А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Челобитная" (страница 3)

   Тимофей Игнатьевич почесал в затылке. Как-то так вышло, что хозяева, от которых он позорно сбежал, с детьми хлопот не знали – и садик был возле дома, и школа.
   – А у нас в десять утра всем положено быть на рабочих местах, – вдруг объявил офисный. – Так что ты, дед, запоминай местность, ставь на заборе зарубки.
   – Погоди…
   Дверь распахнулась, вышли мужчина и женщина, вывезли коляску.
   – Осторожней, Коля! – сказала женщина, помогая мужчине спустить коляску с крыльца. – Проснется!
   – Не-е, спит, – заглянув к младенцу, ответил Коля. И они вдвоем укатили коляску вдаль по пустынной улице.
   – Это что еще такое? – удивился Тимофей Игнатьевич. – Это еще откудова?
   – Ой, дед! – прямо взвизгнул офисный. – А Красновский-то твой, Эн Ю, женатый оказался!
   – Не может такого быть! Пошли разбираться!
   – Как разбираться?
   – Дом старый, должны быть домовые!
   И Тимофей Игнатьевич решительно вошел во двор.
   Офисный остался ждать.
   Ждал он недолго. Услышал топотню, вскрики, боевой визг. И вскорости со двора кубарем выкатился взъерошенный Тимофей Игнатьевич.
   – Совсем дикие! – восклицал он. – Слова не скажи – сразу в тычки! Я им – про челобитную, а они – драться! Овинника в подручные взяли! Он меня на две головы выше! На таких овинниках пахать надо, а его – в подручные! И безмозглый! Я ему – про челобитную, а он меня – за шиворот!
   – Разобрался, дед? – спросил офисный. – Возвращаемся?
   – Я сходку созову! – продолжал возмущаться Тимофей Игнатьевич. – Мало ли, что женат? А у меня – челобитная! Я хозяйку выручать должен!
   – Ты погоди вопить, дедушка, – одернул его офисный, причем голосок сделался печальный. – Выходит, хозяйка твоя с женатым связалась? От него она с прибылью?
   – Она не знала, что он – женатый! – отрубил Тимофей Игнатьевич.
   – Погоди, погоди! Давай посмотрим с юридической точки зрения! Имела ли вообще твоя хозяйка право подавать эту челобитную? А? – и тут офисный явно затосковал. – Видела же, что мужик женат… Значит, и челобитная считается недействительной…
   – Как это – видела? Что он – жену с младенцем на свидания с собой брал, что ли? Он, подлец, без жены всюду шастал! Вот и обманулась моя Настасья!
   – и Тимофей Игнатьевич громко вздохнул. – И дитя сиротить – грех… Как же я теперь домой покажусь?
   Он имел в виду, что домового, не сумевшего исполнить челобитную, прочие в лучшем случае засмеют. А такого приблудного, как он, выставят из дома в тычки. А он-то надеялся, а он-то рассчитывал!..
   – Да уж, обманулась! Если мужик в офисе работает, узнать про него – плевое дело! – возразил офисный. – Ты, дура, прежде чем на спинку падать, других баб поспрошай! Мало ли, что кофе пить водит и цветы на восьмое марта подарил! А ты и растаяла, дура, дура, дура!
   Офисный неожиданно сорвался на странный визг.
   – Ты чего это, Бартерка? – забеспокоился Тимофей Игнатьевич. – Ты в своем уме? А то, может, проголодался?
   – Дура, дура! И все мы, девки, дуры! Не головой думаем, а совсем другим местом! А им того и надо! Не жениться, а сладости задарма отведать! Дуры, дуры!..
   Тимофей Игнатьевич так и обмер. Бартерку же согнули в три погибели, сбили в ком громкие и совсем безнадежные рыдания.
   – Так ты же не офисный, ты – офисная! – изумился Тимофей Игнатьевич. – Что делается, что делается?! Тебе бы дом в порядке содержать да мужа слушаться, а ты чего творишь?! Говори живо, девка, – кто батька, кто мамка, от кого сбежала!
   – Батька у меня тут в секьюрити служит, мамка – поварихой, – прорыдала девка.
   – И что – подзатыльника тебе дать поленились? Не заглядывайся, мол, на прохожих молодцов?
   – Так какой же он прохожий? Это же Президент! – и Бартерка, поняв, что проболталась совсем чужому домовому, прихлопнула себе рот ладошкой.
   – Так. Значит, в президентихи наладилась?
   – Я ж его, подлеца, любила! – Бартерка опять ударилась в рев.
   – Любила… Вот ведь слов нахватались… – и Тимофей Игнатьевич хмыкнул.
   – А парнем чего притворяешься? Ишь, шерсть на рожу начесала, хрен поймешь!
   – Так все же начесывают… Это у нас униформа такая…
   – Тьфу и еще раз тьфу.
   – Ничего не тьфу, называется – унисекс…
   – Че-во-о-о?!?
   Слово «секс» Тимофей Игнатьевич не раз слышал от Маремьянки, через этот «секс» ему и из любимого хозяйства удирать пришлось, а тут у офисных он еще и не простой, а «уни»!
   На это «чего» Бартерка ни словечка не ответила. Глядя на рыдающую девку,
   Тимофей Игнатьевич стал понемногу смягчаться.
   – А за мной увязалась, чтобы побольше насчет челобитных узнать? – уже почти спокойно спросил он. – Чтобы адресок бабки Бахтеяровны выведать?
   Чтобы Президента своего, будь он неладен, присушить? Так, что ли? Ох, девка, тебе бы сидеть, сватов ждать…
   – Как по старинке?
   – Да, как по старинке! – рявкнул Тимофей Игнатьевич.
   – Так к нам и свахи не заглядыавют! Мы же – офисные! Их секьюрити не пускает!
   – Плюнул бы, да уж нечем, – сообщил Тимофей Игнатьевич. – Ладно. Коли родители у тебя дураки, я тебя с собой забираю.
   – Куда, дедушка?
   – Куда-куда… Туда, где по старинке…
* * *
   Нельзя сказать, что у Тимофея Игнатьевича вдруг проснулась совесть…
   У домовых вообще большие сложности с совестью. Они полагают, будто каждое дело и каждое безделье оставляет после себя некий остаток, который приятен или же неприятен. Неприятный имеет свойство оставаться в памяти надолго. А совести как постоянного своего спутника они не разумеют, хотя бы потому, что непонятно – где же она помещается. Но вот, скажем, на сходке, когда решаются важные вопросы, можно и к совести воззвать – как если бы она действительно имелась. И ничего – действует!
   То, что вдруг сгорбило Тимофея Игнатьевича и заставило крепко чесать в затылке, было для него чувством новым и непонятным. Прежде всего, оно было составным.
   Немалую часть этого чувства представлял обычный страх. Домовой боялся, что все его приключения окажутся напрасны, жених к Настеньке не вернется, и местные домовые, узнав, что он не выполнил правильно, на старый добрый лад, изложенной челобитной, выставят его из дому или предложат перейти в подручные. Тьфу, стыд какой, в его-то годы…
   Другую часть составляла жалость. Он действительно жалел незадачливую хозяйку, от которой ничего, кроме добра, не видел. А сейчас и ревущую
   Бартерку пожалел.
   Третья часть происходила удивительным образом от гордости. Следование старым обычаям и порядкам раньше, бывало, не всегда нравилось домовому, но вот сейчас он ощутил себя на две, а то и на три головы повыше забывших прошлое и отставших от правильной жизни офисных.
   А вот с четвертой частью странного чувства он предпочел бы вообще никогда не иметь дела.
   Ведь далеко-далеко, на другом конце голода, жила в отцовском семействе опозоренная девка Маремьянка. И она, поди, уже нянчила младенчика…
   Может, мать с сестрами и пытались ей помочь, может, тоже бегали к гадалкам и ворожейкам, да что толку, если никто не знал, куда унесла нелегкая струсившего соблазнителя.
   Но если по правилам…
   Домовой дедушка Тимофей Игнатьевич, как и многие домовые, мог приврать, но вообще правды не боялся. Правда же в этом деле была такова – уж если хочешь, чтобы в твоем роду-племени соблюдались добрые порядки, то сам с себя и начинай.
   – Пошли, – хмуро сказал он. – Может, там еще не все мои имущества растащили. В подручные тебя определю. У нас Евсей Карпович при компьютере днюет и ночует – к нему помогать пойдешь. Потом сваху позовем, замуж отдадим. Хозяйство вести научишься. Мужа слушаться…
   Бартерка молчала и кивала.
   – А ты, дедушка? – спросила осторожненько.
   – Не твое дело.
   Тимофей Игнатьевич взял Бартерку за безвольную лапку и повел, куда глаза глядят, и повел, и у первого попавшегося автомобильного разведал дорогу, и целую ночь помогал магазинному затыкать крысиные норы, чем заработал мешочек с продовольствием. И опять взял Бартерку, и опять повел, и даже обрадовался, увидев железные рельсы.
   До ставшего родным дома, где живут по старинке, до сдуру брошенного разлюбезного хозяйства оставалось совсем немного. Всего две ночи пути. А там – будь, что будет.
...
Рига2004
Чтение онлайн



1 2 [3]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация