А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Святые минуты. Примеры благочестия и добродетели, извлеченные из житий святых" (страница 5)

   202. Авва еще рассказывал. Один сенатор, отказавшись от мира и раздав свое имение бедным, оставил некоторую часть для собственного употребления; ибо не хотел смирить себя до совершенного отречения и точного подчинения общежительному правилу. Святой Василий изрек ему такое слово: «Ты и сенатором перестал быть, и монахом не сделался».
   203. Еще рассказывал авва Кассиан. Один монах удалился в пустыню и жил в пещере. Родные его по плоти дали ему знать, что отец его тяжко болен и скоро умрет, и говорили ему: «Приходи за наследством, оставшимся после отца». Монах отвечал им: «Я еще прежде его умер для мира, а мертвый не наследник живого».
   204. Авва Кроний говорил. Рассказывал нам авва Иосиф Пелусийский: «Когда жил он на Синае, был там один брат, добрый подвижник и благолепный по наружности. Он ходил в церковь на службу, прикрываясь только малым мафорием[6], и то ветхим, который весь был в заплатах. Однажды, увидев, что он идет в таком виде к Богослужению, я говорю ему: «Брат, не видишь ли, что прочие братия стоят в церкви во время служения, как Ангелы? Почему же ты всегда приходишь сюда в такой одежде?» Брат отвечал: «Прости меня, авва! У меня нет другой одежды». Я взял его в свою келью и дал ему левитон и все, в чем он нуждался. После этого он одевался уже как прочие братия и казался Ангелом. Однажды отцам нужно было послать десять братий к императору за каким-то делом. Вместе с другими они избрали и этого брата. Услышав об этом, он пал перед отцами и сказал: «Ради Господа, простите мне: я раб одного из тамошних сильных людей. Если он узнает меня, то принудит оставить монашество и опять возьмет в услужение к себе». Отцы поверили ему и оставили его. Но после от одного человека, которому хорошо был известен этот брат, отцы узнали, что он в мире был правителем Претории, но скрыл это, чтобы не быть узнанным и не терпеть беспокойства от людей. Так отцы старались убегать славы и удовольствий этого мира!
   205. По словам аввы Пимена, авва Коприй достиг такого совершенства, что хотя был болен и лежал в постели, но благодарил Бога, отвергнув собственную волю.
   206. Собрались однажды скитские братия рассуждать о Мелхиседеке и позабыли позвать авву Коприя. Спустя несколько времени позвали его и спрашивали о Мелхиседеке. Коприй трижды ударил себя по устам и каждый раз приговаривал: «Горе тебе, Коприй! Горе тебе, Коприй! Горе тебе, Коприй! Ты оставил то, что Бог заповедал тебе делать, а испытуешь то, чего Он не требует от тебя». Братия, услышав это, разбежались по своим кельям.
   207. Брат спросил авву Ксоя: «Если где мне случится съесть три хлеба, не много ли это?» «Разве на гумно пришел ты, брат?» – отвечал ему старец. Тот еще спросил его: «Если я выпью три чаши вина, не много ли это?» Авва отвечал: «Если нет диавола, то не много; а если есть, то много: ибо вино – враг монахам, живущим по Богу».
   208. Один из отцов рассказывал об авве Ксое Фивейском. Ходил он однажды на гору Синайскую. Когда возвращался оттуда, встретился с ним брат и сказал ему со вздохом: «Авва, мы страдаем от бездождия». Старец говорит ему: «Почему же вы не молитесь и не просите Бога?» Брат отвечает ему: «И молимся, и просим, а дождя все нет». Старец говорит ему: «Верно, не усердно молитесь? Хочешь ли знать, что это так?» И, простерши руки к небу, начал молиться. Тотчас пошел дождь. Видя это, брат ужаснулся, пал на лицо свое и поклонился старцу. А старец убежал. Брат рассказал всем о случившемся. Все слышавшие прославили Бога.
   209. Авва Ксанфий говорил: «Разбойник был на кресте и одним словом оправдался. Иуда был в числе апостолов и в одну ночь погубил весь труд свой и с небес сошел в ад. Поэтому никто не должен хвалиться успехом в добрых делах. Ибо все уповающие на себя пали».
   210. Однажды пришли к авве Лукию в Енат монахи из так называемых евхитов. Старец спросил их: «Какое у вас рукоделье?» «Мы не занимаемся рукодельем, – отвечали они, – но непрестанно молимся, как заповедует апостол». «Ужели вы не едите?» – спросил старец. «Едим», – отвечали они. «Кто же молится за вас тогда, как вы едите?» – сказал им авва. Еще спросил их: «Вы и не спите?» «Спим», – отвечали евхиты. «Кто же молится за вас, когда вы спите?» – сказал старец. Евхиты не нашли что отвечать на это. Тогда авва отвечал им: «Простите мне, вы не делаете по словам своим. А я вам покажу, что и занимаясь своим рукодельем, непрестанно молюсь. Размочив немного прутьев, с Богом сажусь я и плету из них веревку, а между тем читаю: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое (Пс. 50: 3). Не молитва ли это?» – спросил старец. «Молитва», – отвечали евхиты. Старец продолжал: «Проводя целый день в работе и молитве, я зарабатываю около шестнадцати монет. Две из них я подаю нищим, а остальные употребляю на пищу. Кто примет от меня две монеты, молится за меня, когда я ем или сплю; и таким образом, по милости Божией, исполняю непрестанную молитву».
   211. Некто рассказывал, что один брат, впадший в грех, пришел к авве Лоту и в смущении входил и опять выходил из кельи и не мог сидеть. Тогда авва Лот спрашивает его: «Что ты имеешь, брат?» Брат отвечал ему: «Я сделал большой грех и не могу открыть его отцам». Старец сказал ему: «Исповедай грех свой мне, и я возьму его на себя». Тогда брат сказал старцу: «Я впал в блуд и неистово стремился достичь этого». «Не унывай, – сказал ему старец, – есть покаяние. Пойди пребывай в пещере и постись по два дня, а я принимаю на себя половину греха твоего». По прошествии трех недель старцу было открыто, что Бог принял покаяние брата, и брат пребыл в послушании у старца до самой смерти своей.
   212. Однажды авва Лонгин спрашивал авву Лукия о трех своих помыслах. Он говорит: «Я хочу странствовать». Старец отвечает ему: «Если не будешь воздерживать языка своего, не будешь странником, куда бы ты ни пошел. Но обуздывай здесь язык свой, и будешь странник». Потом авва Лонгин говорит авве Лукию: «Хочу поститься». Старец отвечал: «Пророк Исаия сказал: Таков ли тот пост, который Я избрал, день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? (Ис. 58: 5). Лучше обуздывай худые помыслы». Наконец авва Лонгин говорит: «Хочу бежать от людей». Старец отвечал: «Если прежде не научишься хорошо жить с людьми, то и в уединении не сможешь хорошо жить».
   213. Одна женщина, имевшая в груди болезнь, называемую рак, зная по слуху об авве Лонгине, искала случая видеть его. Он жил от Александрии к западу в девяти милях. Когда женщина пришла искать его, блаженный Лонгин собирал дрова на берегу моря. Увидев его и не зная, что это сам Лонгин, она спросила его: «Авва, где живет авва Лонгин, раб Божий?» Старец сказал ей: «Чего ты хочешь от этого обманщика? Не ходи к нему. Он обманщик. Какое у тебя дело к нему?» Женщина открыла ему болезнь свою. Авва Лонгин перекрестил больное место и отпустил ее, сказав: «Ступай, Бог исцелит тебя, а Лонгин ничем не может помочь тебе». Женщина поверила слову старца, пошла и тотчас исцелилась. После того, рассказывая некоторым об этом деле и описывая признаки старца, она узнает, что исцелил ее сам авва Лонгин.
   214. Авва Макарий рассказывал о себе: «Когда я был молод и жил в келье в Египте, взяли меня и сделали клириком в селе. Не желая быть клириком, я убежал в другое место. Сюда ходил ко мне благочестивый мирянин, брал мое рукоделье и доставлял мне нужное. По искушению диавольскому одна девица в селе том впала в любодеяние. Когда она зачала во чреве, спрашивали ее: «Кто виновник сего?» Она отвечала: «Отшельник». Тогда пришли и взяли меня в село, навесили мне на шею закопченных горшков и ручек от посуды и водили меня по улице, били и кричали: «Этот монах растлил нашу девицу! Бейте его, бейте!» – и избили меня едва не до смерти. Подошел один старик и сказал: «Долго ли вам бить этого монаха-странника?» А мирянин, служивший мне, шел за мною, весь в стыде; и его много ругали, говоря: «Вот отшельник, которого ты хвалил! Что он сделал?» А родители девицы говорили: «Мы не отпустим его, пока не представит нам поручителя, что будет кормить ее». Я попросил служившего мне мирянина, и он поручился за меня. Возвратившись в келью, я отдал ему корзины, сколько имел их, и сказал: «Продай и отдай жене моей на пропитание». И говорил самому себе: «Макарий, вот нашел ты себе жену, теперь тебе надобно немного побольше работать, чтобы кормить ее». Работал я день и ночь и посылал ей. Когда же пришло время родить несчастной, то она много дней мучилась и не могла родить. Говорят ей: «Что это значит?»
   «Знаю, – отвечала она, – я оклеветала отшельника и ложно обвинила его. Не он сделал это, а такой-то юноша!» Тогда служивший мне мирянин пришел ко мне с радостию и сказал: «Та девица не могла родить, пока не призналась, что отшельник не виноват и что она солгала на тебя. И вот все село с почестью хочет идти сюда и просить у тебя прощения». Услышав об этом и избегая беспокойства от людей, я встал и убежал сюда, в Скит. Вот первая причина, по которой я пришел сюда!»
   215. Авва Макарий жил в глубокой пустыне, он один жил в ней отшельником, а несколько ниже была другая пустыня, в которой жило много братий. Однажды старец смотрел на дорогу, ведущую к братии, и видит, идет сатана в образе человеческом и проходит мимо него. Явился он в длинной льняной одежде, которая была вся в дырах, и в дырах висели сосуды. Великий старец спросил его: «Куда идешь?» Сатана отвечал: «Иду навестить братию». «Для чего же у тебя эти сосуды?» – спросил опять старец. Он отвечал: «Несу пищу для братии». Старец спросил: «И все это с пищею?» «Да, – отвечал сатана, – если кому одно не понравится, дам другое; если и это не понравится, дам еще иное. Хотя что-нибудь одно из этого, конечно, понравится». Сказав это, пошел.
   Старец же продолжал смотреть на дорогу, пока он не пошел назад. И как только старец увидел его, говорит ему: «Здравствуй!» «Как мне здравствовать?» – отвечал сатана. «Почему же?» – спросил его старец. «Потому, – сказал сатана, – что все обошлись со мной сурово и никто не принимает меня». Старец спросил его: «Итак, нет у тебя там ни одного друга?» «Да, – отвечал сатана, – один только монах у меня там приятель: он слушается меня и, когда увидит меня, кружится, как веретено». Старец спросил его: «Как имя сего брата?» «Феопемпт», – отвечал сатана и, сказав это, ушел. Авва Макарий встал и пошел в пустыню, несколько ниже лежащую. Братия, узнав об этом, взяли пальмовые ветви и вышли навстречу ему. Между тем каждый из них готовился, надеясь, что старец остановится у него. Но он спросил, кто в Горе называется Феопемптом? И когда нашел келью брата сего, вошел к нему. Феопемпт принял Макария с радостию. Оставшись с ним наедине, старец спрашивает его: «Как живешь, брат?» «Молитвами твоими, хорошо», – отвечал брат. Старец спросил: «Не искушают ли тебя помыслы?» «Пока еще нет», – отвечал брат. Он стыдился признаться. Тогда старец сказал: «Вот сколько лет уже я подвизаюсь, и все уважают меня; а и меня, старика, еще беспокоит дух блуда». Феопемпт отвечал: «Поверь, авва, и меня также беспокоит». Старец говорил то же и о других помыслах, будто искушают его, и брата приводил в сознание. Потом спрашивает его: «Как ты постишься?» Брат отвечал: «До девятого часа». «Постись до вечера, – сказал старец, – и подвизайся, перечитывая Евангелие и другие Писания. Если же придет к тебе помысл, не смотри вниз, но всегда устремляй взор свой горе, и Господь тотчас поможет тебе». Сделав наставление брату, старец пошел в свою пустыню. Наблюдая по-прежнему, старец опять видит того же демона и спрашивает его: «Куда идешь?» «Навестить братию», – отвечал демон, и ушел. Когда же сатана возвращался, святой спросил его: «В каком состоянии братия?» «В худом», – отвечал он. Старец спросил: «Почему так?» «Все они суровы, – сказал демон, – и что всего хуже, и тот приятель мой, который слушался меня, не знаю почему, развратился и не только не слушает меня, но сделался всех суровее. Я поклялся не ходить туда более, разве через какое-то время». Сказав это, демон оставил старца и ушел, а святой пошел в свою келью.
   216. Авва Петр рассказывал о святом Макарии. Пришел он некогда к одному отшельнику и, нашед его больным, спросил, не хочет ли он съесть чего-либо, хотя в келье у больного ничего не было. Больной отвечал: «Хочу пастилы[7]». Мужественный старец не поленился сходить в Александрию, чтобы достать больному желаемое. Об этом чудном подвиге никто не знал.
   217. Авва Петр рассказывал еще. Авва Макарий очень просто обходился со всеми братиями. Некоторые говорили ему: «Для чего ты так ведешь себя?» Авва Макарий отвечал: «Двенадцать лет служил я Господу моему, чтобы даровал Он мне благодать сию, а вы советуете мне оставить ее!»
   218. Рассказывали об авве Макарии. Когда ему случалось быть с братиею, он полагал себе за правило: если будет вино, выпей ради любви к братии, но за один стакан вина целый день не пей воды. Поэтому, когда братия для подкрепления давали ему вина, старец с радостию принимал его, чтобы после мучить себя. Но ученик его, зная о сем деле, говорил братии: «Ради Господа, не давайте ему вина; иначе он будет мучить себя в келье». Братия, узнав об этом, более не подносили ему вина.
   219. Некоторые из отцов спросили авву Макария Египетского: «Отчего это, ешь ли ты или постишься, тело твое всегда сухо?» Старец отвечал им: «Палка, которою ворочают горящие дрова, беспрестанно снедается огнем: то же бывает и с человеком. Если он очищает ум свой страхом Божиим, самый страх Божий снедает его тело».
   220. Шел однажды авва Макарий из Скита в Теренуф и на пути зашел в капище уснуть. В капище находились древние языческие мумии. Старец взял одну из них и положил ее себе под голову, как подушку. Демоны, видя такую смелость его, позавидовали и, желая устрашить его, кликали будто женщину, называя ее по имени: «Такая-то, иди с нами в баню!» А другой демон из-под Макария, как будто мертвец, отвечал им: «На мне лежит странник, я не могу идти». Но старец не устрашился, а смело ударил труп и сказал: «Встань, если можешь! Ступай во тьму!» Демоны, услышав сие, громко закричали: «Победил ты нас!» – и со стыдом убежали.
   221. Авва Макарий Великий однажды в Скиту, распуская собрание, сказал братиям: «Бегите, братия!» Один из старцев сказал ему: «Куда же мы побежим из этой пустыни?» Авва, положив перст на уста, сказал: «Сего бегите!» Потом вошел в келью свою, запер дверь и сидел.
   222. Авва Макарий говорил: «Если ты, делая кому-либо выговор, приходишь в гнев, то удовлетворяешь своей страсти. Таким образом ты, не спасая других, губишь себя».
   223. Некоторые спросили авву Макария: «Как нам должно молиться?» Старец отвечал им: «Не нужно многословить, а должно воздеть руки и говорить: «Господи, как Тебе угодно и как знаешь, помилуй!» Если же нападает искушение: «Господи, помоги!» Он знает, что нам полезно, и поступает с нами милосердно».
   224. Авва Макарий говорил: «Если для тебя поношение – как похвала, бедность – как богатство, недостаток – как изобилие, ты не умрешь. Ибо не может быть, чтобы правоверующий и подвизающийся в благочестии впал в нечистоту страстей и демонское обольщение».
   225. Брат пришел к авве Макарию Египетскому и говорит ему: «Авва, дай мне наставление, как спастись». Старец сказал ему: «Пойди на кладбище и ругай мертвых». Брат пошел, ругал их и бросал в них камни. Возвратясь, он сказал о том старцу. Старец спрашивал его: «Ничего они не говорили тебе?» «Ничего», – отвечал он. Старец еще сказал ему: «Завтра пойди опять на кладбище и хвали их». Брат пошел и хвалил мертвых, говоря: «Апостолы, святые, праведные!» Потом пришел к старцу и сказал: «Я восхвалил их». Старец спросил: «Ничего не отвечали они тебе?» Брат сказал: «Ничего». Старец говорит ему: «Видишь, сколько ты ни поносил их, они ничего не отвечали тебе, и сколько ни хвалил их, ничего не сказали тебе. Так и ты, если хочешь спастись – будь мертв; подобно мертвым, не думай ни об обидах от людей, ни о славе людской; и можешь спастись».
   226. Авва Макарий, однажды проходя с братиями через Египет, услышал слово отрока, который говорил своей матери: «Матушка, один богач любит меня, а я ненавижу его, а такой-то бедный ненавидит меня, а я люблю его». Услышав это, авва Макарий удивился. Братия говорят ему: «Что значат эти слова, что ты, отец, удивился?» Старец отвечает им: «Истинно, Господь наш богат и любит нас и мы не хотим слушать Его; а враг наш диавол беден и ненавидит нас и мы любим скверны его!»
   227. Авва Исаия просил авву Макария: «Дай мне наставление». Старец говорит ему: «Бегай людей». Авва Исаия спрашивает его: «Что значит бегать людей?» Старец отвечал: «Сидеть в своей келье и плакать о грехах своих».
   228. Об авве Макарии Великом утверждали, что он был, как сказано в Священном Писании, бог земной: потому что, как Бог покрывает мир, так и авва Макарий прикрывал согрешения ближнего, которые он, и видя, как бы не видел, и слыша, как бы не слышал.
   229. Некогда старцы из Горы послали в Скит к авве Макарию просить его к себе. Посланные говорят ему: «Чтобы не докучать тебе, во множестве приходя к тебе порознь, просим тебя, приди ты сам к нам, чтобы нам видеть тебя прежде отшествия твоего ко Господу». Когда Макарий пришел в Гору, собралось к нему множество братий. Старцы просили его дать наставление братии. Макарий, выслушав просьбу, сказал: «Восплачем, братия, очи наши да проливают слезы, прежде нежели отойдем туда, где наши слезы будут жечь тела наши». И все зарыдали, пали на лица свои и сказали: «Отче, помолись о нас!»
   230. Однажды демон напал на авву Макария с небольшим мечом и хотел отсечь ему ногу. Но по причине смирения аввы не мог сделать сего и сказал ему: «Все, что вы имеете, имеем и мы; одним только смиренномудрием отличаетесь от нас – и побеждаете».
   231. Авва Пафнутий, ученик аввы Макария, рассказывал, что старец говорил о себе: «Когда был я отроком, вместе с другими детьми пас я коров. Сверстники мои пошли воровать смоквы и, когда бежали назад, уронили одну. Я поднял ее и съел. Ныне, когда вспомню об этом, сажусь и плачу».
   232. Авва Макарий рассказывал: «Однажды, проходя пустынею, нашел я череп какого-то мертвеца, валявшийся на земле. Когда ударил я череп пальмовою палкою, он что-то проговорил мне. Я спросил его: «Кто ты?» Череп отвечал мне: «Я был главным жрецом идолов и язычников, которые жили на этом месте, а ты Макарий-духоносец. Когда ты, сжалившись о страждущих в мучении, начнешь молиться за них, они чувствуют некоторую отраду». Старец спросил его: «Какая это отрада и какое мучение?» Череп говорит ему: «Насколько небо отстоит от земли, настолько под нами огня. Нельзя никому из нас видеть другого лицом к лицу. У нас лицо одного обращено к спине другого. Но когда ты помолишься о нас, то каждый несколько видит другого. Вот в чем наша отрада!» Старец заплакал и сказал: «Несчастный день, в который родился человек!» Старец спросил далее: «Нет ли еще более тяжкого мучения?» Череп отвечал ему: «Под нами мучение еще ужаснее». Старец спросил: «А кто там находится?» Череп отвечал: «Мы, как не знавшие Бога, еще несколько помилованы; но познавшие Бога и отвергшиеся Его – те под нами». После этого старец взял череп и зарыл его в землю.
   233. Рассказывали об авве Макарии Египет ском. Шел он некогда из Скита в гору Нитрийскую и, приближаясь к месту, сказал ученику своему: «Пойди несколько вперед». Ученик, идя вперед, встретился с одним языческим жрецом и стал кричать ему: «Эй, эй, демон, куда идешь?» Жрец, оборотившись, начал бить его и, избив, оставил полумертвым. Потом поднял дерево, которое нес, и побежал. Отошед же несколько вперед, встретился он с аввою Макарием. Старец сказал ему: «Будь здоров, будь здоров, человек трудолюбивый!» Жрец удивился, подошел к нему и спросил: «Что ты нашел во мне доброго, что приветствуешь меня?» Старец отвечал: «Я вижу, что ты трудишься, хотя и не знаешь, что напрасно трудишься». Жрец сказал: «Твое приветствие поразило меня, и я вижу, что ты человек Божий, а другой злой монах, встретившись со мною, поносил меня, и я избил его до смерти». Старец узнал, что это был ученик его. Жрец же, ухватившись за ноги Макария, говорил: «Не отпущу тебя, пока не сделаешь меня монахом». И так пошли они вперед к тому месту, где был монах, и подняли его, и принесли его в церковь Горы. Отцы, видя жреца вместе с Макарием, изумились и сделали его монахом, а через него и многие из язычников сделались христианами. По этому случаю авва Макарий говаривал: «Худое слово и добрых делает худыми, а слово доброе и худых делает добрыми».
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация