А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ужин с пантерой" (страница 1)

   Наталья Александрова
   Ужин с пантерой

   – Папа, а слона они тоже могут обглодать? – Мальчик восторженно разглядывал аквариум с пираньями. Пираньи из-за толстого стекла тоже с интересом следили за ним.
   – Вовочка, но ведь слоны живут где? В Африке, – уныло сообщил ему отец. – А пираньи где? В Америке!
   – В Америке? – недоверчиво переспросил ребенок, на мгновение оторвавшись от созерцания рыбок. – Ты чего, папа, в Америке живет Шварценеггер!
   – Шварценеггер – в Северной, а пираньи – в Южной… – не сдавал позиций измученный отец. – И вообще, Вовочка, отойди от аквариума, к нему нельзя подходить так близко…
   Сегодня с утра жена затеяла уборку и отправила их с Вовочкой на все четыре стороны, чтобы не путались под ногами. По зрелом размышлении Вовочка из всех четырех сторон выбрал ту, где находился недавно открывшийся океанариум, и вот теперь он прилип к стеклу, за которым медленно плавали миролюбивые на вид пираньи. На него произвело сильнейшее впечатление прочитанное отцом сообщение, что эти маленькие невзрачные рыбки всего за несколько минут могут обглодать буйвола. Он и сам обладал отменным аппетитом, но перед такими исключительными обжорами явно пасовал.
   – Папа, а носорога обглодать они могут?
   Отец пытался увести его к следующему аквариуму, в котором плавали яркие, как попугаи, тропические рыбки, но ребенок не хотел расставаться с кровожадными пираньями.
   В углу полутемного помещения подтянутый дядечка лет пятидесяти торговал с лотка фотографиями экзотических рыб и морских животных. Около него остановились две любознательные подруги раннего пенсионного возраста и принялись расспрашивать продавца, опасны ли для жизни обитатели Красного моря.
   – Женщины, вы извините, я только фотографиями торгую. – Продавец вытягивал шею, пытаясь разглядеть мелькнувшего возле большого аквариума человека. – Если у вас какие-то вопросы имеются, спросите местных сотрудников!
   – А вы, значит, не сотрудник? – возмутилась одна из подруг, на глазах закипая. – А если вы не сотрудник, для чего вы здесь сидите? Для одной видимости?
   – Вам же сказано – я здесь продаю печатную продукцию. – Мужчина едва сдерживался. – Будете что-нибудь покупать? А если не будете, не заслоняйте товар от покупателей!
   – Да где вы видите покупателей? – Дама огляделась по сторонам. – Кому нужна эта ваша дрянь!
   – Людмила, – подруга попыталась оттащить ее от лотка, – ну что ты, прямо как дома на кухне! Что тебе, за тридцать лет семейной жизни скандалы не надоели? Что тебе мужчина сказал? Как тогда, в театре, на пустом месте музыкальную комедию устроила!
   – Ничего не на пустом! – кипятилась нервная особа. – Она сама ко мне привязалась!
   – И правильно привязалась! В театре мобильник выключать полагается…
   – Смотри, папа. – Наблюдательный Вовочка оторвался от пираний. – Ты говоришь, нельзя близко к аквариуму подходить, а вон дяденька вообще в него руку засунул!
   – Наверное, он здесь работает и сейчас кормит рыбок… – машинально ответил измученный педагогическими усилиями отец.
   Действительно, высокий мужчина в черной куртке воровато огляделся по сторонам и запустил руку в открытый аквариум с маленькими яркими тропическими рыбками. Ощупав декоративный коралловый грот, он вытащил из него небольшой пластиковый футляр и скользнул к проходу в соседний зал.
   В ту же секунду продавец печатной продукции опрокинул свой лоток, вскочил, оттолкнул настроившуюся поскандалить пенсионерку и бросился следом за подозрительным мужчиной.
   – Хам! – бросила вслед ему нервная женщина, подбирая с пола рассыпанные фотографии.
   – Может быть, у него тоже большой опыт семейной жизни, – проговорила ее подруга, задумчивым взглядом провожая удирающего лоточника.
   Между тем этот лоточник проявлял удивительную для его возраста прыть. Следом за убегающим мужчиной в куртке он ворвался в соседнее помещение, представлявшее собой длинный коридор с движущимся полом, который плавно провозил посетителей мимо стеклянной стены, за которой медлительно плавали две крупные акулы и несколько рыб поменьше. Здесь же работал аквалангист, который аккуратно чистил стенки аквариума огромным пылесосом.
   Мужчина в черной куртке грубо растолкал немногочисленных посетителей, пробежал вдоль аквариума и хотел скрыться за дверью с табличкой «Только для персонала», но из-за этой двери навстречу ему выскочил невысокий широкоплечий крепыш с обритой наголо головой. Беглец резко изменил траекторию своего движения и свернул в боковой коридорчик.
   Бодрый «лоточник» и бритоголовый крепыш переглянулись и бросились следом за ним.
   Коридорчик оказался ловушкой: он упирался в глухую стену.
   Беглец обернулся, затравленно оглядываясь по сторонам.
   Выход из тупика загораживали двое медленно наступающих преследователей. С двух сторон коридора были глухие стены, с третьей стороны – стеклянная стена аквариума с акулами. Бывший лоточник сунул руку за пазуху и вытащил пистолет с привинченным к стволу металлическим цилиндром глушителя.
   – Хватит бегать! – проговорил он с просительной интонацией. – Все равно ведь не убежишь, некуда!
   – Некуда? – переспросил беглец, и вдруг в руке его появился небольшой белый шарик, вроде мячика для настольного тенниса. Он швырнул этот мячик в стеклянную стену. Мячик, вместо того чтобы отскочить, нарушая законы физики, на секунду застыл, словно прилип к стеклу, и вдруг лопнул, разорвался, как перезревший плод. Во все стороны от него полыхнуло жаром, толстое стекло аквариума покрылось густой сеткой змеящихся трещин и вдруг рассыпалось на сотни сверкающих, искрящихся кусков. Вода хлынула на пол, заливая коридор. Вместе с водой выпали на пол обе акулы и забились, остервенело разевая зубастые пасти. Аквалангист вывалился спиной вперед и судорожно задрыгал руками и ногами, тем не менее не выпуская трубу своего подводного пылесоса.
   Бывший лоточник и его бритоголовый помощник тоже упали на пол, сбитые с ног потоком воды, как приливной волной. Бритоголовый оказался в опасной близости к одной из акул и еле увернулся от ее бесчисленных зубов.
   Тем временем беглец, воспользовавшись всеобщим замешательством, бросился назад по залитому водой коридору. Пробегая мимо акулы, он поскользнулся и едва не потерял равновесие. Хищница даже сейчас, когда она оказалась вне своей привычной стихии, оставалась опасной. Она щелкнула пастью, но немного промахнулась и откусила только полу у его куртки. Тем не менее из-за этой непредвиденной задержки беглец немного потерял темп. «Лоточник», который успел прийти в себя, вскинул пистолет с глушителем и выстрелил.
   Беглец резко остановился, как будто налетев на каменную стену, затем покачнулся и рухнул, как подрубленное дерево. Из его руки выпал маленький пластмассовый футлярчик цилиндрической формы и откатился в сторону. Акула еще шире разинула пасть и потянулась к непонятному предмету, явно собираясь его проглотить.
   Упорный «лоточник» поднялся на четвереньки и так, на четвереньках, бросился к заветному футлярчику, чтобы выхватить его из акульей пасти. Но в это время тяжело раненный беглец приподнялся на локте, вытянул руку и схватил пластиковый цилиндрик. Видимо, он нажал на нем какую-то потайную кнопку, во всяком случае, цилиндр в его руке ослепительно вспыхнул и превратился в крошечную горстку пепла. Раненый последний раз конвульсивно дернулся и вытянулся на полу, уставившись в потолок широко открытыми мертвыми глазами. Преследовавший его «лоточник», ослепленный внезапной вспышкой, потерял равновесие и упал прямо перед акульей пастью. Акула рванулась вперед и сомкнула свои страшные челюсти на его шее. На ее хищной заостренной морде появилось выражение удовлетворения: даже в эти последние минуты жизни ей улыбнулась охотничья удача.
   Вода, покрывавшая пол, стала красной от крови.

   – Шеф, я не виноват! – Бритоголовый крепыш стоял посреди комнаты, покаянно склонив свою круглую голову и разглядывая узор дорогого пушистого ковра.
   Перед ним за антикварным письменным столом черного дерева с изящной инкрустацией сидел худенький старичок в золотых очках и домашней стеганой куртке вишневого шелка. Старичок был очень недоволен.
   – Не виноват, говоришь? – переспросил он бритоголового. – А кто виноват? Лопе де Вега? Рабиндранат Тагор?
   – Ка… какой кагор? – От удивления крепыш поднял глаза. – Да я вообще в тот день не пил! Честное слово, шеф! Ни капли!
   – Серый ты, Павлик, как шинель Гоголя! – покачал головой старичок. – С кем приходится работать!
   – Шеф, но я правда ни в чем не виноват! – повторил Павлик. – Это Манжет в него с перепугу выстрелил! А штука эта пластмассовая потом взорвалась…
   – Ну да, вали теперь все на Манжета! – вздохнул старичок. – Он ведь ничего больше не скажет в свое оправдание… по причине отсутствия. Нет, ну с кем все-таки приходится работать! Это же надо – посреди Петербурга зимой быть съеденным акулой! Для этого нужно какое-то особенное везение…
   – Ну, акула потом все равно сдохла… – сообщил Павлик после небольшой паузы.
   – Ты хотел утешить меня этим сообщением? – осведомился старичок, внимательно глядя на него. – Не думаю, что тебе это удалось. Из всех участников этого трагического инцидента акула кажется мне наиболее симпатичной. И меньше всех виноватой в столь печальном повороте событий. И наиболее развитой в умственном отношении. Итак, давай подведем итоги вашей с Манжетом работы. – Он положил перед собой чистый листок и принялся делать на нем пометки: – Сначала вы не могли отыскать контейнер в океанариуме, хотя у вас была очень точная наводка. Потом вы устроились туда на работу и целую неделю караулили связного. Когда тот наконец появился, благополучно упустили его, да еще позволили уничтожить контейнер. Кроме того, Манжет практически сам залез в пасть к акуле. Не знаю, как ты, а я считаю, что это полный провал.
   Павлик переступил с ноги на ногу, тяжело вздохнул и снова уставился в пол.
   – Вы не только ничего не добились, вы еще умудрились устроить шум на весь город! Чего стоят одни газетные заголовки – «Отставной военный съеден акулой посреди Петербурга»! С таким же успехом вы могли дать объявление во все газеты, что именно искали в океанариуме и как блестяще завалили все дело!
   – Согласен, шеф, – тяжело вздохнул Павлик. – Полностью согласен. Но я постараюсь все исправить… поверьте мне… поверьте еще раз… дайте еще одну попытку…
   – Исправить? – переспросил старичок. – Как Манжет? Вряд ли ты найдешь в этом городе еще одну достаточно голодную акулу… и лично мне хотелось бы получить результат, а не груду обглоданных трупов! А сколько денег мне пришлось выложить, чтобы пригасить скандал в океанариуме! Знаешь, почем сейчас акулы?
   – Шеф, предоставьте мне еще один шанс! Обещаю, вы об этом не пожалеете!
   – Я и так терпел вас с Манжетом слишком долго. Хватит этого дилетантства. Найму настоящих профессионалов.
   – Шеф, самый последний шанс! – Павлик сделал шаг вперед и облокотился о стол.
   – Разговор окончен, – строго проговорил старичок и позвонил в маленький бронзовый колокольчик.
   Дверь бесшумно приоткрылась, и в кабинет, мягко ступая лапами, вошел огромный угольно-черный зверь с горящими изумрудно-зелеными глазами.
   – Эсмеральда, проводи, пожалуйста, Павлика! – проговорил старик, с несомненной симпатией глядя на пантеру.
   Эсмеральда тихонько зарычала и неторопливо двинулась к бритоголовому.
   Тот тоненько пискнул и шарахнулся к двери.
   – Не надо… – произнес он дрожащим голосом. – Я сам… я дорогу знаю…
   – Ну, сам так сам… – Старичок развел руками. – Эсмеральда, отбой. Посиди лучше со мной, девочка моя…
   Пантера в два больших шага пересекла кабинет, улеглась возле ног хозяина и тихонько заурчала, как самая обыкновенная кошка. Старичок наклонился и ласково почесал ее за ухом. Пантера зажмурилась, прижала уши и потерлась мордой о брюки хозяина.

   Леня открыл дверь своими ключами, вошел в прихожую и жизнерадостным голосом сообщил:
   – Ребята, я дома!
   Впрочем, он мог этого и не говорить: кот Аскольд чувствовал приход хозяина минут за двадцать и уже поджидал его возле двери, так что о скором Ленином возвращении по этой народной примете уже знали и Лола, и Пу И с Перришоном.
   Однако когда Маркиз вошел в прихожую, Аскольд, вместо того чтобы подойти к хозяину и ласково потереться о его ноги, вздыбил шерсть на загривке, распушил хвост, выгнул спину и зашипел.
   – Аскольд, дружище, что с тобой, ты что – не узнал меня? – удивленно проговорил Леня и протянул руку, чтобы погладить своего пушистого любимца.
   Однако кот был явно не в восторге от этого намерения. Он попятился, прижал уши и издал громкое басовитое подвывание.
   – Ты что сегодня – не с той лапы встал? – На этот раз Леня по-настоящему обиделся.
   Аскольд же, продолжая пятиться, отступил к стене и вдруг, нарушая всемирный закон тяготения, взлетел на вешалку и уставился оттуда на хозяина, возмущенно фырча.
   – Лолка, ты что тут без меня Аскольду наговорила? – крикнул Маркиз в глубину квартиры. – Он меня явно не узнает!
   – Как ты мог такое подумать! – проговорила Лола, неторопливо выходя из своей комнаты с Пу И на руках. – Конечно, мне следовало бы заняться воспитанием кота, потому что ты его ужасно распустил, но настраивать его против тебя – это совершенно не в моем духе…
   Не успела она закончить эту фразу, как песик затрясся и спрыгнул на пол. Завертевшись волчком посреди прихожей, он напустил лужу и умчался в Лолину комнату, где спрятался под кровать.
   – Пуишечка, детка! – воскликнула Лола и бросилась вслед за песиком. – Не бойся, мой маленький, я с тобой, я не дам тебя в обиду этому ужасному человеку!
   – Да что это такое с животными? – раздраженно бросил Леня в ее спину. – Они меня не узнают! Признавайся, ты тайно настраиваешь их против меня!
   – Они просто очень напуганы! – возразила Лола и с подозрением уставилась на своего компаньона. – И это я должна тебя спросить – в чем дело? Где ты был? Зачем ты пугаешь животных?
   В это время в прихожую, громко хлопая крыльями, влетел попугай Перришон. Увидев Маркиза, он самым натуральным образом попятился в воздухе, отчего едва не упал, всплеснул яркими крыльями и оглушительно заорал:
   – Кошмар-р! Кар-раул!
   После чего неловко приземлился на шкаф напротив Аскольда и уставился на хозяев круглыми испуганными глазами.
   – Вот и Перришон требует от тебя ответа! – сурово произнесла Лола. – Так где же ты был? Немедленно признавайся! В виварии, где ставят опыты на животных? В живом уголке детского сада? В мастерской, где набивают чучела?
   – Как ты могла такое подумать?! – воскликнул Маркиз с интонацией театрального трагика или заподозренного в измене мужа. – Я, да будет тебе известно, никогда не посещаю подобные места, а сейчас вообще встречался с заказчиком!
   – С заказчиком? – переспросила Лола. – А посоветоваться со мной, прежде чем идти на такую важную встречу, ты уже не считаешь нужным? Ну да, конечно, ведь я у тебя не деловой партнер, не компаньон, не соратник, в конце концов, а всего лишь бессловесная исполнительница, белая рабыня, бесправная статистка!
   Слово «статистка» в устах Лолы, прирожденной актрисы, всей душой преданной театру, было самым страшным оскорблением. И она вовсе не находилась в рабской зависимости от своего компаньона, они были равноправными партнерами. Просто так получилось, что с заказчиками обычно имел дело Маркиз, а уж потом в дело вступала Лола. Причем заставить ее работать всегда являлось большой проблемой.
   – Лолочка, – Маркиз моментально перешел в оборону, – ты прекрасно знаешь, что мы с тобой равноправные партнеры и я очень высоко ценю твое мнение, но, прежде чем советоваться с тобой, я должен был хотя бы предварительно ознакомиться с заказом… и взглянуть на заказчика собственными глазами…
   – Ну и как – взглянул? – осведомилась Лола чрезвычайно холодно. – И каково твое мнение?
   – Очень приличный пожилой господин, с хорошими рекомендациями… мое профессиональное чутье говорит, что ему вполне можно доверять… и дело очень интересное…
   – Да, только звери пришли в ужас! А я их внутреннему голосу доверяю больше, чем твоему так называемому профессиональному чутью! Оно тебя не раз подводило!
   – Что-то я не припомню, – пробормотал Маркиз.
   – Ну вот, у тебя еще и склероз! – удовлетворенно заявила Лола. – Полный комплект возрастных изменений! Тебе не за новое дело нужно браться, а на пенсию выходить!
   Маркиз предпочел не поддаваться на такую откровенную провокацию.
   – Говорю тебе, – возразил он, – мне его рекомендовали хорошие люди!
   На самом деле новый заказчик, с которым Леня встречался час назад, сослался на Рудика Штейнмана, Лениного персонального финансового аналитика и консультанта. Правда, когда Маркиз перезвонил самому Рудику, автоответчик сообщил приятным женским голосом, что абонент находится вне зоны доступа. Видимо, улетел отдохнуть в далекие теплые края и предусмотрительно отключил роуминг, чтобы его не беспокоили. Тем не менее Маркиз согласился пойти на встречу и послушать, что ему предложат.
   Встречу он назначил в небольшом загородном кафе на тридцатом километре Выборгского шоссе. Это место его устраивало, потому что расположение кафе позволяло убедиться, что заказчик приехал на переговоры один, без многочисленной группы поддержки, а после за ним можно было проследить.
   Маркиз подъехал к кафе за полчаса до назначенного времени и поставил машину в сторонке, за группой деревьев, откуда можно было просмотреть шоссе в обе стороны.
   За несколько минут до встречи к кафе подъехал черный «ровер». Из него вышел элегантный пожилой господин небольшого роста в отлично сшитом черном пальто и золотых очках. Оглядевшись по сторонам, господин вошел в кафе.
   Леня выждал еще пару минут и тоже отправился в кафе.
   В небольшом помещении хватило места только для пяти столиков. Время года было не самое удачное для загородного кафе, и, кроме пожилого мужчины в золотых очках, который устроился за угловым столиком, да официантки, крупной блондинки неопределенного возраста, в зале никого не было. Из магнитолы за спиной официантки доносился восторженный голос Пугачевой:
   – Ах, какой был мужчина! Настоящий полковник!
   Леня подсел к старичку и вполголоса проговорил:
   – Надеюсь, я не очень опоздал? Вам не пришлось долго ждать?
   – Вовсе нет. – Старичок пожевал губами. – Мне говорили, что вы специалист очень высокого класса. Во всяком случае, ваш гонорар говорит сам за себя…
   – Тсс! – Леня поднес палец к губам.
   К их столику бесшумно подошла официантка и, остановившись за спиной старичка, осведомилась:
   – Ну, молодые люди, что кушать будем? Имеем шашлычок из осетринки, коньячок французский и кофеек по-турецки…
   – За молодых людей, конечно, спасибо, а осетринка у вас свежая? – поинтересовался заказчик.
   – Только утром поймали! – усмехнулась официантка.
   – Пусть будет осетринка, – с сомнением проговорил Леня. – А вот французский коньячок как-то не вызывает доверия. Слишком далеко от Франции. Так что лучше уж армянский, оно как-то надежнее. А кофе попозже, а то остынет! И можно включить в наш счет несколько минут тишины?
   – Пожалуйста, – фыркнула официантка.
   Она проследовала к стойке и выключила Пугачеву. В зале наступила тишина.
   Маркиз проследил за официанткой и негромко произнес:
   – Итак, чем я могу вам помочь? Только сразу хочу прояснить: за неверными женами мы не следим и пропавших собачек не разыскиваем. Ни за какой гонорар.
   – К счастью, я никогда не был женат, – усмехнулся старик. – И собаки… гм!.. у меня тоже нет. И с такими мелкими вопросами я бы не стал обращаться к серьезному специалисту. Задача у меня несколько более сложная.
   Он замолчал, потому что к столику снова подошла официантка с двумя бокалами коньяку. Дождавшись, когда она снова удалится, заказчик продолжил:
   – Мне нужно найти одного человека. Он кое-что мне задолжал… кое-что, чем я очень дорожу.
   – Выбивание долгов – это тоже не по моей части! – забеспокоился Маркиз.
   – Нет-нет, – успокоил его старик. – Вам и не придется этим заниматься. Нужно только найти его. Да и я сам ничего не буду из него выбивать. Мне с ним нужно только поговорить.
   – Допустим. – Маркиз кивнул. – А что вы знаете об этом человеке? Его возраст, внешность, особые приметы?
   – К сожалению, ничего подобного, – вздохнул заказчик. – У меня был один след. К моему человеку должен был привести связной, но… с ним вчера произошел несчастный случай.
   Если Леня Маркиз до сих пор был на свободе и пользовался несомненным авторитетом в узких кругах специалистов по безболезненному отъему денег, то в значительной степени благодаря своей исключительной интуиции и умению связывать между собой внешне удаленные события. Так и сейчас, стоило его пожилому собеседнику упомянуть вчерашний несчастный случай, как Леня вспомнил: во всех вчерашних газетах появилось сообщение о странном событии в городском океанариуме, в результате которого погибли два человека и две акулы. Причем если один из погибших был застрелен, то второй погиб очень необычной смертью: его перекусила пополам акула.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация