А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Город праха" (страница 1)

   Кассандра Клэр
   Город праха

   Посвящается моему отцу,
   который вовсе не злой.
   Ну разве что самую малость

Язык горечи


Милый город,
Мне знакомы твои улицы,
Все ангелы и демоны,
Что сидят на твоих крышах,
Как птицы на ветвях.
Ты знакома мне, река,
Словно катишь волны сквозь мое сердце.
Я твоя дочь, и я твой воин.
Ты соткан из букв,
Как фонтан соткан из воды.
Ты оттиск многих языков.
Говоря на них,
Мы воздвигаем город.
Элка Клоук

   Прoлoг
   Дым и бриллианты

   Громадное здание из стекла и металла возвышалось над Фронт-стрит сияющей иглой, устремленной в небо. Комплекс «Метрополь» был построен совсем недавно – и уже стал самым дорогим жильем на Манхэттене. На верхнем, пятьдесят седьмом этаже располагался пентхаус «Метрополь», шедевр хайтека в глянцевых черно-белых тонах. Свет звезд, льющийся из огромных, во всю стену, окон, отражался в гладком, как зеркало, мраморном полу. Идеально прозрачные стекла создавали иллюзию, будто между наблюдателем и панорамой города нет совсем никакой преграды. Голова закружилась бы и у того, кто никогда не боялся высоты.
   Далеко внизу между сияющими берегами Манхэттена и Бруклина бежала серебристая лента Ист-Ривер, перехваченная сверкающими мостами. С такой высоты корабли и лодки казались мушиными точками. В ясную погоду на юге виднелась подсвеченная статуя Свободы, но сейчас на город опустился туман, и Либерти-Айленд заволокло белой пеленой.
   Однако человек у окна был явно не настроен любоваться прекрасными видами. Хмурясь, он отвернулся от стекла и нервно пригладил белоснежные волосы:
   – Сколько ты еще будешь возиться? Почти час прошел!
   Юноша, скорчившийся на полу, вскинул на него глаза со смесью страха и раздражения:
   – Мрамор слишком твердый, по нему трудно чертить пентаграмму…
   – Значит, обойдемся без нее.
   Несмотря на белоснежные волосы, человек у окна был совсем не стар. Его жесткое лицо еще не изрезали морщины, а глаза смотрели ясно и твердо.
   Парень нервно сглотнул, и его перепончатые крылья затрепетали – для них в джинсовой куртке на уровне лопаток были сделаны специальные прорези.
   – Нельзя вызывать демона без пентаграммы, сэр. Сами знаете…
   – Да-да, без пентаграммы мы беззащитны… И все же, юный Илия, за то время, что у тебя ушло на половину пятиконечной звезды, другой маг успел бы призвать демона, поболтать с ним и отправить его назад в преисподнюю.
   Юноша набросился на мрамор с удвоенным рвением, то и дело откидывая со взмокшего лба непослушные волосы.
   – Все, – наконец выдохнул он, разогнув спину. – Готово.
   – Хорошо. Тогда приступай, – распорядился человек у окна.
   – А деньги?
   – Я же сказал: заплачу после беседы с Аграмоном, не раньше.
   Илия поднялся и снял куртку. Несмотря на прорези, она все равно стесняла движения крыльев. Теперь они наконец обрели свободу и расправились, всколыхнув неподвижный воздух комнаты. Цветом крылья напоминали нефтяную пленку на воде – черные в ярких радужных разводах. Человек у окна отвернулся, словно зрелище было ему неприятно, однако юный маг не обратил на это внимания. Он начал описывать круги вокруг начертанной на полу пентаграммы, двигаясь против часовой стрелки и читая заклинания на языке демонов, похожем на треск пламени.
   Раздался резкий шипящий звук – как будто воздух вырвался из проколотой шины. Контур пентаграммы полыхнул огнем, отражаясь в двенадцати огромных окнах. Внутри пентаграммы что-то зашевелилось – что-то черное и бесформенное. Илия читал заклинания все быстрее, вздымая руки и выписывая перепончатыми пальцами сложные узоры; вслед за их движениями воздух начинал искриться синим огнем. Хотя человек у окна практически не знал хтонского языка – языка магов, – он понял отдельные слова, которые повторял Илия: «Призываю тебя, Аграмон. Из бездны меж мирами призываю тебя».
   Теперь юный маг стоял лицом к основанию пентаграммы и размеренно читал заклинания, то возвышая, то понижая голос. Воздух вокруг него искрился синими сполохами.
   Неожиданно внутри пентаграммы возник завиток дыма – и взметнулся вверх, густея и разрастаясь. В его мраке, как бриллианты в паутине, загорелись два глаза.
   – Кто воззвал ко мне меж мирами? – Голос демона напоминал треск разбитого стекла. – Кто призывает меня?
   Илия замер перед пентаграммой, лишь распахнутые крылья чуть трепетали. В воздухе разлился запах гари и разложения.
   – Я призываю тебя, Аграмон! Я, маг Илия, воззвал к тебе меж мирами!
   На мгновение воцарилась тишина, и демон расхохотался. Смех был едкий, как и следовало ожидать от существа, сотканного из густого дыма.
   – Глупый, глупый мальчишка! – прошипел Аграмон.
   – Это ты глупый демон, раз пытаешься угрожать мне, – парировал Илия, однако голос у него дрожал так же, как крылья. – Тебе не пересечь границ пентаграммы, пока я не выпущу тебя.
   – В самом деле? – Клубясь и меняя форму, столб дыма метнулся вперед, выпустил отросток, превратившийся в кулак, и нанес удар по огненной звезде. Дым забурлил и обрушился через границу пентаграммы, как река, прорвавшая плотину.
   Илия вскрикнул, попятился и снова начал быстро читать заклинания на хтонском – теперь это были заклинания удержания и изгнания. Тщетно! Черный дым надвигался неумолимо, постепенно принимая новую форму – жуткого уродливого существа. Огромные, как блюдца, глаза горели недобрым огнем.
   Человек у окна бесстрастно наблюдал. Илия с криком рванулся к двери, но добежать до нее не успел. Аграмон настиг мага и низвергся на него, как поток кипящей смолы. Несколько секунд Илия еще пытался избежать неминуемой гибели – и затих.
   Черная фигура отхлынула от изломанного тела, лежащего на мраморном полу.
   – Надеюсь, ты не сделал его бесполезным для меня, – произнес человек у окна. – Мне нужна кровь этого мага.
   Аграмон обернулся. Горящие, похожие на бриллианты глаза уставились на говорившего. Мужчина в дорогом костюме держал в руке светящийся предмет.
   – Это ты велел мальчишке призвать меня? И не сказал ему, на что я способен?
   – Совершенно верно.
   – Умный ход, – произнес Аграмон с ревнивым восхищением.
   – Да, я очень умен. – Человек сделал шаг навстречу демону. – И теперь я твой хозяин. У меня в руке Чаша смерти. Тебе придется подчиниться, или расплата будет жестокой.
   Демон немного помолчал, размышляя, и наконец скользнул к земле в пародии на почтительный поклон. Вероятно, в исполнении бестелесного демона этот жест был самым близким эквивалентом преклонения колен.
   – Я в вашей власти, милорд…
   Человек улыбнулся, услышав в окончании фразы немой вопрос:
   – Можешь звать меня Валентином.

   Часть первая
   Одно лето в аду

   Мне кажется, что я в аду.
   Значит, это действительно так.
Артюр Рембо

   1
   Стрела Валентина

   – Ты еще злишься?
   Алек, прислонившийся к стене лифта, сердито сверкнул глазами на Джейса:
   – Не злюсь.
   – Да нет, ты именно злишься. – Джейс попытался ткнуть приемного брата локтем и вскрикнул от резкой боли, пронзившей руку.
   Все тело ныло после того, как он пролетел три этажа, прошибая спиной гнилые доски, и упал на кучу металлолома. Теперь в синяках были даже пальцы.
   После встречи с Авадоном Алек лишь недавно начал ходить без костылей и выглядел сейчас не лучше Джейса – весь в грязи, потные волосы свисают сосульками. Через всю щеку шел длинный порез.
   – Не злюсь, – процедил он сквозь зубы. – Просто если бы ты не сказал, что дракониды вымерли…
   – Я сказал, почти вымерли.
   Алек вытянул палец и прорычал дрожащим от ярости голосом:
   – В данном случае твоего «почти» СОВЕРШЕННО НЕДОСТАТОЧНО!
   – Ясно, – кивнул Джейс. – Ладно, я прослежу, чтобы в учебники демонологии внесли соответствующие исправления. Везде, где говорится «монстр почти вымер», следует читать «вымер недостаточно для Алека, который предпочитает как следует вымерших монстров». Это тебя устроит?
   – Мальчики, не ссорьтесь. – Изабель, рассматривавшая свое отражение в зеркальной стене лифта, обернулась к братьям с лучезарной улыбкой. – Ну да, пришлось попотеть чуть больше, чем мы ожидали, зато было весело.
   Алек посмотрел на нее и покачал головой:
   – Как тебе удается при любых обстоятельствах не извозиться в грязи?
   Изабель невозмутимо пожала плечами:
   – У меня чистое сердце. Оно отвергает скверну.
   Джейс так громко фыркнул, что Изабель обернулась к нему, нахмурившись.
   – Да у тебя скверна изнутри и снаружи! – заявил Джейс, указывая на нее пальцем. Его руки покрывала корка засохшей грязи, кончики ногтей темнели черными полумесяцами.
   Изабель уже собиралась ответить, но тут раздался скрежет, и лифт остановился.
   – Давно пора починить, – пробормотала Изабель, с усилием открыв дверь.
   Джейс уже предвкушал, как избавится от оружия и брони и влезет под горячий душ. Он убедил приемных брата и сестру отправиться вместе с ним на охоту, хотя оба опасались действовать на свой страх и риск без привычных указаний Ходжа. Но Джейс хотел забыться в битве, хотел борьбы за жизнь и физической боли, заглушающей боль душевную. Изабель с Алеком это прекрасно понимали и потому вместе с ним отправились лазать по подземным туннелям, пока не нашли дракониду и не убили ее. Они втроем умели действовать очень слаженно, как давно сработавшаяся команда. Как семья.
   Алек стягивал покрытые грязью сапоги, присев на низкую деревянную скамью, и еле слышно что-то насвистывал, видимо давая Джейсу понять, что на самом деле не сердится. Изабель вытащила шпильки, и длинные темные волосы заструились по спине и плечам.
   – Есть хочется… Жаль, мама не дома, она бы что-нибудь приготовила.
   – Хорошо, что ее тут нет, – сказал Джейс, расстегивая поясную портупею. – А то нам бы уже влетело за испорченные ковры.
   – Ты совершенно прав, – раздался холодный голос за его спиной.
   Джейс резко обернулся, все еще держась за портупею, и увидел в дверях Маризу Лайтвуд. На ней был строгий черный дорожный костюм; волосы – такие же темные, как у Изабель, – толстым жгутом спадали до середины спины. Скрестив руки на груди, Мариза испытующе оглядывала всех троих ледяными голубыми глазами.
   – Мама! – радостно воскликнула Изабель и кинулась ее обнимать.
   Алек встал со скамьи и тоже подошел к матери, изо всех сил стараясь скрыть хромоту.
   Джейс остался на месте. Что-то во взгляде Маризы заставило его замереть. Он ведь не сказал ничего обидного… Весь дом нередко посмеивался над трепетным отношением Маризы к антикварным коврам.
   – Где папа? – спросила Изабель, отстранившись. – И Макс?
   – Макс у себя в комнате, – ответила Мариза после едва заметной паузы. – А папа, увы, еще в Аликанте. Ему пришлось задержаться.
   Алек, который лучше Изабель различал малейшие оттенки тона, слегка напрягся:
   – Какие-то неприятности?
   – Это я у вас хочу спросить, – сухо ответила Мариза. – Ты что, хромаешь?
   Врать Алек совершенно не умел, поэтому Изабель поспешила ответить вместо него:
   – Столкнулись с драконидой в тоннеле метро. Ничего страшного.
   – А высший демон, с которым вы столкнулись на прошлой неделе, – тоже «ничего страшного»?
   Тут и Изабель не нашла, что ответить, вопросительно посмотрела на Джейса.
   – Мы не собирались… Это была ошибка… – начал оправдываться он, пытаясь сосредоточиться.
   Мысли путались. Мариза с ним даже не поздоровалась, не сказала ему ни слова и по-прежнему не сводила с него пристального взгляда холодных голубых глаз. У Джейса засосало под ложечкой. Она никогда не смотрела на него вот так, что бы он ни сделал!
   – Джейс! – Макс, младший из Лайтвудов, протиснулся в дверь мимо Маризы и, увернувшись от ее цепких рук, ворвался в комнату. – Ты вернулся! Вы все вернулись! – Он крутанулся волчком, радостно улыбаясь Алеку и Изабель. – Я сразу подумал, что это вы, когда услышал лифт!
   – А я думала, что велела тебе сидеть в своей комнате, – сказала Мариза.
   – Не помню такого, – ответил Макс с невозмутимой серьезностью.
   Для своего возраста Макс был очень невысок и выглядел лет на семь, однако малый рост компенсировался сосредоточенным видом в сочетании с огромными очками. Алек протянул руку и взъерошил младшему брату волосы, но Макс не сводил сияющих глаз с Джейса. Джейс почувствовал, что ледяной кулак, стиснувший внутренности, потихоньку разжимается. Макс чуть ли не боготворил его. К родному старшему брату он не относился с таким восторгом – возможно, потому, что Джейс всегда был к Максу гораздо более благосклонен.
   – Я слышал, что вы сражались с высшим демоном! – выпалил Макс. – Было круто, да?
   – Своеобразно… – осторожно ответил Джейс. – Как тебе Аликанте?
   – Здóрово! Мы видели кучу классных штуковин! Там огромная оружейная мастерская, и мне показывали, как изготавливают оружие! Показали, как по-новому куются клинки серафимов, чтобы они дольше работали! Я очень хочу уговорить Ходжа…
   Помимо своей воли Джейс с изумлением взглянул на Маризу. Та к Макс еще ничего не знает о Ходже? Она что, ничего ему не сказала?
   Мариза встретилась с ним взглядом и сжала губы в тонкую ниточку.
   – Довольно, Макс, – промолвила она, взяв младшего сына за плечо.
   Макс посмотрел на нее в изумлении:
   – Но я хочу побыть с Джейсом…
   – Знаю, – кивнула Мариза, мягко подтолкнув его к сестре. – Алек, Изабель, отведите Макса в его комнату. Джейс, – голос у нее стал сухим, – приведи себя в порядок и немедленно приходи в библиотеку. Есть разговор.
   – Я не понимаю, – сказал Алек, переводя взгляд с Джейса на мать. – Что происходит?
   Джейс почувствовал, как его спина покрывается холодным потом.
   – Предмет разговора – мой отец?
   Мариза вздрогнула, как от пощечины.
   – В библиотеку, – выдавила она. – Та м поговорим.
   – Джейс не виноват в том, что произошло, пока ты была в отъезде, – заявил Алек. – Мы все в этом участвовали. А Ходж…
   – О Ходже мы тоже поговорим потом, – угрожающе сказала Мариза, покосившись на Макса.
   – Но, мама! – запротестовала Изабель. – Если хочешь наказать Джейса, накажи и нас, иначе будет несправедливо. Он не сделал ничего такого, чего не делали мы!
   – Нет, – ответила Мариза после долгой паузы. – Ты ошибаешься.

   – Первое правило аниме: никогда не связывайся со слепым монахом, – произнес Саймон.
   Он сидел на полу среди вороха подушек у изножья кровати с пакетом картофельных чипсов в одной руке и пультом от телевизора – в другой. На его черной футболке красовалась надпись «Твоя мама – в моем блоге», а джинсы зияли дырой на колене.
   – Ну да… – Клэри окунула ломтик чипсов в банку с соусом, стоящую на раскладном столике. – Почему-то слепые монахи всегда дерутся лучше всех зрячих… – Она взглянула на экран. – Они что, танцуют?
   – Вот еще, они сражаются! Вот этот парень – смертельный враг вон того, забыла? Он убил его отца. Какие уж тут танцы!
   Клэри грызла чипсы и задумчиво созерцала экран, где в вихре желтых и розовых облаков делали кульбиты два крылатых человека со светящимися жезлами. Они что-то кричали друг другу, но, поскольку мультфильм демонстрировался на японском с китайскими субтитрами, реплики персонажей мало что проясняли.
   – А тот, в шляпе, – злодей? – спросила Клэри.
   – Нет, в шляпе – убитый отец. Он был маг-император, и это была его шляпа всемогущества. Злодей – это тот, у которого говорящая механическая рука.
   Зазвонил телефон. Саймон отложил пакет с чипсами и потянулся к аппарату. Клэри удержала его:
   – Не отвечай.
   – А вдруг Люк звонит из больницы?
   – Это не Люк, – сказала Клэри, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. – Он позвонил бы мне на мобильный, а не тебе на домашний.
   Несколько секунд Саймон смотрел на нее, затем кивнул.
   – Как скажешь, – промолвил он, готовый на все, лишь бы ей было хорошо.
   Клэри подумала, что сейчас ей просто не может быть хорошо. Мама в больнице, опутанная трубками и датчиками. Люк сидит у ее постели, как зомби, скорчившись на пластиковом стуле. А Джейс… Клэри ужасно тревожилась, по десять раз на дню хваталась за телефон, чтобы позвонить в Институт, но так ни разу и набрала номер. Если бы Джейс хотел поговорить с ней, он позвонил бы сам.
   Наверное, все-таки не стоило приводить его к Джослин. Она-то надеялась, что мама очнется, услышав голос своего первенца. Увы, ничего не произошло. Джейс неподвижно стоял у постели, и лицо у него было, как у безмятежного иконописного ангела. В конце концов у Клэри лопнуло терпение, она накричала на Джейса, он огрызнулся в ответ и выбежал прочь.
   – Вот теперь вы и правда ведете себя как брат с сестрой, – заметил Люк.
   Клэри промолчала. Зачем объяснять ему, как она безнадежно мечтает, чтобы Джейс не был ее братом? От собственной ДНК не убежишь, как бы тебе этого ни хотелось. Даже если от этого зависит твое счастье…
   Да, с надеждами на счастье пришлось расстаться, зато в доме Саймона ей было очень уютно и спокойно. Она знала Саймона так давно, что помнила еще те дни, когда он спал на кровати в виде пожарной машины, а в углу его комнаты валялись груды деталек конструктора LEGO. Теперь Саймон обзавелся диваном-футоном в японском стиле с ярким полосатым лоскутным одеялом, подаренным сестрой. На стенах висели плакаты рок-групп, место конструктора занимала барабанная установка, а в другом углу комнаты светился экран компьютера с картинкой из World of Warcraft на рабочем столе. Для Клэри все это давно стало таким родным, что она чувствовала себя совсем как дома – тем более ее настоящий дом превратился в развалины…
   – Ну вот, опять чибики, – мрачно сказал Саймон, когда все персонажи на экране вдруг превратились в карикатурных младенцев, гоняющихся друг за другом со сковородками. – Переключаю на другой канал, аниме меня достало. Сюжет непонятный, и нет даже намека на секс.
   – Конечно нет. – Клэри запустила руку в пакет с чипсами. – Аниме – это благонравное семейное развлечение.
   – Если ты в настроении смотреть что-нибудь менее благонравное, могу включить порноканал, – сказал Саймон. – Что лучше: «Бюствикские ведьмы» или «Грязная Диана»?
   – Дай сюда! – Клэри попыталась отобрать пульт, но Саймон уже переключил канал, издевательски хохоча.
   И вдруг осекся, уставившись в телевизор. Шел старый черно-белый фильм, «Дракула». Бела Лугоши, облаченный в мантию с высоким воротником, скалил острые клыки на выбеленном лице. «Я не пью вина», – произнес он с сильным венгерским акцентом.
   – Гляди, паутина резиновая, – улыбнулась Клэри. – Очень заметно.
   Но Саймон уже помрачнел, как осеннее небо перед дождем. Он вскочил на ноги, бросил пульт на кровать и пробормотал: «Сейчас вернусь». Впервые с того дня, как мама оказалась в больнице, Клэри пришло в голову, что Саймону тоже приходится нелегко.

   Вытирая волосы полотенцем, Джейс хмуро окинул взглядом свое отражение. Исцеляющая руна устранила даже самые серьезные ушибы и кровоподтеки, однако оказалась бессильна против темных кругов под глазами и жестких складок, залегших в углах рта. Голова болела и немного кружилась. Конечно, стоило хоть как-то позавтракать, но он проснулся в ледяном поту от ночных кошмаров, и его так мутило, что хотелось не есть, а как можно скорее отвлечься на любую физическую активность, чтобы боль и льющийся в глаза пот вытеснили все воспоминания о снах.
   Отложив полотенце, Джейс с грустью вспомнил о сладком чае из высушенных листьев ночных цветов, росших в зимнем саду, который заваривал Ходж. Этот чай помогал справиться с чувством голода и моментально восстанавливал силы. Теперь Ходжа не было… Джейс как-то попытался сам заварить листья кипятком, надеясь добиться того же эффекта, но у него получилось лишь тошнотворное горькое варево, отдающее пеплом.
   Он вышел из ванной босиком, натянул рубашку и джинсы, откинул с лица светлые пряди. Волосы уже лезли в глаза. Мариза обязательно устроит ему разнос – как обычно. Пусть по крови он и не принадлежал к роду Лайтвудов, с ним всегда обращались как с родным – с тех пор, как усыновили после смерти отца. То есть предполагаемой смерти, напомнил себе Джейс, и у него вновь засосало под ложечкой. Последние несколько дней он чувствовал себя тыквой, которую выпотрошили и поставили украшать застывшим оскалом вечеринку на Хеллоуин. Теперь он часто думал: а правда ли хоть что-то из его представлений о себе и о своей жизни? Он считал себя сиротой – это оказалось совсем не так. Считал, что был единственным ребенком, – и вдруг выяснилось, что у него есть сестра.
   Клэри. Волна боли накатила с новой силой, но была подавлена, как и раньше. Взгляд Джейса упал на осколок зеркала на комоде, все еще отражавший зеленые ветви и яркое голубое небо. В Идрисе уже смеркалось, и небо темнело кобальтовой синью. Борясь с ощущением пустоты внутри, юноша сунул ноги в ботинки и направился вниз, в библиотеку.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация