А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По требованию, или Люкс для новобрачных" (страница 1)

   Джастин Элиот
   По требованию, или Люкс для новобрачных

   Justine Elyot
   ON DEMAND
   Copyright © Justine Elyot, 2012
   First published by Virgin's Black Lace, an imprint of Ebury Publishing. A Random House Group Company.
   Я возмущалась, но он продолжал вампирское бесчинство: притягивал меня к себе, заковывал в стальные тиски. Его пенис распустился у меня между ног, упершись в половые губы. Нахлынули приятные воспоминания. О да! Вот почему мы занимались этим подростками – потому что приятно до обалдения. Порочно, дико… зато так здорово! Меня пометили, и отметину теперь не скроешь. Мне следовало злиться, но вся моя злость растворилась в сладкой истоме. За истомой скрывалось что-то еще; такого я не испытывала давным-давно, все эти годы, что искала истинное наслаждение и довольствовалась первым попавшимся. Сейчас я чувствовала, что меня берут силой. Насилие, исступление, подчинение, обладание. Я подчинилась. Я покорилась силе и соблазну. Я склонила голову и положила ему на плечо, снова подставляя шею.

   Без брони

   Вы бронировали номер? Нет? Извините, тогда наш отель не для вас!

   Добро пожаловать в наш отель! Багаж, пожалуйста, оставьте слева от двери. Прошу, зарегистрируйтесь у администратора под любым именем. Теперь можете осмотреться. Приятного отдыха!

   Обожаю отели.
   Может, дело в страхе перед постоянством, но мне нравится их переменчивость и многоликость. Отель соблазняет – и в то же время не лезет в душу. Дом требует времени и внимания, а отель – только денег, причем пока тебе хочется их тратить. Джейн Смит вольна зарегистрироваться хоть как мадам Манто-Неглиже: отелю все равно, кто она и с кем.
   Роскошное убежище для эскапистов порой серьезно кружит голову. Уж я-то знаю, пятый год здесь работаю. Кому и знать, как не мне. Приезжающих и уезжающих я редко пропускаю. Особенно приезжающих.

   Начиналось все совсем невинно.
   Поезд задержали, и у меня образовался свободный час. Я уже шагнула к очереди за пойлом с запахом и вкусом пенопласта, когда возникла блестящая мысль. Этот час можно промаяться на заплеванной платформе, глядя на часы рядом с расписанием поездов, а можно просидеть в отеле через дорогу – пить условно-приличный кофе и листать бесплатный журнал.
   В час дня легко стать каплей в море желающих перекусить, особенно если найти укромное местечко в углу. Прикинусь добропорядочной бизнес-леди – клиента, мол, жду. Заодно и развлекусь: небольшой маскарад развеет скуку ожидания.
   Отель попался высший класс. Над входом плескались флаги разных стран, по обе стороны от вращающейся двери застыли швейцары в форме. Я уж было подумала, что им велено стоять неподвижно, как лейб-гвардейцам, но тут один «ожил» и улыбнулся мне.
   Главное, войти и никак не проколоться.
   К стеклянной двери подошла Софи Мартин, офисный планктон и неудачливый фотограф.
   Порог отеля переступила Софи Мартин, распальцованная дама.
   Нет, получилось не как в кино: волшебство телефонных будок тут ни при чем. Дешевка превратилась в леди силой дурманящего аромата отеля с нотами соблазна и шлейфом порока.
   Мои каблуки зацокали по мраморному полу фойе мимо закругленной стойки администратора – востроносой девицы, которая при виде меня презрительно скривилась. «Знала бы, кто я такая, не кривилась бы, – подумала я и пообещала себе: – Ее платиновую голову принесут мне на блюдечке с голубой каемочкой».
   Я гордо прошествовала в бар, теперь по ковру, такому толстому, что каблуки больше не цокали, приметила уголок с креслом и глянцевым журналом и направилась прямо туда.
   Через пару секунд официант принял у меня заказ. Как он лебезил, как выслуживался… Приятно, черт побери! Цены, конечно, высоковаты, но с точки зрения морального удовлетворения раскошелиться стоит.
   Официант был на пару лет моложе меня, на вид лет двадцати. В белой рубашке с коротким рукавом и с небрежно выбритым подбородком, он буквально источал постпубертатный тестостерон. Пофлиртовать с ним, что ли?
   – К капучино что-нибудь прилагается? – поинтересовалась я, чуть понизив голос. Надеюсь, получилось похоже на Лорен Бэколл. Я изогнула бровь и постучала указательным пальцем по нижней губе, чтобы припухла.
   Официант кашлянул.
   – Бискотти, мадам, – отозвался он. Кончики его ушей вспыхнули. – С шоколадной или коричной обсыпкой.
   – Ну-у, мне коричную, – протянула я, стараясь, чтобы прозвучало сексуально-гнусаво, как после сорока сигарет. – Люблю не послаще, а поострее. А ты?
   Соблазнительница из меня плюшевая – я едва не расхохоталась, а вот мальчик, похоже, клюнул. Он густо покраснел и спешно ретировался, а мне в ожидании кофе осталось игриво поглядывать на него поверх журнала.
   Бар наполнялся участниками конференции, спустившимися на ланч. Мужчины в костюмах кричали в сотовые, жестами объясняясь с барменами.
   «М-м-м, а мне нравятся хорошие костюмы», – отметила я, медленно покачивая ногой под столом. Отдельные костюмы были очень-очень ничего. Что здесь за конференция? Кто эти мужчины? Банкиры? Айтишники? Риелторы?
   На мой невысказанный вопрос ответили вопросом.
   – Как вам лекция? По-моему, маловато статистических данных и чересчур много конкретных примеров.
   Мужчина устроился в кресле напротив и положил на стол пластиковый конверт с распечатками. Сквозь светло-зеленый пластик просвечивал заголовок «Наследственное право».
   «Юрист, – подумала я. – Ни с одним прежде не сталкивалась. Вот, законопослушность боком вышла».
   Все у него было первоклассным, от стрижки до итальянских кожаных туфель, что выглядывали из-под штанин. Голос мягкий, бархатный – огромный плюс, если этот тип впрямь барристер. Я улыбнулась ему в ответ, представив его в черной мантии и парике из конского волоса, – картинка получилась на диво сексуальная.
   – Я не участница конференции, – проговорила я, листая журнал.
   – Неужели? У вас свидание? Я мешаю?
   – Нет-нет! – Я жестом попросила его сесть. – Просто отдыхаю.
   – Теперь понятно, почему я не видел вас в конференц-зале. То и дело ведь отвлекался от материалов на флипчарте и наверняка заметил бы такую женщину.
   Он со мной флиртует? Ничего себе! Со мной флиртует мужчина, который успевает и мыться, и деньги зарабатывать. Впервые в жизни такое счастье привалило. «Интересно, как пахнет новая ткань из стопроцентной шерсти?» – невольно подумала я. Чуть тронутая загаром кожа источала аромат дорогого лосьона после бритья, такой тонкий, что мои слюнные железы заработали с тройной силой.
   Руки у него тоже красивые. Я представила, как он жестикулирует в суде, а еще – как касается моих живота и бедер… В общем, этот юрист пронзил меня мгновенно и насквозь. Неожиданно для себя я подалась вперед и скрестила ноги так, что юбка чуть поднялась и мелькнула кружевная резинка чулок.
   – Так что за конференция? – спросила я. – Для директоров школ обольщения?
   Юрист запрокинул голову и рассмеялся. Какая шея, какой смех – ах, ах, ах! Он отвел взгляд, а я, воспользовавшись моментом, расстегнула верхнюю пуговку на блузке и отложила журнал. Захотела я его сильно, внезапно и страстно. Захотела потрогать тонкий хлопок его рубашки, распахнуть ее и выяснить, так ли роскошно содержание, как обертка.
   – Нет, – наконец ответил юрист. В его ярко-голубых глазах блестели слезы радости и… чего-то еще. – Конференция для адвокатов. Я практикующий адвокат.
   Я тоже засмеялась и проурчала:
   – Ясно.
   Дальше последовал какой-то разговор, вроде того, что мог состояться между Мэй Уэст[1] и Сидом Джеймсом исключительно ради непристойного подтекста. Не помню, что именно мы обсуждали, помню лишь, что играла в грязный словесный теннис – подача, удар с лета, свеча, кряхтение от натуги. Точно спортсмены-здоровяки, с каждым заработанным очком мы потели все сильнее.
   Как ни изображали мы утонченность и остроумие, суть заключалась примерно в следующем:
   Он: Раздевайся!
   Я: Это заслужить надо.
   Он: Еще один такой взгляд, и я оседлаю тебя прежде, чем ты пикнешь: «Оплата лишь при успешном исходе».
   Я: Звучит здорово, ты делом докажи.
   Коричная обсыпка еще не растаяла на пене капучино, а адвокат уже созрел.
   – Слушай, – начал он. Голубые глаза пронзали меня насквозь, соблазняли и искушали. – Сколько у тебя времени? На работу торопишься?
   Я закусила губу, потом таинственно улыбнулась.
   – Ну помоги мне, – не унимался он. – Или мне в суд тебя вызвать?
   Я снова захохотала. Не могу устоять перед мужчиной с чувством юмора. Особенно перед таким, у которого все шансы стать следующим Джеймсом Бондом.
   – Что ты задумал? – спросила я. Если он – Джеймс Бонд, то я на том этапе по состоянию напоминала Пусси Галор[2]. – Наручники в твоей задумке фигурируют?
   – А тебе бы хотелось?
   У меня аж слюнки потекли.
   – Эта маленькая техническая деталь покорила меня окончательно.
   Адвокат протянул мне руку, и я ее пожала. Его тепло и запах мгновенно привели меня в состояние боевой готовности. Хотелось лишь одного, но прямо сейчас.
   – Какой у тебя номер? – шепотом спросил он, волоча меня в фойе мимо цветов в горшках.
   Э-эх!
   – А нельзя пойти к тебе?
   Адвокат резко затормозил и нахмурился.
   – Боюсь, нельзя, – покачал головой он. – Конференция сегодня заканчивается. Ты что, не здесь остановилась?
   Я прикусила губу и почувствовала, что краснею.
   – Нет, просто кофе выпить зашла.
   – Кофе выпить зашла? Так ты не адвокат?
   – Нет, черт побери! – выпалила я, шумно втянув воздух.
   Адвокат выдохнул за меня.
   – Прости, я не думал, что ты… Ясно. Говоришь, «нет, черт побери»? Так тебя можно, хм, побрать? Ты согласна? Согласна?
   Смешок мой прозвучал немного истерично. За представительницу древнейшей профессии меня принимали не впервые, но впервые так не вовремя.
   – Номера-то у нас нет, – напомнила я.
   Адвокат уволок меня под раскидистую пальму, прижал к себе и похлопал по заднице.
   – Зато у меня есть машина, – прорычал он.
   От прикосновения к его широкой груди, крепким плечам и вздувшейся ширинке мои сомнения мгновенно развеялись. Я хотела его над собой, на себе, в себе.
   – Сиденья откидываются? – спросила я.
   – Да, конечно.
   – Хорошо.

   На подземной стоянке он пригвоздил меня к капоту и впился в губы поцелуем. Стопроцентная шерсть терлась о жалкую синтетику моей одежды и, электризуясь, липла к ней. По брючинам в тонкую полоску мои обтянутые нейлоном ножки скользнули под его пиджак, обвили его бедра и прижали твердую выпуклость к разверстой пасти юбки.
   Я терлась промежностью о его ширинку, наслаждаясь грубоватой лаской сразу нескольких слоев ткани. Его язык скользнул мне в рот, а рука нырнула в вырез блузки, потом еще глубже, под кружевные чаши. Пальцы мяли и тискали грудь и ягодицы, дыхание сбилось, бедра репетировали парный танец – и все на подземной стоянке отеля, в свете прожекторов.
   – Дальше будем? – спросил он, крепко прижав мои запястья к холодному блестящему капоту.
   – Может, лучше в салоне? – шепнула я, озираясь в поисках камер наблюдения и разгневанных секьюрити.
   – Слушаюсь и повинуюсь! – Адвокат резко притянул меня к себе, словно для энергичного джиттербага, развернул и поволок в машину. Дверца открыта, спинка пассажирского сиденья откинута – он уложил меня и пристегнул ремнем безопасности. Я несколько растерялась, когда дверца захлопнулась, а я осталась лежать на остывшем кожаном сиденье, но вот он появился с водительской стороны и пристроился рядом, пожирая меня взглядом.
   – Снимай трусики!
   Распаленная его командным голосом, я спустила трусики сперва до бедер, потом до колен, потом сбросила их, подняв еще обутые ноги.
   Адвокат тут же коснулся моей ноги, оставь, мол, в таком положении, и потянулся к моей обнаженной плоти.
   – Да ты течешь от желания! – воскликнул он, явно под впечатлением. – Оттрахать тебя просто необходимо.
   С правдой не поспоришь. Скорость, внезапность, грубость заводили меня всегда. Трахаться в машине грязно и распущенно, но мне нравится быть грязной и распущенной. По-моему, ему это тоже нравилось.
   Он так торопился влезть на меня, что оторвал себе пуговицу с кармана брюк и выругался, когда она, звякнув, куда-то закатилась. Быстро и уверенно он пристроился меж раздвинутых коленей и приподнял мою попу, чтобы стремительным движением пронзить мой сочащийся центр.
   Получилось у него с невероятной легкостью: размер подошел идеально. Мы застонали хором.
   – Ты часто этим занимаешься? – спросил он, начав двигаться во мне.
   – М-м-м? – рассеянно промычала я, приподняв бедра, и стиснула его ягодицы – пусть войдет еще глубже!
   – Часто цепляешь незнакомцев для грязного секса? Небось постоянно!
   Я уже открыла рот, чтобы возразить: нет, мол, я не такая, но вовремя сдержалась. Ему это нравится. Я представила этого самца рядовым в целой армии незнакомцев, использующих мое тело день за днем, неделя за неделей – на автостоянках, в отелях, в туалетах. Я чувствовала себя шлюхой, позволяя мужчине, которого и по имени не знала, долбить меня через пятнадцать минут после знакомства.
   – Ага, постоянно, – проурчала я
   Окна запотели. Я пожалела дорогую обивку сидений: ей так доставалось, потом схватила кончик его ремня, пряжка которого при каждом движении шлепала меня по заднице. Движения становились все неистовее, звяканье пряжки не умолкало, развязавшийся галстук болтался у меня перед носом, пока я не вцепилась в него зубами: надоел! Чувствовалось, вот-вот, буквально через считаные секунды, начнется тот дикий трепет, та дрожь. Я нечаянно пнула приборный щиток. Получилось прилично – адвокат на миг замер и обернулся, чтобы оценить ущерб. К счастью, все обошлось, но он поклялся:
   – Ты за это заплатишь!
   Теперь он вонзался в меня с бешеной силой, заставив почувствовать целую гамму дикого наслаждения. Чем больше я прикидывалась шлюхой, которая механически обслуживает клиента, а себя сдерживает, тем ближе был мой оргазм. Вот он обрушился, и я не смогла сдержать дикий вопль.
   Казалось, наши тела слились воедино: приторный сок схватки наполнил воздух и приклеил нас друг к другу. Сиденье покрылось слизью, моя тонкая летняя блузка промокла насквозь. Я бы, наверное, потеряла сознание, но он отклеился и сел на корточки меж моими разведенными ногами. Ляжки саднило: стопроцентная шерсть, которой я так восхищалась, стерла их в кровь. Слава богу, ткань качественная, не то я вообще без кожи осталась бы.
   – В миллион раз лучше стоячего перепихона на конференции, – заявил адвокат, вытащил бумажник из бардачка и сунул мне в ложбинку между грудями комок двадцатифунтовых купюр. – Вот, купи себе что-нибудь красивое и давай, чеши отсюда!
   У меня аж глаза на лоб вылезли. Я вытащила деньги – ровно сто фунтов – и попыталась вернуть, но адвокат разблокировал дверцу, открыл ее настежь и нетерпеливо махнул рукой – выметайся!
   Я выбралась на парковку, гордо расправила плечи, подтянула чулки, одернула юбку и застегнула блузку. Лицо и волосы приведу в порядок в туалете.
   Прежде чем ретироваться, я швырнула деньги в машину. Сотня фунтов пригодилась бы, но отказаться было куда важнее. Взяв деньги, я потеряла бы контроль над случившимся, а мне этого не хотелось. Потаскуху я изображаю исключительно по собственному желанию. Добрая половина моего удовольствия от игры и притворства.
   На поезд я, разумеется, опоздала.

   Воспоминания о практике с практикующим адвокатом скрашивали мои одинокие ночи. На темном потолке проигрывалась одна сцена за другой, и мои пальчики теряли покой.
   Тот отель был мне вовсе не по пути, но порой я специально ходила туда поглазеть на его пышное величие. Я медленно поднимала глаза к полосатым навесам, потом еще выше, к окнам номеров, и представляла, что творится за тяжелыми белыми шторами.
   С соблазном я боролась неделю. Другой перерыв, другая конференция, но теперь я была во всеоружии – самые высокие каблуки, самая узкая юбка, самый стильный жакет поверх кружевного топа. Взгляд мой облетел бар – я снова профланировала туда, чтобы заказать напиток. Сейчас никакого кофе, от него потом изо рта пахнет. Лучше закажу коктейль, фруктовый.
   Я облокотилась на стойку, выпятив попу: пусть гости отеля любуются. Заика-официант маячил в приличном отдалении от стойки. Он ставил стаканы в раковину, но тут ухмыльнулся бармену – на вид проныра-пронырой, который вразвалочку двинулся ко мне.
   – Могу я вам что-нибудь предложить? – спросил бармен.
   – Конечно, можешь, – замурлыкала я, на полную включив чертовку-соблазнительницу. – Прямо сейчас хочется «Медленной удобной отвертки»[3].
   Бармен впился в меня взглядом. Пришлось сделать себе выговор и подавить антисексапильное хихиканье, едва не слетевшее с моих губ оттенка «Сучья кровь». Ухмылка Элвиса, чуть затуманенный взгляд – бармен наклонился ко мне.
   – Слушаюсь и повинуюсь, – проурчал он. Мерзкий тип, хотя самец в нем чувствуется. Вот только привлекательность свою он сильно переоценивает. – А «Кричащий оргазм»[4] не лучше?
   Вообще-то классический треп в стиле «отпуск на пляже» я уважаю, однако трахаться с самцом-пронырой не собиралась. Поэтому и сбавила обороты.
   – Спасибо, не стоит, – чопорно проговорила я. – «Бумажный зонтик» и «Бенгальский огонь» – другое дело, все как полагается вульгарной пустышке. Ну, если несложно.
   Бармен прищурился и остервенело затряс лед в шейкере. Я воспользовалась этим и снова оглядела посетителей. У стойки собирались бизнесмены. Отдельные личности ловили мой взгляд, особенно когда я уселась на высокий табурет и потянулась за ярко-оранжевым коктейлем. Резинка чулок напоказ, а заодно и лифчик под эфемерным кружевом топа: жакет-то я сняла, обнажив плечи.
   Я взяла соломинку, надула губки и давай смаковать коктейль.
   Бармен едва управлялся со своими обязанностями – так сильно я на него подействовала. Я наблюдала, как он возится с блюдом бонусных оливок, когда за спиной у меня раздался голос.
   – Сколько берешь за полчаса?
   Наглец был совсем не в моем вкусе: лысеющий коротышка с намечающимся брюшком. Извращение, конечно, но перспектива отдаться первому желающему завела меня так, что даже гадливость отступила. Я оглядела его с головы до ног и улыбнулась.
   – Вообще-то денег я не беру.
   Коротышка вскинул брови.
   – Извините, я сделал неверный вывод, – сконфуженно пробормотал он, поднял руки и отступил.
   – Нет-нет, куда вы? – зашептала я, жестом маня его к себе. – Если убедите, что игра стоит свеч, денег не нужно.
   Коротышка застыл на месте, оценивающе глядя на мою грудь.
   – Боюсь, я не понял, – наконец выдавил он. – Садись-ка рядом и объясни, в чем дело.
   Я проследовала за коротышкой к бежевой банкетке, что стояла в нише, и устроилась на кожаном сиденье.
   – Так ты не на работе? – спросил он, отхлебнул пива и пытливо на меня взглянул.
   – Нет, почему, я работаю, – возразила я, вживаясь в роль, – только сегодня у меня выходной. Накануне перетрудилась.
   – Ха! – с облечением хмыкнул коротышка. – Я подумал, что ненароком тебя обидел. Так ты сейчас… недоступна?
   – Доступна, если клиент стоящий. Накануне было сразу несколько, но ни одного стоящим не назовешь. Работа работой, а удовольствия нет.
   – Неужели? – Коротышка выпятил грудь, явно готовясь убедить меня, что он тот самый, стоящий. – Так ты… любишь свою работу?
   – Да, люблю, – отозвалась я и потянула коктейль через соломинку. – А ты свою любишь? Участник конференции?
   – Работу свою люблю, – ухмыльнулся коротышка. – А вот конференции ненавижу. Идиотское налаживание контактов, встречи ради встреч и так далее. С ужасом жду послеобеденной программы. Ролевая игра намечается, представляешь?
   – А я люблю ролевые игры, – возразила я. – Хочешь, с тобой сейчас сыграем, чтобы настроить тебя на нужный лад?
   – А ты непростая штучка! – воскликнул коротышка. Он уже нервничал. Этот человек хотел меня, боялся, что я его отвергну. От такого кружилась голова. Я чувствовала себя Клеопатрой.
   – Спасибо. Так как насчет игры?
   – А что за игра? В чем моя задача?
   – Ты играешь богатого бизнесмена, я проститутку.
   – Ну, это почти правда, – проговорил коротышка, нахмурившись.
   – Отлично. Чем больше правды, тем правдоподобнее получится. Ну, давай поиграем!
   Я сидела на банкетке, ждала первого хода коротышки и гадала, доведу ли эту партию до конца. Секс с мужчиной, который не нравится, – достойное удовлетворение прихоти. Это моя новая фантазия; выдержит ли она встречу с реальностью? Хотелось проверить. Тогда я и решила ввести в своей игре одно-единственное правило – не говорить «нет». Перед лицом опасности или нарушения закона «нет» я, конечно, скажу, однако в других ситуациях буду соглашаться со всеми и на все.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация