А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 31)

   Глава 30

   Поскольку аукцион должен был состояться только на следующий день, мы могли в свое удовольствие провести полдня и целый вечер. Как выразилась Рита, «свободное время». Совершенно неуместное, с моей точки зрения, определение в мире, полном коммерческих ловушек. Мы следовали за Ритой по улочкам старого Ки-Уэста, покупая воду в бутылках (по аэропортным ценам), мороженое, печенье за пять долларов, солнечные очки, крем от загара, шляпы, футболки и подлинные местные сандалии. Я начал чувствовать себя портативным банкоматом. Я выбрасывал наличные с такой скоростью, что к вечеру нас наверняка ждало полное банкротство.
   Но затормозить Риту оказалось невозможно. Она, похоже, задалась целью ввести семейство в состояние дорогостоящего экстаза. Желая окончательно убедиться, что я утратил последние предрассудки и, в частности, отказался от мысли отложить деньги на обратную дорогу, Рита втащила всех в очень шумный бар. Она заказала два «Майтай» и две девственных «Пинаколады»; когда принесли счет, я обнаружил, что угощение обошлось нам по цене ужина на восьмерых в хорошем ресторане. Я потягивал коктейль из пластикового стаканчика, чуть не выколов себе глаз маленьким бумажным зонтиком, торчащим из ярко-розового месива, а Рита дала Эстор мобильник и велела ей сфотографировать нас стоящими перед огромной пластмассовой акулой с «Май-тай» в руках.
   Я допил свою порцию, не почувствовав в ней алкоголя, и пережил краткий, но ослепительный приступ головной боли, так как слишком быстро втянул эту замороженную гадость. Мы зашагали по Дюваль-стрит, обнаружив еще больше интересных способов расстаться с деньгами, а потом прошли по другой стороне улицы на Мэлори-сквер и оказались там как раз вовремя, чтобы принять участие в неформальном мотовстве – легендарном празднестве в честь заката. Рита вручила долларовые купюры Коди и Эстор и разрешила детям швырять деньги целой толпе жонглеров, пожирателей огня, акробатов и прочих паразитов. Процесс достиг кульминации, когда она сама бросила десять долларов на протянутую ладонь человека, который заставлял стаю домашних кошек прыгать через горящие кольца, подгоняя животных пронзительным голосом с сильным иностранным акцентом.
   Мы поужинали в очаровательном месте, где якобы подавали самые свежие в городе морепродукты. Кондиционера там не было, поэтому оставалось только надеяться на действительно свежую еду. Хотя на потолке работали вентиляторы, стояла удушливая жара, и, просидев за огромным столом для пикника пять минут, я обнаружил, что прилип к скамье. Но еда появилась только через сорок пять минут, приготовленная в жире всего-навсего трехдневной давности, поэтому я даже не стал возражать, когда принесли счет и общая сумма по итогам не превысила первый взнос за новенький «мерседес».
   Вдобавок жара не спадала, шум толпы становился все громче, а мой бумажник – все легче. Когда мы доплелись до отеля, я насквозь промок от пота, наполовину оглох и натер три новые мозоли. Я уже давно так не развлекался и, плюхнувшись на стул в номере – то есть в люксе, – в очередной раз вспомнил, почему не люблю развлечений.
   Я пошел в душ, а когда вышел чистый, но крайне утомленный, Коди и Эстор сидели перед телевизором и смотрели мультики, Лили-Энн крепко спала в кроватке, а Рита сидела за столом со списком домов, выставленных на аукцион, хмурилась и что-то царапала на полях. Я лег и немедленно заснул, увидев во сне множество танцующих долларовых купюр. Все они махали мне на прощание.
   Еще не вполне рассвело, когда я открыл глаза. Рита опять – или по-прежнему – сидела за столом, просматривая список и делая пометки в блокноте. Я взглянул на часы у кровати. Пять сорок восемь.
   – Рита, – произнес я, и в моем голосе прозвучали то ли хрип, то ли бульканье.
   Она даже не посмотрела на меня.
   – Нужно прикинуть их по твердой цене за тридцать лет, – сказала она. – Но если мы возьмем его в кредит через Эрнесто, будет дешевле. Мы заплатим за завершение сделки.
   Я решил, что для полусонного человека здесь слишком много информации, и снова закрыл глаза, но едва начал вновь погружаться в сон, как заплакала Лили-Энн. Я приоткрыл один глаз и посмотрел на Риту. Та делала вид, будто ничего не слышит. На языке Женатых Людей это значит: «Займись, дорогой». Поэтому я сердечно распрощался с мечтой об отдыхе, встал, поменял Лили-Энн подгузник и приготовил бутылочку смеси, а когда закончил, малютка недвусмысленно дала понять, что она окончательно проснулась и я больше не лягу.
   Табличка в вестибюле отеля гласила: завтрак подают с шести. Раз уж утро началось, я решил не терять времени и выпить кофе с булочкой. Я оделся, взял под мышку Лили-Энн и направился к двери. Но стоило сделать два шага по гостиной, как из-под груды одеял на раскладном диване высунулась маленькая светловолосая голова.
   – Ты куда, Декстер? – спросила Эстор.
   – Завтракать.
   – Мы тоже пойдем, – сказала она.
   Эстор с Коди вылетели из постели с такой скоростью, точно их зарядили в торпедный аппарат в ожидании, когда я проплыву мимо.
   Пока дети одевались, Рита пришла посмотреть, из-за чего такой шум, и решила составить нам компанию. Десять минут назад я робко шагнул к двери в надежде на кофе, а в итоге в столовую шагала вся наша орава.
   Там сидели только два постояльца – немолодые мужчины, видимо, собиравшиеся на рыбалку. Мы разместились как можно дальше от телевизора и принялись за еду, на удивление неплохую, учитывая ее стоимость – всего 19.95 с носа. Я отхлебнул кофе, который, судя по вкусу, приготовили в нашем офисе в прошлом году, после чего заморозили и отправили в Ки-Уэст в бочонке с наживкой. Тем не менее я окончательно проснулся и вспомнил о Брайане – он уже наверняка закончил. Я немного ревновал, но надеялся, что брат с пользой провел время и развлекся.
   Еще я подумал о Худе и Доуксе. Интересно, поехали они в конце концов в Ки-Уэст? Бесспорно, им очень хотелось за мной проследить, хотя теоретически они нарушали правила. Но Доукс никогда не позволял запретам охлаждать свой энтузиазм. Что касается Худа, я сомневался в его способностях понять правила, поскольку большинство из них написаны словами длиннее одного слога. Я был почти уверен: рано или поздно эти двое здесь появятся.
   Ход моих мыслей прервался, когда Рита выложила на стол список и весьма решительно заговорила.
   – Пять, – серьезно сказала она, хмурясь и постукивая по бумаге карандашом.
   – Извини? – вежливо переспросил я.
   Она непонимающе посмотрела на меня и повторила:
   – Пять. Пять домов. Остальные все… – Рита энергично помахала рукой, в которой держала карандаш, и продолжила быстро и раздраженно: – Слишком большие. Слишком маленькие. Плохой район. Не та зона. Высокий налог. Дырявая крыша…
   – Значит, пять домов, за которые мы можем поторговаться? – уточнил я, поскольку всегда полагал, будто оба участника разговора должны понимать, о чем речь.
   – Да, конечно. – Рита снова нахмурилась и стукнула карандашом по бумаге. – Вот этот, на Сто сорок второй, самый лучший, и он недалеко от того места, где мы сейчас живем, но…
   – Мне надоело говорить про дома! – перебила Эстор. – Давайте пойдем в аквариум, а потом просто купим какой-нибудь дом?
   – Эстор, нет, нельзя… не перебивай, – велела Рита. – Это очень важно, и я… ты понятия не имеешь, сколько нужно сделать дел к трем часам…
   – Но нам не обязательно всем заниматься делами! – настоятельно заныла Эстор. – Мы хотим пойти в аквариум!
   Она посмотрела на Коди, и он кивнул сначала сестре, а потом матери.
   – Исключено, – заявила Рита. – Мы принимаем одно из самых важных решений… Ваше будущее! Потому что вы будете жить там очень долго.
   – Аквариум, – тихо повторил Коди. – Кормить акул.
   – Что? Кормить?.. Коди, нельзя кормить акул, – возразила Рита.
   – А вот и можно! – отрезала Эстор. – Так написано в буклете.
   – Какая чушь, это же… акулы, – с ударением произнесла Рита, точно Эстор с кем-то их перепутала. – Аукцион уже скоро… вы посмотрите на часы.
   Она заерзала на месте, кладя карандаш в сумочку и размахивая списком домов, чтобы привлечь внимание официанта. Решив, что некоторые нудные процедуры лучше всего идут в мое отсутствие, я взглянул на Коди и Эстор и повернулся к Рите.
   – Я отведу детей в аквариум.
   Рита в ужасе уставилась на меня.
   – Что? Декстер, нет, не говори… мы должны просмотреть весь список, а не только эти пять… а потом зарегистрироваться… нет, у нас слишком много дел.
   В очередной раз мой богатый опыт, почерпнутый из телесериалов, подсказал правильный шаг. Я потянулся через стол и взял Риту за руку – это было не так-то просто, поскольку она непрерывно двигалась. Но я ухватил руку, прижал к столу, придвинулся как можно ближе и сказал:
   – Рита. В домах ты разбираешься лучше нас всех, вместе взятых. Поэтому мы доверяем дело тебе, поскольку тыто уж не ошибешься.
   Коди и Эстор – смышленые ребята, понимающие все намеки. Коди энергично кивнул, а Эстор сказала:
   – Да, мам, конечно.
   – И потом, – добавил я, – они же дети. Они попали в странное новое место и хотят увидеть что-нибудь интересное.
   – Кормить акул, – упрямо настаивал Коди.
   – Это очень познавательно! – прокричала Эстор, и я решил, что она перегибает палку.
   Но видимо, выстрел попал в цель, так как Рита заговорила гораздо менее уверенным тоном:
   – Но список, Декстер, и потом, ты же должен… ну, ты понимаешь.
   – Ты совершенно права, – согласился я, и, вполне возможно, так оно и было. – Но, Рита, ты только посмотри на них.
   Я указал на детей, которые немедленно устремили на мать несчастные щенячьи глаза.
   – И я действительно не сомневаюсь, ты все сделаешь правильно. Целиком и полностью, – добавил я, ради пущего эффекта слегка сжимая руку Риты.
   – Да, но все-таки, – уже слабо сопротивляясь, проговорила та.
   – Ну пожа-а-а-алуйста! – взмолилась Эстор, а Коди добавил:
   – Мама, акулы!
   Рита перевела взгляд с одного на другого и принялась яростно кусать губу, так что я испугался, как бы она не отгрызла ее напрочь.
   – Ну… – сказала она. – Если так…
   – Ура! – заорала Эстор, а Коди почти улыбнулся. – Спасибо, ма!
   Оба вылетели из-за стола.
   – Но сначала почистите зубы! – приказала Рита. – И, Декстер, не забудь про крем от загара, он на столе в номере… в люксе.
   – Конечно, – ответил я. – А ты где будешь?
   Рита нахмурилась и обвела комнату глазами в поисках часов.
   – Офис открывается в семь… через десять минут. Я схожу туда с Лили-Энн и спрошу… Брайан сказал, у них есть фотографии еще лучше, чем… но, Декстер, честное слово…
   Я ободряюще похлопал Риту по руке.
   – Все будет хорошо, – повторил я. – Ты прекрасно в этом разбираешься.
   Рита покачала головой:
   – Не подпускай их слишком близко к акулам. Потому что, ей-богу…
   – Мы будем очень осторожны, – заверил я.
   Когда я вышел, чтобы присоединиться к Коди и Эстор, Рита вынула Лили-Энн из высокого стульчика и принялась вытирать яблочный соус с ее лица.
   Эстор и Коди стояли перед отелем и в благоговейном изумлении рассматривали компании бородатых толстяков, которые проходили по Дюваль-стрит, подозрительно поглядывая друг на друга.
   Эстор покачала головой и сказала:
   – Они такие похожие, Декстер. Даже одеты одинаково. Они что, геи?
   – Ну, вряд ли все, – ответил я. – Даже в Ки-Уэсте.
   – Тогда что же случилось? – спросила она так, словно я оказался виноват в том, что мужчины здесь выглядели одинаково. Я уже собирался оправдаться странной вселенской случайностью, но потом вспомнил: мы, в конце концов, в Ки-Уэсте, и на дворе июль.
   – День Хемингуэя, – ответил я. Дети недоуменно уставились на меня.
   – Они все похожи на Хемингуэя, – объяснил я.
   Эстор нахмурилась и взглянула на Коди. Тот покачал головой.
   – Что такое «хемингуэй»? – спросила Эстор.
   Я посмотрел на толпу двойников на тротуаре. Толстяки толкались локтями и пили пиво.
   – Бородатые мужики, которые много пьют, – объяснил я.
   – Не хотела бы я стать такой, – заметила Эстор.
   – Пошли. Тебе еще нужно почистить зубы, – напомнил я.
   Я загнал детей в лифт, напоследок заметив Риту, идущую к выходу. Она помахала нам и крикнула:
   – Не подходите слишком близко… я позвоню, когда… учтите, там надо быть в два!
   – Пока, мам, – отозвалась Эстор, а Коди помахал.
   Мы поднялись на нужный этаж и зашагали к номеру. Я провел карточкой по замку и открыл дверь, пропустив Коди и Эстор вперед. Они бросились в комнату и, прежде чем я успел последовать за ними, остановились как вкопанные.
   – Ух ты! – воскликнула Эстор.
   – Круто, – сказал Коди гораздо громче и яснее, чем обычно.
   – Дек-стер, – радостно пропела Эстор, – ты посмотри!
   Я протиснулся мимо них в гостиную – и оказалось достаточно одного взгляда, чтобы все тело, кроме глаз, перестало повиноваться. Ноги не двигались, рот пересох, связные мысли улетучились, сменившись коротеньким словечком «но», которое повторялось вновь и вновь, пока я стоял и смотрел.
   Кто-то выдвинул и аккуратно застелил складную кушетку, на которой спали Коди и Эстор, – подушки взбиты, одеяло отвернуто. На постели аккуратно лежала неподвижная груда, некогда бывшая человеком, но теперь ничуть его не напоминавшая, – лицо превратилось в небольшой гладкий кратер, полный запекшейся крови. Видимо, какой-то огромный твердый предмет вошел в соприкосновение с плотью и костями. В середине месива торчали несколько серых зубов и один глаз, вылетевший из глазницы от удара.
   Кто-то с ужасающей силой ударил по этому лицу чем-то вроде бейсбольной биты, обезобразив его и, возможно, убив человека на месте. К сожалению. Я напугался почти до обморока, найдя в номере труп, но все же узнал дешевый костюм и некоторые сплющенные черты лица и понял, как некогда звали этот паршивый мешок костей.
   Его звали детектив Худ.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация