А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 36)

   – Попала, – сказала она.
   Я тоже посмотрел. Кроули исчез с поверхности, а под водой было не видно из-за пены. Потом появился маленький медленный водоворот… как такое возможно? Он еще жив?
   С невероятной силой и скоростью голова и плечи Кроули вырвались из-под воды. Рот у него был растянут в чудовищную гримасу нестерпимой боли и удивления. Верхняя половина его туловища целиком выскочила наверх, но поперек тела, выталкивая на поверхность, Кроули держало странное существо – огромная серая тварь, сплошные зубы, воплощение жестокости. Она тряхнула добычу с невероятной силой – раз и другой, и Кроули просто разломился пополам, перекушенный на две аккуратные части, и верхняя половина снова затонула. Гигантский серый хищник скрылся следом в глубине, оставив после себя лишь небольшой алый водоворот и воспоминание о невероятной свирепой силе.
   Все произошло так быстро, что я усомнился – а было ли это на самом деле? Но образ огромного серого чудовища запечатлелся в моем мозгу, словно выжженный кислотой, и пена за кормой еще не утратила слабый розовый оттенок. Акула мне не приснилась, а Кроули не стало.
   – Что это? – спросила Эстор.
   – Морской Вепрь, – ответил я.
   – Кру-у-уто, – пропела она. – Просто супер. Ого.
   Кру-у-у-уто!

   Глава 35

   В конце концов старик оказал нам большую услугу. Он, как выяснилось, сломал ключицу, когда рухнул с мостика, но главное – он был чертовски богатый и важный и отнюдь не возражал, когда вокруг него плясали. Он усердно твердил окружающим, какой он влиятельный, и требовал, чтобы все люди в пределах досягаемости немедленно бросили свои дела и окружили его всеобщей заботой и попечением.
   Старик вопил от боли и твердил про какого-то сумасшедшего, который так жестоко обошелся с ним и украл катер. Он грозил подать в суд на управление парка, тыкал в мою сторону и говорил: «Если бы не этот прекрасный смелый человек!..» В общем, он был абсолютно прав, и толпа взирала на меня с восхищением. Но недолго, поскольку влиятельный старик не собирался замолкать. Он требовал морфия и вертолет, приказывал рейнджерам немедленно отвести катер в безопасное место и позвонить адвокату, сыпал туманными угрозами, в которых упоминались законодательное собрание и личная дружба с губернатором. Иными словами, он становился все неприятнее и в конце концов настолько завладел вниманием окружающих, что никто не заметил его спутницу, которая стояла, завернувшись в полотенце, чтобы скрыть досадный факт – на ней ничего не было, кроме верхней части бикини.
   И никто не обратил внимания, как прекрасный смелый человек, Дерзкий Декстер, взял за руки двух своих заблудившихся чертенят и увез подальше от шумной толпы на относительно спокойный и безопасный Ки-Уэст.
   Добравшись до отеля, мы узнали, что наш люкс все еще опечатан по требованию полиции. Я мог бы это предвидеть, поскольку сам, будучи исполнителем, опечатал достаточно много мест преступления. Но когда я уже оказался готов устало рухнуть на холодный мраморный пол и утопить свои горести в слезах, дежурная сообщила о предоставлении нам номера получше и даже с видом на море. Словно в подтверждение того, что жизнь наконец вернулась на круги своя и игра стоила свеч, она от имени менеджера принесла глубокие извинения за причиненные неудобства, вернула полностью залог, выбросила прежний счет и сочла возможным в качестве компенсации угостить нас ужином в ресторане (напитки не включены). Но тем не менее дирекция уведомила нас, что они не несут ответственности за несчастное стечение обстоятельств; менеджер выразил надежду, что мы согласимся на эти условия и будем наслаждаться пребыванием в отеле, которое, кстати говоря, бесплатно продлят еще на одну ночь, если я подпишу бумажку, где говорится об отсутствии каких-либо претензий с моей стороны.
   Я вдруг ощутил сильнейшую усталость. И все же вместе с ней пришло иррациональное ощущение благополучия и бурлящее внутри смутное чувство, что худшее действительно позади и все теперь будет в порядке. Я так много пережил и по большей части плачевно запорол, но остался цел и невредим. Несмотря на мою ужасающую слабость и несомненные грехи, меня вознаградили ужином и бесплатным отдыхом в роскошном люксе. Жизнь – злая, ужасная, несправедливая штука, то есть случилось именно то, что и должно было произойти.
   Поэтому я одарил служащую самой лучшей улыбкой и сказал:
   – Добавьте банановые коктейли для детей, бутылку «Мерло» для моей жены – и по рукам.
   Рита ждала нас в новом номере. Из него действительно открывался чудесный вид на гавань, и стало гораздо проще оценить открыточную красоту моря, чем несколько часов назад, когда я стоял на причале и наблюдал за отплывающим катамараном. Рита явно уже некоторое время наслаждалась видами с балкона и, более того, успела открыть мини-бар и сделать себе «Куба либре». Она вскочила, когда мы вошли, и бросилась навстречу, трепеща, как воплощенное Смятение.
   – Господи, Декстер, где вы были? – спросила она и, прежде чем я успел ответить, продолжила: – Мы купили дом! Господи, я просто не могу… а ты так и не приехал! Тот самый, помнишь, я говорила? На Сто сорок второй, всего в полутора милях от нас! С бассейном, и всего за… На него был только один претендент, и он отказался, еще до того как… Он наш, Декстер! Новый дом! Большой прекрасный дом! – Она шмыгнула носом, всхлипнула и повторила: – О Господи…
   – Чудесно, – похвалил я, хотя и слегка сомневался. Но я старался говорить как можно увереннее, так как Рита плакала.
   – Поверить не могу, – сказала она и снова всхлипнула. – Он просто идеален… Я выкупила закладную за четыре с половиной… Эстор, ты обгорела на солнце?
   – Да, слегка, – ответила Эстор, хотя это был вовсе не солнечный ожог. Щека, по которой ее ударил Кроули, покраснела, и я знал, что вскоре она станет лиловой, но все-таки не сомневался, что мы сумеем пережить расспросы Риты.
   – Ты только посмотри на свое личико. – Рита коснулась ладонью щеки Эстор. – Оно распухло, и даже… Декстер, кстати, что случилось?
   – Мы катались на катере, – ответил я.
   – Но… вы же собирались кормить акул, – заметила Рита.
   Я посмотрел на детей. Эстор взглянула на меня и хихикнула.
   – И это тоже, – сказал я.
   Ужин за счет отеля и вправду был неплохим. Я всегда считал, что бесплатная еда гораздо вкуснее, а после двух дней пребывания в атмосфере курортной алчности она показалась по-настоящему роскошной. И наслаждение еще возросло, когда почти одновременно с закусками в зале появилась моя сестра, сержант Дебора Морган. Она ворвалась, как ураган четвертой категории, – так быстро, что очутились за столом прежде, чем я успел сообразить. Готов поклясться, она опередила звук собственных шагов.
   – Декстер, какого хре… эгм… какого черта ты творишь? – спросила она, виновато взглянув на Коди и Эстор.
   – Привет, тетя сержант, – сказала Эстор с нескрываемым благоговением. Деб носила пушку и шпыняла здоровенных парней. Эстор обожала ее, и сестра это знала.
   Она взглянула на девочку и ответила:
   – Привет, детка. Как дела?
   – Отлично! – выпалила Эстор. – Это самые лучшие выходные в моей жизни!
   Дебора подняла бровь, но ограничилась краткой репликой:
   – Э… хорошо.
   – Что привело тебя в Ки-Уэст, сестренка? – спросил я.
   Она взглянула на меня и нахмурилась.
   – Говорят, Худ поехал сюда за тобой и его нашли мертвым в твоем номере… Гос-с-споди Боже!
   – Совершенно верно, – спокойно заметил я. – И сержант Доукс тоже где-то здесь.
   Дебора выпятила челюсть и скрипнула зубами. Я подумал, не случилось ли с нами чего-либо в детстве, если мы оба превратились в ходячий ужас дантиста.
   – Так, – произнесла она. – Лучше расскажи мне сам о произошедшем.
   Я посмотрел на свою маленькую семью, сидящую за столом. Я радовался приезду моей сестры, которой можно пожаловаться на невзгоды, но некоторые детали случившегося были не для чувствительных ушей – Ритиных, разумеется.
   – Выйдем на минуту, сестренка? – предложил я.
   Мы вышли в вестибюль и сели на мягкую кожаную кушетку. Утопая в подушках, я рассказал Деб обо всем. Оказалось на удивление приятно признаться ей, а еще приятнее – услышать реакцию, когда я закончил.
   – Ты уверен, что он мертв? – спросила Дебора.
   – Дебора, ей-богу, я видел, как его перекусила пополам гигантская акула. Он мертв и переварен.
   Она кивнула и подвела итог:
   – Хорошо. Возможно, нам ничего за это не будет.
   Конечно, очень любезно с ее стороны сказать во множественном числе, но некоторые неприятные детали по-прежнему предполагали единственное. Я, Декстер.
   – А как насчет Худа? – спросил я.
   – Сукин сын получил по заслугам, – ответила Деб. Я испытал шок, услышав, как она радуется смерти коллеги. Возможно, она тоже оценила его зловонное дыхание и удовлетворилась тем, что оно затихло навеки. Но тут же я вспомнил о кратком нападении Худа на репутацию Деборы.
   Оно могло нанести сестре профессиональный ущерб.
   – У тебя все в порядке на работе? – спросил я.
   Она пожала плечами и здоровой рукой потерла гипс.
   – Наш псих сидит в камере. В смысле Ковасик. А раз уж я снова взялась за дело, то обязательно доведу его до конца. Он виноват, и Худ ничего тут не изменит. Особенно теперь, когда он умер.
   – Разве копы в Ки-Уэсте изменили мнение по поводу того, кто убил Худа? – поинтересовался я.
   Дебора покачала головой.
   – Я поговорила с детективом, как ее, Блэнтон, – ответила она, и я кивнул. – В сумке, которую Кроули бросил на причале в Тортугас, нашли бейсбольную биту, ну и другие штуки.
   – Какие? – спросил я. В конце концов, если он придумал нечто новенькое, я очень хотел знать.
   Дебора с гримасой раздражения покачала головой.
   – Не знаю, блин. Скотч. Веревка. Рыболовные крючки. Плотницкая пила. Короче, штуки, – повторила она с явным недовольством. – Но главное – бита. На ней кровь, волосы и клетки кожи. Скорее всего они совпадут с образцами Худа. – Сестра пожала плечами и вдруг внезапно с силой врезала мне кулаком в плечо.
   – Ай, – отозвался я, размышляя про крючки. Сколько интересных возможностей…
   – То есть с тебя, типа, снято подозрение, – объяснила Дебора.
   Я потер плечо.
   – Иными словами, они просто намерены об этом позабыть, насколько я понимаю?
   Дебора фыркнула.
   – Честно говоря, они надеются, ты уедешь и не станешь поднимать шум из-за того, что они отдали твоих детей похитителю. Прямо на пороге собственного участка. Вот идиоты, блин!
   – А, – протянул я. Вот о чем, как ни странно, я даже не подумал. Им и впрямь оставалось лишь надеяться, что я просто возьму и уеду. – Значит, копам вполне хватит Кроули, хотя он и исчез?
   – Да, – ответила Деб. – Блэнтон, возможно, выглядит простушкой, но свое дело знает. Она нашла в отеле горничную, которая кое-кого видела и дала описание. Под сорок, коренастый, с короткой бородкой.
   – Это он, – подтвердил я.
   – Ага. Он вытаскивал своего пьяного друга из грузового лифта на вашем этаже. Горничная сказала, что друг выглядел слишком уж пьяным – мертвецки пьяным! – и на нем была маскарадная пиратская шляпа, закрывавшая лицо, вроде той, которую нашли в твоем номере.
   – В люксе, – машинально поправил я.
   Дебора точно не слышала.
   – Горничная ничего не хотела говорить – она из Венесуэлы и боится потерять работу. Но она подробно описала этого типа. Вдобавок двое поваров видели, как он шел со стороны грузового причала. А официант из утренней смены подтвердил, что ты был с семьей в столовой, поэтому…
   Я задумался, лелея маленькую искорку надежды, пока она не превратилась в пламя. Такая небрежность была совсем не в духе Кроули, но, наверное, Худ застал его врасплох, и пришлось импровизировать. Я немедленно представил, как оба пытаются за мной следить и натыкаются друг на друга – типичная комедийная развязка, которая привела к убийственно смешной гибели детектива Худа. Может быть, Кроули испугался или же просто верил в свою удачу и считал себя неуязвимым. Я никогда этого не узнаю – и не важно. Так или иначе, убийство сошло ему с рук. Никто не видел, как он прикончил Худа, и не остановил его, когда он тащил тело в мой номер. Разумеется, люди видят не больше, чем хотят увидеть, да и то лишь отчасти, поэтому удивительно, что вообще кто-то что-то заметил.
   Но подлинным чудом оказался настоящий свет, который я обнаружил в конце чертовски длинного и темного тоннеля. Я осторожно с облегчением вздохнул и посмотрел на сестру. Она ответила тем же.
   – Значит, в Ки-Уэсте с меня снято подозрение? – уточнил я.
   Дебора кивнула.
   – И более того, чертов Доукс действительно облажался по-крупному. Он должен сидеть в отделе кадров, а не расследовать дела. И потом, он приперся в Ки-Уэст, который не входит в нашу юрисдикцию. А еще, – добавила сестра, воздев в воздух здоровую руку и сделав очень кислое лицо, – копы из Ки-Уэста написали официальную жалобу. Доукс пытался им угрожать, настаивая на твоем задержании, запугивал свидетелей и… – Дебора помедлила и на мгновение уставилась в никуда. – Блин, – наконец произнесла она, – а ведь раньше он был отличным копом.
   Она искренне вздохнула, и я с болью убедился, что ей жаль человека, который потратил столько времени и сил, пытаясь доставить мне неприятности.
   Но, в конце концов, были и другие, более важные вопросы.
   – Дебора, – сказал я, – так что с Доуксом?
   Она взглянула на меня с выражением, которое я никак не мог понять.
   – Отстранен от работы, за собственный счет, пока жалобу рассматривает департамент, – объяснила она.
   Ей-богу, я не удержался и выпалил:
   – Прекрасно!
   – Конечно, – заметила Дебора слегка недовольно. Она несколько секунд молча дулась, но наконец пришла в себя и сказала: – Какого черта…
   – А как дела дома? – поинтересовался я. – Следствие все еще мной интересуется? Дебора пожала плечами:
   – Официально – да. Но за дело взялся Ларедо, а он не дурак. Ты скорее всего вернешься на работу через несколько дней.
   Она посмотрела на меня. Взгляд стал суровым, и сестра явно о чем-то задумалась, хотя и не говорила. Дебора просто смотрела, а потом отвернулась и устремила взгляд на входную дверь.
   – Если бы только… – начала она, помедлила, кашлянула и медленно продолжила: – Если бы только были какие-нибудь доказательства… тогда ты бы вернулся без забот.
   В вестибюль вошел полный мужчина в клетчатых шортах с двумя маленькими светловолосыми девочками. Дебора почему-то с огромным интересом принялась их рассматривать.
   – Какие доказательства, Деб? – уточнил я.
   Она пожала плечами, продолжая смотреть на толстяка.
   – Не знаю. Доказательства, которые подтвердили бы, что Худ был пристрастен. Ну, сам понимаешь. Тогда мы бы убедились, что не все чисто и он не самый честный коп. Возможно, именно поэтому он и попытался обвинить тебя.
   Толстяк с девочками скрылся в коридоре, и Дебора стала разглядывать гипс на руке, лежавшей у нее на коленях.
   – Если бы мы нашли нечто такое… и если бы здесь о тебе забыли… кто знает. – Дебора наконец посмотрела на меня с легкой странной улыбкой. – Мы бы, возможно, выкрутились.
   Наверное, есть какой-то очень добрый и заботливый Темный Полубог, который наблюдает за подлинно злыми людьми, так как мы действительно выкрутились, по крайней мере в том, что касалось Ки-Уэста. Пресса немного пошумела вокруг события на Тортугас, кто-то упомянул о загадочном герое, который спас старика, но никто не знал имени супермена, а описания очевидцев оказались настолько неточными, что под них мог подойти десяток совершенно разных людей. И очень жаль, поскольку выяснилось, что старик и впрямь оказался большой шишкой: ему принадлежало несколько телеканалов и два-три парламентария.
   Никто не знал наверняка, какая беда приключилась со злодеем, напавшим на старика. Женщина, потерявшая бикини, дала неплохое описание Кроули, совпавшее с тем, которое имелось у копов в Ки-Уэсте, поэтому стало ясно – ужасный преступник убил майамского полицейского, а потом попытался украсть катер и сбежать, скорее всего на Кубу. Добрался ли он до Гаваны или делся куда-нибудь еще, осталось тайной, но так или иначе он исчез. Кроули занесли в список пропавших без вести, официально разыскиваемых и в еще несколько списков. Но никто, в общем, по нему не скучал, а мы переживали очередной финансовый кризис и потому не могли тратить на поиски Кроули слишком много денег и сил. Он пропал, и о нем забыли. Событие на Тортугас вскоре исчезло из новостей, вытесненное историей о трех обнаженных безголовых трупах, один из которых принадлежал пожилому мужчине, который в детстве был звездой экрана.
   Мы действительно могли бы выкрутиться. Если бы только одно маленькое чудо напоследок дискредитировало Худа, коллеги приветствовали бы мое возвращение с распростертыми объятиями и радостными улыбками, и жизнь вернулась бы в благословенно банальную, повседневно предсказуемую скучную колею. На следующий день после возвращения из Ки-Уэста Дебора позвонила мне и предупредила о визите экспертов, которые собираются заглянуть домой к Худу, в надежде обнаружить там что-нибудь полезное.
   Ну что ж, весьма вероятно. Они вполне могут найти там нечто полезное, и обвинение против меня исчезнет в клубах зловонного дыма, а Декстер превратится из подозрительного типа, который крадучись покидает свой кабинет, в живого мученика, жертву адской несправедливости и злобной клеветы.
   Но сколько шансов обнаружить нечто такое?
   О, сколько угодно. Копы теоретически могут найти чертову прорву «такого». Множество красноречивых улик, бросающих тень сомнения уже не на меня, а на самого детектива Худа и на его право с гордостью носить Форму и восседать среди Справедливых. Столь красноречивых, что департамент предпочтет замять дело, и поскорее, пока на нашей блистательной репутации не образовалось огромное вонючее пятно.
   Я совершенно не исключаю: эксперты придут в мерзкую зловонную берлогу, где жил Худ, изумленно посмотрят по сторонам на груды мусора, грязную посуду, разбросанную одежду и удивятся – что за человеческое существо могло обитать здесь? Не исключено, это место и впрямь представляет собой тошнотворный бардак, и я вполне способен вообразить, как оно выглядит.
   Можно представить себе отвращение моих коллег, медленно перерастающее сначала в шок, а затем в мрачное, но бесспорное осуждение, когда они найдут детское порно на жестком диске… то есть вполне возможно, что они его найдут, а заодно собрание страстных любовных писем Камилле Фигг и ее ответ, в котором она заявляет о своем нежелании с ним встречаться, так как он извращенец, а главное – у него воняет изо рта. Коллеги без труда сделают вывод: Худ убил Камиллу в припадке ярости после разрыва, а потом попытался обезопасить себя, повесив всех собак на бедного, ни в чем не повинного Декстера. Особенно после того, как он обнаружил фотографии. Эти теоретически возможные подробности подтвердят, что он никогда меня не любил.
   И в самый разгар триумфального шествия, посреди неоспоримых доказательств вины и позора кто-нибудь помедлит и скажет: «По-моему, все очень уж гладко. Не слишком ли много улик против детектива Худа, который уже не в состоянии оправдаться? Я бы предположил, что некто пробрался в это вонючее логово и сфабриковал улики!»
   Но пауза окажется короткой, и она закончится, когда мой коллега, неодобрительно покачав головой, вновь уверует в силу доказательств, которые будут у него прямо перед глазами, и сама мысль о том, будто некто их подсунул, покажется слишком странной, чтобы выразить ее словами. В конце концов, кому это надо? Кто вообще на такое способен? Найдется ли человек с уникальным сочетанием таланта, хитрости и моральной пустоты, способный окончательно очернить покойного детектива Худа? Человек, который знает о случившемся достаточно, чтобы сфабриковать нужные улики, и хорошо разбирается в полицейских процедурах, а потому имеет возможность придать фальшивкам убедительность? Кто?
   Кто проскользнет в ночи как черная тень, незримо проберется в дом Худа и оставит там улики? Кто владеет компьютером настолько, чтобы, оказавшись внутри, перенести компромат, например, с флешки на жесткий диск и никому не внушить подозрений? Кто, наконец, проделает это не просто безупречно, но и с несомненным, оригинальным, прихотливым чувством юмора?
   Есть ли на свете кто-нибудь, способный так ловко проворачивать разные темные дела? А главное, у кого хватит на это зла? Может ли хоть кто-то в мире каким-то чудом быть таким?
   Да.
   Не исключено.
   Но только один человек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация