А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Паутина" (страница 48)

   – И что ты рассчитываешь получить?
   – Информацию.
   – Информацию из него и клещами не вытянешь. А больше с него взять нечего.
   Эстебан стоял чуть в стороне от всех и смотрел на красное жирное солнце, скатывающееся за вершины деревьев.
   – Нам придется здесь заночевать, – сказал он.
   – Я могу отправить вас.
   Все разом посмотрели на произнесшего эти слова Измаила.
   – Куда ты можешь нас отправить?
   – В любую другую аномальную зону.
   – Бамалама, – Брейгель озадаченно почесал ногтями щеку. – Ну и на фиг нам это нужно?
   – Чтобы оказаться ближе к дому.
   Камохин хмыкнул очень неопределенно, но явно не радостно.
   – А к границе этой зоны можешь? – спросил Брейгель.
   – Да.
   – Туда, куда укажет Эстебан?
   – Да.
   – Мы и сами можем дойти, – буркнул Камохин.
   Стрелку жутко не хотелось отдавать «серому» пакаль. Не из жадности. Двух пакалей будет вполне достаточно для того, чтобы подтвердить их статус сверхудачливой группы. Просто из принципа. «Серый» не хотел им ничего рассказывать. Ни о себе, ни об Игре. Так почему же они должны ему помогать? Камохин был не против взаимовыгодного сотрудничества. Пусть даже с «серым». Но он совсем не так представлял себе партнерские отношения.
   – Ты не доверяешь мне? – спросил у него Измаил.
   И это было в высшей степени странно. Никогда прежде Измаил не спрашивал никого из людей ни о чем конкретном.
   – Начнем с того, что я тебя не знаю, – едва заметно усмехнулся Камохин. – Не знаю, кто ты такой и откуда. Что ты здесь делаешь. Да я даже твое настоящее имя не знаю!
   – Зови меня Измаилом.
   – А я – Бонд! Джеймс Бонд!
   – Приятно познакомиться, Джеймс Бонд.
   – Я не Джеймс Бонд!
   – Мне все равно.
   Камохин в отчаянии всплеснул руками.
   – Отдай ему пакаль, – сказал он Осипову.
   – Чего это ты вдруг? – удивленно и немного подозрительно посмотрел на стрелка Орсон.
   – Он – блаженный, – махнул рукой в сторону «серого» квестер. – Таких, как он, обижать нельзя.
   – Как-то не очень убедительно, – озадаченно сдвинул брови англичанин.
   Камохин лишь руками развел – мол, не могу иначе!
   – Ну так что? – вопросительно посмотрел на биолога Осипов.
   Орсон скривил губы, давая понять, что сам он ни за что бы не отдал пакаль «серому», но поскольку остальные высказались в пользу того, чтобы удовлетворить просьбу Измаила…
   – Может быть, еще поторгуемся?
   – Я не понимаю, что это значит, – ответил на вопрос, адресованный не ему, Измаил.
   – Это значит, что, отдавая тебе пакаль, мы хотим получить что-то взамен, – объяснил Орсон. – Что, у вас так не принято?
   – У вас – это где?
   – Там, откуда ты пришел.
   Измаил не ответил. Он стоял прямо, расправив плечи и чуть разведя руки. Как будто готовился, как ракета, взлететь к темнеющим небесам.
   – А вам не кажется, что он прикидывается? – спросил Орсон.
   – Какой в этом смысл? – пожал плечами Брейгель.
   – Точно, – слегка кивнул Камохин. – Если бы он хотел, чтобы мы поверили в то, что он недоумок, то играл бы более выразительно. А так это даже на любительский театр не тянет.
   – Интересно, как можно выразительно играть с лицом, закатанным в серую пленку?
   Осипов подошел к жертвенному столу, на котором все еще были выложены все четыре пакаля, и забрал белый и черный. Оставшиеся два, зеркальный и красный, он пододвинул Измаилу:
   – Забирай.
   «Серый» положил пакали один на другой, так, что красный оказался сверху. Затем в руке у него появился еще один пакаль, черного цвета, который он положил на красного паука. На новом пакале была изображена компасная стрелка и отметки по краям, видимо, обозначающие стороны света. Измаил присел на корточки, обеими руками взял верхний пакаль за углы и очень медленно и осторожно принялся поворачивать его. Можно было подумать, что это был верньер прибора с очень точной настройкой.
   – Что это он делает? – шепотом спросил у Брейгеля Эстебан.
   – Колдует, – так же тихо ответил квестер.
   Измаил резко развел руки.
   – Все подойдите к столу, – скомандовал он.
   – Я тоже? – спросил Эстебан.
   С одной стороны, ему страшно не хотелось ввязываться во все эти истории с колдовством, чертовщиной и черт его знает с чем еще. Но в то же время ему было до жути интересно. Хотя он и понимал, что если вдруг решит рассказать кому-нибудь обо всех этих странных событиях, его обсмеют и объявят вралем, каких еще свет не видывал. А ему это надо?
   – Ты идешь с нами, Эстебан, – уверенно завил Брейгель и положил руку индейцу на плечо. – Как ты говорил, называется тот городок, куда мы направлялись?
   – Нублосо.
   – Вот! – Брейгель указал на «серого» пальцем. – Туда нас и отправь!
   – Я понял, – сказал тот.
   – Мне, вообще-то, отсюда до дома ближе, – неуверенно переступил с ноги на ногу Эстебан.
   – Дружище! – ободряюще похлопал его по плечу Брейгель. – Я тебя обратно в Сан-Хуан-Ла-Харосу в лучшем виде доставлю! А в Нублосо у нас еще есть дело.
   – Какое? – насторожился Эстебан.
   – Тебе понравится, – подмигнул ему Брейгель.
   – Значит, вас пятеро. – Измаил показал растопыренную пятерню.
   – Точно, – подтвердил Брейгель.
   – Поближе подойди. – Измаил пальцем поманил оказавшегося дальше всех от него англичанина. – А ты, – кивнул он на Камохина, – ударишь по пакалям кулаком.
   – Почему я? – спросил Камохин.
   Чисто из чувства противоречия.
   – Потому что я тебе доверяю, – ответил Измаил.
   И вот поди догадайся, серьезно он это сказал или с насмешкой. По голосу не поймешь, а лица не видно.
   Камохин сжал кулак:
   – Сильно бить?
   – Не имеет значения. Главное – резко и по самому центру. Чтобы в момент удара пакали не сдвинулись.
   Иначе координаты окажутся сбитыми.
   Камохин примерился кулаком к стопке из трех пакалей:
   – Можно?
   – Давай.
   Стрелок размахнулся и ударил что было сил.

   Глава 51

   Для Орсона мгновенное перемещение в пространстве было не в новинку. Поэтому он и не ожидал ничего особенного. Другие же были настроены на то, что должно произойти нечто необычное.
   Может быть, они провалятся в светящуюся разноцветными огнями воронку. Какой-нибудь портал или врата. Или вдруг их оглушит пронзительный высокочастотный вой. А может быть, это будет хор ангелов, подыгрывающих себе на арфах и распевающих «Shine On You Crazy Diamond». А свысока на них будет мудро взирать познавший все и вся Сид Барретт. Ну, не обязательно Барретт, может быть, Моррисон. В общем, перемещение в пространстве непременно должно сопровождать какими-то аудиовизуальными эффектами. Так подсказывали здравый смысл и возбужденное воображение.
   Но не произошло ничего. То есть не просто ничего заслуживающего внимания, а вообще ничего! Миг назад они стояли, окружив жертвенный стол, на вершине Храма Паука, а теперь стоят так же полукругом среди сельвы. А вокруг светло как днем. Хотя над пирамидой, помнится, уже сгущались сумерки.
   У Осипова появилась недобрая мысль, что они могли оказаться в другом полушарии. Недаром «серый» упомянул о том, как важно не сбить настройку координат. Ну а Камохин, как водится, саданул со всей дури. Вот они и оказались где-нибудь в Камбодже. Там джунгли не хуже гватемальских. А вот зона… Осипов не помнил, была ли в Камбодже аномальная зона… Ну а почему бы ей там не быть?..
   – Ты думай, что думаешь, – услышал Осипов насмешливую мысль Орсона. – Это все еще Гватемала.
   Точно. Если они все еще телепаты, значит, это по-прежнему Гватемальская аномалия.
   – Тогда почему светло? – вслух спросил Осипов.
   – Настройка времени сбилась. – Измаил забрал свои пакали, которые почему-то оказались в руках у Камохина. И с укоризной добавил: – Нужно было аккуратнее бить.
   – Я думал, нужно посильнее, – малость смутился квестер.
   – Так, что у нас сегодня? – поинтересовался Орсон. – Завтра или вчера?
   Измаил не удостоил его ответом.
   Осипов включил дескан. В углу высветился календарь.
   – Все еще сегодня, – сообщил он остальным. – Только время едва подошло к полудню.
   – То есть мы сейчас все еще в Сан-Хуан-Ла-Харосе?
   – Нет, уже ушли. Только-только.
   Эстебан сел на траву, стянул с головы бейсболку и сжал ее в кулаке.
   – Это похоже на бред, – уныло произнес он.
   – Точно, – согласился с индейцем Орсон. – Но к этому легко привыкаешь. Тебе знакомо это место?
   – Конечно. До Нублосо рукой подать. Минут за двадцать не спеша доберемся.
   – Возьми.
   Измаил протянул Камохину небольшой серебристый шарик на цепочке, похожий на брелок. Шарик, размером с теннисный, был полым и, как головка сыра, весь изъеден отверстиями разных размеров и форм. В него был вложен еще один точно такой же, только размером поменьше. А во второй – третий. В третий – четвертый. И так, возможно, до бесконечности. При этом все вложенные в первый шарики вращались одновременно в разных направлениях. Если посмотреть через одно из отверстий, могло показаться, что заглядываешь через замочную скважину в дверь мироздания.
   – Что это?
   Признаться, Камохин был немало удивлен тем, что «серый» решил сделать ему подарок. Он ведь вроде как не проявлял к нему дружеского расположения.
   – Ассоциатор.
   – Что?..
   – Специальное устройство, пробуждающее в сознании дремлющие, а то и спящие ассоциации. Очень полезная штука.
   Камохин покрутил шарик перед глазами.
   – Спасибо, конечно… Но зачем он мне?
   – Это не тебе. Отдашь ассоциатор тому, кому он нужен.
   – Кому? – стрелок в растерянности посмотрел на своих спутников.
   – Не сейчас, – Измаил сделал отрицательный жест рукой. – Пока убери его. Ты поймешь, когда он потребуется.
   – Ладно, – Камохин сунул ассоциатор в карман.
   – Все.
   Измаил взял пакали в разные руки, слегка ударил их друг о друга и исчез.
   – О, Дева Мария!
   Эстебан закатил глаза и упал на спину. Ему требовалось какое-то время для того, чтобы прийти в себя. Одно дело, когда ты сам куда-то вмиг переносишься. Все происходит так быстро, что ты даже не успеваешь осознать, что же именно произошло. И совсем другое дело, когда прямо у тебя на глазах исчезает человек.
   – Мог хотя бы попрощаться, – пожал плечами Камохин.
   – Наверное, у них это не принято, – предположил Орсон.
   – Игорь, а тебе не показалось, что над тобой подшутили? – лукаво прищурился Брейгель.
   – Кто? – насторожился Камохин.
   – Измаил, кто же еще.
   – Каким образом? – лицо стрелка еще более посуровело.
   – Ты видел, как он исчез? Просто слегка ударил один пакаль о другой. А тебя он попросил садануть по ним кулаком. Да еще наплел что-то про временной сбой. Мне кажется, это у них юмор такой. – Брейгель помахал рукой с растопыренными пальцами. – Своеобразный, надо сказать.
   – Я такой юмор не понимаю, – нахмурился Камохин.
   Ему не нравились, когда его выставляли в дураках. Причем так, что он и сам не мог понять, в чем тут подвох.
   Но шутки шутками, а пора было отправляться в путь.
   Эстебан оказался прав – не прошло и пятнадцати минут, как в сумке у Камохина запищал включившийся спутниковый телефон. Еще одна аномальная зона осталась за плечами квестеров.
   Камохин проверил настройки телефона и сообщил, что спутник будет в зоне связи через тридцать одну минуту.
   Вскоре они вышли на дорогу, в конце которой виднелась арка невысоких ворот, за которыми находился город.
   Нублосо оказался таким же провинциальным городком, как Сан-Хуан-Ла-Хароса, но малость покрупнее. В нем имелась не одна, а целых три улицы, тянущихся с разных концов города и пересекающихся, как водится, на центральной площади. Население Нублосо в большинстве своем также составляли индейцы киче. Поэтому появление четверых гринго с оружием в сопровождении Эстебана, которого здесь, похоже, все знали, не осталось незамеченным. Местные жители настороженно и даже с опаской поглядывали на странных пришельцев. Как будто ждали, что с ними в город придет беда. Радушные улыбки на лицах гостей не рассеивали их опасений. И даже радостно раскланивающемуся во все стороны Эстебану не удавалось снять напряжение.
   – Странно, – непонимающе пожал плечами Эстебан. – Обычно они куда более дружелюбны. – Он почесал в затылке и усмехнулся: – Довольно необычно чувствовать, что ты уже не телепат.
   – В самом деле, – согласился с ним Орсон. – К хорошему быстро привыкаешь.
   – А вот вы только представьте себе, насколько бы изменилась жизнь, если бы все люди на Земле свободно владели телепатией, – решил пофантазировать Осипов. – Любые новости распространялись бы почти мгновенно. Деловые партнеры не смогли бы врать друг другу. Политики вымерли бы как вид!
   – Телепатия заменила бы Интернет, – включился в игру Брейгель.
   – Бюрократии и коррупции пришел бы конец, – добавил Камохин.
   – Это был бы безумно скучный мир, – констатировал Орсон. – Но, скорее всего, все было бы так же, как и сейчас. Потому что люди научились бы врать даже в мыслях. Для нас это способ выживания.
   – Не может быть! – удивился Эстебан.
   – Уверяю тебя, друг мой. Человек научился врать, как только обрел разум. Еще до того, как научился говорить. Именно это сделало нас доминирующим видом на земле.
   – И это же поставило нас на грань самоуничтожения, – заметил Осипов.
   – Не спорю, – согласился Орсон. – Такие уж мы интересные создания.
   Дойдя до центральной площади, квестеры и Эстебан устроились за круглым столиком, стоявшим возле дверей маленького кафе. Через пару минут появился хозяин, пожилой индеец с седыми обвисшими усами и крайне недружелюбным лицом. Эстебан принялся было что-то быстро говорить ему по-испански, но хозяин, не слушая его, поставил на стол жестяной кофейник и кружки и, так и не проронив ни слова, ушел.
   Зато официантку, явившуюся вскоре, чтобы принять заказ, Эстебан поймал за руку, заставил сесть на стул рядом с ним и не отпускал, пока не переговорил с ней.
   – Она говорит, что десять дней назад в город явились четверо гринго, – перешел он на русский, когда официантка ушла. – Они приехали на заказном автобусе и привезли с собой много вещей. Им нужны были носильщики, – Эстебан сделал многозначительную паузу и обвел взглядом всех присутствующих. – Они сказали, что направляются к Храму Паука.
   – Это те, чьи тела мы видели в подземелье, – уверенно кивнул Камохин.
   – Но ты же говорил, что, кроме тебя, путь к Храму Паука не может найти никто, – напомнил Эстебану Брейгель.
   – Гринго сказали, что знают дорогу, – перешел на таинственный полушепот Эстебан.
   – И что потом?
   – Они предлагали хорошую цену и быстро нашли носильщиков. Один из них был сыном хозяина этого кафе и братом официантки. Они собирались вернуться через четыре дня, – Эстебан показал кисть с прижатым к ладони большим пальцем. – Прошло десять. Не вернулся никто. Местные считают, что во всем виноваты гринго, забравшие людей в аномальную зону и там пропавшие. Вы, извините, хотя и русские, но тоже гринго. Они полагают, что вы как-то связаны с теми четырьмя. Так что, – Эстебан откинулся на спинку стула и постучал пальцами по краю стола, – я бы на вашем месте не стал задерживаться в этом городе.
   – Ты рассказал официантке о том, что мы видели? – спросил Камохин.
   – Нет, конечно. Мы же видели только четыре тела.
   Все четверо определенно гринго.
   – Куда же подевались шестеро местных?
   – Как говорит наш друг Измаил: кто знает? – мрачно усмехнулся Орсон. – Прямо как с кошкой Шредингера.
   – Но ведь они еще могут вернуться? – с надеждой посмотрел на квестеров Эстебан.
   – Конечно, – тут же заверил его Осипов.
   Хотя сам он в этом был далеко не уверен.
   Официантка принесла тарелки с едой. Большие бифштексы слабой прожарки с картофелем и фасолью. Есть никому почему-то особенно не хотелось. Но от такого изумительного блюда невозможно было отказаться.
   Камохин посмотрел на спутниковый телефон, лежавший рядом с его тарелкой.
   – Две минуты, – сообщил он остальным.
   – Какие у вас планы? – поинтересовался Эстебан.
   – Я же обещал отвезти тебя обратно в Сан-Хуан-Ла-Харосу, – загадочно улыбнулся Брейгель.
   Эстебан не стал допытываться, о чем именно идет речь. Лишь головой покачал и снова принялся за бифштекс. Он полагал, что хорошо знает русских. Люди они неплохие, но очень уж странные. Как будто даже немножко не в себе. В хорошем смысле. Если, конечно, такое возможно. Так что время придет – сами обо всем расскажут. А до этого лучше и не пытать. Как говорят все те же русские, себе дороже будет. Хотя, признаться, Эстебан не очень ясно представлял себе смысл этого высказывания. Но тем не менее любил его. И даже использовал в повседневной жизни. A él será más caro. По-испански тоже неплохо звучало.
   – Ну, вот и прилетел!
   Камохин отодвинул тарелку и нажал кнопку вызова на телефоне.
   Ему ответили почти сразу после первого гудка:
   – Дежурный службы эвакуации.
   – Игорь Камохин, группа «Квест-тринадцать», – представился Камохин и продиктовал свой персональный номер.
   Дежурный ненадолго затих. Ему нужно было проверить данные и отследить звонок. Когда он снова заговорил, голос у него был немного растерянный:
   – Но… Вы ведь должны быть в Шамо.
   – Верно. Но сейчас мы в Нублосо. Это Гватемала.
   – Да, я вижу… Как вы там оказались?
   – Долгая история. Нам срочно требуется эвакуация.
   Хотим поскорее домой попасть.
   Дежурный снова защелкал клавишами компьютера, выясняя, как проще всего организовать эвакуацию квестеров из Гватемалы. Несмотря на Сезон Катастроф, в большинстве стран таможенные правила все еще действовали. У квестеров же при себе не было никаких документов. Значит, следовало действовать через неофициальные каналы.
   – Отделения Центра Изучения Катастроф в Гватемале нет, – сказал наконец дежурный.
   – Мы догадывались, – усмехнулся Камохин.
   – Зато есть в Мексике.
   – Серьезно?
   – Научный центр в Толуке, финансируемый из фонда господина Кирсанова. Граница Мексики с Гватемалой открыта. Мы сможем забрать вас… Секундочку. – Пауза. Не секундная, но непродолжительная. – Примерно через сорок пять минут вас может забрать вертолет с военной базы в Чьяпасе…
   – Грузовой, – перебил дежурного квестер.
   – Простите, что?
   – Нам нужен грузовой вертолет. У нас груз.
   – Большой?
   – Около трехсот килограммов.
   – Опасный?
   – Нет.
   – Груз при вас?
   – Неподалеку. В десяти минутах лета.
   – Хорошо, я договорюсь о грузовом вертолете.
   – И еще нам нужны четыре с половиной тысячи долларов наличными и три герметичных пластиковых мешка стандартного размера.
   – Долларов?! – удивленно переспросил дежурный, должно быть, решивший, что ослышался.
   Камохин прикрыл микрофон рукой и посмотрел на Эстебана:
   – Доллары пойдут? Или лучше в местной валюте?
   Эстебан ошарашенно затряс головой.
   – Мы покупаем ваш кофе, дружище! – хлопнул индейца по плечу Брейгель. – Все, что есть на складе.
   – Квестер Камохин!.. – буравил ухо стрелку голос дежурного службы эвакуации. – Я вас не слышу!..
   – Ну так что? Доллары?
   Эстебан молча кивнул.
   – Да, дежурный.
   – Я правильно вас понял, вам нужны четыре с половиной тысячи долларов?
   – Не лично мне. Мы собираемся сделать вложение от имени господина Кирсанова. И поверьте уж мне, это очень выгодное вложение!
   – Квестер Камохин, вы должны понимать, что я не принимаю подобные решения… – Откройте наш файл, дежурный.
   – И что?
   – Откройте.
   – Есть.
   – Посмотрите, что там написано в графе «Статус».
   – «Наивысший приоритет».
   – Вот именно. Это означает, что мы можем потребовать все, что сочтем необходимым для работы.
   – В разумных пределах.
   – Я уверен, мы не переступаем черту дозволенного.
   – Операции с крупными денежными сумами находятся вне моей компетенции.
   – Отлично, свяжитесь с тем, кто компетентен.
   – Но… Это займет какое-то время.
   – Мы не торопимся… Да, и передайте, пожалуйста, господину Кирсанову, что у нас три… нет, простите, два пакаля. До связи.
   Камохин нажал кнопку отбоя. Кинул телефон на стол и взялся за нож и вилку.
   – Они перезвонят? – очень осторожно поинтересовался Эстебан.
   Он опасался, что деньги, едва не свалившиеся с неба, могут так же легко исчезнуть.
   – Можешь не сомневаться, – усмехнулся Камохин. – И боюсь, что даже быстрее, чем я доем этот кусок мяса.
   И он оказался прав.
   А кто сомневался?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48] 49

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация