А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "20 самых глупых ошибок, которые совершают родители" (страница 9)

   Ошибка одиннадцатая
   Ребенок – аргумент в семейном конфликте

   Если пятно внутри, до него невозможно добраться.
Законы Мерфи
   Нет ничего хуже, чем вовлекать ребенка в семейные конфликты. Ссоры и склоки – вещь утомительная и отвратительная. Они делают жизнь невыносимой, даже если участников «батальных» сцен всего двое. Гораздо хуже, если на «арене битвы» присутствует третий. Ребенок, даже если сам непосредственно не участвует в конфликтах, страдает от них сильнее нас.
...
   Конфликты в семье всегда пагубно отражаются на ребенке. Дети не могут понять, почему люди, которых они любят, недовольны друг другом и неспособны жить в мире.
   Если родители сосуществуют в постоянных ссорах, и жизнь в такой семье напоминает жизнь на дремлющем вулкане. Вулкан то спит, то просыпается, и извержения можно ждать в любую минуту. Разумеется, ребенок по мере своих сил и способностей постарается примирить родителей, а в результате и сам может получить под горячую руку. Или же каждый из родителей начнет использовать его как аргумент в споре, что ничуть не лучше. В конце концов ребенку либо придется жить в постоянном напряжении, страдая от конфликта между двумя самыми близкими ему людьми и нестабильности в доме, либо он очерствеет душой и научится использовать ситуацию в своих целях, дабы извлечь из нее как можно больше выгоды для себя. Нередко такие дети вырастают прекрасными манипуляторами, полагающими, что весь мир им должен. Соответственно, любая ситуация, в которой они сами должны что-то сделать для мира или чем-то пожертвовать, воспринимается ими в штыки, вызывает резкие проявления агрессивного поведения.
   Как первобытные люди боялись духа огня и духа грозы, так и дети боятся плохих отношений между родителями и другими близкими. Они не понимают причин размолвок, не понимают, отчего им самим так плохо, и начинают бояться самых разных вещей и явлений, перенося на них свой страх перед родительскими размолвками.
   У детей, выросших в атмосфере недоверия, эмоциональной холодности и отчуждения между окружающими, возникает повышенная тревожность.
   Изумительные рисунки можно увидеть, попросив ребенка изобразить семью. Причем изображать семью разрешается по-разному, как захочется: в виде деревьев, цветов, животных, птиц – не обязательно людей. Пятилетняя девочка (рис. 11) изобразила себя с братом в машине. Всех остальных членов семьи она просто не стала рисовать. На рис. 12 восьмилетний мальчик изобразил папу, маму и бабушку в виде динозавров, причем из пасти папы и бабушки вырывается огонь. Для себя места мальчик не нашел. Он так и сказал: «Места не хватило». На рис. 13 семья предстает в виде привидений, собравшихся «пошалить», ребенок – самый первый справа, и отличается он от остальных членов семьи разве что размером – тоже кричит на взрослых и ссорится с ними, невзирая на лица и возраст. Уже научился.
   Рис. 11. «Семья»
   Рис. 12. «Моя семья»
   Рис. 13. «Семья»

   Дошкольники более чувствительны к конфликтам в семье. В ответ на «странное» обращение родителей с ребенком дети реагируют появлением страхов и фобий. Кому из нас не случалось хотя бы единожды накричать на ребенка «под горячую руку», поссорившись с мужем или просто получив «нагоняй» на работе? Если мы частенько кричим на ребенка, а он не в состоянии понять свою провинность, постепенно в его душе зарождается враждебность к нам. И маленькое сердце разрывается на части, поскольку ему хотелось бы продолжать нас любить во что бы то ни стало. Даже дети алкоголиков, дурно с ними обращающихся, продолжают любить папу и маму, а свои страхи «переносят» на других людей, предметы или ситуации.
...
   Какой бы тяжелый период ни переживала семья, какие бы трения ни возникали, родители должны помнить, что ребенка ни в коем случае нельзя превращать в аргумент в родительской ссоре.
   Детская душа очень ранима, и легко нанести ей глубокую травму. Хуже всего, что ребенок может быстро забыть о своей ране. И тогда она продолжит жить в нем своей «теневой» жизнью, закапываясь все глубже и глубже в подсознание. Результатом этих детских травм становятся неудачи, сложности и проблемы в нашей взрослой жизни, причем мы не осознаем причин наших проблем и неудач и редко оказываемся в состоянии справиться с ними без квалифицированной помощи психолога или психотерапевта.

   Рассказывает Лидия.
   Я очень люблю своих родителей и до сих пор не понимаю, почему они не могут жить без скандалов. Сколько я себя помню, и трех дней не проходило без бурного выяснения отношений. Мама в таких ситуациях всегда взывала ко мне как к свидетельнице того, что ей приходится терпеть и переносить, а отца призывала «хотя бы ребенка постыдиться». Иногда после ссоры они переставали разговаривать и общались через меня. Тогда я передавала маме, что папа вернется поздно, потому что у них на работе вечеринка, а в ответ слышала: «Скажи ему, что может вообще не приходить». Разумеется, такое пожелание я отцу не пересказывала (я-то ведь совсем не хотела, чтобы он не приходил, и боялась, что он когда-нибудь действительно уйдет). Когда родители собирались мириться, мама обычно передавала папе, что ужин на столе или что она купила ему новую рубашку и надо бы примерить, или еще что-нибудь. Иногда инициатива исходила от отца. Хуже всего то, что я чувствовала свою вину за ссоры родителей. Однажды родители переругались серьезнее, чем обычно, и мама выкрикнула: «Если не прекратишь, я с тобой разведусь, Лиду возьму к себе и ты с ней больше не увидишься!» Тут я с громким воем выскочила из своей комнаты и стала умолять родителей не разводиться. Как ни странно, они оба тут же перестали ссориться и сосредоточились на том, чтобы успокоить меня. После того случая, когда со мной случилась истерика, родители реже ссорились. Нет, они не перестали ругаться, просто старались выяснять отношения тогда, когда меня не было дома. Но я ведь прекрасно чувствовала как «предгрозовую», так и «послегрозовую» ситуацию и по-прежнему боялась, что родители разведутся. А теперь у меня в своей семье из-за этого проблемы. Муж говорит: «Ты стараешься всем угодить, для всех быть хорошей, а так не бывает, в итоге ты все равно кому-то не угодишь, а главное – люди просто привыкают тобой помыкать и на тебе ездить». Наверное, он прав, я так привыкла в детстве угождать и маме, и папе, чтобы не стать причиной ссоры, что теперь, когда стала взрослая и у меня своя семья, я по инерции живу теми же принципами. Хорошо еще, что мне повезло с мужем: он учит меня трудному искусству говорить: «Нет» и отстаивать свои желания и свои убеждения.

   Какой бы тяжелый период ни переживала семья, ребенка нельзя использовать для того, чтобы вызвать чувство вины у своего «противника», противопоставлять пару «ребенок + мать» паре «ребенок + отец», вынуждать играть роль миротворца для примирения родителей, тем более при ребенке угрожать партнеру разводом и лишением возможности общаться. Недопустимы фразы вроде: «Ладно, я для тебя ничего не значу, так хоть сына (дочери) бы постыдился!», «Машенька, скажи папе, чтобы он приходил с работы вовремя, а не сидел с приятелями допоздна, – может, он хоть тебя послушает». Самое ужасное, что можно придумать для ребенка, – ситуация, когда родители после ссоры перестают разговаривать и превращают ребенка в посредника и парламентера. Помните, что ребенку нужны и папа, и мама; он любит родителей, которые в его представлении – единое существо, и любую ссору он воспринимает как угрозу своему благополучию и безопасности, всецело зависящим от целостности семьи.

   Ошибка двенадцатая
   Мы критикуем ребенка в присутствии других детей

   На каждое действие есть равная ему противодействующая критика.
Законы Мерфи
   Нравится ли вам, когда вас распекает начальник? А если он делает это в присутствии ваших коллег? Тем не менее мы почему-то нередко критикуем ребенка, и довольно часто это происходит в присутствии посторонних.
   «Домашнему» ребенку, воспитанному «в теплице», невероятно трудно приспособиться к жизни в новом мире и к его законам. У него может появиться так называемый страх несоответствия. Это сложный страх, порожденный мыслью, что ребенок не такой, как мы от него ожидаем. К сожалению, мы сами можем спровоцировать появление этого страха. Достаточно маме сказать: «Смотри-ка, Ванечке, сыну тети Алисы, всего четыре годика, а он уже вовсю читает. А тебе шесть, а ты до сих пор читать не умеешь!», чтобы ребенок «записал» в подсознание: «Я хуже Ванечки. Мама жалеет, что у нее родился я, а не Ванечка». Ребенок изо всех сил старается научиться читать. В это время мама, совершенно забыв о пользе чтения, упоминает в разговоре с подругой, что сын ее коллеги по работе недавно сделал ей приятный сюрприз – приготовил утром омлет совершенно самостоятельно, а ведь ему всего шесть! Какой молодец, хозяйственный! Услышав это, ее собственный сын «наматывает на ус», что маме будет приятно, если он ее накормит омлетом. Правда, мама его никогда не учила готовить и к плите не подпускала. Так что ребенок разбивает над холодной сковородкой пару яиц и вместе со скорлупой начинает жарить. Все благополучно пригорает, а в тот момент, когда он снимает сковородку с огня, загорается «прихватка», так что приходится ее срочно тушить под краном. Мама просыпается от запаха гари, бежит на кухню и ругает сына за учиненный разгром… Что ж, он убеждается, что ни на что не годен и не способен, в очередной раз огорчил маму своим неумением. Естественно, он еще больше боится не угодить маме и разочаровать ее. Ему начинает казаться, что он плохой, не такой, как все. Ребенок все больше стесняется своей неумелости, «тушуется» в классе, не проявляет инициативы, а в результате «выращивает» целый букет комплексов и страхов, с которыми ему придется бороться в будущем для достижения успеха в жизни. Не сняв «благоприобретенные» в детстве комплексы, этот ребенок, когда вырастет, превратится в заядлого неудачника.

   Рассказывает Станислава.
   В детстве я очень страдала от того, что совсем не похожа на маму. Мама у меня высокая, красивая блондинка, а я вся в папу: плечи широкие, волосы черные, брови густые… Я честно пыталась быть хорошей девочкой. Чтобы стать красивой, я в четыре года взяла мамину косметичку и старательно намазала все, что можно было на лице намазать. Естественно, я получила от мамы нагоняй, а всю мою «красоту» она смыла. Родители развелись, когда мне было два, так что маме приходилось и деньги зарабатывать, и домашним хозяйством заниматься, да еще и меня воспитывать. Мама довольно часто на меня покрикивала, особенно когда я делала что-то не так. Любой нормальный ребенок поначалу делает самые простые дела далеко не совершенно. Но если ему говорят, что он неуклюжий, неловкий, неумелый, то этот ребенок, как и я в свое время, начинает верить, что он такой и есть.
   Я стала бояться, что опять сделаю что-нибудь неправильно и рассержу маму, которую мне хотелось вовсе не сердить, а только радовать. Со временем у меня начались приступы бронхиальной астмы, хотя я не была болезненным ребенком. Приступы эти были странные, они начинались, как только я получала плохую отметку в школе или что-нибудь роняла или разливала, словом, когда я оказывалась далека от совершенства. Пару лет мама водила меня по врачам с моей непонятной астмой, пока однажды опытный врач не отправил нас к психологу, «обозвав» мою астму «нервным заболеванием». После посещения психолога мама стала чаще хвалить меня и, даже если я делала что-то неправильно, не ругала, а утешала и поддерживала, убеждая, что тарелки у всех бьются время от времени, в том числе и у нее, а если бы у меня не было ни одной двойки, то я не была бы настоящей ученицей.
   Благодаря тому что мама стала спокойно относиться к моим промахам, я стала увереннее чувствовать себя, и моя «астма» прошла меньше чем за год.

   Станислава подарила нам свой детский рисунок (рис. 14). Она каким-то образом попала в море, напугана. Ее костюм совершенно не подходит для купания, но дыхательная трубка есть, и поэтому она может находиться под водой и не тонуть. Ее ноги больше похожи на лягушечьи лапы, хотя все остальное – вполне человеческое. Акула мирно проплыла мимо, а скат норовит укусить. В общем, все ведут себя как-то очень странно, несоответствующим образом. Это и есть тот самый пресловутый «страх несоответствия», который так терзал Станиславу в детстве.
   Рис. 14. «Море»

   На рис. 15 – другая история, потому что автор другой.
   Рис. 15. «Троллейбус»

   В троллейбусе много-много людей, и все они смотрят на него и оценивают. И только три лица со второго этажа можно назвать доброжелательными и одобряющими, а все остальные, увы, явно недовольны поведением или успехами, или чем-то еще в жизни маленького художника.
...
   Если ребенка критикуют – он учится ненавидеть.
   Постарайтесь похвалить ребенка, да так, чтобы похвалу слышали другие люди, и чем больше их, тем лучше. Если соседский ребенок, демонстрируя свое умение забираться на самый верх конструкции для лазания, зовет вашего карапуза туда же, а тот отказывается, воздержитесь от комментария. А если мать смельчака спросит: «Он что, боится?», скажите, что это вы не разрешаете своему малышу залезать так высоко или что у него сегодня неудобная обувь для лазания, – говорите что угодно, но так, чтобы не ранить самолюбие ребенка. Будьте очень осторожны с критикой. Во многих ситуациях ребенок нуждается не в критике, а в поддержке.
   Ребенок многому учится сам, причем спонтанно, в процессе своей познавательной активности. И наша основная задача – создавать условия для познавательной деятельности и при необходимости помогать. Лучше всего учатся те дети, которыми не манипулируют, не принуждают, а создают положительные мотивы обучения и подлинно развивающую атмосферу учебного процесса. Самостоятельность – вот то, чему нужно учить каждую минуту, каждый час и каждый день. Пусть ребенок осваивает как можно больше самостоятельных действий. Самостоятельность избавляет его от постоянной зависимости от взрослого в реализации жизненно важных функций не только физического тела, но и психических возможностей. Критика часто становится тормозом в развитии ребенка, мешает ему проходить те или иные этапы становления личности своевременно и полноценно, и тогда у него могут в дальнейшем появиться серьезные деформации в поведении, вызванные появлением различных комплексов, «растущих» из детства. В раннем возрасте ребенок еще очень импульсивен, свои решения он принимает под влиянием непосредственных побуждений, а не в результате обдумывания. Его действия характеризуются непроизвольностью, подражательностью, внушаемостью. Немудрено при такой картине натворить дел и вряд ли можно избежать ошибок. Мы, родители, продолжаем совершать ошибки в течение всей жизни. Так не лучше ли объяснить ребенку, что и у него, как и у всех людей, есть право на ошибку и, если он поступил неправильно, это еще не означает, что он плохой?
   Научитесь говорить с ребенком на равных, дайте ему почувствовать свою значимость, чтобы он не искал другие способы для получения этого ощущения. Почаще советуйтесь с ним в разных семейных вопросах – не исключено, что он предложит какое-нибудь свежее решение, да и грубить в такой ситуации не будет никакой надобности.
   Очень полезно не требовать выполнения приказов, а обращаться к ребенку с просьбами. Просьба – самый деликатный, разумный, а потому эффективный способ передачи своих пожеланий. Разъясняйте ребенку, как правильно, а как нет, что можно, а что нельзя. Не думайте, что он сам знает, как надо правильно себя вести. Он очень нуждается в вашем мнении, потому что вы являетесь для него высшим авторитетом.
...
   Если ребенка подбадривают – он учится верить в себя.
   Самый вредный метод воспитания ребенка – критицизм. Этот метод, несмотря на благую, как думают строгие папы и мамы, цель, по сути приучает к роли неудачника, к мысли о неизбежном провале. Родитель говорит ребенку: «У тебя никогда ничего не получается», «Вечно ты все разливаешь и опрокидываешь», «Ты ничего хорошего сделать не можешь», «Что еще ждать от дурачка». Родители презрительно смеются над детскими чувствами, навешивают ярлыки, клеймят его, ругают, критикуют, но не подсказывают, как же поступать правильно. Ребенок слушает их и читает такие послания: «Не будь тем, кто ты есть», «Ты не можешь быть любимым», «Ты не можешь достичь успеха», – и чувствует отверженность, боль, бессилие и унижение. В результате может возникнуть сильнейший комплекс неудачника, комплекс неполноценности. Или же ребенок всю жизнь будет стремиться к совершенству, не признавая при этом за собой права на ошибку.
   Не лучший метод воспитания – метод «кнута и пряника». Ребенок привыкает бездумно исполнять ваши приказы, как солдат в армии выполняет приказы вышестоящих чинов, не рассуждая и не неся ответственности за содержание приказа. Приказали – исполнил. И еще один «минус»: ребенок привыкает беспрекословно подчиняться более сильному. Дома этот сильный – вы, а вот кто окажется более сильным в школьной или уличной компании – это вопрос.
   Если ребенка постоянно критикуют – он учится ненавидеть. Мы сами даем ребенку первые уроки ненависти, если позволяем себе кричать на него. Соглашусь, что иногда возникают ситуации, когда кажется, что ребенок просто не слышит, если не рявкнуть как следует. Тут он спохватится и сделает все, как мы велим! Проблема в том, что ребенок в результате такого «воспитания» так и не убедится в том, что мы предлагаем ему самое правильное действие или решение проблемы. Он подчинится только потому, что мы этого требуем. А нас перестанет воспринимать как близких и родных людей, заботящихся о его интересах, – ведь он будет считать, что мы ставим на первое место свои собственные интересы, не обращая внимания на то, чего хочет и к чему стремится он. Крича на ребенка, мы добиваемся только формального исполнения своего приказа. Если ребенок маленький, то мы своими постоянными окриками отучаем его самостоятельно думать – он будет бояться думать: а вдруг на него опять накричат? Более того, мы сами перестаем думать о том, как лучше воспитывать ребенка. Мы кричим – ребенок повинуется, и нам начинает казаться, что все хорошо. А между тем бунт потихоньку зреет. И первый признак – грубость по отношению к родителям. Если ребенок нагрубил, сразу же укажите ему на это, чтобы он знал, что в данном случае перешагнул черту.
   Но как самим не перешагнуть черту, делая замечания? Замечания должны относиться только к поведению ребенка, они ни в коем случае не должны превращаться в характеристику его личности! Например: «Когда я говорю с тобой, ты закатываешь глаза. Это проявление неуважения. Не надо так больше делать», «Говорить мне „отстань”, когда я с тобой разговариваю, недопустимо. Постарайся сделать так, чтобы я больше это не повторяла».
   А что делать, если ребенок настроен агрессивно и в данный момент не собирается вас слушать? У него, как и у вас, есть эмоции, которые он умеет контролировать в еще меньшей степени, чем мы, взрослые. Постарайтесь, чтобы ребенок имел возможность выплеснуть свою агрессию в словесной форме, пусть даже в запальчивости он и выкрикнет не слишком приемлемые ругательства. Главное, что ребенок, выплеснув накипевшее, станет открытым к диалогу, готовым слушать. И только в самом конце беседы, когда вы оба успокоитесь, обсудите, а возможно, и решите проблему, послужившую причиной агрессивного поведения, попросите его не употреблять больше тех ругательств, которые вырвались, когда он плохо себя контролировал. Скажите, что вы понимаете, что он был слишком сердит, чтобы обдумывать и выбирать выражения, но вы предпочли бы не слышать таких слов в будущем. Не осуждайте ребенка за гнев. Поблагодарите его за то, что он высказал вам все, что беспокоит, задевает и раздражает. Помогите ему увериться в том, что вы любите его и тогда, когда не согласны с его точкой зрения, и даже тогда, когда оскорблены словами или поступками. Отделите от него его ошибки и неправильные действия. Ребенку так важно знать, что он любим просто за то, что он есть, и такой, какой он есть.
   Старайтесь не вступать в пререкания. Не надо демонстрировать ребенку, что вы рассержены, тем более ругаться. Практика показывает, что дети перестают грубить и дерзить, когда видят, что это неэффективно для привлечения внимания взрослых. Так что держитесь нейтрально, не отвечайте. Просто откажитесь продолжать разговор, пока ребенок грубит. Даже если ребенок ведет себя грубо и неправильно, делайте ему замечания только с глазу на глаз, а не в присутствии других людей. Дети, а тем более подростки, очень болезненно воспринимают любую критику в свой адрес, а это может привести к ярко выраженному поведению «назло», и лишь усилит грубость.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация