А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "К колдунье не ходи" (страница 16)

   – Выходит, имя отца Ульяны вам не известно?
   – Теперь-то уж узнал, а прежде, верно, не знал, кто он такой. Лариска это от меня таила, стерва. Небось все эти годы лишнюю копейку с мужика тянула, поверх обещанного.
   – Так отец Ульяны давал вам деньги на содержание своей дочери?
   – И за то, что я приблуду эту на свое имя записать согласился, грех Ларискин покрыл, – тоже, – кивнул головой Андрей. – И что вы думаете? Были они мне за это благодарны? Фиг! Стервы неблагодарные! Я для них ничего не жалел, а они меня куском хлеба попрекали. Иждивенец, пьяница, неудачник… Слышьте, что ли?
   – Конечно.
   – Обидно, – закручинился Андрей. – Неудачник… Это они обо мне говорили.
   – Ну что вы! Какой же вы неудачник? Наоборот, вы – удачник!
   – А может, они и правы были, – покачал головой окосевший Филипчук. – План-то мой провалился. Отец Ульяны помер, но ничего ей не оставил!
   – План? Вы хотели разбогатеть за счет отца Ульяны? Ее настоящего отца?
   – Ну так… Человек он, как я помню, даже в те годы уже немолодой был. Как я с Ларисой познакомился, она в тот момент еще брюхатой была, – сразу к этому мужику обратился.
   – Как?
   – Через Лариску, ясень пень. Сказал, что готов на Лариске жениться и ребенка своим признать, если мне за это заплатят.
   – И тот мужчина согласился?
   – Не хотел он ребенка на стороне. Детей собственных у него – трое. Кому нужен в такой ситуации еще один ребенок? Но я так рассудил: сегодня, может, ребенок мужику и не нужен. А завтра – пригодится. Ульяна тоже ведь – родная кровь, наследница!
   Наследница! Это слово буквально врезалось сыщицам в мысли. Теперь подруги слушали пьяную исповедь Филипчука, которому спиртное очень быстро ударило по мозгам, куда внимательнее.
   – Мужик этот сразу оговорил, что знаться с девочкой не будет. И мне к нему приходить запретил. Через Ларису, мол, связь держать будем, и того достаточно. Познакомиться мне с ним лично не довелось. Деньги, сказал, он станет переводить на сберкнижку. А личных контактов не желает. Мол, не надо, чтобы об их связи с Ларисой пронюхали посторонние. Мол, чувства себя изжили, но ребенка он материально поддержит. И меня тоже, если я чужой грех прикрыть соглашусь.
   – Пока что – ни слова о наследстве.
   – Так это он так говорил, пока молодой был. Ну, относительно молодой. А как старость подходит, люди мягче делаются, сентиментальнее. Чувствуют, что уж недолго им со своими близкими оставаться, стараются себя с лучшей стороны проявить. Чтобы близкие о них потом с теплотой вспоминали. Вот я и сделал ставку на то, что отец Ульяну рано или поздно разыщет и хоть что-нибудь девчонке отсыплет от своих щедрот.
   Алена внимательно посмотрела на мужчину. У нее в голове зародилась одна мысль, но она нуждалась в проверке. И она задала следующий вопрос:
   – Скажите, а как получилось, что обеих девочек вы назвали одинаковыми именами? Это как-то связано с получением наследства Ульяны?
   – Догадалась, да? – развеселился Филипчук. – Молодец, умная! А моя вот Лариска так до старости дожила, а и не скумекала, почему я вторую девку тоже Ленкой нарек.
   – Это вы сделали для того, чтобы в случае, если первая дочка куда-то пропадет или вовсе умрет, вы бы младшую дочку выдали за старшую?
   – Ну да. Что-то в этом роде, – пробубнил Филипчук. – Пропадет… умрет… исчезнет… Разные мысли у меня на этот счет были.
   Друзья в тревоге переглянулись. Похоже, на роду Ульяне было так написано: умереть молодой. Вот и этот, с позволения сказать, папаша тоже примерялся к тому, как бы половчей от неродной дочуры избавиться, а родную к чужому состоянию пристроить.
   – Только не получилось у меня ничего. Что уж теперь говорить! Отец Ульяны хоть и помер, но дочку свою единственную в своем завещании не помянул.
   – Откуда вы знаете?
   – Лариска сказала. То есть она мне сказала, что отец Ульяны умер. А я уж справки навел и узнал, что все его имущество вдове и детям от законного брака досталось.
   – Где же вы такие справки навели?
   – А вот и навел. Не надо думать, что Андрей Филипчук совсем ни на что не годен!
   Рассказывать правду о том, как он разжился этими сведениями, Андрею не хотелось. Но если бы друзья стали настаивать, наверное, в конце концов он признался бы им в том, что сдружился с охранником, работавшим в доме у отца Ульяны. И тот выболтал своему собутыльнику о том, что старый хозяин наконец-то откинул копыта. Фирмой его теперь владеют дети, а квартира, загородный дом и деньги достались вдове.
   Андрей было заикнулся о девочке, воспитывавшейся в другой семье, но охранник поднял его на смех. У старого хозяина таких любовниц, воспитывающих от него детей, была не одна, не две, а гораздо больше.
   – Тогда-то я и понял, что ловить ни мне, ни Ульяне тут больше нечего. Помер ее родной папаша, а о дочурке своей даже и не вспомнил под конец! Ошибался я, выходит. Слишком хорошо о нем подумал. А он – скунс! Гад последний! Гнида!
   И Андрей принялся со смаком ругать неизвестного подругам мужчину. Они машинально его слушали, пока он не успокоился. И тогда Алена, которую опять посетила смутная догадка, спросила:
   – Скажите, а когда это случилось?
   – Да уж года три тому назад.
   – До или после вашего развода с Ларисой?
   – Конечно, до! – вроде бы даже обиделся Андрей. – С чего бы мне от Лариски уходить, если бы Ульяна деньги своего отца унаследовала? Вы чего? Совсем, что ли… того?
   Он даже развеселился, неприятно ухахатываясь над глупостью «некоторых».
   – Это же просто нелепо! Вы чего, дамочка, а? Совсем того?.. Похоже на то! Но я-то не дурак! Пока надеялся, что Ульяна разбогатеет за счет своего папаши, терпел и ее, и Лариску. А как надежда рухнула, я и ушел. На фига они мне все трое сдались? Дуры! Не ценили мужика, так им и надо!
   – А как же Лена?
   – Ленка? Тоже еще та пройда! В мать пошла! Моего в ней ничего нет. Иной раз я даже думал, что Ульяна и то на меня больше похожа. А Ленка – вся в мать. Даже ребенка на стороне нагуляла, как и она. И квартиру ей мужик точно такую же купил, как когда-то хахаль моей Лариске с барского плеча сбросил. Две шлюхи – две квартиры. Вот умора-то!
   И Андрей жизнерадостно заржал. Друзья смотрели на него со смесью презрения и жалости. Этот человек, кривлявшийся перед ними, был настолько низок душой и себялюбив, что даже не осознавал, какое отвращение вызывает его рассказ у окружающих.
   Если прежде друзья не знали, с какого боку подступиться к печальному известию о судьбе Лены и ее ребенка, то теперь колебаться они не стали:
   – Кстати, о вашей родной дочери, о Лене… Сегодня днем при переходе через дорогу ее сбила машина.
   – Насмерть?
   – Пока что Лена борется за свою жизнь.
   – В больнице она?
   Нет, дома валяется! Надо же, какой он все-таки идиот! А еще над другими подтрунивает.
   – Но не это самое скверное, – продолжила Алена. – Ваш внук… Коля…
   – А с мальцом-то чего случилось?
   – Он тоже… пропал.
   Филипчук вытаращил на них глаза:
   – Куда пропал?!
   – Исчез. Предположительно похищен.
   – Похищен? – почесал репу Андрей. – Ну, ко мне никто за выкупом не обращался. Да мне и платить не с чего! Я же не работаю, на пенсии нынче. Да и пенсия у меня социальная.
   Так и хотелось у него спросить – а отчего же так? Почему вы получаете социальную пенсию? Небось сидели всю жизнь на шее у Ларисы? А когда сидеть стало слишком неуютно, быстро перебрались на более молодую и выносливую шею.
   – Выходит, Ленка при смерти, а Колька пропал?
   – Да.
   Но если Алена думала, что отец и дед зальется слезами или хотя бы озаботится судьбой своих близких – дочери и внука, то она горько ошибалась. Филипчук действительно озаботился, но отнюдь не этим.
   – Это что же такое получается? – глубокомысленно произнес он. – Получается… получается, что теперь я наследник Ульянки с Ленкой? А если Лариска тоже в ящик сыграет, обе квартиры мне одному достанутся? Вот это фокус! Вот это я удачно с вами повстречался!
   Друзья буквально онемели от такой бесчувственности. Ладно еще они стерпели, что при известии о смерти Ульяны папаша Филипчук не выказал никаких признаков печали. Хотя это тоже некрасиво, все-таки перед всем миром Ульяна была его дочерью, она росла на его глазах, шалила, взрослела. Наверное, она когда-то обнимала Филипчука, называла его своим дорогим папочкой. Ну, это все сантименты, допустим, Филипчук на них не падок. И поэтому весть о смерти Ульяны он воспринял равнодушно.
   Но Лена! Она-то – плоть от плоти, кровь от крови! А Коля! Единственный внук. Другие дедушки сходят с ума от беспокойства, стоит ребенку чихнуть. А тут ребенок пропал, никто не знает, где он, а дедушка только радуется, что внук не составит ему конкуренции в получении наследства!
   – Какой гнусный тип! – прошептала Инга на ухо подруге.
   – Вот бы кого убить!
   Инга мрачно кивнула в ответ. Она отнюдь не была сторонницей насилия, но этот негодяй разбудил в ней самые худшие ее стороны.
   – Уж не он ли Лену с Ульяной?..
   – И Колю?
   Сыщицы пристально посмотрели на Андрея. Да, мужик подлый, гнусный тип, нахлебник и захребетник. Но способен ли он на такую жестокость, чтобы хладнокровно отправить на тот свет двух женщин и ребенка? По всей видимости, нет. И к тому же преступнику нужно было проявить известную ловкость, а этот тип таковым совсем не казался.
   Между тем счастливый господин Филипчук, не подозревая о мыслях, которые он вызывал у окружающих, продолжал радоваться своей удаче.
   – Леночка – умничка, доченька моя, – приговаривал он. – Постаралась для своего старого папки! А я-то думал, что никакого с тебя проку не выйдет. А оно вон как обернулось. Квартирка-то на мальчика была записана, а коли его нету, кто наследник? Верно, его дедушка!
   И Филипчук горделиво расправил плечи. Мысленно он уже видел себя владельцем двух квартир. Фантазия у этого господина была весьма бурной. А степень его низости – просто невероятной.

   Глава 11

   Но триумф господина Филипчука длился недолго. Внезапно хлопнула входная дверь, и пронзительный женский голос проверещал на все кафе:
   – Вот ты где околачиваешься! Так я и знала, что ты тут!
   К столу подлетела маленькая подвижная женщина – нынешняя супруга господина Филипчука. Сыщицы уже имели несчастье побеседовать с этой особой по телефону и теперь легко узнали ее голос.
   – А-а-а… так ты еще и не один, с компанией! И кто это тебя поит?
   Быстрые глазки супруги пробежались по всем троим. Она быстро произвела мысленный подсчет в уме, решила, что видит две пары, и завелась еще больше. Но не ревность двигала женщиной, а совсем другое чувство:
   – Приятеля пригласил, проституток поишь! На какие, интересно знать, средства?!
   Сыщицы, которых обозвали «ночными бабочками», не знали, смеяться им или гневаться. С одной стороны, вроде бы их оскорбили. А с другой… Если их принимают за проституток, наверное, они еще неплохо сохранились!
   Но голос противной бабы мигом нарушил эту приятную иллюзию:
   – Хотя откуда у тебя деньги? Небось эти особы сами тебя подпаивают! Что им от тебя нужно?
   – Замолчи, Жозель, – поморщился Андрей. – Это по делу.
   – По какому делу?! У тебя отродясь других дел не было, кроме как лежать на диване и в подушки пукать!
   – Жозель, заткнись!
   – Я тебе заткнусь! – окончательно разошлась женщина. – Я тебе так заткнусь, ты у меня своих не узнаешь!
   И, размахнувшись сумкой, она принялась азартно бить ею своего мужика по голове. Удары сыпались направо и налево. Кое-что попадало по Андрею, кое-что мимо. Как мог, мужик закрывался руками, но это не очень-то помогало.
   – Дочки у меня померли! – гаркнул он внезапно. – Поняла? Обе!
   От неожиданности Жозель остановилась.
   – Что? – пробормотала она. – Обе?
   – Да! Ульянку зарезали. А Ленка… вроде бы ее машина сбила.
   – Не верю, – все так же тихо прошептала Жозель.
   – Если не веришь, у них спроси!
   Жозель повернулась к подругам. Теперь ее лицо выражало совсем иные чувства. А голос стал ласковым и нежным.
   – Это правда, девочки? – почти любовно произнесла она. – Дорогие мои… любимые… Скажите, это правда? Андрюша наконец-то свободен от этого ярма? Эти девчонки… они больше не появятся?
   – Если вы про девушек, то Ульяна точно не появится. А вот Лене в ближайшее время может понадобиться любая помощь. Она в больнице, в очень тя…
   Договорить Алене не удалось. Жозель испустила отчаянный стон и заломила руки:
   – О, нет! Только не это! Ленка еще жива?! Она в больнице?!
   – Да…
   Подруги переглянулись друг с другом. Если Андрей казался им слишком мягкотелым и хлипким, чтобы прикончить дочерей и внука, то у этой Жозель явно рука не дрогнула бы. Может, это она убила Ульяну и совершила наезд на Лену?
   Но пока они обменивались взглядами, Жозель набросилась на мужа с упреками:
   – Что же ты мне наврал, старый козел? – повернулась к мужу разгневанная женщина. – Вижу, что у тебя за новость! Сейчас снова начнешь клянчить денег для своей разлюбезной доченьки. И ведь не откажешь тебе! Как же, в больнице девочка, надо кошелек расстегивать!
   Вот что ее беспокоит больше всего! Похоже, эта Жозель скупа до ужаса. А такой муж, как Андрей, еще больше усугубил этот ее порок. Денег он не зарабатывал, довольствовался крохотной пенсией. Да еще, судя по всему, не гнушался просить деньги у жены.
   И тут в глазах Жозель промелькнуло подозрение.
   – Да только правда ли то, что вы говорите? – воскликнула она. – Может, ты под маркой больной дочери снова из меня деньги решил вытянуть? Ну-ка! Живо говорите, в какой больнице лежит девчонка!
   – Можем вам даже телефон справочной дать.
   – Не надо! Неизвестно еще, чей вы мне телефон подсунете!
   – Да у вас паранойя, дамочка!
   – С моим Андреем поживешь, и не то еще будет, – неожиданно мирно, горьким тоном ответила Жозель. – Ну? Что за больница? Говорите ее номер, я сама телефон узнаю, позвоню и все лично выясню.
   После разговора с сотрудницей справочного отделения больницы, которая подробно объяснила все о состоянии Лены, женщина несколько поутихла.
   – Состояние тяжелое… Хорошо это или плохо? С одной стороны, она запросто помереть может. А с другой, если лекарства покупать, то дорогие брать придется, и много! Может, не давать денег? Нет, а ну как умрет девка? Скажут, что мы нарочно ее в гроб вогнали.
   Слушая, как эта особа хладнокровно подсчитывает, что для нее выгоднее – чтобы Лена осталась в живых или умерла, – подруги ощутили ужас. Сначала Андрей привел их в ступор своей черствостью. А теперь вот и Жозель их неприятно поразила таким жестокосердием. Вот уж верно говорят, муж и жена – одна сатана. И самое страшное, что ни он, ни она даже не понимают, насколько отвратительным выглядит их поведение со стороны.
   Жозель прикидывала предстоящие траты на поправку Лениного здоровья и мрачнела все больше. Тогда Андрей, который опасливо поглядывал на супругу, решил подправить ей настроение:
   – Зато Ульянка умерла!
   – Точно? – взглянула на него Жозель. – Или тоже в больнице валяется?
   – Нет, нет, умерла! Вон они ее нашли.
   Жозель посмотрела на сыщиков:
   – Кто вы такие вообще?
   – Частные детективы.
   – Если Ульяна чего-то украла, то мы с мужем не в курсе! – быстро произнесла Жозель.
   Даже слишком быстро, как невольно подметила Инга. Создавалось такое впечатление, что женщина много времени подряд обдумывала эту ситуацию и заранее готовила подходящий к случаю ответ.
   – А почему вы решили, что Ульяна что-то украла?
   – Я… я просто предположила.
   – Но для такого предположения должны быть какие-то основания, – настаивала Инга. – К вам кто-то уже приходил?
   – Мы с мужем в делах Ульяны не участвовали.
   – А что за дела? Ульяна обманывала людей?
   Жозель нахмурилась, а потом вдруг неожиданно кивнула:
   – Воровка она! Ходила по офисам и конторам, якобы косметикой торговала. Только все больше по сторонам зыркала, где бы чего свистнуть, что плохо лежит! Если она у вас что-то украла, то мы не при делах! С нас взятки гладки!
   – Мы и не думали вас в чем-то обвинять. Мы всего лишь хотим найти и наказать преступника, убившего Ульяну. Дело в том, что в убийстве Ульяны обвинили нашего родственника. Помогите нам доказать, что это не он!
   Жозель заколебалась. Хотя подруги и заверили ее, что ни к ней, ни к ее мужу у них нет ни малейших претензий, но не в характере Жозель было делать добро или оказывать людям помощь просто так, безвозмездно. Тут она недалеко ушла от своего муженька. И Алена решила воздействовать на самую чувствительную струнку в душах этих двоих – алчность.
   – А вы знали, что Ульяна вышла замуж за богатого старика?
   Судя по их изумленным взглядам, супруги об этом ничего не знали. Оно и понятно, Ульяне совсем не улыбалось делиться своим новоприобретенным состоянием с такими вот родственниками. Пронюхай они, что у Ульяны завелись деньги, мигом бы примчались на их запах.
   – И что же… – дрогнувшим голосом произнес Филипчук. – Девочка… разбогатела? Моя доченька стала богатой?
   Надо же, а ведь еще совсем недавно Ульяна была для господина Филипчука ненужной обузой и приблудой! Вот что делают с некоторыми людьми деньги! И даже не сами деньги, а всего лишь туманный их призрак!
   И Алена решила не щадить этих двоих. Ее позабавило, как вытянулось лицо у Жозель. Как судорожно женщина сглатывает слюну, как шевелятся у нее губы и пальцы, словно она уже пересчитывает купюры. Нет, она явно ничего не знала о том, где и у кого жила в последнее время Ульяна. Что же касается господина Филипчука, то это вообще отдельный разговор. Ну, сейчас она им покажет!
   – Ульяна стала обладательницей трехкомнатной квартиры в кирпичном доме, земельного участка под коттеджную застройку, расположенного вдоль набережной Невы, а также других мелочей, вроде счета в банке на кругленькую сумму и ценных бумаг.
   Про ценные бумаги и счет в банке Алена добавила для пущего эффекта. И, как ей показалось, она слегка перестаралась. Господин Филипчук и его супруга были теперь близки к обмороку. Такой удачи они давно не видели. Никогда им еще на голову не падало столь сказочное богатство!
   – Вот это девчонки! Одна для нас квартиру добыла, вторая еще лучше! Квартиру, участок, деньги! – восхищенно прошептала Жозель, на радостях уже похоронившая Лену.
   Она даже не сомневалась, что имеет полное право на эти квартиры, деньги и так далее. Но муж быстро пресек ее ликование.
   – Не забывай, дочери – мои, значит, и деньги тоже мои, – заявил он, воинственно поглядывая на жену.
   – Ах, вот как?! Когда на твою драгоценную Лену нужны были деньги, ты их у меня брал, не стеснялся. А когда пришла пора расплачиваться – сразу в кусты? Ну, вот что, мой милый! Я тебе так скажу: мы с тобой состоим в законном браке, значит, все имущество у нас – общее!
   – Эй, ты рот на наследство моей дочери не разевай!
   – Я тебе сейчас твой рот на жопу натяну! Думаешь, я свой шанс упущу?! Да никогда! Понадобится, и тебя следом за дочерью отправлю!
   Выпивший Андрей первым перешел от слов к делу. Он вскочил на ноги и отвесил жене здоровенную оплеуху. Жозель ловко уклонилась от карающей длани супруга, подпрыгнула и буквально на лету вцепилась в ладонь мужа острыми мелкими зубами.
   – А-а-а! – заорал Андрей. – Су-ка-а-а-а!
   Он пытался отцепить жену от своей руки, а та не разжимала зубов и еще успевала выплевывать сквозь стиснутые челюсти какие-то шипящие проклятия вперемешку со слюнями. Алена поспешила вмешаться в схватку супругов, которая из вербальной перепалки грозила перейти в настоящую рукопашную.
   – Успокойтесь! Никто из вас не получит денег Ульяны, пока не будет найден ее убийца!
   Эти слова произвели эффект холодного душа. Распаленные видением невиданного богатства, муж с женой дружно повернулись к Алене.
   – Это еще почему? – разжав наконец зубы, поинтересовалась Жозель.
   Андрей быстренько обернул окровавленную ладонь бумажной салфеткой и тоже повторил за женой:
   – Это еще почему?
   – Таково завещание ее мужа. Если Ульяну убьют, а преступник не будет найден и наказан, никто из наследников Ульяны не получит прав на эти деньги.
   – Дурацкое завещание!
   – Хуже и не придумаешь!
   Они еще не знают о том, что Ульяна умерла, не успев вступить в права наследования. Впрочем, этих двоих такой пустяк вряд ли остановил бы. Они прошли бы через все инстанции, но сумели бы доказать, что отец и мачеха девочки имеют все права, чтобы стать наследниками оставшегося бесхозным богатства.
   Нет, не были эти двое похожи на жестоких убийц. Слишком уж жалкими они выглядели. Слишком явно обрадовались перспективе разбогатеть за счет обеих девушек. Будь перед сыщиками настоящие преступники, они бы вели себя куда осторожнее. И уж, совершенно точно, не стали бы столь явственно демонстрировать свою радость по поводу смерти сестер.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация