А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "20 самых глупых ошибок, которые совершают родители" (страница 10)

   Несколько слов о допустимости и недопустимости телесных наказаний. Разумеется, никто и никогда не посоветует вам избивать детей. Тем не менее в некоторых случаях физическое воздействие не только оправдано, но и просто необходимо. Полагаю, многим знакома такая воспитательная мера: вы сто раз повторяете, что нельзя прикасаться к горячему чайнику, потому что будет больно. Но ребенок старается все-таки добраться до этого самого сладкого запретного плода. Наконец, вы подносите его поближе к чайнику и говорите: «Дотронься». Ребенок дотрагивается, обжигается, плачет… и убеждается, что вы имели все основания для того, чтобы не разрешать ему трогать горячее. И в следующий раз серьезнее относится к предметам из категории «нельзя».
   Точно так же, на наш взгляд, выглядит ситуация, когда девятимесячный ребенок изо всей силы бьет руками по лицу любого, у кого он сидит на коленях. Ребенку сто раз объяснили, что бить никого нельзя и что это очень плохо, – результат нулевой. Он продолжает всех бить и радостно смеется после каждого удара. Вы пытаетесь объяснить, что вам больно. Но откуда он знает, что такое «больно», если никогда не испытывал боль? И вот, наконец, мама в ответ на очередной удар спрашивает: «Какая рука ударила? Эта?» – и ударяет пальцами по ударившей ее руке, стараясь одновременно и не причинить боль, и сделать удар ощутимым. Ребенок, естественно, плачет. Мама, продолжая нежно обнимать его и держать на коленях, твердо и спокойно говорит: «Маму бить нельзя!» Ребенок ударяет ее снова. И снова получает удар по руке. При этом мама так же спокойно говорит: «Нельзя бить людей. Тот, кто бьет, всегда получает ответ». Это приходится повторить несколько раз. В результате ребенок, который лупил всех в течение нескольких недель, за несколько часов отучается от этой привычки.
   К физическим наказаниям прибегать нужно крайне редко, в исключительных случаях. Бывает, что мама шлепнет малыша, а потом объяснит ему, за что он получил по мягкому месту и что она предпочла бы объясняться словами, а не шлепками. Это приемлемая ситуация, потому что ребенок понимает: шлепают только глупеньких детей, которые совершенно не понимают слов, а он к таким не относится, просто на него сегодня что-то странное нашло. И оба – мама и ребенок – очень надеются, что это «что-то» больше не повторится. Как правило, такая методика срабатывает.
   Психологи отмечают, что разумные рассуждения и минимум физических наказаний агрессию не пробуждают. В то же время они установили зависимость детской агрессии от регулярных физических наказаний. Ребенок, к которому постоянно применяются насильственные методы воспитания, не чувствует себя виноватым, поскольку в его сознании наказание вытесняет вину. Зато он учится тому, что гораздо проще решать проблемы на уровне физической силы и боли, и в дальнейшей жизни предпочитает действовать по принципу: «Сила есть – ума не надо». Как вы понимаете, очень сомнительный принцип для достижения успеха во взрослой жизни, если, конечно, пределом мечтаний вашего ребенка не является должность «братка».

   Ошибка тринадцатая
   Мы должны жить ради детей

   Нельзя починить то, что не сломано.
Законы Мерфи
   Если вы целиком и полностью зависите от настроений, капризов и требований собственного ребенка, можете себя поздравить с педагогической «удачей»: вам удалось воспитать настоящего домашнего тирана! Тиранами не рождаются, ими становятся благодаря слепой родительской любви. Достаточно всего лишь организовать жизнь так, чтобы в центре всех семейных событий был ребенок. И жить только ради него и для него. Но разве не ради собственных детей мы живем? – спросите вы. И разве не являются дети смыслом жизни?
   Вот маленькая зарисовка. Новорожденного привезли из роддома. Уложили в замечательную деревянную кроватку. Малыш громко заплакал. Бабушка тут же подлетает к невестке: пора кормить. Молодая мама, не раздумывая, прикладывает ребенка к груди. Малыш отказывается есть и пищит еще громче. Папа выхватывает его из маминых рук, решив, что сынок просится к нему на ручки. Ребенок продолжает плакать. Бабушка бежит за соской, которую малыш с отвращением выплевывает. Дедушка выдвигает версию, что маленькому жарко, и открывает форточку. Мама тем временем меняет сухой подгузник. Ребенок синеет от плача. Бабушка, хватаясь за сердце, выгоняет всех из комнаты, туго пеленает внука и запевает колыбельную. Ребенок не успокаивается. Все семейство в ссоре: ребенку плохо, никто не может помочь! Вызывают врача. Врач, мудрая и опытная женщина, осматривает младенца, берет его на руки, и через пять минут успокоенный и убаюканный ребенок вздыхает с явным облегчением и засыпает. Родственникам рекомендуется прием успокоительного в больших дозах, и после ухода врача семейство чокается мензурками с валерьянкой и выпивает за здоровье сына и внука.
   В этой семье центром мироздания является ребенок. Он – Солнце, вокруг которого, греясь в его лучах и страдая от солнечных бурь, вращаются по разным орбитам и с разной скоростью маленькие планеты – папа, мама, бабушка, дедушка и т. д.
...
   Чтобы воспитать домашнего тирана, достаточно сразу же после рождения сделать ребенка центром семьи и жить для него и ради него.
   Если родители дают себе установку жить ради малыша, поступаясь собственными интересами и желаниями, они провоцируют развитие в ребенке таких качеств, как жажда власти, стремление брать, а первым словом будет не «мама» или «папа», а «дай». Он приучен к тому, что все его желания выполняются, и имеет все шансы превратиться в махрового индивидуалиста, стремящегося быть первым всегда и во всем. Поскольку такое вряд ли возможно, то в будущем он едва ли сможет быть счастлив. А в своих несчастьях с детских лет будет обвинять в первую очередь самых близких ему людей. И это естественно: маленький человечек зависит именно от них.
   Попросите такого ребенка нарисовать свою семью, и он нарисует только себя. Может даже забыть солнышко, как на рис. 16. Зато корону на голове ни за что не забудет. Или нарисует, как на рис. 17, два солнца и собачку. Но ни папы, ни мамы вы на таком рисунке не увидите.
   Рис. 16. «Семья»

   Если ребенок живет в исключительных, особых, условиях, то у него появляется неосознанное чувство собственной исключительности. В дополнение к этому воспитываемый в тепличных условиях ребенок неизбежно вырастает изнеженным и избалованным. Когда условия меняются (например, при поступлении в детский сад или в школу), ребенок чувствует себя изгнанным из рая и испытывает серьезные трудности во взаимоотношениях с окружающими. Он их не понимает, а они не понимают его.
   Рис. 17. «Семья»

   Когда Виталию исполнилось четыре года, он впервые пошел в детский сад, сразу в среднюю группу. До этого мальчик сидел дома с мамой. В садике началась кошмарная жизнь. Если Виталик хотел поиграть какой-нибудь игрушкой, но эту игрушку уже взял другой ребенок, он подходил и выхватывал ее, в результате чего нередко возникали «схватки боевые», поскольку не все дети уступают свои игрушки без боя. Виталий не желал есть то, что предлагали в детском саду. Тихий час мальчик также не признавал. В любой игре требовал главную роль и диктовал свои правила.
   Через неделю такой «веселой» жизни воспитательницы обратились к Елене с просьбой поработать над поведением сына. Лена расстроилась и… обвинила во всем воспитательницу! Воспитательница, конечно, была в шоке от реакции матери, но все же попыталась ей объяснить, что в садике и кровати хорошие, и еда замечательная, а проблему надо искать не в садике, а в принципах воспитания ребенка. Елена слушать не хотела. Попытки поговорить с отцом Виталия также не привели к желаемому результату. Он сказал, что его мальчик – лидер, себе цену знает и он, отец, ни в коем случае не согласен способствовать превращению своего мальчика в такое же бесхребетное существо, какими, по всей видимости, являются другие дети. В итоге через два месяца «холодной войны» с руководством детского сада и его психологом, к советам которого родители также не прислушались, Елене пришлось уйти с работы и сидеть с сыном дома, иначе вся ее зарплата уходила бы на частный детский сад или няню. Жизнь вновь наладилась, и так продолжалось, пока Виталию не стукнуло семь лет.
   В обычную школу Виталий пошел после неудачной попытки поступить в гимназию, где его решительно «забраковал» психолог, заявивший, что мальчик совершенно не готов к обучению в школе. Родители попытались воздействовать на директора гимназии, но тот сказал, что психологом у них работает квалифицированный специалист с большим стажем работы, мнению которого он безоговорочно доверяет. А поскольку по месту прописки Виталик не относится к округу гимназии, то принимать его они не обязаны. Пришлось определить сына в обычную школу. И вновь проблемы, теперь более серьезные. Учительница пригласила родителей для беседы через две недели. Жалобы были те же, что и в детском саду: никого не слушает, не умеет взаимодействовать с другими детьми, требует к себе исключительного внимания. При этом с трудом концентрируется на выполнении заданий и при малейшей трудности отказывается что-либо делать. Поскольку Елена сочла все сказанное придирками, ей предложили обследовать ребенка у независимого психолога. В результате Виталия обследовали в трех разных психологических центрах. Специалисты вынесли одно и то же суждение: «Ребенок не готов к школе». При этом они дали родителям рекомендации, как можно исправить положение, и предложили занятия в специальных группах, но те отказались. Из класса в класс Виталий переходил с большим трудом.
   Сейчас мальчику одиннадцать. Он прогуливает уроки, хамит учителям и дерется с одноклассниками. Зато неблагополучные подростки приняли его в свою компанию благодаря его особой изобретательности по части каверз. Недавно он пришел домой пьяным и нецензурно обругал отца, попытавшегося его отчитать. Теперь родители Виталия находятся в полной растерянности («Мы же все делали для нашего мальчика!») и сами просят о помощи. Но при этом продолжают потакать капризам сына, виня во всем «плохую компанию». Они ждут, что психолог взмахнет волшебной палочкой и их сыночек снова станет милым и хорошим.
   Если бы родители изменили свою позицию по отношению к любимому домашнему тирану, возможно, у Виталия появился бы шанс «выправиться». А пока что, к сожалению, мальчик идет к пропасти, а родители усиленно не хотят этого видеть, исступленно веря в то, что их сын – очень хороший мальчик, и списывая все проблемы на «кризис переходного возраста».

   Как показывает практика, легче всего вырастить тирана из позднего ребенка. Во-первых, этот ребенок долгожданный и желанный, о нем мечтали и молились, его появления ждали с нетерпением и тревогой. И когда он наконец родится, родителям очень трудно не превратиться в верноподданных младенческого величества.
   Домашние тираны нередко вырастают из единственных поздних детей. Родители готовы сделать все для них. Это хорошо, пока ребенок мал и беспомощен. Что может быть лучше, чем мощный поток любви? Любимые и желанные дети быстрее растут и развиваются, и, если родители приучают ребенка к самостоятельности и ответственности за себя по мере его взросления, из них вырастают замечательные люди. Если же родители не замечают, что ребенок растет, и продолжают все делать за него, опекая по поводу и без повода, то со временем из него вырастает замечательный домашний тиран.
   Когда в семье рождается малыш с врожденными патологиями, физическими недостатками или серьезными заболеваниями, это всегда трагедия. Одни родители стараются вылечить малыша или минимизировать причиняемые болезнью неудобства, а другие делают из болезни культ. И превращают больного малыша в домашнего тирана.

   Именно этот вариант выбрали в семье Юли, когда узнали, что у девочки была небольшая родовая травма, способная при неблагоприятных условиях привести к возникновению эпилепсии. Юленьку холили и лелеяли, пылинки с нее сдували. Ничего даже отдаленно напоминающего приступы эпилепсии у девочки никогда не было. Но как только какое-нибудь желание маленькой принцессы не выполнялось, у девочки тут же начинала ужасно болеть голова (т. е. она очень старательно изображала свои страдания и всем о них рассказывала). Сейчас Юле двадцать три года. Она с грехом пополам закончила среднюю школу и несколько лет не работала, так как не могла найти достойную работу. В конце концов пошла работать уборщицей в небольшой офис: площадь маленькая, сотрудников мало, грязи соответственно – тоже. Приходит Юля в конце рабочего дня, делает уборку в течение полутора-двух часов. Перетруждаться не надо, и времени свободного для себя, любимой, – хоть отбавляй. Правда, и зарплата, мягко говоря, невысокая. Но это Юлю не смущает, ведь родители продолжают ее кормить и одевать, так что она зарабатывает себе «на булавки». Родители все еще боятся, что девочка может заболеть, если не щадить ее тонкую нервную систему, обладающую повышенной уязвимостью.
   Юля – симпатичная девушка со стройной фигурой, голубоглазая блондинка. И тем не менее у нее нет молодого человека. Впрочем, это не удивительно, ведь всю свою любовь Юля сосредоточила на собственной персоне. Остальные люди, да и вообще весь мир, созданы для того, чтобы ее ублажать. Отношения с другими людьми у нее не складываются, так как они не желают подчиняться Юлиным капризам и служить ее интересам. А в том, что люди и мир несправедливы к ней, такой прекрасной, виноваты кто и что угодно, только не она сама. И в первую очередь – родители и старший брат, которые баловали ее всю жизнь и которым теперь от нее житья нет. В общем, задачу воспитания домашнего тирана родители не только выполнили, но и перевыполнили. И все потому, что умная девочка Юля очень быстро научилась манипулировать, пугая родных своей потенциальной болезнью.
   Совсем по-другому сложилась жизнь в семье Кати и Николая. Их первенец родился с тяжелой аллергией. Сначала малыша, а следовательно, и родителей донимал аллергический дерматит, от которого ребенок покрывался не просто сыпью, а какой-то отвратительной на вид желтовато-коричневой коростой, а потом начались приступы кашля с удушьем по ночам, с течением времени посещавшие маленького Егора все чаще и чаще. Двухлетнему малышу поставили диагноз «бронхиальная астма». Но папа и мама, в отличие от родителей Юли, у которой, собственно, и болезни-то никакой не было, не испугались и не сдались.
   Первое, что они сделали, так это перечитали всю медицинскую литературу об аллергии, так как причиной астматических приступов была, несомненно, она. После этого из дома убрали все то, что способно вызвать аллергию: ковры, перьевые подушки, шерстяные одеяла, даже мягкие игрушки. В квартире не реже двух раз в неделю устраивали влажную уборку, чтобы не допустить скопления бытовой пыли. Мягкие игрушки покупали только такие, на которых стоит маркировка «Гипоаллергенные материалы». Аллергенные продукты установили методом проб и ошибок. Посоветовавшись с лечащим врачом, приобрели хороший ингалятор, чтобы можно было снять приступ астмы в домашних условиях, не отправляя ребенка в больницу. Родители вели себя так, будто Егор совершенно здоров, но при этом минимизировали его контакты с аллергенами. Пришлось даже отказаться от визитов к бабушке с дедушкой, у которых жила роскошная большеглазая кошка, обладавшая совершенно неагрессивным и даже застенчивым характером и ярко выраженной любовью ко всем малышам, как кошачьим, так и человечьим. К сожалению, Егор так сильно реагировал на шерсть животных, что каждое посещение заканчивалось тяжелым приступом, снимать который приходилось в течение суток. Родители старались избегать лекарств, а взамен занимались с малышом дыхательной гимнастикой, гуляли, делали утреннюю зарядку. Если Егор начинал задыхаться, набегавшись и наигравшись с друзьями в пятнашки, мама или папа не падали в обморок и не хватались за сердце. Они вообще вели себя так, будто задыхаться во время игры – самая естественная вещь. И напоминали Егору про дыхательные упражнения. Он делал несколько упражнений, дыхание восстанавливалось, и можно было идти домой или оставаться на детской площадке, но выбирать более спокойные игры.
   В пять лет Егор начал заниматься у-шу, так как эта китайская гимнастика очень хорошо развивает дыхательный аппарат. В результате к восьми годам мальчик практически забыл о том, что такое настоящий приступ удушья. Затруднения с дыханием иногда случаются, но он прекрасно знает, какие упражнения могут ему помочь, и немедленно их выполняет. Он не считает себя больным и очень гордится тем, что его хвалят в школе и в спортивной секции за активность и самостоятельность. Благодаря тому что родители выработали правильный подход к болезни сына, в их семье растет самостоятельный мужчина, готовый принять вызов судьбы, бороться с трудностями и победить. Никаких домашних тиранов в этой семье, естественно, нет.

   Если присмотреться к дальнейшим судьбам бывших «маленьких тиранов», можно заметить, что все они становятся неудачниками, если не сумеют изменить себя, свои взгляды на жизнь. Как правило, происходит это под влиянием тяжелых, а то и трагических, событий. А ведь родители вполне могли бы помочь детям найти другой путь самоутверждения.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация