А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По требованию, или Люкс для новобрачных" (страница 15)

   Управляющий № 3 (В погоне за Чейзом)

   На его рабочем столе нет фотографий.
   Я ни разу не перенаправляла ему звонки, не имеющие отношения к работе.
   В обеденный перерыв он ни разу не посылал меня за цветами или конфетами. Ни разу не просил меня его прикрыть.
   Как ни крути, получается, у Чейза нет личной жизни. Он полностью соответствует своему публичному образу вежливого, высококвалифицированного, обходительного, харизматичного управляющего отеля «Люкс-Нуар». Порой я пытаюсь копнуть глубже. Спрошу, куда он едет в отпуск (за целый год он отдыхает лишь неделю), Чейз ответит, куда собирается, а с кем, не уточнит. Предложу забронировать билеты – Чейз скажет, что все уже готово. У него всегда все готово. Это мне в нем и нравится.
   Когда Чейз засиживается допоздна, я вслух гадаю, не подгорит ли у него ужин. Он вежливо улыбается и говорит, что вряд ли.
   Тщательный опрос коллег подтверждает: помимо деловых качеств, о Чейзе не известно ничего. Мы знаем, что у него есть номер в отеле, только где именно? О любой проблеме ему докладывают через администратора. В любое время суток безукоризненно одетый Чейз появляется и решает проблему на месте. Я пробовала разыскать его номер, только за Чейзом особо не последишь. У нашего управляющего невероятная интуиция и глаза на затылке. Он – чудо. Сексапильнейшее чудо на свете.
   Не могу бороться со своим любопытством. Я должна выяснить хоть что-то о человеке, который платит мне жалованье и дает указания. То есть хоть что-то личное, а не любимый бренд одежды или вид суши. Без шпионажа тут не обойтись. А начать лучше со встреч по средам, которые Чейз исправно посещает каждый месяц[15].
   У Чейза компрометирующая связь на стороне? Или он участвует в реабилитационной программе типа «Двенадцати шагов»? Или ребенка в этот день навещает? Мой мозг работает в турборежиме. Если не получу ответ, наверняка окажусь в закрытом заведении для безнадежно влюбленных. С одной стороны, я надеюсь раскопать доказательство того, что Чейз не для меня – гомосексуальную связь, наркозависимость, участие в террористической группировке. С другой – отчаянно уповаю на обратное. Хочу, чтобы мои терзания кончились. Нет, если честно, не хочу. Пусть они не кончаются никогда. Бр-р, голова идет кругом.
   Чейз собирается уходить, а за моей стойкой уже сидит Джейд. Чейз укоризненно на нас смотрит, думая, что мы тратим рабочее время на пустую болтовню, потом разворачивается, и его высокая элегантная фигура исчезает за вращающейся дверью.
   – Все, свобода, – заговорщицки шепчет Джейд. Я наплела ей, что иду пробоваться на шоу талантов «Х-фактор». Эта дурочка в любую брехню верит!
   Подмигиваю ей и бегу по сверкающим плиткам в своих единственных туфлях на плоской подошве, более-менее годных для погони. Сквозь стеклянную дверь вижу Чейза на тротуаре. Он недовольно смотрит на серое небо и раскрывает зонт. Так, он пешком пойдет! Я разочарованно сдерживаю воображение и выбрасываю из головы увлекательные сценарии погони на такси. Теперь пусть двинется к парковым воротам, и можно следовать за ним.
   К счастью, на улице людно, но хорошо постриженный затылок Чейза я пока вижу. Чейз очень выделяется из общей массы. Ноги у него длинные, походка стремительная, и чтобы не потерять его из вида, до самого парка мне нужно спешить, лавируя между приставалами из благотворительных фондов и школьниками.
   Чейз встречается с кем-то в парке? Возьмет напрокат катамаран и устроит девушке прогулку по озеру? Или тут что-то потаинственнее?
   Похоже, я неправа в принципе: Чейз огибает аккуратные клумбы, фонтаны и спешит из парка к одному из самых мерзких мест города.
   Когда из прохладной свежести парка я попадаю на узкие, залитые неоновым светом улочки, дождь заметно усиливается. Под низким небом еще ярче красные и зеленые огни, отражающиеся в лужах на неровном асфальте. Я мочу ногу в весело мигающем «ЗИТПИРТС! ЗИТПИРТС!», сожалея, что нет времени внимательнее присмотреться к темным подворотням и закрытым витринам.
   В какой-то момент кажется, что Чейз пропал, но вот я натыкаюсь на проулок, в который он свернул. На углу распахнуло двери шумное кафе в стиле американских придорожных ресторанчиков пятидесятых годов, а дальше все куда мрачнее. Сперва замшелый магазинчик, забитый потрепанными книгами. На грязной витрине выложены «Каприз лорда Фотерингтона» и «Хлысты для Люсинды». Такое я сама почитала бы, пропитавшись зловещей атмосферой заведения. В следующей подворотне скучает девица в сетчатых чулках и блестящем, как из пластика, мини-платье. При виде меня она громко щелкает жвачкой и пинает дверной косяк носком туфли на высоченной платформе. Жужжащая вывеска над следующей подворотней обещает «Бурлеск-шоу», точнее, «Б_рл__к ш_у», потому что четыре буквы не светятся.
   Ни в одну подворотню Чейз не сворачивает. Он спешит из переулка к ряду домов, находит нужный и по ветхой пожарной лестнице поднимается на последний этаж. Скрытая тенью, я наблюдаю, как он стучит, как ему открывают, толком не глянув, кто пришел, как дверь закрывается. Самой карабкаться по пожарной лестнице совершенно не улыбается: если поймают и сбросят вниз – костей не соберешь. Вместо этого я крадусь к фасаду дома: вдруг есть другой вход?
   Не очень скоро, но я оказываюсь перед длинным рядом пятиэтажных зданий и теперь смотрю на них с фасада. Хостел, секс-шоп, еще один хостел… Вот, мне сюда, в пип-шоу. Боже, ну не могу я войти! Или могу?
   Чейзу наверняка нужно не пип-шоу, и часть дома наверняка используется как бордель. У меня аж кровь стынет. Мои забавы в баре – одно, но кто знает, каково приходится труженицам этого мрачного заведения. Вряд ли они выбирают, кого и как трахать. Вдруг это бордель с особым уклоном?
   Смогу я развернуться и уйти, ничего не выяснив? Смогу каждую четвертую среду месяца сидеть за стойкой, гадая, где Чейз, с кем и чем занимается? Не смогу, значит, и уходить нельзя.
   Узкий коридор, оклеенный старомодными рельефными обоями, ведет к кассе. За ней синий от татуировок тип с пустыми глазами.
   – Милая, ты по поводу работы? – спрашивает он, очевидно решив, что для пип-шоу я чересчур нарядная.
   Вот мой пропуск. Я по поводу работы. Сейчас меня поведут куда-нибудь и покажут кому-нибудь. Может, попрошусь в туалет и проскользну на второй этаж. Может, выясню, что Чейзу нравится секс в подвале. Может, меня насмерть заколет местный главарь. Какого черта я здесь?!
   – Да, по поводу работы.
   Синий тип лениво встает и ведет меня за угол к целому ряду кабинок. От них несет потом и вчерашней спермой. Три из пяти кабинок заняты, мы идем мимо обтянутых пальто спин посетителей, большинство которых староваты. Вымирающий вид искусства. Молодежь сейчас предпочитает клубы сети «Мятный носорог».
   – Через пару минут Соня закончит свой номер, и посмотрим, на что способна ты, – к моему плохо скрытому ужасу заявляет синий. – Что? Думала, здесь собеседование проводят? – хохочет он. – Милочка, здесь кастинг! Как сказано в объявлении? «Двигаться красиво и сексуально, чтобы клиенты захотели к нам вернуться». Милочка, тут не дипломы нужны! – Он снова оглушительно хохочет, и я фальшиво хихикаю вслед за ним.
   – Ага, ясно! – вру я.
   – Вот и ладненько. Снимай костюмчик и натягивай это. – Он протягивает мне жуткое микро-платье из золотой парчи, такие же трусики и отправляет в кабинку переодеваться.
   Сколько девчонок примеряли эти трусики? Я ни за что не буду! А как насчет стриптиза? Может, скажу синему, что ошиблась адресом?.. Беру себя в руки и собираюсь с мыслями. Все не так страшно. Подумаешь, танец минут на пять-десять. Перед любовниками танцевала, станцую и здесь. Попрошусь в туалет, а сама бегом наверх. Или сперва станцую? Лучше станцевать. После моего стриптиза синий мигом выкинет меня из головы.
   Решено. Я делаю глубокий вдох, расстегиваю юбку, пояс для чулок – обнажаюсь в кабинке, где голая лампочка едва освещает засиженное мухами зеркало и выгоревший розовый пуфик. Я аккуратно складываю свои вещи на пуфик и влезаю в уродливое золотое платье. Оно с американской проймой, и верх едва закрывает мне титьки – два диагональных лоскутка парчи прячут соски, потом соединяются на большом металлическом кольце – вот и весь лиф. Коротенькая эластичная юбочка, липнущая к ягодицам, – это низ. Не зря я утром сделала восковую депиляцию, в таком наряде без нее никак. Придирчиво оглядываю ноги: летний загар бесследно исчез, упаковка автозагара явно не помешала бы, но ничего, обойдусь. Наряд завершают золотистые туфли на высоком каблуке, такие же заношенные и жуткие, как платье. Один каблук пора подбивать, и я, прежде чем показаться синему типу, пытаюсь пройтись по крохотной кабинке.
   – Роскошно! – Синий тип плотоядно на меня пялится, пожирает взглядом титьки. Я хотела возмутиться, да что толку? – Теперь покружись.
   Я медленно поворачиваюсь на триста шестьдесят градусов, прикидывая, что из-под платья запросто может сверкнуть киска. Почему меня это беспокоит? Откуда вдруг взялась скромность?
   – Нагнись!
   Вот теперь сверкну так сверкну. Я наклоняюсь вперед, свешиваю руки к лодыжкам и чувствую, как юбка скользит по ягодицам, обнажая бритые губки и вульву. Синий тип не спеша разглядывает меня, потом урчит:
   – Шикар-рно! Ну все, вставай прямо.
   – Платье снимать? – спрашиваю я, стараясь говорить «в тему» и спокойно.
   – По ситуации. Каждому посетителю мы выдаем блокнот и ручку. Они пишут свои пожелания на листке и ставят в окошко кабинки. Что они попросят, то и делаешь.
   – Все что попросят?
   – Ага, за исключением опасного и противозаконного. Редкий чудила попросит пустить его за дверь или потом встретиться для минета – таких просто игнорируй. Просьбы в основном стандартные – нагнуться, расставить ноги, пощупать титьки и так далее. – Синий тип пожимает плечами, словно зачитал зауряднейший список покупок. – Каких-то десять минут, и все счастливы, ты делаешь короткую паузу, потом вперед, к следующему клиенту. Если следующий задерживается, текущий может доплатить еще за пять минут. Тебе об этом сообщат.
   – Ясно, – нервно сглатываю я и вдруг завожусь с полоборота. Не стану смотреть на лица этих придурков, воображу их красавцами, вроде Чейза и его друзей. Иначе мне просто не справиться.
   Дверь кабинки распахивается, и в коридор выплывает зевающая девица в кольчужных трусиках, фиолетовом боа из перьев и с кистями на сосках.
   – Порядок, Соня? Знакомься, это Софи, мы ее пробуем. Если хочешь, устрой себе получасовой перерыв.
   – Хреновы накладки с кистями щиплют не по-детски! – жалуется девица и исчезает в кабинке-переодевалке, даже не взглянув на меня.
   – Ну, Софи, твоя очередь. Я пойду деньги собирать. Начинай, как услышишь музыку, лады?
   – Лады, – коротко отвечаю я и на трясущихся ногах вхожу в кабинку для пип-шоу. Формой она как вытянутый прямоугольник, вдоль одной стены пять плексигласовых оконец, достаточно узких, чтобы я не видела лиц клиентов, но достаточно широких, чтобы прислонить листок с пожеланиями. В углу безрукое кресло, кроме него мебели нет. Я усаживаюсь в кресло и, ожидая начала своего номера, смотрю на потолочные светильники. Они красные.
   Я работник секс-индустрии. Столько лет была игроком-любителем, а теперь профессионалка. Мне платят за непристойность. А ведь синий тип не сказал про вознаграждение. Сколько платят за такой танец? Интересно, где сейчас Чейз? Чем занимается? Трахает парня в корсете и туфлях на каблуках? Или дама в строгом костюме лупит его стеком по заднице?
   Мои мысли прерывает музыка, льющаяся из древних колонок. Это саксофон? Пять пар глаз смотрят на меня в оконца. Я поднимаюсь на дрожащих ногах и начинаю двигаться плавно и медленно – вращаю бедрами, очерчиваю ладонями бока, облизываю губы. Так сексуально? Даже не знаю. Через пару минут в оконце номер три замечаю послание, написанное флуоресцентным маркером: «Покажи соски».
   Какое удовольствие стянуть царапающую парчу и обнажить свои пульсирующие бутончики. На высоченных каблуках я добираюсь до третьего оконца и тычу в него соски, придерживая свои тяжелые дойки руками. За тем окном Чейз; когда закончу танцевать, он будет лизать и сосать мои соски, пока они не превратятся в блестящие вишенки. Но сперва нужно выполнить желание клиента за окном номер четыре.
   «НАГНИСЬ И ПОДВИГАЙ ПОПОЙ». Заглавные буквы… этот тип настроен серьезно. Я представляю себе расширившиеся зрачки Чейза, сидящего за рабочим столом, поворачиваюсь спиной к четвертому окну и тянусь к своим лодыжкам. Подол мигом взлетает над местом, где соединяются ягодицы. Я трясу бедрами – булки так и подскакивают, веду ладонями по задней поверхности ног сперва к коленям, потом выше, к пояснице, соблазнительно растирая свои белые полушария. Этого хватит? Я выпрямляюсь и с разных сторон ловлю еще два послания: «Ущипни соски» – просит первое и «Задери юбку» – второе. Оба желания можно выполнить одновременно – правой рукой я задираю дрянное платье так, чтобы обнажить бедра и сверкнуть гладенькой киской, а левой кручу и щиплю сосочки.
   В трех из пяти окошек появляются вариации «Подрочи!», в одном из оставшихся – более категоричная «Трахни себя туфлей». Я выполняю волю большинства – выдвигаю из угла кресло и усаживаюсь в него. Ноги широко расставлены, подол юбки на талии. Я скачу на кресле, как на коне, в такт музыке, потом касаюсь пальцами нежной розовой плоти. Это Чейз велел мне себя завести. Он хочет посмотреть, как я кончаю, и понять, что мне нравится. Я ввожу палец в податливую дырочку, а Чейз сидит на коленях у меня между ног и сосредоточенно наблюдает.
   «Софи, у тебя там очень тесно? Вибратором пользуешься? Когда трахаю тебя, клитор ласкать?»
   Мнимые вопросы распаляют так, что я извиваюсь в кресле, то и дело поднимая ноги. Послания на листочках исчезли, похоже, все пятеро вуайеристов завороженно следят за моим выступлением. В окошке номер два предупреждение: «Надеюсь, ты не комедию ломаешь!» Закрыв глаза, я отрешаюсь от назойливых извращенцев – теперь я вижу только Чейза. Во мне его пальцы, один, два, три – они исследуют мою теплую гладкость. Его большие пальцы разводят мне губы, его язык на моем клиторе.
   – Ой, ой, ой! – Я складываюсь пополам, касаюсь колен сморщенными сосками, крепко сжимаю клитор, растягиваю влагалище, кусаю губы, морщу лоб… На самом деле это лоб Чейза, это его лицо парит над моим телом. Я начинаю биться и лишь тогда вспоминаю, где нахожусь.
   Я прижимаюсь щекой к коленям, не решаясь поднять голову. Пролежать бы так, пока извращенцы не уберутся!
   Наконец музыка умолкает, дверь открывается. Я вскидываю голову и вижу ухмыляющегося синего типа.
   – Милая, ты тут сенсацию произвела, – говорит он. – Настоящую сенсацию. Танцовщицей мы тебя берем. Если хочешь еще подзаработать, могу устроить тебя наверх к вебкам-девушкам.
   Я с трудом вспоминаю, зачем сюда явилась.
   – Вебкам-девушки наверху? – Чейз для этого пришел? Почему-то не верится.
   – Да, несколько человек. Они работают сменами, по четыре часа. Ничего трудного – сидишь на кровати и взводишь себя игрушками. Ну, что скажешь?
   Я качаю головой.
   – Можно мне в туалет?
   – Да, конечно. Так что, нет желания? Просто… чувствуется, эта работа для тебя. – Во взгляде синего откровенная похоть. – Я думал, ты ухватишься за шанс покрасоваться перед тысячами мужчин. Тебе же это нравится.
   Я устало смотрю на него. Титьки наружу, ноги раздвинуты, бедра липкие. Неудивительно, что этот тип так думает, и в любой другой день он окажется прав. Но сейчас мне нужно заглянуть наверх, быстро, пока Чейз не сбежал.
   – Давайте об этом потом, а? Мне правда нужно в уборную.
   – Конечно-конечно, извини. Туалет на втором этаже со стороны черной лестницы.
   Я лечу в туалет, поправляю жуткое платье, споласкиваю лицо и промежность, потом на цыпочках поднимаюсь по лестнице на самый верх.
   На четвертом этаже я бросаю взгляд в грязное окно и вижу Чейза, спешащего вниз по пожарной лестнице. Черт, упустила!.. Я прижимаюсь к стене, гадая, стоит ли постучаться в одну из неприметных белых дверей и узнать, что к чему. Вдруг ближняя ко мне дверь распахивается, из-за нее выглядывает здоровенный усатый детина и буквально пожирает глазами меня, до сих пор одетую в мерзкое золотое платье.
   – Привет, ты по поводу работы? – спрашивает он, но у меня уже нет желания подробно выяснять, что творится за закрытыми дверями в районе красных фонарей.
   – Заблудилась, – бормочу я и, качая головой, несусь вниз по лестнице к кабинке, где остались мои вещи.
   – Спасибо, я передумала насчет работы! – торопливо кричу я синему и мчусь по длинному коридору навстречу белому свету, или что вместо него в здешних местах.
   Тип поднимается из-за стола, чтобы устроить погоню, но в итоге лишь пыхтит и садится за кассу. А я уже на серой, залитой дождем улице.

   Часом позже Чейз выплывает из своего кабинета и недовольно спрашивает:
   – Софи, где это вы промокли?
   – Пришлось сбегать кое за чем. Гости попросили…
   Да, врать тоже надо уметь.
   Чейз подходит сзади и раздраженно смахивает с меня капли. С волос вода попадает на гостевую книгу. Синие чернила расплываются, будто от слез.
   – Идите в уборную и вытритесь насухо, – велит Чейз, сжимая мне плечо, которое трепещет от его прикосновения. – Еще раз надолго отлучитесь с рабочего места, получите выговор с занесением в личное дело. Софи, вы меня поняли?
   Как бы мне хотелось сказать «да»! Я поднимаю взгляд на Чейза, чтобы извиниться, но в его лице столько гнева и разочарования, что слова не идут на язык.
   Чейз убирает руку с моего плеча, и я бегу сушить волосы.
   Ничего, с ним я еще разберусь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация