А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не просто убить…" (страница 13)

   Глава 15

   Старый пассажирский «боинг» египетской авиакомпании совершил посадку в аэропорту Найроби. Выйдя из самолёта на трап, Камнев глубоко вдохнул тёплый, насыщенный озоном прелый воздух. Чувствовалось приближение дождя. Вдали, у зелёной стены леса, подступающей к взлётной полосе, клубились чёрные тучи. Иногда густой мрак прорезался зигзагами молний, но раскаты грома были не слышны. Ветер гнал тучи на город.
   Дождь будет, подумал Антон. Душу терзала тревога, было муторно, словно перепил крепкого чая. Что его ждёт здесь? Долго ему осталось жить или эта далёкая экзотическая земля навсегда поглотит его своей враждебной плотью? Неизвестно!..
   Лёгкий толчок в бок заставил оглянуться. Сопровождавший его чеченец – Гамид, в тёмных очках, за несколько часов полёта успевший отрастить щетину на бритых скулах, оскалился в улыбке, схватил под руку:
   – Не стесняйся, брат, топай вниз. Прилетели.
   – Вижу, что прилетели, – буркнул Антон.
   – Э-э, зря грубишь. Я с тобой хорошо говорю, и ты со мной хорошо говори.
   Антон стал спускаться по трапу. Гамид, а следом другие соглядатаи – Арсан и его пятёрка, все одетые в лёгкие рубахи с короткими рукавами, в тёмных очках, с пухлыми спортивными сумками в руках, гортанно переговариваясь и смеясь, громко затопали по металлическим ступеням трапа. Антон оглянулся – из самолёта вышли другие русские. Один из них – лысоватый коротышка с редкими кудряшками на висках – тянул за собой высокую прекрасную Лолиту Балаян. Савватей Суев, держа в руке кожаный чемодан, замыкал шествие «экспедиции». Антона волновали вопросы: кто они? Они в сговоре с бандитами или сторонние наблюдатели? Если он совершит попытку освободиться, окажут они помощь или станут помехой? Пока эти вопросы не прояснятся, придётся покорно ждать.
   Таможенный контроль прошли без помех. В зале аэропорта их уже встречали какие-то наглые африканцы в полувоенном одеянии – в светлых футболках и пятнистых штанах, на головах – бурые береты.
   Африканцев было трое. Они тут же стали шушукаться с Арсаном и Гамидом при посредничестве говорившего по-английски Кита. После недолгих переговоров Гамид обернулся к остальным, пояснил:
   – Порядок, сейчас поедем в саванну, в отель.
   Антон, переминаясь, осматривался. Шамиль так толком и не объяснил ему, что же за секретная миссия им предстоит. Ясно одно – если не планируют выстрелить в спину в самом конце (у моджахедов это в порядке обычного – использовать человека, а после подло убить), то сдадут африканцам на отсидку. Интересно, есть в Кении российское посольство или нет? – подумал Антон.
   Африканцы, забрав у чеченцев сумки (в этой группе сопровождения были только этнические чеченцы, их Антон определял безошибочно), повели их на улицу. У здания аэропорта поджидали три припаркованных джипа. Антон с Г амидом и Арсаном сели в первый. Красавицу Лолу усадили в последний джип. Суева – в средний.
   Они тоже пленники, – сообразил Антон.
   Антона посадили посередине заднего сиденья, Арсан и Гамид сели по бокам. Машину вёл африканец. На переднем кресле поместился ещё один чеченец, имени которого Антон не знал.
   Долго ехали молча. Чеченцы не переговаривались между собой и ни о чём не спрашивали африканца. Кортеж из трёх джипов сначала двигался по центральному проспекту, потом свернул на менее оживлённую, но асфальтированную дорогу. Здесь дома были двух-трёхэтажные, в колониальном стиле, оставшиеся от сбежавших после объявления независимости белых жителей. Теперь место выгнанных колонизаторов заняли всепроникающие китайцы. Они взяли Кению в оборот, превратив в вассала Срединного государства.
   Антон усмехнулся – ещё лет десять – пятнадцать, и Китай уверенно подомнёт под себя большую часть Африки. Но это уже политика, а она Антону претила. Он занимался искоренением зла, олицетворением которого ныне был брат Александр… Хотя всю жизнь он называл его не иначе как Сашка…
   Респектабельные малоэтажные кварталы сменились пригородными трущобами. А вскоре закончились и они.
   Табличка с перечёркнутой надписью на английском «Найроби» осталась позади.
   В машине по-прежнему все молчали. Антон смотрел на дорогу, не пытаясь разузнать что-либо. Им вдруг овладела апатия. Что толку волноваться – это всё равно ничего не даст. Сейчас самое разумное – просто наблюдать за развитием событий. А начни расспрашивать, всё равно ему ничего не скажут, только озлятся. Молчат, не бубнят нравоучительные речи, какие федералы плохие и какие они гордые и непокорные, – уже хорошо.
   Всё это время Гамид краем глаза наблюдал за пленником, и спокойствие Антона его насторожило. Не меняя выражения лица, он спросил, глядя в глаза Антона:
   – Сбежать хочешь?
   Бросив взгляд на Гамида, Антон промолчал. Тот хотел что-то сказать, но передумал, насупился.
   – Гамид, долго ехать? – спросил его по-русски Арсан.
   – Он знает. – Гамид кивнул на африканца.
   – Кто договаривался?
   – Шамиль по телефону перетёр с их шефом. Приедем на место – будем мы говорить.
   Снова повисла тишина.
   Чёрные тучи почти закрыли небо. Воздух стал разреженным. Раскаты грома взрывались, словно канонада.
   Дождь – это хорошо, подумал Антон.
   Сидевший впереди соглядатай обернулся, сказал, хмурясь:
   – Буря, гроза, дождь – плохой знак.
   Антон ухмыльнулся в ответ.
   Горец возмущённо вскинулся, попытался найти поддержку у сидящего рядом с пленником командира.
   Арсан махнул рукой. Для них давно всё происходящее – путь в никуда. Какие бы знаки небо ни посылало, хорошего не будет.
   Арсан сказал мрачно:
   – Успокойся.
   Джипы свернули с асфальтированной трассы на пыльный просёлок. Высокая сухая трава, кустарники с маленькими жёсткими листиками, редкие деревья. Саванна. Пустая, тихая саванна – всё живое затаилось перед надвигающимся африканским ливнем.
   Кортеж успел добраться до отеля. Все покинули машины, вошли в просторный холл, и тут с неба обрушилась стена воды. Африканцы облегчённо перекрестились – успели. Главный из них – лысый, иссиня-чёрный – представился:
   – Я Мамбеле. Располагайтесь пока здесь.
   – Кит, спроси у него, где их шеф, – велел Арсан.
   Выслушав вопрос, Мамбеле проворчал:
   – Здесь. Пойдёмте со мной.
   Кит, Гамид и Арсан двинулись за Мамбеле, к ним присоединились все «официальные лица». «Делегация» по металлической лестнице последовала на второй этаж.
   Холл отеля был просторный. Вдоль стен располагались кресла и диваны, по углам топорщились в пластмассовых кадках кустистые пальмы. Стены, отделанные природным камнем, украшали черепа антилоп с рогами и деревянные лакированные маски местных богов.
   Лола, надув губы, капризно расположилась на диване, закинув ногу на ногу. Суев присел в кресло в углу, прижимая к ногам свой чемодан. Он походил на студента-первогодка, вселяющегося в общежитие.
   Четверо чеченцев, побросав сумки в кучу в центре холла, собрались у входа, разговаривая на своём языке и взирая на дождь, низвергавшийся с неба сплошным ураганным потоком.
   Антон огляделся – становилось всё интереснее. Отсюда до Найроби, если ехать на машине, рукой подать. Да и без машины добраться можно очень быстро, при определённой сноровке… Атакой «сноровкой» обладают, чего греха таить, сто процентов россиян… Раз, раз, и ты на свободе! Антона мучил лишь один вопрос: есть ли в Кении российское консульство? А может, и посольство?
   Антон сел на диван, стоявший рядом с креслом, в котором помещался злой Савватей.
   Толстяк, жалобно взирая на Антона, спросил:
   – Вы русский?
   Антон улыбнулся:
   – Русский. Зовут Антон. А ты? – Этим переходом на «ты» Антон сразу решил сломать отчуждённость и найти себе «друга-союзника». Простой психологический приём.
   Савватей в ответ радостно воскликнул:
   – Я с Кубани. Савватей Суев.
   – Тьюрист? – Антон саркастически усмехнулся и пошевелил рукой, давая понять, что он «осуждает» организаторов.
   Савватей радостно отозвался, всхохотнув:
   – Точно! Ту-у-урист! Мать – размать!!! Здорово здесь отдыхается.
   – А эти «братья» с тобой? Или ты с ними?
   – Разве они не твои друзья? – удивился толстяк.
   Антон усмехнулся, взглянул на спины злодеев, всем своим видом давая понять, что такие «друзья» – это самое последнее, чего бы он себе желал…
   – Я бы так не сказал. Многие из них отличные ребята, которые достойны пистолетной пули в затылок, но пока я с ними.
   – Пока? – удивился толстяк. – Пока… Что это значит?
   – Это значит, что я решаю, буду с ними или не буду…
   – По своей воле?
   – Что?
   – По своей воле ты будешь с ними? Или по принуждению?
   – А вы? По своей воле с теми?
   Савватей поскучнел, но заметил:
   – Это хорошо, что мы познакомились.
   – Согласен с вами.
   Антон только собирался заговорить о прекрасной спутнице Савватея, которую, как он знал, звали Лолита-Лола, но тут послышался чеченский говор, и сверху показались сопровождавшие их мафиози.
   – Поднимайтесь наверх! – Это было сказано уже по-русски.
   Пришлось прервать разговор и, поднявшись и взяв в руки свои вещи, следовать за провожатым. В руках Лолы был небольшой чемоданчик, она оказалась рядом с Антоном, и он, галантно кивнув, взял его из её рук.
   – Позвольте помочь, – сказал он с улыбкой.
   – О, вы джентльмен, – удивилась Лола. – А мы считали, что вы (горцы) ужасные злодеи.
   – Я похож на ужасного горца-злодея?! – с сарказмом спросил Антон.
   Лола не заметила сарказма.
   – Вы очень красивы как мужчина и яростны.
   – Это вы обо мне? – кривя усмешку, спросил Антон.
   – Конечно, про вас. Вы же тоже злодей? – Она беспомощно хлопала ресницами. Когда вот так смотришь в глаза прелестницы, что ещё можешь сказать о себе, кроме приукрашивающей лжи, подумал Антон.
   – Да. Разрешите вам помочь?
   – Кто вы?
   – Антон. Моё имя Антон. Я – русский. Такой же россиянин, как и вы…
   Красавица была в растерянности.
   – Что мы здесь делаем, Антон?
   – Я в неведении, как и вы. – Антон пожал плечами.
   – Вас привезли?
   – Да, взяли и привезли, не спрашивая. С вами сделали то же самое?
   Красавица грустно пожала плечами (этот жест ничего не мог означать). Её голос казался опустошённым. Она произнесла:
   – Думаю, нам стоит подружиться.
   – Согласен. Надо держаться вместе.
   – Эй! – рявкнул соглядатай. – Что ты там лепечешь? Отойди от неё!
   – Я взял у неё чемодан, – отозвался Антон. – Хотел завязать знакомство.
   – Уймись! Не лезь к ним!
   Антон пожал плечами:
   – Я не делаю ничего плохого.
   – Помалкивай и не липни к бабе. Если тебе интересно – она откусила член одному дерзкому арабу, который так же приставал к ней!
   – Не может быть! – поразился Антон.
   – Сам видел, – усмехнулся Гамид. Ему понравилась реакция его подопечного. А говорили, что он «супер-пупер»… Враньё всё это… Ложь.
   Гамид был уверен на сто процентов, что хитрый русский обдумывает план побега. Он всё время полёта сосредоточенно глядел в иллюминатор, и его лицо выражало активную работу мысли. Глупую затею придумал Шамиль с этим русским майором – у фээсбэшников звания майоров идиотам не дают, а только идиот, по разумению Гамида, мог поверить басням Шамиля про рискованное дело, ради которого был выкраден майор Камнев.
   Гамид подмигнул Антону:
   – Понял? Араб захотел впихнуть красотке за щёку, а она – хоп и откусила. Словно волчица.
   Антон, притворно сокрушаясь, покачал головой. Главное сейчас, решил он, наладить контакт с опекающими его соглядатаями, а после… Всё-таки есть в Кении российское посольство или нет? Если нет, в любом случае кто-то из европейцев присутствовать обязан. Те же англичане, ведь Кения была колонией Англии, а сейчас входит в Британское Содружество.
   Гамид указал Антону на дверь комнаты:
   – Прошу.
   Оказавшись внутри, Антон сразу сообразил, что к его приезду готовились – на окне, помимо деревянных ставень, была металлическая решётка. Он опустил свою сумку с вещами на пол и огляделся.
   Посреди комнаты стоял стол с металлическими ножками и пластиковой крышкой – в этом краю свирепствовали термиты. Антон понял, что все деревянные элементы отеля пропитаны каким-то ядовитым раствором и, видимо, этот раствор был очень дорогой, поэтому мебель в отеле в основном была из металла и пластмассы.
   Кровати (тоже металлические) занимали всё остальное пространство – их было четыре. Выходит, соглядатаи будут с ним всегда рядом – это плохо, он не рассчитывал на такую опёку.
   – Располагайся. Выбирай любую лежанку, – велел Гамид.
   – Можно у окна?
   – Как хочешь. Удрать всё равно не сможешь – решётка крепкая.
   – Я не собираюсь бежать. Куда – в дикую саванну?
   – Правильно – бежать бесполезно. Сейчас парни решат с едой – поедим.
   Антон опустился на кровать.
   – Шамиль говорил – меня отпустят, когда я сделаю дело. – Антон произнёс провокационную фразу, следя за выражением лица Гамида.
   – Это дело Шамиля. Скажет – отпустим. Велит убить – убьём, – безразлично отозвался Гамид.
   В комнату заглянул чеченец постарше – Арсан. Антон знал, что Арсан – второе лицо в команде Шамиля. Арсан недовольным тоном произнёс несколько слов по-чеченски и закрыл дверь. Гамид заскучал, но Антону ничего не сказал, стал смотреть сквозь решётку окна на низвергавшийся плотным потоком дождь.
   – Проблемы? – поинтересовался Антон.
   – Э-э-э, успокойся. Сиди тихо. Надо будет – всё узнаешь.
   Антон упёр взгляд в пол, стал размышлять. Почему всё-таки он оказался в Африке, в дикой дыре, посреди саванны? Другие россияне, которых привезли сюда вместе с ним, ни Савватей, ни Лола, как и он, не знали, зачем они здесь. Странное затевали люди братца. Нехорошее что-то. Сердце ныло не переставая, а его не обманешь.
   Плотно притворив дверь комнаты, Арсан заскрипел зубами от злости, его план сразу начал давать сбой – Камнева он разместил под присмотром своих нукеров в номере посреди коридора, рядом он планировал поселить женщину и присматривавшего за ней кучерявого русского, а в конце коридора – толстяка Савватея и ещё двоих русских, но… Толстяк требовал поселить его вместе с женщиной. Это не входило в планы Арсана. Он задумал удавить кучерявого русского, а прекрасную пленницу похитить – жалко такую женщину скармливать хищникам. Этот старикашка Данилов совсем из ума выжил, пёс. Но удавить толстяка было нельзя, ведь он был зятем Данилова.
   Савватей в это время возмущённо препирался с Тогой – ему необходимо было поселиться в один номер с Лолой по двум причинам. Во-первых, чтобы удавить её во сне, а всё свалить на кучерявого Степана, которого он тоже намеревался удавить. Вторая причина – перед хладнокровным убийством Савватей собирался силой овладеть Лолитой.
   – Гога, у меня поручение от нашего «дона», – грозя пальцем, требовал Савватей.
   – Я ничего не знаю.
   – Ты и не должен знать – поручение секретное.
   – Я свяжусь с Иваном Сергеевичем и всё выясню.
   – Что выяснишь? Проще простого меня поселить в номер к Лолите и Степану. Вдруг Степан воспользуется тем, что ночует с ней один на один?
   – Тебе-то что?
   – Не дело женщине спать в номере с одним мужчиной.
   – А с двумя можно?
   – Можно.
   – Мы решим этот вопрос.
   Из номера, где помещался Камнев, выглянул Гамид, посмотрев вниз на русских, спросил Арсана:
   – Чего они?
   – Толстый хочет спать в одном номере с бабой.
   – И что?
   – Мы же решили, что бабу выкрадем. А толстяка давить нельзя – он зять Данилова. Это проблема.
   – Можно сделать так, что толстяк будет живой и невредимый, а бабу украдём, как планировали.
   – Зачем мне лишние волнения? Иди в комнату, не оставляй Камнева одного. Из-за дурости Шамиля мы делаем очень много не нужного. Эти африканцы вокруг, эта пустыня…
   – Это саванна, Арсан.
   – Гамид, не перечь мне – я сейчас злой.
   – Пусть парни пожрать принесут.
   – На кухне ещё не приготовили. Иди следи за ним.
   Гога помахал Арсану, тому пришлось спуститься в вестибюль. Кит пересказал, о чём беседовали между собой русские:
   – Этот здоровяк говорит, что в номере с Лолой и кучерявым должен спать толстяк.
   Арсан бессильно вздохнул. Дверь наверху скрипнула. Из своей комнаты выглянула Лолита и громко, с нотками истерики, прокричала:
   – Здесь по стенам бегают ужасные муравьи! Сделайте, что-нибудь! – и с силой захлопнула за собой дверь.
   Гога и Савватей ухмыльнулись. Арсан и Кит вежливо заулыбались. Арсан снова пошёл наверх, краем глаза следя за стоявшими в вестибюле африканцами. Ему не понравилось, как на пленницу взирали негры – губастый бандит Мамбеле и его соратник Зинзе. Пришедшая в голову мысль озарила его своей простотой: похищение женщины можно будет свалить на африканцев, в этом случае и толстяка завалить ничего не стоит – пусть «дон» Данилов с дикарей спрашивает.
   – Интересно, чему этот гондон обрадовался? – Мамбеле, задав вопрос на родном диалекте, кивнул в сторону Арсана.
   Зинзе пожал плечами:
   – Я не понимаю этих белых, но шеф с ними хорошо крутит и говорит, что мы не будем в накладе.
   – В накладе не будет шеф, – строго произнёс Мамбеле, всё ещё продолжая смотреть на дверь, которая закрылась за светлокожей красивой женщиной. – Зинзе, я тебе говорил, что на шефа давно уже пора навалить густую вонючую кучу.
   – И что дальше? Где мы работу найдём? Опять переходить на «вольные хлеба»? Я устал, Мамбеле, искать одиноких путников и неохраняемые туристические автобусы. Шеф неплохо платит.
   – Когда он платил в последний раз? – Мамбеле обозлился. – Он кабанеет с каждым днём. Ещё неделя, и он нас не будет ставить ни во что! Провернув аферу с европейцами и их запрещённым сафари, он сделается князем. Тогда он нас замечать перестанет. Вон, понабрал себе целую армию. Это он только аванс получил.
   – К чему этот разговор?
   – К тому, что надо сделать свой бизнес и свалить с деньгами. Совсем свалить!
   – Какие деньги, Мамбеле? Белые переводят деньги шефу на счёт.
   – Мы украдём ту бабу и продадим её в Найроби. А? – Мамбеле секунду смотрел в глаза туповатому другу, потом расплылся в улыбке. – Зинзе, когда я тебя подводил? Баба спелая – за неё снимем порядочные деньги. Слушай! – Вдруг его озарило, он сжал плечо друга так сильно, что тот от боли вскрикнул и отбросил его руку: «Прекрати!»
   Мамбеле придвинулся к Зинзе и выдохнул:
   – Мы украдём её и продадим в Южном Судане или в Дарфуре. Там за такую красавицу дадут невероятную цену.
   Взгляд Зинзе стал осмысленным – идея Мамбеле проникла в его мозг и стала реально осязаема…
   Арсан вздрогнул от лёгкого прикосновения к плечу. Гамид, жующий зажаренную лапку какого-то животного, кивнул вниз. Арсан стоял на своём прежнем месте наверху и наблюдал за вестибюлем.
   – Что это аборигены так перевозбудились?
   Арсан спокойно отозвался:
   – Я и сам заметил, что они мудрить начинают.
   – Пойдем поедим – парни всё принесли.
   – Ешьте, я ещё понаблюдаю. Тревожно на душе у меня, Гамид, – честно признался Арсан.
   – Когда дело – всегда тревожно.
   – Сейчас по-другому…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация