А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин и заговор в НКВД" (страница 3)

   При всех огромных положительных достижениях этого следствия, которые ни в какой степени нельзя умалять, оно имеет и целый ряд частных недостатков, порядка, о котором я говорил выше. К примеру, если внимательно прочитать все протоколы следствия, то первое, что бросается в глаза, это общий для всех допрашиваемых стандарт вопросов. В большинстве случаев ответы тоже почти аналогичного порядка. Получается это потому, что следователи друг у друга списывают вопросы и часто требуют аналогичных ответов от допрашиваемого. В результате этого, если внимательно приглядеться к протоколам, стирается грань индивидуального допроса каждого подследственного. Результатом же этого и является то, что все протоколы, если в них внимательно вчитаться, политически слишком приглажены и подстрижены. Получается так, что все подсудимые все время вели контрреволюционную работу, достаточно было их арестовать ОГПУ, и все начали каяться, политически оплевывать свое прошлое и одобрять мероприятия партии и советской власти. На деле это не так. Я сам был свидетелем этого (через меня прошли почти все подсудимые). Должен сказать, что многие из них ни в какой степени не раскаялись, наоборот, при аресте они лишь более ярко выпятили свое контрреволюционное лицо и сущность. Конечно, я не предлагаю записывать все ругательства, которые они произносили по адресу партии и ее руководителей, однако оттенить эту особенность в протоколах вообще можно было бы. Из них во всяком случае было бы видно более точно лицо врага.
   И, наконец, последнее, на что следует обратить внимание с точки зрения недостатков следствия, это то, что в таком политическом деле правильно был поставлен упор на политическую сторону, однако совершено обойдены вопросы техники. Меж тем, техника взаимоотношений с партийными и советскими органами, с органами того же ЧК, очень поучительна и интересна. На ней можно было бы заострить внимание наших партийных организаций не только с точки зрения общей политической бдительности, но и с точки зрения распознавания методов повседневной организационной техники врага. К примеру сказать, расстрелянный Румянцев – секретарь Выборгского райсовета: какие он взаимоотношения установил с Райкомом, с кем в районе он связывался, как держал себя, как он обманывал своего председателя, выдавая деньги своим политическим друзьям, как они встречались и т. д. Все это не мелочи, а очень серьезное дело в таком своеобразном контрреволюционном образовании, как зиновьевская белогвардейщина. Они в методы и технику подпольной работы прошлого времени внесли очень много нового и своеобразного, вытекающего целиком из тех особых условий, в которых эта группа находилась в Советском Союзе. Само по себе двурушничество предопределяло иную техническую связь и технику взаимоотношений с окружающим миром. Таковы отрицательные стороны этого в общем и целом великолепного следствия.
   Надо сказать, что на этом следствии сидели наиболее квалифицированные чекисты, однако и у этой наиболее квалифицированной части чекистов не хватает культуры и знания. Они в разговоре с оппозиционерами терялись, так как многие не знают не только оппозиционной борьбы зиновьевцев, но и истории партии вообще.

   IV. Кадры.
   Особенность ЧК такова, что кадры чекистов должны быть особо проверенными. Люди в ЧК находятся на таком остром участке политической работы, что от них требуется очень многое и в первую очередь, чтобы они были закаленными большевиками. В самом деле, связь с агентурой, состоящей часто из чуждых нам людей, отсутствие критики их работы, все это ставит чекистов в особое положение. Один предатель среди чекистов может наделать такую уйму контрреволюционных гадостей для Советского Союза, каких не может сделать целая организация.
   Являются ли чекистские кадры в этом смысле если не идеалом, то во всяком случае приближением к нему? Пример состава чекистов ленинградской ЧК не говорит об этом. Мне пришлось, просматривая аппарат ленинградской ЧК, вычистить 280 чел. из оперативных отделов, причем надо сказать, что в число проверяемых не вошла милиция, ЗАГС, пожарная охрана и т. п., а вошло, собственно, только Управление государственной безопасности с его Особым отделом, ЭКУ, СПО, Оперодом и т. д. Из этих 280 чел. 180 чел. я вынужден был направить в лагеря и 100 чел. счел возможным использовать не на чекистской работе, а на работе в милиции, ЗАГСе, в пожарных частях и хозяйстве ЧК.
   Среди вычищенных настолько много чуждых нам людей, что они в любой момент могли нас предать. У меня нет уверенности, что они не предавали. Есть бывшие белые офицеры, много дворян довольно видных фамилий, не меньше бывших троцкистов и зиновьевцев, значительная часть просто разложившихся людей и политически, и морально.
   Лично я думаю, что я вычислил мало, придется чистку еще продолжить, в особенности в части перевода из Ленинграда на чекистскую же работе в другие места. Однако я этого проделать не мог по той причине, что пришлось бы разгромить ЧК, тогда как работы было очень много. Я условился с Ягодой так, что после того, как первая партия чекистского пополнения из других краев, которые мы наметили с Ягодой, придет в Ленинград, можно будет через некоторое время продолжить чистку и остального состава чекистов.
   Что собой представляет оставшийся состав чекистов? В большинстве случаев это малокультурные люди. Как правило, они загружены с головой оперативными делами, почти совершенно не берут в руки книги, не читают не только политической и экономической литературы, но даже редко читают беллетристику. Кстати сказать, общее, что бросается в глаза среди чекистов, это пренебрежительное отношение к чтению, к культуре, к знаниям.
   Такое положение с чекистскими кадрами, казалось бы, со всей остротой должно было бы поставить вопрос о воспитательной работе среди чекистов и об их учебе. На деле ни того ни другого нет. Никакой серьезной политической воспитательной работы среди чекистов не ведется. Все дело сводится, как правило, к тому, что чекисты воспитывают, по любимому выражению многих, в духе «чекистской дисциплины». Если это можно называть серьезным воспитанием, то на этом дело ограничивается. Никакого политического воспитания людей в духе преданности партии, в духе большевистской бдительности, прозорливости, скромности – нет. Все воспитание слишком узко сконцентрировано на чекистских особенностях, на своей ведомственной специальности. В этом смысле для чекистов следовало бы взять в пример Красную армию, где наряду с прохождением специфических военных дисциплин, наряду с прохождением специальности, красноармеец и командир воспитываются политически настолько хорошо, что каждый из них проходит одновременно и прекрасную партийную школу. Достаточно сказать, что опыт выделения в качестве начальников политотделов 300 комиссаров полков блестяще себя оправдал, показав, что из них вышли едва ли не лучшие руководители политотделов МТС, хотя, как известно, партия дала немало квалифицированных людей с партийной работы в политотделы.
   Особенность чекистской среды, плюс вся сумма их воспитания отражается и на бытовых условиях чекистов. В подавляющем своем большинстве чекисты – это замкнутая среда, и в быту их имеются массовые случаи «буржуазности». Достаточно сказать, что жены чекистов стали буквально нарицательным именем».

   О проникновении троцкистов в партию
   (из письма Н. И. Ежова – И. В. Сталину, июль 1935 г.)

   «В ходе проверки партийных документов за последнее время в части выявления врагов партии является то, что со всей очевидностью вскрываются не только отдельные люди, обманным путем проникшие в ВКП(б), но и целые организации, а также совершенно отчетливо обрисовываются методы, которыми они работали, и их тактика в борьбе с партией.
   В этом отношении особенно показательны троцкистские образования. Они вскрыты во многих местах Украины, Казахстана, Иваново-Вознесенска, Красноярска и других организаций.
   Методы проникновения в ВКП(б) во всех этих организациях одинаковые, тактика их борьбы с партией также однородна. Лично я думаю, что мы, несомненно, имеем где-то троцкистский центр, который руководит троцкистскими организациями. Вряд ли заграничный центр мог бы так конкретно давать указания. Видимо, центр есть и в СССР.
   Проникновение в партию у троцкистов идет двумя способами. Оставшиеся в ВКП(б) троцкисты, продолжающие стоять на троцкистских позициях, принимают все меры к тому, чтобы удержаться в ВКП(б). Многие из них по несколько раз исключаются из партии, не сдают партийных билетов, переезжают в другие партийные организации и там становятся на учет. Так как это применяется повсюду, совершенно очевидно, что троцкисты имеют на этот счет определенную директиву.
   В отношении проникновения в партию троцкисты применяют следующий способ: член партии – троцкист обрабатывает в троцкистском духе беспартийных рабочих. После того, когда он закрепляет его в троцкистской организации, обязывает его войти в ВКП(б). Вхождению в партию он ему всячески содействует, либо получением рекомендаций от других организаций, либо, в крайнем случае, сам дает ему рекомендацию. Во многих случаях им это вполне удавалось. Такие факты обнаружены в Одессе, Иванове, на Урале и т. д. Совершенно очевидно, что здесь тоже троцкисты действовали по какой-то директиве.
   Не могу удержаться, чтобы не сообщить Вам один чрезвычайно любопытный факт. Каким образом троцкисты обделывали наших партийных дураков. В Одессе троцкисты организовали (пожертвовав для этого специального человека) троцкистскую «вылазку». Троцкист по директиве своей организации произнес речь, в которой всячески порочил партию и доказывал, что она является непролетарской не только по своей политике, но и по составу. После этой «вылазки» сами же троцкисты организовывали ему отпор. Пришли к секретарю партийного комитета и предложили ему в ответ на эту троцкистскую «вылазку» завербовать в партию несколько десятков рабочих. Секретарь партийного комитета обрадовался этому предложению и на очередном собрании в ответ на «вылазку» троцкистов принял в партию до 30 человек. Среди них троцкисты подсунули 12 человек своих, ранее ими обработанных беспартийных рабочих, выполнявших уже неоднократно троцкистские поручения. У части из них были обнаружены на квартире листовки, некоторые раздавали листовки. Все собирались на подпольные собрания, где прорабатывались троцкистские установки.
   Что касается выявляемых шпионов, то с совершенной очевидностью обнаруживается, что иностранные разведки своим людям давали прямое задание проникнуть в партию, что это лучший и наиболее надежный метод прикрытия шпионской работы.
   Все обнаруженные шпионы, за небольшим исключением, не были завербованы из членов партии, они вошли в партию либо по прямой директиве иностранных разведок, либо по директиве резидентов иностранных разведок, действующих в СССР.
   Способ проникновения в партию двоякого рода. Первый способ заключался в том, что шпион проникал куда-либо на предприятие, работал на нем в качестве рабочего, проявлял себя как общественник, ударник и затем входил в партию. После того, как сходил в партию, начинал двигаться либо с завода на завод, либо в учреждение. Второй способ – это когда шпион пользуется краденым партийным билетом или полученным при помощи покупки. В отдельных случаях обнаруживаются факты, когда некоторых членов партии специально убивали с тем, чтобы завладеть его партийным билетом, именем и фамилией и под его фамилией действовать.
   Есть отдельные факты, когда иностранные разведки давали прямое указание своей агентуре проникать не только в партию, но связываться внутри партии с замаскированными троцкистами, зиновьевцами и т. п. Такой факт обнаружен в Красноярске, куда прибыла шпионка Днепрова (фамилию свою она меняла 5 раз). Вошла в партию она как работница. На деле выяснилось, что она является дочерью полковника, убитого на Дону. Все родственники ее за границей. Она была связана с арестованным польским шпионом Янковским. При обыске у нее обнаружено 37 адресов высланных зиновьевцев и троцкистов.
   Установлено, что она лично была знакома с расстрелянными участниками Ленинградского центра Котолыновым, Звездовым, Хаником, Евдокимовым и др. Была в курсе работ Ленинградского центра и представляла им для собраний свою квартиру. Какие-либо показания она давать отказалась.
   К сожалению, НКВД до последнего времени стоял в стороне от этого дела. Само собой разумеется, что аппаратом только наших партийных организаций раскрыть до конца всю эту сволочь невозможно. Проверка дает только зацепку, а органы НКВД должны раскопать дело до конца. Только за последние месяцы мне удалось их оперативно втянуть в эту работу, и это уже начинает давать свои результаты. Люди, кажется, начинают понимать, что проверка им дает огромную возможность преодолевать недостатки в своей работе в части выявления врагов.
   Если бы Вы ничего не имели против – я хочу сговориться с Аграновым и собрать небольшое оперативное совещание по преимуществу центральных работников НКВД, разобрать все факты обнаруженных в партии шпионов, троцкистов и т. п., с тем чтобы соответствующим образом проинструктировать людей и направить их на поиски троцкистских и шпионских образований. Думаю, что такое инструктивное совещание было бы во всех отношениях полезно…»
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация