натягивает «жениховский» халат, а когда я тянусь за «невестиным», качает головой, хватает меня за руку и подталкивает к балконным дверям.
   – Я же голая! – возмущаюсь я. День, к счастью, солнечный, но на дворе январь, на улице около ноля.
   – От переохлаждения не умрешь, – обещает Ллойд, распахивает двери и ставит меня на порог. Я смотрю на город с высоты двадцать первого этажа. Балконы есть лишь на этом этаже отеля и в пентхаусах, которые выше, а поблизости немного высоток, из которых нас можно увидеть. Но вдруг какой-нибудь финансист из делового квартала, что в миле отсюда, сейчас лицезреет увлекательное шоу? Только бы вертолет патрульной службы мимо не пролетел или самолет, направляющийся к аэропорту в районе Доклендс. Или ничего страшного? Разве такое не заводит с пол-оборота?
   Я не сопротивляюсь, когда Ллойд выталкивает меня на холодный кафель балкона. Соски тотчас твердеют до боли, я скрещиваю руки на груди, чтобы согреться.
   – Перегнись через балконные перила, – велит Ллойд.
   – Там холодно.
   – Отогреешься мигом. Давай, перегнись.
   Я грудью прижимаюсь к ледяным перилам, вытягиваю шею и смотрю вниз на букашек-людей. Интересно, кто-нибудь поднимет голову? Кто-нибудь заметит мои голые плечи и мокрые волосы?
   – Детка, на улице холод, – говорит Ллойд, ничуть не преувеличивая. Он стоит за мной и прижимает меня к металлической сетке, да так, что на коленях и на животе у меня отпечатывается клетка. Я рада и теплой тяжести его тела, и халату. Ллойд так сдавливает меня в медвежьих объятиях, что дыхание сбивается.
   – Замерзла? – шепчет он, прильнув к моему немеющему уху.
   – Чуть-чуть, – отвечаю я.
   – Держись крепче, чтобы не слететь! – Ллойд приподнимает меня, и я встаю на нижнюю перекладину, втиснув пальцы ног между ней и выпуклым металлическим прямоугольником. Сейчас, если выпрямлюсь, букашки-люди смогут увидеть мои приветственно качающиеся титьки. Я наклонилась и ягодицами трусь о промежность своего любовника. Руки свесила с балкона, подбородок на уровне перил, я зажата в объятиях Ллойда и жду, когда он устроит мне публичное трахание. Вдруг я едва не теряю равновесие: Ллойд убирает руку с моей талии, разводит ягодицы и оккупирует задницу.
   – Эй… ты что? – восклицаю я, а Ллойд, обильно умастивший мне заднюю норку, легко проскальзывает в меня на четверть, наполовину, во всю длину. Надо же, голая стою на балконе отеля с членом в заднице. А на дворе-то январь! Из всех моих забав эта, наверное, самая забавная, только малость не по сезону.
   – Ну, как тебе? – вкрадчиво спрашивает Ллойд, и пар его дыхания струится мне в ухо. Он покачивает членом, чтобы я не забыла, чем мы занимаемся. – Не боишься, что обитатели пентхауса увидят, как тебя трахают на балконе?
   – Не боюсь, – со стоном отвечаю я. – Мне нравится… Боже, до чего нравится!
   – Я и не сомневался. – Медленно, с натугой, Ллойд выходит из меня почти до конца, потом загоняет член обратно с таким усилием, что балконная рама лязгает. – Тебе все равно, да? Главное, чтобы в попку воткнули, а где – неважно, хоть у барной стойки, хоть посреди улицы. Как в старой рекламе мартини «В любое время, в любой момент, в любом месте».
   – Только… «В любое время и в любой момент»… практически… практически одно и то же, – сбивчиво замечаю я сквозь грохот балконной рамы и энергичное туда-сюда.
   – Хватит умничать, Софи, лучше пошире анус разведи. Вот, хорошо!
   Одной рукой я держусь за столбик рамы, другую вклиниваю между рамой и своим телом, чтобы включить в игру клитор. Пот, стук, лязг, боль – во власти распутного наслаждения я не замечаю маленькие неприятности, вроде синяков-клеток на коленях и немеющих мышц. Я растворяюсь в происходящем сзади, а для пущей убедительности (разве она требуется?) Ллойд комментирует каждое движение.
   – Да, да, умница, Софи… До конца его прими, целиком. Вот… Разведи попку, пошире разведи…
   Его слова тонут в громком гуле с самых небес, неожиданно поднимается ветер. Сперва вспоминаю о холоде, потом догадываюсь, что прямо над нами…
   – Вертолет «Всевидящее око»! Ллойд, остановись!
   – Ничего нового пилот не увидит! – кричит Ллойд, который остановиться просто не может. Он долбит меня, а гигантская металлическая птица парит так близко, что я различаю пилота в наушниках.
   Пилот смотрит на нас и что-то тараторит в микрофон. Неужели сообщает всему городу, что у парка пробка? Мол, образовалась она по вине Софи Мартин, которую Ллойд Эллисон трахает в задницу на двадцать первом этаже отеля «Люкс-Нуар». Хотите поглазеть – спешите к отелю, только на парковочное место не рассчитывайте.
   Тут я кончаю дико и безудержно, представляя, как мои стоны радиоволны разносят по городу. Их слышит добрая половина лондонцев. «Бесстыдница!» – возмущается жена, а ее муж дрочит, прикрывшись вечерней газетой.
   Вертолет сворачивает направо и улетает к деловому кварталу. Ллойд отстраняется, и мы, пунцовые от смеха и стыда, смотрим друг на друга, зажав рты ладонями.
   – Что это было?
   – Не знаю, но секс от этого только выиграл, – с присущим ему оптимизмом заявляет Ллойд, – Интересно, что тот тип по рации передавал.
   – Думаешь, он рассказал о нас?
   Я уже у балконной двери: кто проворнее, переохлаждение или я? Как ни странно, победа за мной.
   – Мне нужно выпить. – Я наливаю два бокала шампанского, забираюсь под невесомое, как облачко, пуховое одеяло, пытаюсь согреться. Через пару минут рядом устраивается Ллойд и предлагает заказать еду в номер.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация