А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 32)

   Глава 31

   Я никогда не любил детектива Худа – а теперь он мне нравился еще меньше. Он достаточно навредил мне при жизни, но найти его мертвым в моем номере было сущим наказанием, это противоречило базовым стандартам этикета и приличий. Худ нарушил все, что можно, и я почти желал, чтобы он ожил, и тогда я еще раз убил бы его.
   Но, не считая грубейшего нарушения благопристойности, имелись и другие сложности, гораздо более серьезного характера. Хотелось бы мне, чтобы мой могучий мозг немедленно заработал на полную катушку и приступил к решению задачи, но, к сожалению, на самом деле все обстояло совсем иначе. Я разозлился на Худа, под занавес еще раз погрешившего против хорошего тона, и вообще ни о чем не мог думать, пока не услышал голос Эстор:
   – Декстер, а что он тут делает?
   Когда я открыл рот для сердитой отповеди, до меня дошло: вопрос и впрямь очень важный. Не «что Худ делает в Ки-Уэсте» – он, несомненно, поехал за мной, желая убедиться, что я не украду лодку и не удеру на Кубу. Отчасти я этого ожидал. Но вместе с ним приехал и кто-то другой и совершенно однозначно прикончил Худа. Это оказалось куда неприятнее, поскольку теоретически невозможно. Если только отбросить версию о чудовищном совпадении и о незнакомце, убившем Худа, повинуясь мимолетной причуде, а потом, по невероятному стечению обстоятельств, случайно бросившем труп в моем номере. Оставался лишь один человек на свете, который мог это сделать.
   Кроули.
   Конечно, он предположительно уже мертвец, а значит, слишком занят, чтобы учинить нечто подобное. Но если он почему-то жив… как он меня разыскал? Как узнал, что я в Ки-Уэсте, в этом отеле, в этом номере? Он угадывал каждый мой шаг еще до того, как я успевал его сделать. Он выяснил даже номер комнаты. Как?
   Коди попытался пробраться мимо и посмотреть поближе, но я жестко оттеснил мальчика к двери.
   – Стой там, – приказал я и полез за мобильником. Если я и не сумею выяснить, каким образом Кроули постоянно оказывается впереди, то по крайней мере узнаю, жив ли он. Я набрал номер. Три коротких гудка – и наконец бодрое «Алло».
   – Брайан, – сказал я. – Прости за странный вопрос, но… э… ты сделал то, что должен был сделать вчера?
   – А. Да, – ответил он, и даже по телефону я различил неподдельную радость в голосе брата. – И в общем, отлично провел время.
   – Ты уверен? – спросил я, разглядывая мертвое тело, которое некогда было Худом.
   – Знаешь, это действительно странный вопрос, – согласился Брайан. – Конечно, уверен, братец, я ведь там был.
   – И никакой ошибки?
   Возникла пауза, и мне показалось, что связь оборвалась.
   – Брайан?
   – Ну… – протянул он, помедлив. – Забавно, что ты спрашиваешь. Э… тот джентльмен все время это повторял. Твердил, будто я совершаю ужасную ошибку. Вроде как его приняли не за того. Честно говоря, я не особо слушал.
   Кто-то толкнул меня в спину.
   – Декстер, – позвала Эстор, нажимая посильнее, – мне ничего не видно.
   – Минуту, – огрызнулся я и снова отодвинул детей к двери. – Брайан, ты можешь описать этого… джентльмена?
   – До или после? – уточнил брат.
   – До.
   – Та-а-ак. Лет сорок пять, рост примерно пять футов десять дюймов, весит фунтов сто шестьдесят, светлые волосы, чисто выбрит, маленькие очки в золотой оправе.
   – Хм… – промычал я. Кроули был примерно на тридцать фунтов тяжелее, моложе и с бородой.
   – Все в порядке, брат? Ты как будто слегка расстроен.
   – Боюсь, не все, – ответил я. – Кажется, твой джентльмен был прав.
   – О Господи, – произнес Брайан. – Я ошибся? – Похоже на то.
   – Ну ладно, – подытожил Брайан. – Que sera[20].
   Эстор снова меня ткнула.
   – Декстер, ну же! – потребовала она.
   – Мне пора, – окончил я разговор.
   – Но я хочу знать, что натворил, – заявил Брайан. – Перезвони.
   – Если смогу, – пообещал я, убрал телефон и повернулся к детям. – А теперь вы оба выйдете и подождете в коридоре.
   – Но, Декстер, – завопила Эстор, – мы еще ничего не видели!
   – Какая жалость, – твердо произнес я. – Но ближе подходить нельзя, пока не приедет полиция.
   – Нечестно, – сказал Коди, делая фирменную жалобную гримасу.
   – Такова жизнь. Но это моя работа, – предупредил я, подразумевая, конечно, обследование места преступления, а не сами преступления. – Нужно оставить все как есть, ничего не трогать и позвонить в полицию.
   – Мы только посмотрим, мы ничего не будем трогать, – взмолилась Эстор.
   – Нет! – отрезал я, подталкивая обоих к двери. – Ждите в коридоре. Я выйду через минуту.
   Им, конечно, это не понравилось, но они вышли, напоследок попытавшись еще разок взглянуть на кушетку в гостиной. Но я выпроводил обоих в коридор, запер дверь и сам пошел посмотреть повнимательнее.
   Никто никогда не назвал бы Худа красивым мужчиной, но теперь он выглядел просто отвратительно. Язык торчал между сломанными зубами, а уцелевший глаз побагровел – бесспорно, в результате чертовски сильного удара, и я сомневался, что Худ долго страдал. Как несправедливо.
   Я опустился на колени рядом с кушеткой и заглянул под нее. Ни оброненных впопыхах ключей, ни носовых платков с монограммой – но я и не нуждался в подсказке, чтобы понять, кто тут побывал. Я и так знал. Но все же мне хотелось понять, каким образом он попал сюда. Под кушеткой с дальней стороны я кое-что увидел, подошел и осторожно вытащил, чтобы разглядеть. Это оказалась большая сувенирная пиратская шляпа с приделанной черной повязкой на глаз. Внутри лежала свернутая красная бандана. Даже не прикасаясь к ней, я понял – на бандане кровь. Маскировка, чтобы прикрыть раны и завести Худа в отель?
   Я выпрямился и, чтобы все окончательно проверить, зашел в спальню – не пропало ли чего-нибудь? Но вещи вроде бы были в порядке, никто не рылся в шкафу и в чемодане Риты, и даже лэптоп, на вид совершенно нетронутый, по-прежнему стоял на столе. Я задумался и счел это довольно странным. В конце концов, Кроули хвалился своим компьютерным гением. Почему он не урвал пару минут, чтобы залезть в компьютер и узнать мои тайны?
   И тут из недр Темницы Декстера послышался мягкий шелест крыльев, и тихий голос прошептал: «Потому что ему и не нужно».
   Я моргнул. Ответ был до боли прост, и я почувствовал себя идиотом, как никогда в жизни.
   Кроули не собирался выведывать мои секреты.
   Он их и так знал.
   Он оставался на шаг впереди, так как уже пробрался на жесткий диск, и всякий раз, когда я включал компьютер, выясняя адрес Свидетеля, читая почту или бронируя номер, Кроули уже был там со мной. Есть много программ, позволяющих это сделать. Единственный вопрос – как он установил «жучок» на мой жесткий диск? Я начал вспоминать, не оставлял ли лэптоп без присмотра где-либо, кроме дома и работы. Нет. Никогда. Но ведь не обязательно трогать компьютер, чтобы его взломать. Только и нужно – подобрать отмычку, сгодится и вай-фай. И тут я вспомнил, как сидел за компьютером и открывал письмо, рекламирующее новый веб-сайт «Горячая кровь». Много флеш-графики, а потом – медленно расползающееся кровавое пятно. Достаточно, чтобы отвлечь меня на мгновение. Именно тогда программа пробралась на мой жесткий диск и принялась раскрывать Кроули тайны Декстера.
   Версия имела бесспорный смысл, и я не сомневался в правильности своей догадки. Я убедился бы наверняка, проведя две минуты за компьютером, но тут в дверь забарабанили, и встревоженный приглушенный голос Эстор позвал меня. Я отвернулся от компьютера. Ну ладно. Не обязательно прямо сейчас искать программу-шпион, я и так знал, что она там, другие варианты исключались.
   Стук раздался снова, и я вышел в коридор. Дети попытались проскользнуть мимо и полюбоваться на труп Худа, но я закрыл дверь за собой.
   – Только последний разок посмотреть, – попросила Эстор.
   – Нет, – сказал я. – И вот еще что. Сделайте вид, будто испугались. Пусть полицейские думают, что вы самые обычные дети.
   – Испугались? – переспросила Эстор. – Чего испугались?
   – Мертвого тела! А еще вы подумали, что убийца где-нибудь здесь, в номере.
   – В люксе, – поправила она.
   – Короче, когда приедут копы, сделайте испуганные лица, – велел я, и мы вошли в лифт. К счастью, там висело зеркало, и всю дорогу вниз дети тренировались. Ни одна гримаса, впрочем, не выглядела достаточно убедительной, для этого нужны годы тренировок, но я надеялся, что сойдет.
   Я сотни раз за свою карьеру бывал на месте преступления, в том числе в отелях, а потому прекрасно знал: дирекция, как правило, не считает труп в номере хорошим рекламным ходом и предпочитает помалкивать о таких происшествиях. В духе вежливого сотрудничества, я подошел к столику дежурной и попросил позвать менеджера.
   Дежурная была миловидная афроамериканка. Она улыбнулась с искренней симпатией и сказала: – Конечно, сэр. А в чем проблема?
   – У нас в номере труп! – выпалила Эстор.
   Я шикнул на нее.
   Лицо у дежурной дернулось, и улыбка увяла, как только она взглянула на Эстор.
   – Вы уверены, юная леди? – спросила она.
   Я жестом велел Эстор помолчать и ответил сам:
   – Боюсь, что да.
   Несколько секунд дежурная с разинутым ртом смотрела на нас.
   – О Господи, – наконец произнесла она. – То есть…
   Она кашлянула и изо всех сил попыталась вернуть себе профессиональное спокойствие.
   – Подождите здесь, – официальным тоном заявила она, но потом передумала и добавила: – Нет… пожалуй ста, пройдите со мной.
   Мы последовали за дежурной в кабинет и ждали, пока она звонила менеджеру. Тот явился, и нам снова пришлось ждать, пока он вызывал полицию. И наконец, мы ждали, пока полицейские и местные эксперты осматривали номер. Приехала какая-то женщина лет сорока пяти и неотрывно смотрела на нас, разговаривая с дежурной. У нее были волосы с проседью, и складки кожи на шее свисали, как гофрированная бумага. Она походила на одну из тех любительниц легкого заработка, которые приезжали в Ки-Уэст и торчали в барах, а в один прекрасный день просыпались и понимали: вечеринка закончилась и нужно наконец найти приличную работу. Даме, видимо, такой финал не понравился – на лице у нее застыло выражение недовольства, точно она съела что-то гадкое и никак не могла отплеваться.
   После быстрого и тихого разговора с дежурной она подошла ко мне.
   – Мистер Морган? – спросила она. Я немедленно узнал этот тон, и следующие слова подтвердили мою правоту. – Я детектив Блэнтон и должна задать вам несколько вопросов.
   – Конечно, – согласился я.
   – Сначала я хочу убедиться, что дети в порядке, – произнесла она и, не дожидаясь ответа, присела на корточки и обратилась к Коди и Эстор голосом, каким обычно говорят с толковыми щенятами и слабоумными людьми: – Привет. Меня зовут детектив Шари. Вы можете рассказать, что такое увидели в номере?
   – В люксе, – поправила Эстор. – И мы почти ничего не видели, потому что Декстер сразу велел нам уйти и мы не успели посмотреть.
   Блэнтон хлопнула глазами, и у нее отвисла челюсть.
   Она явно ожидала не такой реакции.
   – Понятно, – сказала она и взглянула на меня.
   – Они очень испугались, – пояснил я с легким нажимом, чтобы Коди и Эстор вспомнили, как нужно себя вести.
   – Ну разумеется! – подхватила Блэнтон и взглянула на Коди: – Но ты ведь успокоишься, малыш?
   – Да, – тихо ответил он, посмотрел на меня и добавил: – Я очень испугался.
   – Это нормально, – заверила Блэнтон, и Коди явно обрадовался. – А ты, детка? – продолжила она, поворачиваясь к Эстор. – С тобой все хорошо?
   Эстор, я видел, с трудом удержалась, чтобы не зарычать в ответ на «детку». Она произнесла:
   – Да, все хорошо, спасибо, я просто испугалась.
   – Так-так… – Блэнтон перевела взгляд с одного на другого, видимо, пытаясь найти какие-нибудь признаки шока.
   У меня зазвонил телефон – это была Рита.
   – Привет, милая, – сказал я, отворачиваясь от Блэнтон и детей.
   – Декстер, я проезжала мимо аквариума, он открывается только… где вы? Потому что через два часа…
   – У нас тут небольшая задержка, – стал оправдываться я. – Маленький инцидент в отеле.
   – О Господи, я так и знала…
   – Совершенно не о чем беспокоиться. – Я повысил голос. – Все в порядке, просто кое-что случилось, и мы должны дать показания как очевидцы, ничего страшного. – Но они же дети, – сказала Рита. – Это незаконно, и придется… как они?
   – В полном порядке, разговаривают сейчас с очень милой дамой, – продолжил я и, решив, что лучше закруглиться, произнес: – Рита, пожалуйста, поезжай на аукцион и не переживай.
   – Но я не могу… и потом… там что, полиция?
   – Отправляйся на аукцион, мы ведь за этим и приехали, – настаивал я. – Купи нам дом на Сто сорок третьей улице.
   – На Сто сорок второй, – поправила она.
   – Еще лучше. И не беспокойся, мы обязательно придем заранее.
   – Да, но… Наверное, лучше я…
   – Ты должна подготовиться к аукциону, – сказал я. – И не волнуйся за нас. Мы закончим тут дела, а потом пойдем смотреть акул. Это всего лишь маленькое недоразумение…
   – Мистер Морган, – позвала Блэнтон, – кое-кто хочет с вами поговорить.
   – Купи дом, – сказал я Рите. – Извини, мне пора.
   Я повернулся к Блэнтон и понял: маленькое недоразумение выросло в несколько раз.
   В комнату, сверкая зубами, входил сержант Доукс.

   Я не раз бывал в комнате для допросов, и, в общем, помещение в полицейском участке в Ки-Уэсте было типовым. Но мне оно показалось другим, поскольку я находился не по ту сторону стола. На меня не надели наручники – весьма любезно с их стороны, – но в то же время полицейские не хотели, чтобы я куда-нибудь делся. Поэтому я сидел за столом, а Блэнтон и другие детективы то приходили, то уходили, сердито задавали одни и те же вопросы и опять исчезали. И каждый раз, когда распахивалась дверь, я видел Доукса, стоящего в коридоре. Он перестал улыбаться, но я не сомневался, что сержант очень рад: я оказался именно там, где он хотел меня видеть. Бесспорно, Доукс думал, что можно потерять Худа ради того, чтобы сцапать Декстера.
   Я изо всех сил старался сохранять спокойствие и терпеливо отвечал на четыре стандартных вопроса, которые задавали местные копы, вне зависимости от количества повторений. Столь же добросовестно я напоминал себе, что на сей раз совершенно не виновен и беспокоиться не о чем. Рано или поздно им придется меня отпустить, какими бы способами Доукс ни пытался воззвать к профессиональному сотрудничеству.
   Но они, казалось, не торопились; прошел час, а мне даже не предложили кофе. Я подумал, что, наверное, стоит намекнуть. Когда четвертый детектив вошел, сел напротив и в третий раз предупредил, как серьезно обстоят дела, я встал и сказал:
   – Да. Вы держите меня здесь без всякой причины, не предъявив никакого обвинения, хотя я ровным счетом ничего не совершил.
   – Сядьте, Декстер, – предложил детектив. Ему было лет под пятьдесят, и, похоже, его не раз били. У меня возникло сильнейшее ощущение, что заслуженно, так как он произнес мое имя как нечто очень смешное. Хотя обычно я терпимо отношусь к человеческой глупости – в конце концов, ее так много, – последняя капля переполнила чашу терпения.
   Поэтому я уперся кулаками в стол, подался вперед и произнес с праведным негодованием в голосе:
   – Нет! Не сяду! И не стану раз за разом отвечать на одни и те же вопросы. Если вы не можете предъявить мне обвинение и отказываетесь меня отпустить, я требую адвоката.
   – Послушайте, – сказал детектив устало и добродушно. – Мы знаем, что вы работаете в Майами. Как насчет профессионального сотрудничества?
   – Я-то уж точно не против, – ответил я. – Если вы не отпустите меня немедленно, я охотно приступлю к сотрудничеству с вашим департаментом внутренних дел.
   Детектив побарабанил пальцами по столу. Судя по виду, он полагал, будто выстоит. Но в конце концов он легонько хлопнул ладонью по столу, встал и вышел, не сказав больше ни слова.
   Прошло еще пять минут, прежде чем вернулась детектив Блэнтон. Вид у нее оказался далеко не радостный, но, может быть, она просто не знала, как это бывает. Она держала коричневую папку и похлопывала ею по другой руке. Блэнтон посмотрела на меня так, словно это я создал дефицит федерального бюджета, но ничего не произнесла, а только несколько раз хлопнула папкой по ладони и наконец кивнула:
   – Можете идти.
   Я ждал продолжения. Но ничего не последовало, и я вышел в коридор. Разумеется, там стоял сержант Доукс.
   – Удачи в следующий раз, – пожелал я ему.
   Он ничего не сказал и даже не показал зубы, просто пялился на меня, как голодный шакал. Не будучи любителем неловкого молчания, я отвернулся и заглянул в комнату, последние полтора часа служившую мне приютом.
   – Блэнтон, – позвал я, гордясь тем, что запомнил фамилию детектива, – а где мои дети?
   Она положила папку, вздохнула и подошла к двери.
   – Отправлены к матери.
   – А, хорошо, – похвалил я. – Они поехали в патрульной машине?
   – Нет, за это нам бы влетело. Проблемы с бюджетом, сами понимаете.
   – Надеюсь, вы не посадили их одних в такси? – поинтересовался я. Признаюсь, меня начинали бесить и детектив Блэнтон, и полицейский департамент Ки-Уэста в целом.
   – Нет, конечно, нет, – запротестовала она чуть жизнерадостнее, чем до сих пор. – Они поехали с уполномоченным взрослым.
   Я знал лишь одного-двух взрослых, подходящих под это определение, и на мгновение ощутил прилив надежды. Может быть, приехала Дебора и события наконец приняли приятный оборот.
   – Они поехали со своей тетей, сержантом Деборой Морган? – уточнил я.
   Блэнтон посмотрела на меня и покачала головой:
   – Нет. Но не беспокойтесь, ваш сын его узнал. Это лидер их скаутского отряда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация