А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Галопом по Европам" (страница 18)

   Глава 6

   Пан Гржибовский слыл человеком циничным. Он полагал зазорным тратить свое драгоценное время на то, чтобы понять собеседника. Бизнесмен был низкого мнения буквально обо всех окружающих его людях, а конкретно пана Казимира считал хитрым, но туповатым человеком, чудом возглавившим строительную бригаду.
   Проблемы на объекте пан Гржибовский свел к простому нашествию зверей. Мешают? Значит, животных много, и это здорово. Будет на кого охотиться, когда комплекс будет построен.
   Но сейчас несносные твари остановили всю работу. Пан Гржибовский велел кретинам-строителям пока ничего не делать. Бизнесмен снял трубочку супердорогого телефонного аппарата и дал секретарше задание найти людей, способных быстро и качественно очистить участок от волков, енотов и прочей шушеры.
   Умница-секретарша перезвонила боссу через десять минут:
   – Пан Гржибовский, в Варшаве проездом немецкий специалист с волкодавами. Берет дорого, но работает быстро и качественно. Правда, сегодня он отъезжает на родину.
   – Купи мне его, – велел бизнесмен и бросил трубку.

   Иной раз разгуляется где-то веселье, музыка гремит, свет неистово слепит глаза отдыхающих, а тут – хлоп! – незваный гость. Все, конец вечеринке. Если же гость к тому же чем-то опасен, то настроение может испортиться надолго.
   Серега появился на сцене бурундукиборгов в самый разгар веселья. Волк выпрыгнул из темноты на свет, и эффект от его появления был ошеломляющим.
   Барабанщики перестали долбить в установки, песни клестов захлебнулись, лишь древесная лягушка продолжала наяривать, словно замедленная погремушка: «К-р-р-р-р, к-р-р-р-р!»
   Толпа остановила танец. Десятки округленных глаз вперились в серого хищника.
   Шершавый прижал ушки, стал двигаться бочком к краю сцены.
   – Куда? – тихо спросил волк.
   Главный бурундукиборг встал как вкопанный.
   – Так, господа хорошие, – протянул Серега. – Отдыхаем? Это хорошо. Я вот, представьте себе, тоже только что концертировал. А сейчас – с корабля на бал – нагрянул к вам с санитарной инспекцией. Непорядочек тут у вас. Нарушений масса. Свалку человеческого старья устроили? Да. В помойной яме топчетесь, микробы разносите? Да. Гремите на весь лес, превышая допустимые нормы шума в вечернее и ночное время? Да. Ну и так далее… Что у нас с вами вырисовывается? Неэкологичненько живете. Надо прикрывать лавочку, идя навстречу жалобам соседей.
   Волк обвел суровым взором притихших бурундукиборгов.
   – Теперь о нравственности, то бишь о так называемой экологии души. Колобродите по ночам – значит, днем не работаете. Праздно проводите время, тогда как ваши земляки противостоят людям. А люди принесли в ваш лес отнюдь не мир. Охотничье хозяйство миротворческим не бывает. Ну, с вас, бурундуков, конечно, не начнут… Отвлекся. В общем, делайте выводы, решайте, кто вы, для чего судьба подарила вам этот лес, а также кто вас и куда ведет.
   Пристыженная толпа зароптала.
   – Вот о последнем поговорим отдельно. Да, да, о тебе, Шелудивый, не стесняйся. Ладно, не дуйся, знаю я, что ты Шершавый… Так вот. Вы ребята занятные. Танцы-шманцы, дружба-братство. Только вас, мои орехолюбивые дружочки, используют сейчас как последних лохов. Вы этого клоуна с микросхемой на макушке кормите, поите, почести ему воздаете, а взамен получаете глупый миф про киберпространство и ночной бумс-бумс в уши. А вы хотя бы простейший мокрокуркулятор видели? То-то.
   Бурундукиборги не понимали, к чему клонит зверь. Неужели не сожрет?
   – Но я пришел не только затем, чтобы вам мозги вправить насчет логики бытия. Эм Си Ман-Кея помните?
   Тусовка закивала.
   – Он вам привет передает. Значит, ситуация у нас такая: шимпанзе полюбил вас, как своих африканских братьев, а Шершавый из ревности и боязни потерять власть подстроил так, будто Эм Си расхамился и ушел. Кто из вас слышал плохое из уст Ман-Кея?
   Никто не припомнил ничего подобного.
   – Вот, – победно сказал Серега. – Вы поверили своему микрочиповому королю. А шимпанзе сильно переживает. Несправедливость – худшая участь любого осужденного. Рассуждая о справедливости, я отлично понимаю, что наиболее справедливой карой Шершавому будет немедленная смерть через съедение. Но я не являюсь проводником истины в вашем лесу. Решайте сами. Так, кстати, будет еще честнее.
   Волк скрылся во тьме, оставив бурундукиборгов на вечеринке, превратившейся в судилище. Серега неторопливо бежал к цитадели, мысленно удивляясь своему поступку: «Проповедовать перед отличным ужином, который был так напуган, что не стал бы разбегаться в стороны, начни я трапезу! Кому расскажу – засмеют».

   Всякому везению рано или поздно приходит конец.
   Поздним утром по просеке одна за другой промчались две машины. В первой – дорогом легковом автомобиле синего цвета – ехал пан Гржибовский. За ним следовал черный тонированный микроавтобус, на борту которого красовалось изображение собачьей головы. Правда, она была не совсем собачья. Металлический с синим отливом череп, бронированные уши торчком, на каждом ряд заклепок. Вместо одного из глаз – линза видеокамеры с хищным красным огоньком в глубине. Зубы, ощеренные в устрашающем оскале. В общем, если и нашелся бы Терминатор среди собак, то он выглядел бы именно так.
   Возле лагеря строителей водитель бизнесмена резко затормозил, и пана Казимира, его зама и унылых рабочих, сидящих на лавках, накрыло пыльной волной.
   Микроавтобус мягко остановился, синий лимузин тоже. Пан Гржибовский выскочил из авто и, не здороваясь, направился мимо строителей к черной машине.
   Открылась дверь, из микроавтобуса выбрался рослый широкоплечий мужчина в легком костюме защитного цвета и армейских ботинках. Лицо незнакомца выражало полное безразличие к тому, что творится в этом мире. Квадратный, чуть щетинистый подбородок мерно двигался – мужчина жевал жвачку. Короткая прическа «ежиком», прищуренные глаза, горбинка на носу, большой кадык. На шее – шнур с никелированным свистком.
   Серьезный дяденька.
   – Вот мы и на месте, Гюнтер, – сказал пан Гржибовский.
   – На кого мы хотеть охотиться? – спросил громила. – На этих, нихт?
   Он мотнул головой в сторону притихших строителей.
   Колючий и Сэм, следившие за лагерем из укрытия, переглянулись. Приезжий был земляком Петера.
   Бизнесмен засмеялся:
   – Нет, речь о зверях.
   – Тогда я выпускаю ягдкоманду, – бесцветным голосом проинформировал Гюнтер и направился к задней дверце микроавтобуса.
   – Все по вагонам! – скомандовал пан Гржибовский, бодрым шагом направляясь в ближайшую бытовку.
   В этот момент Колючему и Парфюмеру стало ясно: сейчас произойдет нечто из ряда вон выходящее. В черной машине таилась какая-то угроза.
   Лязгнула дверь, раздался утробный рык и лай.
   На землю выпрыгнула четверка матерых смоляных псов – здоровенных волкодавов. Пасти, полные зубов, красные глаза, ошейники с шипами.
   – Шухер! – взвизгнул еж. – Ходу, Сэм. Надо успеть всех предупредить.
   Друзья бросились к оврагу, где собирались звери.
   Впрочем, Михайло, Серега и Гуру Кен уже бежали навстречу Парфюмеру и Колючему. Птички доставили новость значительно быстрее коротколапых дружков.
   – Спасайтесь, – коротко рыкнул медведь, проносясь мимо.
   – Не думал, что Михайло способен так бежать, – пыхтя, сказал Парфюмер.
   – Да, это наш Ломоносыч, – выдохнул Колючий, не снижая темпа.
   А медведь, кенгуру и волк уже достигли опушки перед замком.
   Псы сидели возле микроавтобуса. Их шкуры подрагивали, из пастей свисали длинные гирлянды слюны. Собаки нетерпеливо поскуливали, ожидая команд здоровенного детины. Тот переговаривался с паном Гржибовским, высовывающимся из вагончика.
   – Я иметь четыре первоклассные охотник-убийц. Моя ягдкоманда был зачищать многие объекты. Не хоти испытывай неуверенность, пан Гржибовский.
   – Сейчас начнут, – проговорил Гуру Кен. Его уши был прижаты к затылку.
   – Что будем делать? – спросил Серега, разминая лапы. – Мускулистые, черти. С каждым поодиночке бы я еще потягался, но…
   – Вы пока сидите здесь, – сказал Михайло Ломоносыч. – Задачи две. Дать уйти нашим польским друзьям, это раз. Второе – нейтрализовать монстров. Если мне повезет, то я сейчас порешаю с ними, мало не покажется.
   – Как же ты?.. – начал было Серега, но медведь оборвал его:
   – Если что, старшим будешь. Как заварится каша, дуйте отсюда, прикрывайте отход поляков и наших. Удачи!
   – И тебе. – К горлу волка подкатил ком.
   «Не зря я выл все эти ночи», – мелькнула мысль.
   Михайло уже топал к замку.
   – Пойдем, – тихо сказал кенгуру Сереге, и они покинули наблюдательный пункт.
   Медведь спокойно пробрался на развалины, наметил путь к отступлению. Мысленно пожелав спутникам спастись, он взревел, приглашая псов на охоту.
   Из лагеря донесся злобный лай.
   – О, зверь есть присутствовать! – обрадовался Гюнтер. – Вперед, собачки!
   Псы сорвались с места и в мгновение ока скрылись в руинах. Они взяли след.
   – Медведь! – кровожадно заорал вожак четверки.
   – Наш! Рвать! Рвать! – ответили трое убийц.
   След скрылся в неприметном лазе. Вожак первым рванулся в проем.
   Михайло ударил когтями по клацающей зубами пасти. Пес пронзительно завизжал, подался назад. Ломоносыч побежал к винтовой лестнице.
   Собаки не долго стояли в растерянности. Разъяренный вожак сунулся снова. Чисто. Зверь слаб, он пытается скрыться! Четверка преследовала медведя, упоенная охотой. Псы поскальзывались на влажном каменном полу, ломали когти, но это сейчас было не важно. Впереди – жертва.
   Красные глаза мерцали в темноте, эхо разносило громкий топот лап. Смрадное дыхание оскорбляло священные коридоры Ордена.
   На винтовой лестнице ягдкоманда устроила кучу малу, катясь вниз, ощутимо ударяясь боками и спинами об острые углы ступеней. Но вскоре псы разобрались в ситуации и осторожно почапали гуськом.
   Ворвались в залу с сокровищами. Медвежий след вел в еще один темный коридор. Зверь был совсем близко. В собачьи уши врывался шорох его шагов, шипение дыхания. Сейчас!
   Михайло разбежался и саданул плечом стену, кажущуюся тупиковой. Раздался глухой хруст гнилых досок, преграда осыпалась, в коридор ворвался солнечный свет. Медведь моментально оценил обстановку, схватился за край стены и сиганул из подземелья вбок.
   Мгновеньем позже из коридора в затяжном прыжке вылетел вожак четверки псов-убийц. Он понял, что промахнулся, а потом понял, куда падает.
   Подземный ход кончался высоченным обрывом. Внизу была быстрина, куда и рухнул пес.
   Двое его подельников, ослепленные светом, не успели затормозить и последовали за предводителем. Последний убийца остановился у самого обрыва.
   Михайло, висящий на корнях какого-то дерева, схватил пса за шкирку, рванул его вперед.
   – Не отставай от коллектива!
   Убийца с визгом полетел вниз. В лапе медведя остался украшенный шипами ошейник. «Хлипковат, раз порвался», – подумал тамбовчанин.
   Он осторожно перебрался обратно в проем, посмотрел на реку. Единственная черная голова вынырнула на мгновение и снова исчезла в водовороте.
   – Места тут живописные, река заворачивает, поля опять же, – пробормотал Ломоносыч. – Простите, песики. Завел я вас, как Сусанин поляков. Ну так нечего было себя вести по-скотски.

   Пан Гржибовский в пятый раз переспросил Гюнтера:
   – Вы уверены, что ваши собаки вернутся?
   После того, как ужасные твари стартовали куда-то на развалины и раздался раздирающий душу крик боли, люди не услышали ни звука. Ни лая, ни рычания, ни выстрелов. Молчали даже птицы. Это действительно пугало.
   Гюнтер свистнул в свисток.
   – Сей же час весь мой собак прибежать служить, – не без бахвальства сказал он.
   Постепенно спесь сходила с лица владельца ягдкоманды. Четверка не вернулась.
   Немецкий специалист взял из авто карабин и ушел искать псов. Рабочие решились выйти из бытовок на свежий воздух.
   Пан Казимир дохромал до хозяина стройки.
   – Ну, пан Гржибовский? Теперь вы видите? Нечистое это место.
   – Чистое, нечистое… – пожал плечами бизнесмен. – По контракту, если псы не вернутся, этот хлюст сдерет с меня стоимость хорошего автомобиля. На вас, оглоедов, потратился, теперь еще это. Не нравится мне, как тут все развивается. С таким началом удачи не жди.
   – И я о том же, – оживился начальник стройки.
   – Вы уволены. Вы все уволены. Стройки не будет, – едко сказал пан Гржибовский и услышал в ответ то, что обычно не говорят те, кого увольняют:
   – Спасибо, давно бы так. – Пан Казимир даже улыбнулся. – Шабаш, ребята! Оставляем объект!

   Гюнтер в третий раз обошел руины, но так и не обнаружил ни следов, ни псов.
   Он уже не дул в свисток. Руки непроизвольно сжимали ружье, пальцы побелели. Массивные челюсти быстро работали, мучая жвачку. Немецкий охотник-экстремал почти по-звериному чуял опасность. Четверка первоклассных убийц сгинула в мгновение ока. Здесь что-то не так.
   Завернув за угол башни, Гюнтер нос к носу столкнулся с медведем. Это было так неожиданно и нелепо, что охотник растерялся. Прежде чем он сбросил оцепенение, бурый гигант встал во весь рост, одновременно хватая лапами ствол карабина и загибая его вниз, как будто он был сделан из проволоки, а не из прочной стали.
   Нижняя челюсть Гюнтера отвисла, жвачка выпала на землю.
   «Аллес капут», – подумал он.
   Однако медведь не торопился порвать охотника. Он положил тяжелую лапу на плечо человека, убрал ее. Гюнтер скосил глаза и увидел на своем плече разорванный ошейник.
   Медведь ласково прихватил немца за шею и подтолкнул, мол, иди, не загораживай дорогу.
   Гюнтеру два раза повторять не пришлось. Только подошвы засверкали.

   После разговора с Михайло и Серегой Эм Си Ман-Кей недолго думая вернулся на дерево, с которого можно было наблюдать лагерь строителей и руины замка. Шимпанзе увидел всю драму, развернувшуюся после приезда черного микроавтобуса. Псы повергли Эм Си в трепет. Михайло заманил их куда-то под землю, однако Ман-Кей не верил, что даже там бурый тамбовский мишка одолеет четверых головорезов. Черные убийцы затравили бы и льва.
   Когда они вернутся, их должна ждать достойная месть, решил Эм Си. Он соскользнул со ствола, прокрался к микроавтобусу и влез в заднюю дверь.
   Здесь была обустроена из стальных прутьев большая клетка на четыре собачьи персоны, имелись подстилки, металлическая поилка, перевернутые кормушки. По углам валялись разгрызенные кости. Афро-англичанин призадумался, как бы досадить псам, ведь лучше всего подошел бы яд, но его-то как раз и не было! А может, удастся его найти?
   Эм Си по обыкновению бормотал:
   – Эх, Польша – купи поменьше, своруй побольше. Или вот тоже: купи дешевле, продай дороже. Где бы взять яду? Найти надо!
   И только рэпер подумал, что, вероятно, стоило бы использовать мухоморы или бледные поганки, которые растут в округе чуть ли не центнерами, как дверь захлопнулась и лязгнул засов.
   Пан Гржибовский предпочел запереть фургон Гюнтера, так как сходился с Ман-Кеем во взглядах на талант соотечественников своровать и перепродать. Бизнесмен даже не посмотрел внутрь фургона. Достаточно было увидеть то, что из него выпрыгнуло полчаса назад.
   Ман-Кей представил, что случится, когда вернутся обитатели фургона. Волна черного отчаянья захлестнула Эм Си. Кто бы мог представить столь ужасное окончание карьеры циркача, рэп-исполнителя и просто реального парня?
   Спустя несколько мучительных минут до ушей афро-англичанина донеслись звуки быстрых шагов. Ман-Кей затаил дыхание, прислушиваясь.
   К микроавтобусу подбежал Гюнтер. Один. Без псов.
   – Эй, что с собаками? – раздался голос пана Гржибовского.
   – Аллес капут! – громко ответил охотник, заскакивая в кабину.
   – А вы куда?
   – Нах хаузе! Деньги все верну!
   Немец завел мотор, микроавтобус сорвался с места и покатился прочь от проклятого замка, подпрыгивая на ухабах.
   – Эй, йо! А как же я?! – совсем не в рифму пробормотал Эм Си Ман-Кей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация