А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Офисный дневник девушки по вызову" (страница 1)

   Бель де Жур
   Офисный дневник девушки по вызову

   Belle de Jour
   Playing the Game

   © Belle de Jour
   This edition published by arrangement with Conville & Walsh Ltd. and Synopsis Literary Agency

   © Мельник Э.И., перевод на русский язык, 2013
   © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013


   Посвящается Шарлотте Боллинджер, Б.Р., Керли Б. и Робин Уайлдер
   Огромное, огромное спасибо всем фантастическим людям, которые поддерживали меня, когда я писала эту книгу. Среди тех, кому я особенно признательна, – Хелен Гарнонс-Уильямс, Женевьев Пегг, Майкл Бартон и Мил Миллингтон. И, конечно, великая благодарность Патрику Уолшу – самому достойному доверия
   человеку в Лондоне.
   Дорогой читатель!
   Начнем по порядку. Прежде всего – несколько слов обо мне.
   Привет! Я – Бель. Если мы с тобой еще не знакомы – тогда здравствуй и добро пожаловать. Да-да, мои глаза вот здесь, чуть повыше[1], приятель! А если мы уже встречались – смело пропускай эту часть, ты все это уже знаешь. Я – девушка по вызову. Уже несколько лет моя профессиональная область – секс-услуги. Если ты, читатель, когда-нибудь заходил на эти лощеные веб-сайты со слегка расфокусированными фотографиями девушек, бросающих на заглянувшего на страницу гостя испепеляющие взгляды, то имей в виду, одной из них вполне могла бы оказаться я. Этот бизнес приносит неплохой доход, и меня вполне устраивает такая жизнь, но, как и у любой работы, у этой тоже есть свои недостатки. В моем случае они таковы:
   1. Некоторые мои друзья и все без исключения родственники не знают, чем я занимаюсь.
   2. Иногда мне кажется, что я впустую тратила время, чтобы получить свой (и неплохой, надо сказать!) диплом.
   3. Достаточно сложно удерживать при себе бойфренда.
   У меня, кстати, все-таки есть бойфренд – его зовут «Этот Парень», с ним я познакомилась еще в университете. И у меня таки есть группа близких друзей, которых я знала еще до того, как перебралась в Лондон и стала девушкой по вызову. Это А1, А2 и А4, все – мои давнишние бойфренды; и А3 – о нем я всегда мечтала, но ни разу с ним не спала. Есть еще Н. – мой постельный приятель, когда мы оба в свободном плавании, «надежное плечо», когда находим себе очередную гавань, а также постоянный источник утешения, когда все идет наперекосяк.
   Если бы ты увидел меня на улице, то – при условии, что я не направлялась бы на назначенную встречу с клиентом, – я выглядела бы точно так же, как любая другая молодая работающая обитательница Лондона, приближающаяся к тридцатнику. Я хороша собой, но в модели не гожусь; я забочусь о своем теле, но размерчик у меня отнюдь не нулевой. Я люблю выпить пивка, люблю от души поговорить с хорошими друзьями и обожаю секс. На самом деле я могла бы быть практически любой девушкой из тех, которых ты видел этим утром в «трубе»[2].
   А эта книжка… она обо мне и моих друзьях, и в ней продолжение все той же истории – вот только события, описанные в ней, могли и не происходить на самом деле. Считай это параллельной вселенной Бель и ее приятелей.
   Что еще? Ну, ты выяснишь это, так сказать, по ходу пьесы…
...
С любовью,Бель

   Несколько замечаний в стиле А2:

   1. Никакая другая секс-труженица (и вообще никто другой) не высказывается за меня, кроме меня самой. Я не высказываюсь ни за кого, кроме себя.
   2. Моя такса – три сотни за час, возможны сделки на всю ночь и более длительные периоды. Дорогу оплачивает клиент из расчета 30–50 фунтов сверху. Около четверти одноразовых клиентов дают чаевые; постоянные – всегда.
   3. Большинство моих коллег-профессионалок, с которыми я знакома, работают со мной не в одном агентстве и обычно бывают подругами подруг или друзей. С девушками из своего агентства я встречаюсь только тогда, когда кто-нибудь заказывает одновременно двух девушек. Мы приезжаем и уезжаем поодиночке и не знаем друг о друге ничего, кроме профессиональных псевдонимов. Заводить дружбу с коллегами в программу не входит.
   4. Клиенты часто предлагают выпить вина, но, как правило, не пьют, когда я приезжаю. Я знаю одного-двух, употребляющих легкие наркотики; это не по моей части. Пока я ни разу не попадала в ситуацию, связанную с насилием. Нас инструктируют: если мы окажемся в такой ситуации, нам следует взять деньги, позвонить менеджеру и уехать. Менеджер информирует клиента о том, что, если у нас возникнут возражения по его поводу, мы уезжаем.
   Можешь считать, что я вру или что мне невероятно везет. Ты можешь также сказать, что у меня есть некий талант успокаивать людей. Твое право.
   5. Агент – она же менеджер, или мадам, если хочешь, – берет себе 30 % от оплаты. Чаевые и дорожные расходы в ее вознаграждении не учитываются. Я лишь изредка вижусь с ней лично, предпочитая перечислять деньги на счет: она знает, что на меня можно положиться. С другими девушками она встречается в ресторане или у них дома. По-видимому, у нее есть бойфренд, который не представляет, чем она зарабатывает на жизнь! Что ж, ирония судьбы!
   Она сама в прошлом – девушка по вызову, и довольно красивая (пусть даже легкомысленная и властная), и поэтому я ей доверяю. А еще у нее великолепные ноги… Не то чтобы это играло какую-то роль, но я подумала, что стоит упомянуть.
   6. Я начинаю нервничать, если клиент меняет место встречи, или время, или способ связи больше одного раза. В этих случаях агентство обеспечивает девушку шофером – или я прошу Н. сыграть эту роль. За это я плачу шоферу (или Н.) полтинник. Сколько им платит менеджер – не знаю.
   7. Менеджер договаривается о встречах с клиентами по городскому телефону. Я посылаю ей SMS по прибытии на место и звоню, когда уезжаю. Если она не услышит моего звонка в течение 15 минут после оговоренного окончания встречи, она звонит клиенту, потом в отель, потом своей службе безопасности, потом в полицию. Я это знаю, поскольку однажды я потрясающе проводила время и забыла ей позвонить.
   8. Если у менеджера и есть свои любимицы, то это не настолько на мне отражается, чтобы я как-то заметила. Может быть, ее любимица – я?
   9. Целуюсь ли я с клиентами? Разумеется! «Красотка» – это только кино. Ясно? Вымысел. Джулия Робертс на самом деле – не проститутка.
   Отказ от поцелуя – такое же оскорбление, как и фальшивые порнолесбиянки, которые и близко не коснутся языком киски, зато с удовольствием позируют, лапая друг друга за сиськи. Отказ не беда – это только в поговорке бывает, золотко. Твой язык + женские половые органы в той же сцене = куннилингус, так что вполне можно забраться и прямо туда. Аналогично, когда речь идет о клиентах, я не отказываю им ради воображаемого чувства приличия. Бога ради, да ведь я уже и так шлюха! Поцелуй ничем не интимнее любого другого акта; интимность создается разумом, а не телом.
   10. Сегодня на мне телесного цвета кружевные трусики-шортики (La Perla). И никакого лифчика.

   Июль

   Пятница, 1 июля

   На свете есть два типа мужчин: те, которые хотят, чтобы их шлюхи выглядели как леди, и те, которые хотят, чтобы их шлюхи выглядели как шлюхи.
   Этот явно принадлежит к первой разновидности. Он даже потребовал, чтобы у меня в ушах были жемчужные сережки. Хотя на кой черт ему это понадобилось – тайна, покрытая мраком, ибо в данный момент он напропалую пялит меня сзади. С такой позиции видеть сережки никоим образом невозможно.
   – О боже, да… тебе ведь так нравится, правда? Когда я беру тебя сильно, вот так?..
   Его коротко остриженные ногти впиваются в ткань, сбившуюся валиком вокруг моих бедер. Я издаю поощрительные звуки и трусь об него, сдавая назад, распластав ладони по гостиничным простыням. Может быть, «жемчужные сережки» на самом деле означают что-то другое? Может быть, это неизвестный мне эвфемизм? Если так, то лучше бы ему побыстрее к нему перейти, потому что после всех этих разговоров о моем воспитании и образовании само действие только-только вошло в решающую фазу.
   – Ты расскажешь об этом всем своим подружкам… Я буду трахать тебя до тех пор, пока ты не сможешь ходить прямо…
   Ну, это вряд ли. Но пару очков за попытку начислим; я тихонько хихикаю и издаю стон – «о-о-о!» – словно сама мысль об этом меня греет.
   – Да, вот так… никто никогда не имел тебя так…
   Э-э… он ведь должен помнить, что выбрал меня на веб-сайте, или нет? Меня не только имели «так», но имели не одну сотню раз, по крайней мере, сотни других мужчин; ему еще повезет, если он будет первым, кто поимеет меня «так» на этой неделе.
...
   Никогда не позволяй вешать себе лапшу на уши, что, мол, мужчина может сымитировать оргазм, когда на нем презерватив.
   – А-а-а… да…
   Никогда не позволяй вешать себе лапшу на уши, что, мол, мужчина может сымитировать оргазм, когда на нем презерватив. Я чувствую, как головка его члена раздувается во мне, и понимаю, что он близок к разрядке. Несколько вовремя и к месту произнесенных «о-о!» и «боже!» – и он готов. Я протягиваю руку назад и проверяю, по-прежнему ли колечко «резинки» располагается вокруг основания его пениса, а потом «снимаюсь» с крючка. Он обрушивается на бок, потный, удовлетворенный. Я снова натягиваю трусики, приглаживаю волосы и улыбаюсь. Мне даже не пришлось снимать блузку с «кошачьим» бантиком.

   Суббота, 2 июля

   Порой мне кажется, будто я работала так всю жизнь, но на самом деле начала этим заниматься всего-то пару лет назад. Мои подготовительные мероприятия сродни хорошо рассчитанному по времени искусству: на бритье уходит меньше 10 минут, на подщипывание бровей и прочего – меньше пяти; последний волос в прическе уложен на место задолго до прибытия такси. Макияж по-прежнему отнимает немало времени, но теперь, когда глаз у меня уже наметан, получается надежный результат. Поскольку у меня не так уж много постоянных клиентов и не так уж часто девушку по вызову выводят в люди, основной гардероб уже хорошо устоялся. Это, конечно, не значит, что я ничего на него не трачу: последние туфли, которые я купила, были парой от Лубутена, идентичной той, которую я в прошлом году вписала в графу «деловые расходы». И, разумеется, я ежемесячно трачу сумму, примерно равную ВВП какой-нибудь экваториальной страны, на аптеку.
   А порой возникает ощущение, что все это началось совсем недавно. Возьмем, к примеру, моего бойфренда… Да, у меня есть бойфренд, который знает, чем я занимаюсь. Он, то ли из своевольного упрямства, то ли на самом деле постоянно забывая, до сих пор спрашивает меня, на какие вакансии я подаю заявления. Ответ, как он должен уже хорошо знать к этому времени, – «ни на какие». И как минимум уже пару лет. Может быть, это зашифрованный намек на то, чтобы я сменила профессию. Но, право, я не считаю, что эта работа создает какие-то проблемы. В моем резюме нет таких зияющих дыр, которые нельзя было бы объяснить сложностями на рынке труда и накоплением воспитательного опыта. По крайней мере пока.
   И все же после очередной буккакэ[3] -встречи в обеденный перерыв мне приходит в голову, что по сравнению с нормальной работой у меня есть одно важное преимущество: мне не приходится беспокоиться о том, что появление рези в глазах относится к числу моих профессиональных рисков.
   Стоит задуматься…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация