А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сталин и заговор в НКВД" (страница 13)

   Заявление Ежова с просьбой освободить от работы

   «В Политбюро ЦК ВКП(б)
   23 ноября 1938 года
   Тов. Сталину
   Совершенно секретно

   Прошу ЦК ВКП(б) освободить меня от работы по следующим мотивам:
   1. При обсуждении на Политбюро 19 ноября 1938 года заявления начальника УНКВД Ивановской области т. Журавлева целиком подтвердились изложенные в нем факты. Главное, за что я несу ответственность, это то, что т. Журавлев, как это видно из заявления, сигнализировал мне о подозрительном поведении Литвина, Радзивиловского и других ответственных работников НКВД, которые пытались замять дела некоторых врагов народа, будучи сами связаны с ними по заговорщицкой антисоветской деятельности. В частности, особо серьезной была записка т. Журавлева о подозрительном поведении Литвина, всячески тормозившего разоблачение Постышева, с которым он сам был связан по заговорщицкой работе. Ясно, что, если бы я проявил должное большевистское внимание и остроту к сигналам т. Журавлева, враг народа Литвин и другие мерзавцы были бы разоблачены давным-давно и не занимали бы ответственных постов в НКВД.
   2. В связи с обсуждением записки т. Журавлева на заседании Политбюро были вскрыты и другие, совершенно нетерпимые недостатки в оперативной работе органов НКВД. Главный рычаг разведки – агентурно-осведомительная работа оказалась поставленной из ряда вон плохо. Иностранную разведку, по существу, придется создавать заново, так как ИНО был засорен шпионами, многие из которых были резидентами за границей и работали с подставленной иностранными резидентами агентурой. Следственная часть также страдает рядом существенных недостатков. Главное же здесь в том, что следствие с наиболее важными арестованными во многих случаях вели неразоблаченные еще заговорщики из НКВД, которым удавалось, таким образом, не давать разворота делу вообще, тушить его в самом начале и, что важнее всего, – скрывать своих соучастников по заговору из работников ЧК. Наиболее запущенным участком в НКВД оказались кадры. Вместо того чтобы учитывать, что заговорщикам из НКВД и связанным с ними иностранным разведкам за десяток лет минимум удалось завербовать не только верхушку ЧК, но и среднее звено, а часто и низовых работников, я успокоился на том, что разгромил верхушку и часть наиболее скомпрометированных работников среднего звена. Многие из вновь выдвинутых, как теперь выясняется, также являются шпионами и заговорщиками. Ясно, что за все это я должен нести ответственность.
   3. Наиболее серьезным упущением с моей стороны является выяснившаяся обстановка в отделе охраны членов ЦК и Политбюро.
   Во-первых, там оказалось значительное количество неразоблаченных заговорщиков и просто грязных людей от Паукера.
   Во-вторых, заменивший Паукера, застрелившийся впоследствии Курский, сейчас арестованный Дагин также оказались заговорщиками и насадили в охранку немало своих людей. Последним двум начальникам охраны я верил как честным людям. Ошибся и за это должен нести ответственность.
   Не касаясь ряда объективных фактов, которые в лучшем случае могут кое-чем объяснить плохую работу, я хочу остановиться только на моей персональной вине как руководителя Наркомата. Во-первых, совершенно очевидно, что я не справился с работой такого ответственного Наркомата, не охватил всей суммы сложнейшей разведывательной работы. Вина моя в том, что я вовремя не поставил этот вопрос со всей остротой, по-большевистски, перед ЦК ВКП(б). Во-вторых, вина моя в том, что, видя ряд крупнейших недостатков в работе, больше того, даже критикуя эти недостатки у себя в Наркомате, я одновременно не ставил этих вопросов перед ЦК ВКП(б). Довольствуясь отдельными успехами, замазывая недостатки, барахтаясь один, пытался выправить дело. Выправлялось туго – тогда нервничал. В-третьих, вина моя в том, что я чисто делячески подходил к расстановке кадров. Во многих случаях, политически не доверяя работнику, затягивал вопрос с его арестом, выжидал, пока подберут другого. По этим же деляческим мотивам во многих работниках ошибся, рекомендовал на ответственные посты, и они разоблачены сейчас как шпионы. В-четвертых, вина моя в том, что я проявил совершенно недопустимую для чекиста беспечность в деле решительной очистки отдела охраны членов ЦК и Политбюро. В особенности эта беспечность непростительна в деле затяжки ареста заговорщиков по Кремлю (Брюханова и др.). В-пятых, вина моя в том, что, сомневаясь в политической честности таких людей, как бывший начальник УНКВД ДВК предатель Люшков и в последнее время наркомвнудел Украинской ССР председатель Успенский, не принял достаточных мер чекистской предупредительности и тем самым дал возможность Люшкову скрыться в Японии и Успенскому пока неизвестно куда, розыски которого продолжаются. Все это, вместе взятое, делает совершенно невозможным мою дальнейшую работу в НКВД. Еще раз прошу освободить меня от работы в Наркомате внутренних дел СССР. Несмотря на все эти большие недостатки и промахи в моей работе, должен сказать, что при повседневном руководстве ЦК НКВД погромил врагов здорово.
   Даю большевистское слово и обязательство перед ЦК ВКП(б) и перед тов. Сталиным учесть все эти уроки в своей дальнейшей работе, учесть свои ошибки, исправиться и на любом участке, где ЦК считает необходимым меня использовать, – оправдать доверие ЦК.
...
Ежов.
   Прошу Вас отдать распоряжение не трогать моей старухи-матери. Ей 70 лет. Она ни в чем не повинна. Я последний из четырех детей, которых она потеряла. Это больное, несчастное существо».

   Решение политбюро ЦК ВКП(б) об освобождении Н.И. Ежова от работы

   «Протокол № 65а от 24 ноября 1938 г.
   П. 160. Заявление т. Ежова Н. И.

   Рассмотрев заявление тов. Ежова с просьбой об освобождении его от обязанностей наркома внутренних дел СССР и принимая во внимание как мотивы, изложенные в этом заявлении, так и его болезненное состояние, не дающее ему возможности руководить одновременно двумя большими наркоматами, – ЦК ВКП(б) постановляет:
   1. Удовлетворить просьбу тов. Ежова об освобождении его от обязанностей народного комиссара внутренних дел СССР.
   2. Сохранить за тов. Ежовым должности секретаря ЦК ВКП(б), председателя комиссии партийного контроля и наркома водного транспорта.
...
Секретарь ЦК И. Сталин».

   О поведении жены Ежова

   «Народному комиссару внутренних дел Союза ССР
   Комиссару государственной
   безопасности первого ранга
   Тов. Берия
РАПОРТ
   Согласно вашего приказания о контроле по литеру «Н» писателя Шолохова доношу: в последних числах мая поступило задание о взятии на контроль прибывшего в Москву Шолохова, который с семьей остановился в гостинице «Националь» в 215 номере. Контроль по указанному объекту длился с 3.06. по 11.06.38 г. Копии сводок имеются.
   Примерно в середине августа Шолохов снова прибыл в Москву и остановился в той же гостинице. Так как было приказание в свободное от работы время включаться самостоятельно в номера гостиницы и при наличии интересного разговора принимать необходимые меры, стенографистка Королева включилась в номер Шолохова и, узнавши его по голосу, сообщила мне, нужно ли контролировать. Я сейчас же об этом доложил Алехину, который и распорядился продолжать контроль. Оценив инициативу Королевой, он распорядился премировать ее, о чем был составлен проект приказа. На второй день заступила на дежурство стенографистка Юревич, застенографировав пребывание жены тов. Ежова у Шолохова.
   Контроль за номером Шолохова продолжался еще свыше десяти дней, вплоть до его отъезда, и во время контроля была зафиксирована интимная связь Шолохова с женой тов. Ежова.
...
Зам начальника первого отделения2-го специального отдела НКВДлейтенант госбезопасности Кузьмин.12 декабря 1938 года».

   О родственниках Ежова
   (спецсообщение Л. П. Берия – И. В. Сталину)

   «30 января 1939 г. № 471/б ЦК ВКП(б) – товарищу СТАЛИНУ

   В НКВД СССР от члена ВКП(б), сотрудника УНКВД по Московской области тов. ШАБУЛИНА Михаила Ивановича поступило заявление о том, что ему известно о террористических высказываниях ЕЖОВА Ивана Ивановича – брата бывшего наркома внутренних дел СССР.
   Нами было проведено расследование по этому заявлению и допрошены заявитель ШАБУЛИН, свидетельница СОКОЛОВА (ЛОГИНОВА) Александра Ивановна (беспартийная, работница-паяльщица) и свидетельница ЕЖОВА Зинаида Васильевна (жена И.И. ЕЖОВА, беспартийная, делопроизводитель домоуправления дома № 14, по Народной улице).
   Свидетель ШАБУЛИН М.И. на допросе от 14 января с.г. показал:
   – Его знакомая Иванова Зинаида Васильевна несколько лет тому назад вышла замуж за ЕЖОВА Ивана Ивановича – родного брата тов. Н.И. ЕЖОВА.
   Летом 1937 года в отсутствие ШАБУЛИНА к нему на квартиру явилась другая его знакомая, ЛОГИНОВА Александра, работница, жена члена партии – управделами Пролетарского райсовета, и сообщила, что ее подруга ИВАНОВА (ЕЖОВА) Зинаида передавала о террористических настроениях своего мужа ЕЖОВА Ивана Ивановича. Последний говорил жене, что «теперь будет работать в НКВД и что ему легко будет пробраться и совершить убийство тов. СТАЛИНА».
   ШАБУЛИН далее показал, что на другой же день он подал рапорт на имя Начальника ДТО ГУГБ НКВД Дзержинской железной дороги КАМЕНСКОГО (ныне арестован), который, в свою очередь, докладывал рапорт бывшему начальнику Транспортного Отдела ГУГБ НКВД ВОЛКОВУ (также арестован).
   Свидетельница СОКОЛОВА (ЛОГИНОВА) А.И. на допросе от 15 января с.г. показала:
   – Однажды, в середине 1937 года, ИВАНОВА-ЕЖОВА Зинаида в разговоре с ЛОГИНОВОЙ заявила о том, что ее муж – ЕЖОВ Иван в компании высказывает свою озлобленность к партии, говоря, что при первой возможности совершит террористический акт против тов. СТАЛИНА.
   Свидетельница ЕЖОВА З.В. на допросе от 15 января с.г. показала:
   Ее муж – ЕЖОВ Иван без конца пьянствовал, развратничал, неоднократно задерживался милицией, однажды за то, что в пьяном виде проломил голову милиционеру, но каждый раз его отпускали, выяснив его близкое родство с б. наркомом внутренних дел тов. Н.И. ЕЖОВЫМ.
   ЕЖОВ Иван в разное время от НКВД получил четыре комнаты с обстановкой, которую тотчас же распродавал, а комнаты оставлял сожительствовавшим с ним женщинам.
   26 ноября 1936 года ЕЖОВА Зинаида по поводу своего мужа обратилась с устным заявлением к бывшим работникам НКВД – ВОЛОВИЧУ и САВИЧУ, а затем в конце мая 1937 года направила заявление на имя Н.И. ЕЖОВА. В этом заявлении ЕЖОВА Зинаида сообщала о том, что ее муж установил связь с поляками, ШПАКОВСКИМ, проживающими в Москве, пьянствует с ними в подозрительной компании, что сам ШПАКОВСКИЙ однажды в разговоре заявил: – «Хорошо бы мне оказаться избранным в Верховный Совет. Я бы при первой возможности убил СТАЛИНА, а там видно было бы – может, и еще кого». Однако ответа на свое заявление, адресованное на имя Н.И. ЕЖОВА, Зинаида ЕЖОВА не получила.
   Одновременно ЕЖОВА Зинаида показала, что со слов КРАСНОЛУЦКОЙ Ксении, проживающей в одной квартире с племянником тов. Н.И. ЕЖОВА – Виктором БАБУЛИНЫМ, ей известно, что последний систематически пьянствует и путается с иностранцами, часто посещает рестораны, а однажды в пьяном виде был привезен к себе на квартиру на машине какого-то посольства.
   Та же КРАСНОЛУЦКАЯ передавала ЕЖОВОЙ Зинаиде о том, что Виктор БАБУЛИН берет взятки с лиц, родственники или родные которых арестованы. Так, Виктор БАБУЛИН взял 2000 рублей с гражданки СОИНОЙ Матильды Ивановны за то, что ходатайствовал об освобождении сына последней – Николая, арестованного за подготовку террористического акта против тов. СТАЛИНА; Николай СОИН был освобожден. За взятку Виктору БАБУЛИНУ удалось освободить из тюрьмы другого арестованного, по фамилии МАКАРОВ Алексей.
   Виктор БАБУЛИН получал путевки на курорты через жену ЕЖОВА Н.И. – Евгению Соломоновну и продавал их.
   Кроме того, Зинаида ЕЖОВА показала, что сестра Н.И. ЕЖОВА – Евдокия Ивановна и ее муж ПИМЕНОВ Егор, портной-кустарь, проживающие в прежней квартире тов. Н.И. ЕЖОВА, высказывают резко антисоветские настроения. Евгения Соломоновна ЕЖОВА постоянно целыми машинами направляла подарки на квартиру ПИМЕНОВЫХ.
   НКВД СССР считает необходимым арестовать ЕЖОВА Ивана Ивановича.
   Прошу Ваших указаний.
   ПРИЛОЖЕНИЕ: Протокол допроса свидетельницы ЕЖОВОЙ З.В. от 15 января 1939 года.
...
Народный комиссар внутренних делСоюза ССР Л. БЕРИЯ
   АП РФ. Ф. 3. оп. 24. д. 372. л. 112–115. Подлинник. Машинопись.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация