А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна Черной горы" (страница 55)

   4

   На следующий день профессор Воздвиженский изъявил желание ознакомиться с работой и других буровых, где использовали обычный метод промывки забоя водой. Ему понравилось, что все буровые установки и штольни переведены на централизованное электроснабжение, а одноцилиндровые маломощные двигатели заменены электромоторами. Он по достоинству оценил и создание водоразборных резервуаров, в которые из речной долины мощными электронасосами закачивалась вода, там в нее добавляли необходимые примеси, создавая промывочную жидкость, и она, уже самотеком, по трубам, поступала на буровые, установленные несколько ниже по склону на специально вырубленных в скале площадках. Подолгу беседовал профессор с Суриковым и Могильным, бригады которых показывали рекордные результаты проходки, у Могильного он даже лазил на верхотуру, изучая хитро построенный высокий копер.
   Но наиболее сильное впечатление на маститого ученого произвели буровые, где рабочими трудились женщины. Они создали все возможное, чтобы повысить культуру производства. Его поразила идеальная чистота. Тщательно выскобленные и вымытые полы, на окнах – шторы и белоснежные занавесочки, на подоконниках и тумбах – живые цветы. Воздвиженский признавался, что ему еще никогда не приходилось видеть таких буровых, где не то что работать, а просто находиться – большое удовольствие!
   Казаковский все время находился рядом с ученым и впервые в жизни исполнял роль гида. Возил на штольни, электростанцию, показывал ремонтно-механические мастерские, лаборатории, камералку, дробильный цех, гараж, пекарню, баню, магазины, почту, детсад-ясли, парикмахерскую и, конечно, школу, рассказав профессору, как самостоятельно открыл ее в поселке, как был ее подпольным директором, как он за нее получил персональный выговор.
   – Выговор? – удивлялся ученый. – Не может быть!
   – Влепили строгача за «партизанщину» на ниве народного просвещения, – признавался Казаковский и продолжал: – А теперь школу признали. Прислали и директора. И знаете, Борис Иванович, на первом же году существования школы количество учеников увеличилось почти вдвое. Откуда они взялись, спрашиваете? Приехали к родителям от далеких бабушек и тетушек, где их приходилось держать до лучших времен. А дети – это серьезный показатель. Люди соединили свои семьи, начали обживаться в Солнечном на годы, строить дома, прочно прикипать к геологии. Да и «бесхозные» педагоги, не имеющие возможности трудиться по своей специальности, вернулись к своим прямым обязанностям. Дети без лишней нервотрепки стали получать положенные им по закону и по программе школьные знания.
   – А парикмахерскую тоже нелегальным путем строили? Такие заведения службы быта в геологических партиях обычно не заводятся.
   – Строили, конечно, нелегально, хозяйственным способом и по желанию населения, главным образом женского, – рассказывал Казаковский. – Женщин в экспедиции, Борис Иванович, много. И работают в парикмахерской в основном мастера по женским прическам. Хочу обратить ваше внимание, что обслуживание организовано в рабочее время. По записям. Мне не раз говорили: товарищ начальник, ну как же так, в рабочее время? Разве можно? Отвечаю: можно! Женщины меня сразу поняли и поддержали.
   – А я что-то не очень, – сказал профессор. – Поясните.
   – Все просто и прозаично, Борис Иванович! Жена наметила с мужем пойти в кино, в гости, одним словом, выйти в люди. Так она в тот же день начнет отпрашиваться на работе, чтобы в парикмахерскую сбегать. И отпросится. Но психология у женщин такова, что, отпросившись в парикмахерскую на полчасика, она первым делом по магазинам пробежится. Потеряла время. Потеряла, потом в парикмахерскую, займет очередь, сидит, нервничает. А часики отсчитывают минуты. Время поджимает, очередь движется медленно. Не выдержит работница, махнет рукою. Ладно, мол, после работы дома что-нибудь придумаю. А дома не всегда быстро и хорошо получается, станет переделывать укладку… Муж, глядя на часы, начнет нервничать: опять опаздываем, сколько так можно, не смогла вовремя причесаться… Одним словом, настроение у обоих испорчено, но раз обещали, то идут, хотя и дуются друг на друга. А то бывает, что и вернувшись продолжают выяснять отношения. А на следующий день они оба не работники. Эмоциональный настрой явно не положительного качества, трудятся кое-как и с браком… Так что, Борис Иванович, тут-то, с точки зрения производства, мы многое теряем. Вы согласны?
   – В логическом рассуждении отказать трудно, – улыбнулся профессор.
   – А теперь возьмем иную ситуацию. Жена в нашей парикмахерской заранее записалась. В рабочее время, те же полчаса потеряны, но уже по прямому назначению. Через тридцать минут – любая модная прическа! Ну, сорок минут, если еще и под феном посидит, так? Надела косыночку и на рабочее место. Сидит не нарадуется, сердце поет и работа спорится. А дома мужу втык еще сделает: чего копаешься, я давно уже собралась! И на следующий день оба идут на работу с хорошим настроением. А настроение – двигатель производительности труда. Вот и получается, что мы не столько теряем, сколько приобретаем.
   Рассказывая и поясняя, Казаковский привел Воздвиженского в столовую. Она ничем не отличалась от городских небольших столовых с залом обслуживания. Только профессор удивился, когда увидел, что начальник экспедиции взял поднос, как рядовой работник. И открыто спросил:
   – Неужели у вас нет отдельной комнатки для руководящих товарищей?
   – Вас это удивляет? Нет у нас таких отдельных помещений. Наш руководящий состав экспедиции обычно приходит к концу обеденного времени, часам к трем. И в столовой к концу обеденного времени обязательно должны быть две овощных закуски, два первых, два вторых и два третьих. Такова наша установка. Люди живут в тайге, много холостяков, да и семейные, если бездетные и оба работают, питаются здесь. Ну а мы, когда приходим, стараемся в одно и то же время собраться, берем подносы, выбираем себе еду, усаживаемся за сдвинутыми столами. Почему обедаем вместе? Традиция такая в экспедиции давно. Мы садимся не только пообедать, но еще и пообщаться, «погалдеть», слово такое прижилось. Ну, и «галдим» о том, кто и где побывал с утра, что сделал, какие распоряжения отдал… В общем, не «обгалдив», мы никаких решений не принимаем, никого не снимаем, не переводим, не назначаем, никакого нового дела не начинаем. Это как бы неофициальное совещание. И так дважды в день мы все вместе, все руководство экспедицией.
   – Как? Вы еще и ужинаете сообща?
   – Нет, ужинаем каждый дома. Вечером мы собираемся в моем кабинете на планерке. Но там каждая минута на учете, каждое слово вес имеет, потому что говорим перед микрофоном и нас слушают во всех производственных подразделениях. – Казаковский пододвинул профессору тарелку с нарезанным хлебом. – И хлеб свой, свежий. Каждый день из пекарни тепленьким доставляют в столовую.

   5

   Вечером в зале Дома культуры было тесно. Желающих послушать выступление известного столичного ученого было значительно больше, чем мог вместить зал. Появление Воздвиженского встретили бурными аплодисментами.
   Борис Иванович рассказал собравшимся о последних достижениях науки и техники в области инженерной геологии, особо остановившись на алмазном бурении и использовании для очистки забоя сжатого воздуха, поздравив Казаковского, инженеров и буровиков с замечательными достижениями в этой сложной области. Коснулся и вопросов поиска и разведки полезных ископаемых, особо остановился на государственном значении мяочанского рудного района.
   – Как всем известно, золото – это металл богатства, красоты. Золото – царь металлов. А олово – металл-трудяга, металл-работник, без которого трудно себе представить существование современного технического процесса! И человек давно заметил и оценил олово. Олово – это металл, который нужен для каждодневной жизни. И ложка, и пуговица, и котел луженый, и консервная банка, и тонкая фольга – везде оно, олово. Оно нужно и химической, и консервной, и радиоэлектронной промышленности. А прибавь к серебристому олову мягкую медь, мы получим крепкую бронзу, из которой в давние времена наши предки ковали мечи. Она, бронза, и ныне в боевом строю, из нее льют гильзы патронов да важные части в ракетах. Одним словом, товарищи, олово – это самый необходимый металл, он нужен и для мирной жизни, и для защиты отечества.
   А олово выплавляют из руды, которая называется касситеритом, а попросту – из оловянного камня.
   До середины пятидесятых годов поисковые геологоразведочные работы в нашей стране на касситерит не разворачивались. Курс был взят на импорт дешевого оловянного камня из соседнего Китая. Но недавно вспыхнувшая там «культурная революция», маоизм, взятый ими курс на откровенный антисоветизм, естественно, отложили отпечаток и на наши экономические взаимоотношения. Поставки касситерита резко сократилась. Так что ваша разведка крупного месторождения имеет важное государственное значение. Страна ждет от вас завершения детальной разведки посчитанных запасов руды и передачи месторождения для эксплуатации.
   Олово, как вам известно, это металл стратегический. Его просто так на мировом рынке приобрести нельзя. И вполне естественно, что на мировом рынке цена на олово неуклонно возрастает. Главные добытчики и экспортеры за рубежом, это развивающиеся страны Юго-Восточной Азии: Малайзия, Индонезия и Бирма. Солидные запасы оловянной руды разрабатываются в Южной Америке, есть они, но очень мало на Африканском континенте. Однако все или почти все месторождения прибрал к рукам крупный международный картель, который образовался в послевоенное время. Его штаб-квартира находится в Лондоне. Это мощное капиталистическое объединение жестко контролирует международный рынок, устанавливая цены и определяя покупателей. Большие стратегические резервы олова, в основном военного назначения, сосредоточиваются в Соединенных Штатах Америки.
   Как вам известно, мы получали от наших соседей из Китая относительно дешевый касситерит. Теперь же, когда возможен окончательный разрыв и прекращение поставок, остро встала задача обеспечения собственных потребностей за счет отечественного касситерита. А такую задачу одним махом не решишь. Мы только можем констатировать определенный недальновидный подход некоторых наших работников, непосредственно занимавшихся планированием поиска и разведки олова. Они, к сожалению, не смогли многого предвидеть и заглядывать достаточно вперед, хотя бы на ближайшие десятилетия. И нам сейчас срочно приходится искать выход, резко расширять поиск месторождений, создавать свою отечественную сырьевую базу и оловодобывающую промышленность. А, как вы хорошо знаете, вести поиск – дело не такое легкое, а в спешке, когда радиоэлектронная и консервная промышленность может сесть на голодный паек, – во много раз сложнее.
   Мысленно поставьте перед собой задачу – найти на гигантских просторах, в тайге, в горах, где нет дорог, жилья, да еще и климат довольно суров, найти на гигантской площади в миллионы квадратных километров рудное тело, размером в несколько сот метров. И при этом оно скрыто на глубине, порой на значительной, в сотни метров. Думаю, что вы согласитесь со мной, что эта задача не из легких. Ее быстро не решишь. Да к тому же, как вам известно, в настоящее время фонд так называемых легкооткрываемых месторождений почти исчерпан.
   Геологические поиски осложняются, работы геологов усложняются, они проводятся в строгой методической последовательности, шаг за шагом, от общего к частному, путем исключения неблагоприятных площадей, и таким образом мы приходим к определению наиболее вероятных районов, начинают оконтуриваться площади, в которых теоретически могут размещаться промышленные месторождения. Короче говоря, определяется стратегия поиска. А в настоящее время поиски относятся к очень трудоемкой и, я бы сказал, наиболее дорогостоящей части геологоразведочного процесса.
   Выявлять новые месторождения с каждым годом становится все труднее и труднее. Многие районы нашей страны уже деятельно опоискованы, там геологами изучен и разведан почти каждый квадратный метр. В результате этого выявлено огромное количество месторождений различных полезных ископаемых. Создана мощная сырьевая база нашего социалистического государства. Наша отечественная промышленность обеспечена собственным сырьем. А вот с оловом дела выглядят далеко не так, как бы нам хотелось.
   Однако в жизни бывают и приятные неожиданности, когда открытие крупных промышленных месторождений происходит на первых этапах планомерного поиска. К таким приятным неожиданностям, полагаю, надо отнести и ваш оловоносный район, богатый и весьма перспективный на будущее. Такие счастливые приятные неожиданности очень и очень редки. Они обусловлены многими слагающимися факторами, и в первую очередь людьми, их творческим подходом к своей трудной работе, их целеустремленностью и целенаправленностью, высокой сознательностью и высокой партийностью, осознанностью долга и личной причастности к важному государственному делу.
   Воздвиженский, широко взмахнув рукой, величественным жестом показал на сидящих в зале Казаковского и Анихимова, Бакунина и Селезнева, Алимбаева, Коваля, Куншева, Закомарина, на буровиков и горнопроходчиков, на авторов открытия месторождений и тех, кто ведет их детальную разведку и оценку, и начал им всем говорить высокие слова благодарности за их самоотверженный, героический, полный лишений, тяжелый, порой неблагодарный, но очень необходимый, очень нужный государству, народу, труд, труд геологоразведчиков, а по-настоящему – разведчиков будущего, которые своими усилиями укрепляют и умножают богатство и могущество нашей социалистической Родины.
   Профессора долго не отпускали, засыпая его многочисленными вопросами. Задавать вопросы продолжали и за дружеским ужином, когда уселись за широким столом в столовой. И Казаковскому было радостно и приятно сознавать, что знаменитый ученый тепло принят его друзьями и товарищами по экспедиции, да и сам Воздвиженский как-то легко и сразу вошел в их рабочий коллектив, как близкий и давно знакомый крупный специалист.
   Он был прост и доступен, говорил понятно и ясно, не усложняя свою речь сложными научными и техническими терминами, а главное, держался как равный среди равных, не подчеркивая свое превосходство. А сколько приезжало в экспедицию представителей от науки, которые с первых же шагов и первых фраз подчеркивали свое особое положение, свое превосходство, и всякий раз это доказывали, считая себя великанами, стоящими на плечах у карликов-работяг. А профессор Воздвиженский показал иное. Его скромность и обходительность всех покоряла. Он как бы считал себя простым человеком, стоящим на плечах у гигантов, творящих великое дело.
   А поздно вечером, когда Казаковский и Воздвиженский остались одни, между ними состоялся нелицеприятный разговор. Профессор, не особенно стесняясь в выражениях, открыто и резко отчитывал своего не очень радивого аспиранта-заочника. Он сдирал с него «шкуру вместе с живым мясом» за то, что до сих пор не удосужился закончить, вернее, написать, свою давно готовую кандидатскую диссертацию, которая «висит в воздухе у него перед самым носом», положения которой давно «проверены в практическом производстве».
   Что Казаковский мог возразить в ответ? Ничего. Профессор прав. И Казаковский, виновато потупившись, пряча по-мальчишески руки за спиной, обещал в ближайшее же время исправиться, все написать, переписать и прислать в Москву на кафедру для ознакомления и оценки.
   – Показывай-ка мне черновики сейчас, я разберусь, – потребовал Воздвиженский.
   Как ни упирался, как ни отговаривался Казаковский, а все же пришлось ему доставать из письменного стола свою папку и показывать ее содержание профессору. Воздвиженский, полистав страницы, исписанные крупным почерком, взял папку к себе в комнату. А на следующий день вернул ее Казаковскому и, весьма довольный прочитанным, сказал:
   – Батенька, да она у тебя диссертация-то, почти готова! Ее только перепечатать на машинке надо да приложить схемы и графики, – и добавил, положа свою ладонь на папку: – А положительный отзыв я могу написать хоть сейчас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [55] 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация