А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 35)

   Глава 34

   Я стоял в тени под воротами, спрятавшись за каменной аркой, и наблюдал, как огромный катамаран причаливает к пристани. Много раз в моей короткой печальной жизни я ждал в засаде и утешался злобными мыслями, но сего дня все было по-другому. Предстояло отнюдь не прелестное приватное рандеву при лунном свете в тщательно выбранную ночь, а публичная казнь в толпе посторонних людей, извращение, навязанное необходимостью. Казалось, я делал это впервые в жизни. Я чувствовал себя неловким любителем. Я не слышал ни ласкового шелеста крыльев, ни одобрительного шепота Темного Пассажира, ни Танца Смерти. Недоставало приятного прохладного прилива сил и уверенности, от которой покалывало кончики пальцев. Во рту пересохло, распухшие руки вспотели, в ушах отдавался бешеный стук сердца. Куда девался чудесный Злобный Декстер, лежащий в засаде и полностью контролирующий себя? Я нервничал и мучился – почти до боли.
   Но не было ни выбора, ни выхода, ни пути назад, только вперед, поэтому я ждал и смотрел, как на пристань с парома перебросили стальные сходни, и толпа зевак хлынула на берег Драй-Тортугас, к форту Джефферсон, туда, где Декстер готовился дать Последний Бой.
   На борту оказалось человек шестьдесят, и почти все они сошли и двинулись к форту, прежде чем я разглядел светлую макушку Эстор. Через секунду толпа разомкнулась, и я увидел их всех. Коди и Эстор держались за руки, а Кроули шел вплотную за ними, направляя детей в сторону кирпичной дорожки, ведущей к форту.
   Я напрягся и глубже спрятался в тень под аркой, разминая пальцы. Они казались непослушными и вялыми, не способными ни на что, кроме как завязаться узлом. Я несколько раз сжал их в кулак и разжал, а когда руки наконец обрели должную подвижность, полез в карман и вытащил обломок кирпича. От всех этих манипуляций лучше мне не стало.
   Я ждал. В горле пересохло, глотать стало больно, но я все-таки сглотнул, сделал глубокий вдох и попытался вернуть себе ледяное спокойствие. Ничего не получилось. Руки дрожали, кирпич на ощупь казался скользким. Я выглянул из-под каменной арки и несколько секунд не мог найти своих путешественников взглядом. Я еще немного выдвинулся из тени и наконец нашел их – они как дураки стояли перед указателем и глазели по сторонам. Я видел, как губы Эстор раздраженно движутся, а Коди угрюмо смотрит перед собой. У Кроули через плечо висела спортивная сумка, а на лице – идиотская маска приятного предвкушения, словно он действительно отправился в волшебное путешествие с двумя очаровательными детьми.
   Они не отходили от таблички. Интересно, как на них воздействовал Кроули, чтобы заставить слушаться? Мне бы пригодилось. У Эстор и Коди не было поводов тревожиться, если он придумал какую-нибудь правдоподобную ложь, но ведь они – не обычные воспитанные дети. В милых растрепанных головках пышно цвели темные, злые мысли, не давая им покоя. Кроули, вероятно, и не подозревал, что связался с будущими Декстерами и, во всех смыслах слова, Маленькими Монстрами. Я ощутил прилив искренней любви к обоим.
   Кучка туристов протопала по подъемному мосту, отделив меня от Кроули. Я отступил в темноту и притворился, будто изучаю кладку, они ничего не заметили, прошли под аркой, болтая по-испански, и исчезли внутри форта. Как только они скрылись из виду, я снова высунул голову и посмотрел в сторону указателя.
   Кроули и дети исчезли.
   Охваченный паникой, несколько секунд я вообще ни о чем не мог думать. Я смотрел на то место, где они недавно стояли, и стискивал кирпич так, что заболели пальцы. Куда они пропали? Если им непременно понадобилось куда-то пойти, почему они не двинулись через мост, в мою засаду?
   Я высунулся подальше и посмотрел налево, но там никого не было. Тогда я выскочил из арки, взглянул направо и увидел, как они неторопливо идут по песчаной дорожке в дальнюю часть острова, к кемпингу, прочь от расставленной ловушки. Я ощутил сильнейшее раздражение – что за бессмысленная глупость? Почему Кроули не сунул свою толстую черепушку в арку, под удар кирпича, как полагалось?
   Я наблюдал, как они приближаются к столам для пикника и проходят мимо приземистых деревьев, растущих на пляже. Заросли скрыли их, и больше я ничего не видел.
   Услышав какое-то шипение, я понял, что сердито выдыхаю сквозь зубы, и разозлился еще сильнее. Если я больше ни на что не способен, можно сразу отправляться домой. Я разжал пальцы, сунул обломок кирпича в карман и, погрузившись в очень темные мысли, вышел на свет, чтобы последовать за ними.
   За одним из столов сидело семейство из пяти человек. Они ели ленч и казались такими счастливыми, что хотелось проломить кирпичом их головы. Но я не стал задерживаться и зашагал по дороге, ведущей в рощицу.
   На мгновение я замер, сомневаясь. Листва скрывала меня от Кроули, но она прятала и его. Он вполне мог затаиться среди ветвей и наблюдать за тропинкой на тот случай, если какой-нибудь Декстер решил следовать за ним. Элементарная осторожность хищника может приказать ему удостовериться, не висит ли у него кто-нибудь на хвосте. Поэтому, решив, что предосторожность лучше всякого сожаления, я повернул налево, обогнул рощу, миновал еще несколько столов для пикника и, нырнув под бельевую веревку, оказался на прогалине. Я осторожно обошел последний стол и углубился в заросли. Преодолев полосу песка, я остановился за крайним деревом и осторожно выглянул из-за ствола.
   Я надеялся увидеть их справа, не больше чем в тридцати шагах. Но не увидел. Однако, отодвинув ветви, я заметил всех троих. Они стояли на песке и смотрели на воду. Если осторожно выйти из зарослей и подкрасться сзади… но нет. Кроули положил руки детям на плечи и подтолкнул их в ту сторону, откуда они пришли. Троица медленно развернулась и зашагала обратно, через кусты к причалу. Стало ясно: Кроули знакомится с местностью, желая убедиться, что все идет по плану, прежде чем отправиться туда, где будет ждать меня. Место, где Декстера подстерегает сюрприз.
   Но я-то уже находился здесь и намеревался удивить Кроули первым. Главное – держаться поблизости, у него за спиной, в ожидании шанса… но как? Никакого укрытия между рощей и причалом не наблюдалось, не считая одинокого железного строения неподалеку от места, где стоял паром. И больше ничего – форт, вода и узкая песчаная тропка, ведущая вокруг высоких кирпичных стен. Если выйти из-за деревьев и потащиться следом, меня, несомненно, увидят. Но нельзя же позволить им просто уйти.
   Я взглянул в сторону пляжа. На песке валялось с полдесятка полотенец, рядом лежали шлепанцы и пляжные сумки. Ближайшее ко мне полотенце было ярко-оранжевым, соседнее – белым. Хозяева, видимо, купались.
   В дальнем конце пляжа полная пожилая женщина сидела на складном шезлонге, наблюдая за оравой шумливых ребятишек, плескавшихся на отмели. Больше никого видно не было, не считая пловцов вдалеке, возле буйков, ограничивавших купальную зону. Я снова посмотрел направо и убедился, что Кроули и дети по-прежнему продвигаются в сторону форта.
   Мне пришла в голову идея, и, не успев оценить, насколько она неудачна, я принялся действовать. Стараясь выглядеть как можно непринужденнее, я вышел на пляж, схватил белое полотенце и вернулся под прикрытие деревьев. Сняв рубашку, я обвязал ее вокруг пояса, потом обернул полотенцем голову наподобие тюрбана бедуина, спрятав кусок кирпича в складках ткани. В таком виде я покинул заросли и зашагал среди столов для пикника. Взгляните на меня, я только что искупался и сушу мокрые волосы полотенцем. Я – самый обыкновенный человек, а вовсе не Декстер.
   Теперь они шли к дальней стороне форта мимо причала, по песчаной дороге, а я следом. Вдруг Коди остановился и обернулся. Он посмотрел на причал, на форт и нахмурился. Я видел, как шевельнулись его губы. Мальчик указал на мост. Кроули покачал головой и снова положил руку на плечо Коди, чтобы сдвинуть его с места, но тот дернулся в сторону и упрямо показал на мост. Кроули покачал головой и потянулся к нему – Коди отпрыгнул. Эстор встала между ними и начала что-то говорить.
   Я воспользовался их замешательством и подобрался ближе. Весьма смутно представляя, как быть дальше, я решил: если удастся подобраться к Кроули на расстояние в полкирпича, я проломлю ему голову, и будь что будет. Еще ближе. Когда оставалось всего десять шагов, я отчетливо услышал, как Эстор заявила, что это просто фигня какая-то, и вообще, где Декстер? Я поднял руки и принялся поспешно разматывать полотенце. Я находился уже в четырех больших шагах от них, когда Эстор прервала свою тираду, взглянула на меня и воскликнула:
   – Декстер! Ты правда здесь!
   Я застыл на месте. Глупо, конечно, но моя ненормальная сущность подвела. У Кроули такой проблемы не возникло, и он не стал тратить время на то, чтобы заглядывать под полотенце и проверять, кто я. Он бросил сумку, схватил Эстор под мышку и побежал к причалу. Она тут же начала яростно извиваться и вопить что есть сил, но Кроули, даже не замедляя хода, крепко стукнул ее по голове, и она обмякла.
   Я отшвырнул полотенце и кинулся следом, потом притормозил на секунду и взглянул на Коди.
   – Иди в форт, – велел я, – найди рейнджеров и скажи, что ты потерялся.
   Не медля, чтобы убедиться, послушается ли он меня, я развернулся и помчался за Кроули.
   У него была неплохая фора, но он бежал медленнее, поскольку тащил Эстор, и я изрядно сократил разрыв между нами к тому времени, когда он достиг края причала. К пристани подходила сорокапятифутовая спортивная лодка. Кроули прыгнул на палубу, где в изумлении застыла, держа в руках кормовой швартов, женщина в бикини. Кроули толкнул ее, и она рухнула спиной в воду, продолжая цепляться за веревку. Пожилой мужчина, стоявший на мостике, хрипло гаркнул: «Эй!» Кроули опустил Эстор на палубу. Она сползла вдоль стенки холодильника и осталась лежать без движения, а Кроули бросился по трапу на мостик. Старик сдавленно и как будто смущенно крикнул: «Помогите!» – но тут Кроули врезал ему в живот и схватился за штурвал. Старик, перегнувшись пополам, упал на колени, и лодка двинулась прочь от причала.
   Я был достаточно близко, чтобы прыгнуть на палубу, но Кроули прибавил газу и решительно крутанул штурвал. Лодка неуклюже развернулась и пошла в пролив. В кои-то веки с самого начала этой злополучной авантюры я не стал медлить, дожидаться, размышлять или стенать. Я пробежал последние несколько метров как можно быстрее и прыгнул.
   Получился хороший прыжок, очень сильный, красивая полудуга в воздухе, почти идеальная траектория… и я плюхнулся в воду в трех футах позади катера. Я погрузился и всплыл на поверхность как раз вовремя, чтобы увидеть, как лодка набирает скорость. Вода из-под винта оттолкнула меня и попала в рот. Сглотнув, я безнадежно попытался преодолеть волну и догнать лодку вплавь, но получил удар в спину и снова ушел под воду.
   Я пережил момент жуткой паники, вспомнив слова пилота про Морского Вепря, самую огромную в мире акулу-молот. Но то, что на меня налетело, оказалось слишком мягким для акулы. Я схватился за загадочный предмет и всплыл вместе с ним на поверхность. Втянув воздух и проморгавшись от воды, я увидел, что цепляюсь за человеческую ногу. А главное, она по-прежнему крепилась к телу той самой женщины в бикини, которую Кроули сбросил в воду. Она упрямо цеплялась за швартов, и катер тащил нас за собой.
   Лодка начала набирать скорость, вокруг заклубилась пена, почти полностью заслоняя обзор. Держаться стало трудно. Вскоре я понял: женщина, за которую я цеплялся, вот-вот сдастся.
   Сейчас она выпустит веревку, и тогда Кроули уплывет, а с ним Эстор и все мои надежды, на сей раз, возможно, навсегда… Я не мог этого допустить.
   Поэтому, ненадолго позабыв об осторожности и хороших манерах, я перехватил выше. Мои пальцы сомкнулись у женщины на талии. Я подтянулся и вдруг снова соскользнул, так как нижняя часть бикини стала сползать, и я тоже.
   Я снова ухватился, теперь уже за колено, обеими руками уцепился за талию и подтянулся, добравшись до плеча. Как только я взялся одной рукой за веревку, женщина наконец сорвалась. Ее тело с силой ударилось об меня, она лихорадочно попыталась уцепиться, и на мгновение мне показалось, что я не удержусь. Но потом ее отбросило прочь, в пенный водоворот, а я поймал веревку второй рукой и пополз к лодке.
   Медленно, переставляя одну руку за другой и борясь с бурными потоками воды, я достиг кормы. Она отчетливо маячила впереди, дразняще близко – яркие синие буквы названия и порта приписки: «Веселая рулетка», Сент-Джеймс-Сити. И наконец – как будто прошло несколько часов, а не две-три минуты – я подобрался настолько, чтобы схватиться за мостик для прыжков – узкую деревянную доску – и вскарабкаться на него, с трудом переводя дух. Плечи невыносимо ныли.
   Я размял руки – они онемели и болели. Неудивительно. После всего пережитого за последние несколько дней они вообще имели полное право усохнуть и отвалиться. Но моим рукам предстояло совершить напоследок еще одно доброе дело, поэтому я заставил их ухватиться за хромированный трап и вскарабкался в кубрик.
   Надо мной возвышались голова и плечи Кроули. Он стоял на мостике в десяти футах выше кубрика, глядя вперед и направляя катер в пролив. Слава Богу, он меня не видел и понятия не имел, что я на борту. Может быть, он ничего и не поймет, пока не станет слишком поздно.
   Я заспешил через палубу. Старик лежал на боку, придерживая руку, и тихонько стонал. Кроули сбросил его с мостика, и он скорее всего при падении сломал предплечье. Очень жаль, но я, в общем, не особо переживал. Я шагнул мимо, к трапу, ведущему на мостик. У подножия лесенки лежала Эстор, свернувшись маленьким клубочком рядом с холодильником. Крышка была откинута, внутри, во льду, покоились банки с пивом и газировкой. Я нагнулся над Эстор и пощупал пульс на шее. Он оказался мерным и сильным, а когда я коснулся лица девочки, она нахмурилась и негромко заворчала. Мне хотелось верить, что все будет в порядке. Прямо сейчас помочь ей я ничем не мог.
   Я оставил Эстор лежать, змеей скользнул по трапу и замер, как только моя голова показалась над верхней ступенькой. Передо мной были икры Кроули, сильные и на удивление мускулистые для такого рыхлого человека. Я на каждом шагу ошибался, составляя себе неверное представление о Свидетеле, недооценивал его способности. Я помедлил, так как меня посетила мысль, недостойная Декстера.
   А вдруг я не справлюсь? Вдруг я действительно встретил достойного противника, слишком сильного, чтобы его одолеть? Не исключено, я дошел до финала, и Шоу Декстера вот-вот закончится?
   В эту поистине ужасную минуту я осознал суть подлинной человеческой неуверенности. Я действительно низко пал. Раньше я никогда не сомневался в себе и в своей способности спокойно совершать казни, и сейчас оказалось самое неподходящее время для сомнений.
   Я на мгновение закрыл глаза и позвал Пассажира, как никогда умоляя о последней атаке Темной Бригады. Я почувствовал, как он заворчал, вздохнул и расправил крылья – не слишком-то воодушевляюще, но приходилось довольствоваться и этим. Я открыл глаза и быстро вскарабкался по трапу на мостик.
   Кроули стоял, положив одну руку на штурвал и направляя катер через пролив прочь от форта. Я ударился в него всем телом, что есть сил. Он рухнул на приборную доску, задев движок. Лодка прыгнула вперед, сразу набрав максимальную скорость, а я обвил рукой горло Кроули и принялся душить его.
   Однако он действительно оказался сильнее, чем выглядел. Впившись пальцами мне в предплечье, он извернулся, оторвал меня от пола и ударил о стенку кубрика. Стукнувшись головой о кронштейн, я чуть не отключился, а Кроули выскользнул из моей хватки.
   Прежде чем я справился с головокружением, он навалился сверху и ударил меня в живот; я чуть не задохнулся, зато в голове просветлело – упав на одно колено, я нанес удар сбоку, прямо ему в коленную чашечку. Кроули отчетливо произнес «Ой» и опустил локоть мне на голову – я бы остался без черепа, если бы локоть попал в цель, но я нырнул Кроули под руку, откатился на другую сторону мостика, вскочил и кое-как поднялся на ноги, чтобы встретить противника лицом к лицу.
   Он выпрямился и взглянул на меня. Мы, словно застыв, несколько секунд смотрели друг на друга. Кроули шагнул вперед, размахнулся правой рукой, а когда я пригнулся, вытянул левую и рванул движок обратно. Лодка резко остановилась. Я, потеряв равновесие, ударился бедром о кронштейн и пролетел вперед, к ветровому стеклу, тщетно пытаясь удержаться на ногах.
   Кроули не нужно было бороться с инерцией: он приготовился к внезапной остановке и настиг меня, прежде чем я успел прийти в себя. Врезав мне коленом в солнечное сплетение, он схватил меня обеими руками за горло и принялся душить. Вокруг все быстро поплыло, время начало замедляться.
   Значит, вот как закончится история. Декстера удушит лидер бойскаутского клуба, даже не сам лидер, а его помощник. Славы в этом немного. Я вцепился в запястья Кроули, но мир начал меркнуть, и стало трудно сохранять интерес к происходящему.
   Ну надо же, я бредил и видел гурий в раю. Или передо мной действительно возникла Эстор, которая поднималась по трапу? Да, и она держала в руке банку с минералкой из холодильника. Очень мило с ее стороны – у меня першило в горле, а она принесла холодный напиток. Вовсе не в ее духе быть такой внимательной. Но тут я увидел, как она трясет банку изо всех сил. Вот это уже больше на нее похоже. Она собиралась сыграть шутку с фонтаном минералки. Последняя липкая ванна перед смертью.
   Но Эстор остановилась рядом с Кроули и сунула банку ему прямо под нос. Она заорала: «Эй, придурок!» – а когда тот обернулся, дернула за колечко. Взрыв получился впечатляющий – огромный коричневый фонтан минералки прямо в глаза. Эстор швырнула банку как можно сильнее и попала Кроули в нос, а потом немедленно подскочила и пнула его между ног.
   От такого неожиданного нападения Кроули качнулся вбок, рыча от боли, и убрал одну руку с моего горла, чтобы протереть глаза. Как только давление снизилось, в голове засиял тоненький лучик света. Я ухватился обеими руками за пальцы, сжимавшие мне шею, и что есть сил рванул вверх. Один палец хрустнул, Кроули издал странный булькающий звук и выпустил меня. Эстор снова двинула ему по яйцам, и он, как пьяный, привалился к перилам.
   Я никогда не упускал возможностей, а потому бросился вперед и ударил плечом. Кроули рухнул через борт. Послышался стук и плеск, когда он ударился о планшир и плюхнулся в воду.
   Я посмотрел вниз. Кроули качался на волнах, лицом вниз, и медленно дрейфовал, пока катер по инерции двигался вперед на холостом ходу.
   Эстор встала рядом и посмотрела на Кроули, который плавал у нас в кильватере.
   – Вот жопа, – произнесла она и одарила меня очаровательной поддельной улыбкой, любезно спросив: – Ничего, что я так выражаюсь, Декстер?
   Я обвил ее плечи рукой.
   – Думаю, на этот раз – ничего страшного.
   Но тут Эстор напряглась и показала рукой.
   – Он двигается.
   Я обернулся.
   Кроули приподнял голову из воды. Он кашлял, по лицу стекала струйка крови, но он все-таки слабо греб через пролив к ближайшей отмели. Он был еще жив, хотя мы с Эстор его били, пинали, сломали руку, сбросили с мостика, утопили и даже облили минералкой, – Кроули был все еще жив. Я задумался, не родня ли он Распутину.
   Взяв штурвал, я повел катер вслед за Кроули, который продолжал упорно плыть по-собачьи навстречу безопасности и свободе.
   – Сможешь управлять этой штукой? – спросил я у Эстор.
   Она устремила на меня взгляд, который ясно говорил:
   «Еще бы!» – и ответила:
   – Не сомневайся.
   – Тогда бери штурвал, – велел я. – Держись поближе, веди медленно и ровно, только не врежься в отмель.
   – Не врежусь, – заверила она и встала у штурвала, а я заспешил вниз по трапу.
   Старик в кубрике принял сидячее положение и стонал громче. На него явно не приходилось рассчитывать. Гораздо сильнее, впрочем, меня заинтересовал лежавший рядом с ним багор. Я взял его и осмотрел. Около десяти футов в длину, с тяжелым металлическим наконечником. Им можно было стукнуть Кроули в висок, потом подцепить за рубашку и минуту-другую подержать под водой.
   Тогда все закончится.
   Я перегнулся через перила. Кроули плыл впереди шагах в тридцати, и я уже занес крюк, как вдруг мотор взревел и катер бросило вперед. Я пошатнулся и схватился за транец, обретя равновесие в ту самую секунду, когда что-то со стуком ударилось о борт. Мотор снова заработал на холостых оборотах, а я обратил внимание на Эстор, стоявшую на мостике. Она улыбнулась на сей раз неподдельной улыбкой и взглянула за корму.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация