А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Демоны Алой розы" (страница 10)

   Глава 7

   –Сэр Виза-Ток!
   – Я не сэр.
   – Господин…
   – И не господин. Просто Виза-Ток. Нет.
   – Что – нет?
   – Нет – это ответ на твой вопрос.
   – К-какой вопрос? Вы что, мысли читаете?
   – Твои мысли? Полагаешь, там есть, что читать?
   – А… понял. А почему?
   Этот вопрос заставляет гоблина задуматься. Он хмурится, обводит взглядом двор, заполненный вооруженными людьми и разнообразным снаряжением. Маленькая армия собирается покинуть замок, нанести удар, там, где его ждут меньше всего, и – не вернуться. Последнее – не потому, что планируется геройски погибнуть, а потому, что, похоже, стало известно примерное направление поисков. Королева – на востоке. Так что планируется не боевая вылазка, а сложное действо: напасть, заставить снять осаду, вывести из замка обоз и тронуться в путь – уже с обозом. Сколь бы ни были уверены в себе гоблины, провести под землей телеги и лошадей они не смогут.
   Впрочем, гоблин размышляет не о предстоящем походе, а о том, почему жизнь так несправедлива и назойливого мальчишку нельзя просто прибить.
   От размышлений его отрывает все тот же Денни, дергающий за рукав кожаной куртки.
   – Виза-Ток! Ну а все-таки, почему ты не хочешь научить меня магии?
   Гоблин вздыхает. Мальчишка в совершенстве умеет пользоваться маленькими льготами, которые дает ему жизнь. Он нужен – можно вести себя свободнее. Гоблины – пленники, значит, можно дергать их за одежду, пока не добьешься ответа. В целом, мальчишка гоблину симпатичен. Руки растут, откуда надо, неглуп, и уж точно – не трус. Вот только…
   – Ну нету у тебя дара! Понимаешь? Нету!
   – Дядя Нил говорил, – малолетний философ хмурится, воспроизводя слишком сложный для него речевой оборот, – что отсутствие таланта легко можно возместить упрямством.
   Таинственный дядя упоминается через слово; похоже, он снабдил ребенка цитатами на все случаи жизни. Вот кого бы гоблин прибил с удовольствием. Увы, не судьба – дядя умер во время эпидемии, оставив Денни с ворохом ценнейших цитат, но – одного.
   – Ну вот представь, что у тебя нет ног, – терпеливо разъясняет Виза-Ток. – Ты приходишь ко мне и говоришь: «Научи меня ходить». Вот что я смогу сделать?
   – Я прихожу к тебе? Без ног?
   – Ну что за несносный ребенок! Слушай, через пару недель мы отсюда уходим. Не успеть.
   – Значит… – Денни на миг задумывается. – Значит, покажите самое главное, а с остальным я разберусь сам. Ну дяденька гоблин! Ну пожалуйста! Ну хотите, я вас взамен замки открывать научу? Любые?
   Виза-Ток неторопливо и глубоко дышит. Похоже, он считает про себя до миллиона. Досчитать не получается.
   – Вот Мэри – ведьма, – говорит мальчишка, снова теребя рукав его куртки. – Чем я хуже?
   – Она не ведьма. У нее нет дара.
   – Ага, нет! А сжечь ее хотели? Хотели. Вот. И потом, когда мы мимо вашего этого круга проходили, где вас нашли, она первая почувствовала, как вы идете. Я потом, а она первая. Она сказала – что-то идет, а люди сэра Ральфа Нормана потом вас там нашли. В этом самом круге.
   – Может, руку тебе оторвать? – бормочет гоблин.
   – Не надо руку. – С точки зрения малолетнего воришки, клиент «дозрел» и его надо «дожать». – Лучше вы мне расскажите, как вас магии учили. Вот самое первое упражнение, оно какое было?
   – Вымыть котел, – скалится «клиент».
   – Это во всех гильдиях так, – отмахивается мальчишка. – А настоящее упражнение?
   – Погасить свечу, – вздыхает гоблин, понимая, что сопротивление бесполезно.
   – Как погасить?
   – Взглядом. Ладно, бери свечу и иди гасить. Погасишь – приходи.
   – Кто же мне свечу-то даст, – вздыхает мальчишка. – Ладно, стащу где-нибудь…
   – Потом стащишь. Сейчас уже выходим.
   Полторы сотни вооруженных до зубов бойцов, три гоблина и один мальчишка, звеня железом и чертыхаясь, направляются в подземелье замка.
* * *
   Некоторое время ворон озадаченно наблюдает за их действиями, затем совершенно по-человечески трясет головой и переключается на вещи более интересные. Итак, девочка знает «мерзких колдунов», более того, чудом от них спаслась. Колдуны где-то здесь. Это хорошо.
   Мысли мелькают в птичьей голове довольно сумбурно, но в целом, хотя процесс мало напоминает столь милые отцу Уолтеру «теза – антитеза – синтез», выводы складываются вполне правдоподобные. Надо еще полетать и посмотреть. У них телега с клеткой. Или нет.
   Чарли неплохо знает людей и подозревает (то есть, в птичьем мозгу вспыхивает и гаснет картинка), что телегу спрятали где-то в лесу, забросав ветками. Эх, знать бы, как они выглядят! Но негодяи упорно не желают носить одежду с гербами (по воспоминаниям сэра Эндрю, единственного, кому до сих пор довелось видеть их вблизи). А с девочкой, как он ни старался, обменяться картинками не удалось. Впрочем, он и не старался особо – хлеб, то, се…
   Чарли вздыхает – не по-настоящему, разумеется, птицы выражают свои эмоции иначе. Просто он воспроизводит жест, который не раз видел у отца Уолтера, – крылья чуть разворачиваются и складываются снова. Надо лететь. Его, Чарли, ждут великие дела.
* * *
   – Это стена, – в подтверждение своих слов, Джон Рэд подходит к цельному камню, в который упирается коридор, и стучит по нему закованной в железо перчаткой.
   – Сейчас, – бормочет Акут-Аргал. Берет у одного из сопровождающих специально для этой цели захваченную кувалду и с размаху лупит прямо в центр каменной плиты. По плите бегут трещины, а с потолка под ноги присутствующим валится каменюка размером с бычью голову.
   – Э… вы бы отошли. И шлемы надели.
   Еще один удар – и казавшаяся незыблемой стена разваливается – гоблин проворно отскакивает в сторону.
   – Вот так, – довольно говорит он. – Велите растащить обломки, и вперед.
   Дважды повторять не приходится – осколки камня оттаскивают в сторону, и движение возобновляется.
   – Как ты нашел этот проход? – интересуется на ходу барон Джон. – Опять магия?
   – Да нет, при чем тут магия? – удивленно возражает гоблин. – Мы, вообще-то, подземная раса. Это как… ну, в общем… чувствуем мы камень.
* * *
   Этот проход сделан отнюдь не человеческими руками – здесь поработала вода, и воды до сих пор хватает. Джон Рэд встревожен не на шутку, и гоблин подтверждает его опасения: да, действительно, если под замком течет вода, то замок может в один прекрасный день взять и просесть. В качестве радикального средства гоблин рекомендует перебраться в замок барона Ральфа. Идея сэру Джону, в принципе, нравится, но вот реализация может оказаться сложнее, чем хотелось бы. Под сводами древней пещеры вспыхивает ожесточенный спор.
   Идти трудно. Вода, когда прорезала камень здешних холмов, не заботилась о том, чтобы пол в получившемся тоннеле был ровным, равно как и о том, чтобы с потолка ничего не свисало. Нет, речь идет не о каменных сосульках, а скорее, о выступах более твердого камня, некогда включенного в состав более мягкой осадочной породы и теперь не до конца сточенного водой. Идущие заработали уже немало шишек.
   Вода здесь везде. Хлюпает под ногами, бежит веселыми струйками по стенам, звенит капелью. Гоблины утверждают, что дело в позавчерашнем ночном ливне. Встречаются озерца с холодной водой, иногда тоннель раздается вширь и ввысь, образуя дивной красоты пещеры… Вот только вся эта красота холодная и мокрая, а идти в ней по колено, а местами и по грудь – то еще удовольствие. Недовольным гоблины обещают впереди сифон, в котором придется нырять, хоть и не глубоко.
   – Я так понимаю, что обустроить эти тоннели не удастся? – интересуется сэр Томас. Оказавшаяся рядом Генора-Зита пожимает плечами:
   – В дождь тут вода. Зимой тоже – до потолка. Никаких сил не хватит все это перекрывать и откачивать. Забудь. Так, забавы ради, можно заглядывать, но это и все. Нет, можно, конечно, пробить ниже этих катакомб дренажный тоннель… но это сколько же сил надо потратить!
   – А, – осторожно, опасаясь, что его поднимут на смех, говорит юноша, – всякие там драгоценности, ну, золото там…
   Опасения его оправдываются целиком и полностью: все три гоблина (и оба идущих рядом шотландца, почему-то) разражаются дружным хохотом.
   – Здесь нет золота, – резюмирует Генора-Зита. – Не та порода.
   – Так уж и нет? – скептически хмыкает Джон Рэд. Девушка вглядывается и ругается вполголоса. Чуть впереди, у стены тоннеля, лежит в совершенно немыслимой позе скелет в остатках кожаной одежды. И золото тоже присутствует – несколько монет, просыпавшихся из истлевшего кармана.
   – Провалился, наверное, в одну из эльфовых ям, – бормочет сэр Томас. – Потом водой сюда принесло.
   – Вот не было печали – теперь дураки будут по этим пещерам лазать, золото искать. Эй, вы чего?!
   – А что за эльфовы ямы? – напряженным голосом интересуется Виза-Ток. – У вас ведь нет эльфов. Скажи мне, что я прав, пожалуйста!
   – Эльфов вы тоже не любите, – с ироничным вздохом резюмирует барон Джон. Золото подобрано, движение возобновлено, лишь слышны даваемые сэром Томасом объяснения да дружное ржание гоблинов. Нет эльфов в старой доброй Англии, и этому трудно не радоваться.
* * *
   – Вот здесь они развели костер, – говорит Ларри Вальтерс. Наставник Роберт кивает, принимая информацию к сведению, и обводит взглядом шалаш.
   – Одеяла, – с отвращением бормочет он. – Вот где в лесу можно достать одеяла в таком количестве?
   – В соседней деревне есть постоялый двор, – пожимает плечами брат Генри.
   – То есть, можно будет узнать, кто именно их приобрел. Хорошо. Займись.
   Его подчиненный кивает и поспешно направляется к лошади.
   Наставник морщится и трет виски́ – это продолжают сказываться последствия неосторожного контакта с каменным кругом. Обычно они находили такие сооружения уже разряженными и могли лишь гадать, зачем предки их строили. Кто же знал, что на этот раз все будет иначе?!
   – Отсюда они уехали на лошади, – доносится голос Ларри от кустов, шагах в тридцати от каменного выступа, под которым стоит шалаш. – Кто-то приехал и забрал… думаю, забрал девчонку. Следы сапог, размер небольшой. Юноша или мужчина – но невысокого роста. И были еще всадники. Вон там и там.
   – Лошади. Всадники. – Наставник раскачивается с носков на пятки, заткнув за пояс большие пальцы и выпятив губу, как он делает всегда, когда пребывает в задумчивости. – Не будь в этих краях войны, я бы сказал, что это точно человек одного из здешних баронов. А так… В этих краях сейчас каждый второй – всадник… – Он умолкает, размышляя. – Ладно. Ричард. Проверь за́мок Джона Рэда. Расспроси слуг, не появлялась ли там девчонка.
   Здоровяк кивает и направляется прочь от полянки с шалашом, от странной каменной стены с навесом и прочих непонятностей. Выполнять приказы – легко и удобно, а думают пускай другие.
   – Генри. Тебе придется еще раз наведаться в замок барона Ральфа. Переоденься менестрелем, что ли… И это… волосы покрась.
   Брат Генри вздыхает, горестно. Волосы у него светлые, почти белые, и идеально принимают любой цвет, чем Наставник и пользуется при любом удобном случае.
   – Разрешите вопрос, Наставник? – осторожно интересуется он.
   – Разрешаю.
   – Зачем нам именно эта девчонка? – Брат Генри разводит руками, как бы пытаясь показать степень своего недоумения. – Их же много таких. Правда. Ну хорошо, в клетке из хладного железа ее возить – это ритуал, надо описать круг вокруг капища в два дня пути, и все такое… Но мы потеряем больше двух дней, если станем ее искать! Теперь-то…
   – Члену Братства надлежит учиться думать, – следует желчный ответ. – Вот и подумай. Что будет, найди эту маленькую дрянь наш фанатик, а?
   – Э…
   – Даю подсказку. Она наши лица видела.
   – О!
   – «Э», «О»… Толку от вас…
* * *
   Денни пребывает в состоянии полного восторга. Пещера оказалась чудом из чудес, и, забыв на время о магии, он обрушивает на гоблинов град вопросов, в основном о том, как вести себя в пещере, чтобы не погибнуть глупой смертью. Очень скоро к гоблинам приходит осознание того простого факта, что вопросы мальчишка задает отнюдь не от страха. Он и не думает бояться этой пещеры, а напротив, планирует вылазку повторить.
   – Пещеры, – говорит Акут-Аргал, – они бывают разные. Эта водяная, а есть еще вулканические, есть трещины в земле, или когда порода проседает, а сверху скала. Есть еще…
   Как ни странно, но оба шотландца, Мак-Карти и Мак-Грегор, принимают в разговоре живейшее участие, косвенно подтверждая предположения барона Джона об их неоднозначном прошлом. Шотландцы показывают себя весьма сведущими в горном деле людьми, причем, по некоторым оговоркам, их знакомство с предметом отнюдь не являлось добровольным. Гоблины спорят с ними о породах, о способах укрепления штолен (нет, ну точно – каторжане!), а затем, когда коридор заканчивается очередным тупиком, именно Мак-Карти определяет, где надо ломать стену, чтобы идти вперед.
   – Неплохо, – кивает Акут-Аргал, и шотландец аж светится от удовольствия.
* * *
   Пещера – просто чудо, и да, Денни собирается сюда вернуться. Пройти по тоннелям без шумной толпы, оставляя за собой метки, чтобы не заблудиться, подремать, погасив факел, – если повезет, то и ему, как гоблинам, приснятся тяжелые каменные сны… и он выйдет на поверхность через сотню лет, в изменившийся до неузнаваемости мир… Затерянные в лабиринте сокровища мало беспокоят мальчишку – ну, разве что сами под ноги попадут. По его профессиональному мнению, золото надо СОБИРАТЬ наверху – там его больше. И потом – он теперь РАБОТАЕТ на сэра Джона. Его талант признали. Мальчишка улыбается, прыгая с камня на камень, слушая всех и пытаясь все запомнить.
   Сейчас еще Мэри поправится, можно будет ее сюда сводить.
   (Мэри, как и остальных небоеспособных обитателей замка, спрятали в одной из пещер. Когда остатки гарнизона уже не смогут оборонять опустевшие стены, они должны спуститься туда же – и восстановить за собою проломленную гоблинами преграду. А если в замке останется враг, они смогут устраивать ночные вылазки.)
* * *
   До места они добираются уже в сумерках. На этот раз гоблин долго долбит позаимствованным у одного из бойцов копьем потолок, пока, наконец, тот не рушится, не выдержав подобного обращения, в облаке пыли, прихватив с собой пару небольших кустов. Идут в ход веревки с крюками, а через несколько минут, когда первая группа поднимается на поверхность и рубит пару молодых деревьев, появляются и лесенки.
   – Хорошо вышли, – одобрительно произносит барон Джон. – В этой рощице можно армию спрятать, никто не заметит.
   – Ну, нам-то все равно отсюда уходить, – пожимает плечами гоблин. – Так что, только до темноты. Денни!
   Мальчишка оставляет свое занятие – он сидит на корточках, пялясь на горящую лучину, – и подбегает к нему.
   – Ты все понял?
   – Все. Пройти во двор, открыть ворота. – Денни и хотел бы промолчать, да как же тут удержишься. – Стражу не убивать, замок не разрушать.
   – Вот ведь, нахал! – фыркает сэр Джон. – Ну все, иди, давай.
   Мальчишка бодро пылит по дороге к холмам, за которыми находился замок Ральфа Нормана. К ночи как раз доберется. А еще часом позже по той же дороге проезжают неспешной рысью пятеро всадников, в которых сведущий человек легко узнал бы Наставника Роберта со спутниками. Они, подобно барону Ральфу, не верят в исчезновение из этих краев маленькой ведьмы. То есть, не то чтобы совсем не верят – у них есть сомнения, которые они предпочитают проверить, нежели пускать дело на самотек. Важное место в их планах занимает тот факт, что столь сердитый на них (точнее, охочий до серебра) сэр рыцарь занят сейчас в другом месте.
* * *
   Охочий до серебра сэр рыцарь в данный момент пребывает далеко не в лучшем расположении духа. С одной стороны, он потерял и катапульту, и весь запас пороха к пушке заодно с орудийным расчетом. Никаких идей о том, что же послужило причиной взрыва, у него не имеется; впрочем, это как раз не особенно занимает Ральфа Нормана. Порох – штука опасная, жалко, конечно, что эту свою особенность он проявил в столь неудачный момент… Ничего. В замок уже послали за новым огненным зельем, и штурм хоть и отложен – но ненадолго.
   Неприятнее обстоят дела с представителем Йорков, тощим щеголем, который и раньше-то, принимая денежки, воротил нос, словно не Ральф Норман ему, а он Ральфу взятку дает. Теперь же… Впрочем, деваться ему некуда. И катапульту приобретет, и, главное, – засвидетельствует переход земли Джона Рэда под его, Ральфа Нормана, управление.
   Есть, впрочем, и иные поводы для огорчения.
* * *
   – Повтори! – Ральф Норман – сама любезность, но иногда любезность способна внушать страх, не хуже, чем ярость.
   – Святые отцы отрицают, что в их братстве есть люди, приметы которых мы им сообщили.
   Ральф Норман барабанит пальцами по подлокотнику кресла – складного походного кресла, с которого так удобно любоваться своим будущим замком. Рыцарь озадачен.
   – Так кто же заплатил мне серебром за сбежавшую ведьму?
   Аллен Свансон пожимает плечами: за что, мол, купил, за то и продаю.
   – Про ведьму они тоже ничего не слышали. Зато сказали, что, будь девчонка ведьмой, никто не стал бы везти ее в клетке через полстраны. Ну… не принято это.
   – Весьма интересно, – бормочет Ральф Норман. – Жаль, монахов уже не найти…
   Обида, справедливость и прочие глупости мало его волнуют, но вот вооружение у братьев, которые, вроде, и не братья вовсе, а самозванцы, было хорошее, и кони – тоже. Кабы знать… Ну да ладно, Бог даст – еще встретимся, и продолжат свой путь братья после этой встречи, как и подобает божьим людям – босиком и в рубищах. Хотя, скорее всего, не доведется им встретиться – скачут, небось, монахи прочь от его владений, поругивая гостеприимного хозяина.
* * *
   – Мы ходим кругами, – мрачно произносит брат Генри, глядя на высящуюся на фоне заката громаду баронского замка.
   – Зато дождя нет, – фыркает в ответ Ларри Вальтерс, сидящий в седле по правую руку от него.
   – Разговоры! Болтаете много.
   Разговоры мигом стихают, усмешки пропадают – Наставник Роберт пользуется в маленьком отряде непререкаемым авторитетом. Если его спутники могут порой льстить себе, именуясь черными магами, то Наставник магом ЯВЛЯЕТСЯ, причем, именно черным.
   За последние полдня члены отряда проделали большую работу.
   – Докладывайте.
   – Ральф Норман осадил замок Джона Рэда, – говорит брат Генри. – У Нормана девчонка точно не объявлялась.
   – Зато, – подает голос Ричард Фицхью, – он успел потерять катапульту и теперь зол. То есть, это та причина, по которой я даже близко не смог подойти к замку Джона Рэда. Вздернет, не задумываясь.
   – Понятно. Что еще?
   «Еще» была округа, полная маленьких вооруженных отрядов, стягивающихся к месту грядущей битвы под знамена – кто Ланкастеров, а кто – Йорков. Это, безусловно, плохая новость, ибо большая часть отрядов многократно превосходит отряд Братства по численности и вполне может взять их в качестве военного приза. Война означает простые нравы; впрочем, рыцари и в мирное время не отличаются особой кротостью – забрать оружие побежденного, да еще и выкуп за него потребовать, издревле считалось доблестью.
   – Думаю, не надо повторять, как нужна нам эта девчонка, – произносит Наставник. – Ищем. Ребенок – он далеко уйти не мог.
   Сам Наставник вовсе не испытывает по этому поводу уверенности – уж больно сильное впечатление произвела на него соломенная кукла. Не напугала, нет, но заставила собраться, как перед боем. Девчонка, конечно, сбежала – но не сама. И тот, кто ей помог… о, этот кто-то был хорош!
   Одно утешение – это точно был не ненормальный Эндрю Эйнджел – не его стиль. Этот чокнутый фанатик ворвался бы в замок с боем, и даже, возможно, с победной песней.
   Последняя встреча с сэром Эндрю стоила Наставнику половины отряда. К счастью, уцелевшим удалось скрыться. Вот, кстати, еще одна загадка – как он идет по их следу? Печати целы, защитные амулеты – целы… да и не маг он, этот Эндрю. Как?
   Вот уж действительно, вопрос жизни и смерти…
   Отряд поворачивает налево, огибая замок; соответственно, на этот раз притаившаяся между деревьев тень, вместо того чтобы следовать за ними, остается на месте. Несколько секунд Денни – а это, разумеется, не кто иной, как он, напряженно размышляет, затем плюет в сердцах, с ненавистью глядя в спину лжемонахам. И чего они привязались к Мэри? Ну да ладно. Возьмем замок штурмом, затем расскажем сэру Джону. Он теперь главный – вот пусть у него голова и болит.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация