А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 26)

   Глава 25

   Может быть, придется заново уверовать в существование некоего доброго и заботливого божества, поскольку я все же пережил эту ночь. Разумеется, пришлось заплатить некоторую цену. Почти бесконечный список опасностей дикой природы включал десятки смертоносных насекомых, но Фрэнк забыл о самых распространенных – о москитах. Явно разочарованные тем, что их не включили в перечень, орды москитов в силах тяжких собрались в моей палатке и уж постарались, чтобы впредь я о них не забывал. Когда на рассвете я проснулся, руки и лицо, которые оставались снаружи спальника, оказались сплошь покрыты укусами; я сел, испытывая настоящее головокружение от потери крови.
   Коди пострадал чуть меньше, так как, опасаясь бешеных аллигаторов и зомби с железными крюками, забрался целиком в спальник, оставив снаружи только нос. Зато его кончик был усеян алыми точками, словно москиты опытным путем пытались выяснить, сколько укусов поместится на крошечном участке кожи.
   Мы устало выбрались из палатки, яростно почесываясь, и каким-то чудом добрались до кострища, не потеряв сознания по пути. Фрэнк уже разводил костер, и я слегка приободрился, увидев, как он кипятит воду в чайнике. Но поскольку Мироздание явно решило наказать Декстера за подлинные и мнимые грехи, никто не прихватил с собой кофе, даже растворимого, а кипяток предназначался для варки шоколада.
   Утро тянулось медленно – завтрак, потом Подвижные Игры. Фрэнк устроил для мальчишек «охоту на бакланов», в основном чтобы унизить новичков, раньше не бывавших в походе. Каждый из них получил большой бумажный пакет и палку, после чего им велели бить палкой по кустам и вопить, пока бакланы не выбегут. К счастью, Коди был слишком подозрителен, чтобы попасться на удочку, а потому он стоял рядом со мной и наблюдал за общим весельем, озадаченно хмурясь, пока хихикающий Фрэнк не прервал игру.
   Потом мы получили парковые брошюрки и снова углубились в Смертоносный Лес, чтобы проверить, сколько перечисленных в брошюрке вещей успеем опознать, прежде чем одна из них нас убьет. Мы с Коди неплохо справились, идентифицировав множество птиц и почти все растения. Я даже нашел ядовитый плющ. К сожалению, самым непосредственным образом. Я увидел черного скорпиона и осторожно отвел ветку, давая Коди посмотреть. Тот указал на листья, за которые я держался, и вытащил брошюрку.
   – Ядовитый плющ, – сказал он, тыча в иллюстрацию, и я кивнул: совпадение оказалось абсолютным. Я действительно держался голыми руками за ядовитый плющ. Поскольку их уже и так искусали москиты, плющ стал избыточной роскошью, но в любом случае мне явно предстояла эпическая чесотка. Если какой-нибудь вымирающий вид орла внезапно нападет на меня и выклюет глаза, Приключение на Лоне Природы дойдет до логического финала. Я оттирал руки мылом и даже принял антигистамин, но когда мы вернулись к машинам, чтобы отправиться домой, руки распухли, ныли и чесались.
   Другие туристы, которым не посчастливилось встретиться с нашими Смертоносными Лесными Друзьями, носились вокруг и радостно перекликались, а я дул на руки и ждал, когда все соберутся на парковку и рассядутся по машинам. Возможно, просто ради дополнительного пинка в мой адрес от капризной Судьбы группа Дуга Кроули собралась, села в старенький «кадиллак» и двинулась в обратный путь раньше, а мы с Коди все еще стояли и ждали Марио. Я смотрел, как старая машина едет мимо, выползает с парковки и сворачивает на шоссе. Она странно кренилась, и один раз выхлопная труба издала громкий выстрел, вследствие чего поршень и разболтанный передний бампер одновременно залязгали. «Кадиллак» набрал скорость и укатил, а я отвернулся и прислонился к машине, ожидая, когда же из зарослей появится Марио.
   Марио не выходил. Вокруг моей головы начала навязчиво кружиться муха – наверное, отыскивая то, что всегда нужно мухам. Не знаю, но она почему-то сочла меня невероятно привлекательным. Она кружила, бросалась в лицо, снова описывала круги, явно не собираясь сдаваться. Я отмахнулся, но не задел ее и отнюдь не обескуражил. Я задумался, не ядовита ли и она. Если нет, то скорее всего мне грозит всего лишь аллергия. Я снова попытался прихлопнуть муху, но безуспешно, должно быть, из-за распухших после москитов и ядовитого плюща рук. Или же я просто постарел и стал медлительным именно в то время, когда нуждался в безупречной службе всех рефлексов, чтобы справиться с приближающимися опасностями, ведомыми и неведомыми.
   Я вспомнил про Худа и Доукса и стал размышлять: чем они занимались, пока я тут подвергал свою жизнь опасности, общаясь с ядовитыми растениями и насекомыми? Я надеялся, что адвокат, которого найдет Рита, сумеет мне помочь, но дурное предчувствие подсказывало: он ничего не сможет поделать. Я много лет вращался в сфере закона и знал: если человеку понадобился адвокат, значит, уже слишком поздно.
   Потом я подумал о Свидетеле. Как и когда он нападет? Чертовски мелодраматично, совсем как в старом комиксе. Тень приближается. Ха-ха-ха. Скорее глупо, чем опасно, если судить по звуку, но звуки бывают обманчивы. Совсем как выхлоп трубы машины Кроули. Может показаться, что «кадиллак» вот-вот развалится, но тем не менее старик добрался сюда в целости и сохранности. И где-то раньше я уже слышал…
   Я моргнул. Откуда взялась эта мысль?
   Снова прихлопнув муху, я промахнулся. Бесспорно, недавно я слышал точно такие же выхлоп и лязг, но не помнил когда. Ну и что? Какая разница? Всего лишь еще один образец шума в перегруженном сознании. Забавный звук, впрочем, очень необычный, и я не сомневался – знакомый. «Бах», а потом «дрынь-дрынь». Но в голову ничего не приходило. Возможно, бедный измученный мозг постигло преждевременное одряхление. Вполне вероятный и почти неизбежный побочный эффект от сочетания опасности, разочарования и потери крови. Даже в тот раз, когда я выскользнул из дома, чтобы немного развлечься, все пошло не так; я мысленно проигрывал злополучный вечер в памяти, вспоминая ужасный сюрприз, поджидавший меня в маленьком убогом домике. Началось с такого многообещающего ощущения, с темной и безлюдной улицы, когда я почувствовал себя энергичным, готовым, неудержимым, а потом меня внезапно осветили фары проезжавшей мимо машины…
   Не понимая, что делаю, я стоял как вкопанный и смотрел на шоссе. Это было очень глупо, поскольку машина Кроули давно скрылась. А я тем не менее продолжал смотреть ей вслед, пока наконец не понял, что Коди дергает меня за руку и зовет.
   – Декстер! Декстер! Марио пришел. Декстер, поехали, – говорил он, и я сообразил: Коди повторил эти слова уже не раз. Впрочем, какая разница? Ведь одновременно я понял нечто более существенное.
   Я вспомнил, где слышал этот выхлоп.
   «Бах» и «дрынь-дрынь».

   Декстер стоит, залитый светом фар проезжающей мимо старой машины. В руках он держит спортивную сумку с безделушками и моргает от неожиданности. Просто стоит на тротуаре под непроницаемой защитой маскировки и необходимости. Когда из-за угла выезжает машина, он внезапно оказывается освещен, как на сцене в бродвейском шоу, – и кто бы ни сидел за рулем, он видит его ясно, как летним солнечным днем.
   Всего одно мгновение ослепительной иллюминации, а потом авто набирает скорость.
   Бах. Дрынь-дрынь.
   Оно уносится прочь, сворачивает за угол и скрывается в ночи, подальше от маленького домика на темной улице, подальше от того района, где Декстер нашел «хонду».
   Декстер больше об этом не думает, он входит в дом и смотрит на такое знакомое нечто на столе, и тут поблизости начинают выть сирены…
   …потому что кто-то хорошо знал, когда именно Декстер войдет в дом, и идеально рассчитал время для вызова 911…
   …потому что он видел Декстера на улице, осветил лучами фар и, убедившись, что это он, нажал на газ, стараясь убраться подальше и позвонить в полицию.
   Бах. Дрынь-дрынь.
   Прочь, в темноту. Тем временем Декстер вошел в дом, чтобы получить урок и разинуть рот от удивления.
   А теперь Свидетель говорит, что подходит все ближе, желая подразнить меня, наказать, сделаться мной

   Он действительно подошел совсем близко, на расстояние вытянутой руки.
   Дуг Кроули и есть Берни Элан. Мой Свидетель.
   Я полагал, это чушь, себялюбивая болтовня какого-то душевнобольного придурка, и надеялся одержать верх, что бы он там ни придумал. Но потом Камиллу нашли мертвой и обвинили меня…
   Как он и обещал, я вдруг оказался в очень невыгодном положении.
   Свидетель вошел в квартиру Камиллы, увидел фотографии и даже добавил свою – мы с Камиллой лицом к лицу, завершающий штрих в коллаже, идеальный способ подставить и уничтожить Декстера. Он убил Камиллу, а обвинение предъявили мне. Все было проделано очень изящно, и не важно, арестовали меня или нет. Я находился под постоянным наблюдением, а следовательно, лишился возможности сделать хоть что-нибудь. Отчасти я восхищался работой Свидетеля. Но только отчасти и быстро подавил это чувство, поскольку понял, что начинаю дымиться. «Ближе, чем ты думаешь», – сказал он и выполнил свое обещание. Дурацкая, неуклюжая попытка разговора, которую я счел досадной помехой… Я-то удивлялся, почему Кроули никак не отвяжется и не уйдет. Теперь я знал почему. Он подошел вплотную и дотронулся до меня, как бы говоря: «Я мог бы тебя убить. Ты слишком медлителен и глуп, чтобы остановить меня».
   Ха-ха.
   Он был прав и доказал это. Я ничего не подозревал и не чувствовал, кроме раздражения, пока он стоял рядом и нес всякую чушь, а потом отошел, бесспорно, сияя, как небо в День независимости. А я понял только теперь.
   Бах. Дрынь-дрынь.
   «Я тебя достал».
   – Декстер? – повторил Коди, на сей раз немного встревоженно. Он хмурился и тянул меня за руку. За ним стояли Марио и Стив Байндер, они наблюдали за мной, и им явно было неуютно.
   – Простите, парни, – сказал я. – Я просто кое о чем задумался.
   Лишь долгие годы прилежных тренировок помогли мне сохранить маску благодушия, хотя мозг повелевал немедленно приступить к действиям и открыть огонь из всех орудий. Посадив мальчишек в машину, я двинулся в путь и даже выбрал правильное направление, чтобы доехать до дома.
   К счастью для нас, на обратном пути Марио вел себя намного тише. Он наступил на осиное гнездо, и его три-четыре раза ужалили, прежде чем он успел удрать, и это доказывает, что насекомые гораздо умнее, чем мы привыкли полагать. Стив Байндер молча сидел рядом с ним на заднем сиденье и хмурился. Иногда он поворачивался к соседу, рассматривал следы от укусов, тыкал в них пальцем и ухмылялся, когда Марио подскакивал. Даже охваченный сильнейшим страхом, я начал испытывать к Стиву Байндеру некоторые теплые чувства.
   Не считая упомянутых развлечений, мы доехали до дома в молчании, и, воспользовавшись тишиной, я размышлял, так как отчаянно в этом нуждался. После нескольких минут раздумий я окончательно сосредоточился и начал спокойно и рационально перебирать случившееся. Допустим, звук выхлопа был очень необычным, но это еще ничего не доказывает. Подобные звуки может издавать любая старая машина. Мозгу требовалось немало усилий, чтобы счесть Кроули опасным. Он выглядел таким рыхлым и нелепым, что его присутствие казалось почти неощутимым…
   …именно это и твердил о себе автор Блога Тени. Отсюда и взялось прозвище. «Вхожу в комнату, и меня никто не видит, словно я, блин, тень». Идеальное описание для Кроули, если только тени способны внушать раздражение.
   А если это маскировка наподобие моей? Как ни странно, она была даже слишком хороша, возможно, лучше, чем у меня. Да, неприятное открытие. Его маска никак не могла оказаться настолько хорошей, чтобы одурачить Декстера – а главное, Пассажира. Идеала не существует – и особенно далек от него человек, который с таким трудом изображает достаточно правдоподобную улыбку. Невозможно представить, будто обладатель такой рыхлой и бесформенной внешности способен забить Камиллу Фигг молотком насмерть. Какая-то бессмыслица…
   Я вспомнил, как восхищался цаплей на болоте, – милая, славная и одновременно очень опасная. Может быть, Кроули вовсе не тупица, а великое достижение природы вроде цапли, на вид такой приятной и ручной, – она садится прямо на тебя и пронзает клювом, пока ты восхищаешься ее оперением.
   Вполне возможно. Чем дольше я размышлял, тем больше убеждался, что это весьма вероятно.
   Кроули – моя Тень.
   Он ходил по пятам, загонял в угол, а потом появился прямо передо мной, чтобы позлорадствовать. Теперь он собирался вытолкнуть меня из круга привычной жизни в Темную Бесконечность, куда я по заслугам отправил так много друзей. И что Свидетель сделает дальше? Займет мое место? Станет новым Темным Мстителем? Превратится в Декстера номер два, в двойника с иной внешностью, мягкой и безвредной? Он будет завлекать жертв, обманывая своим незамысловатым, раздражающе нормальным видом, а потом… раз! Пронзены и проглочены, точь-в-точь как добыча цапли.
   Может быть, следовало утешиться тем, будто кто-то хочет продолжить мои Добрые Дела после того, как меня не станет, но я не испытал облегчения, вот уж нет. Я охотно и с удовольствием делал то, что делал, – и еще не закончил. Я собирался долго оставаться Декстером, искать злодеев и отправлять на тот свет – и сейчас держал в уме одного бесспорного кандидата. Свидетель нанес мне личную обиду. Я знал, это неправильно и противоречит кодексу Гарри, а также всему, с моей точки зрения, справедливому и честному, но мне был нужен Дуг Кроули, или Берни Элан, или кого он там еще хотел изобразить. Я никого так не мечтал заполучить, как Свидетеля, привязанного к столу, и наблюдать, как он корчится, как у него глаза лезут на лоб от ужаса, обонять запах его пота, которым он покроется, а потом очень медленно поднять маленькое острое лезвие… И глаза Свидетеля покраснеют, когда он поймет, что приближается агония, а я улыбнусь и начну индивидуально спланированный процесс начала конца…
   Он считал себя умным, он подошел вплотную и что-то глупо забормотал, в то же время продолжая игру. Он легонько притронулся ко мне, вместо того чтобы убить. Свидетель коснулся меня, изображая удар. Древний индейский прием, страшное оскорбление для лакота, такая постыдная утрата мужества, что она могла положить конец жизни воина, – если тебя, беспомощного, коснулся враг. Но я-то не индеец. Я Декстер, первый и единственный, и Кроули позабыл про одну очень важную деталь.
   Лакота проиграли.
   Они сошли со страниц истории, не утратив чести, но они проиграли войну и потеряли все, поскольку сражались с людьми, которые предпочитали просто убивать и даже не знали при этом, что их оскорбляют. Подходящее для меня описание. Я не играл в детсадовские игры. Я приходил, приклеивал к столу и побеждал.
   Кроули посмел вообразить, будто может стать мной? И начал с такого убогого подражания? Свидетель и понятия не имел, что на самом деле значит быть мной, он совершенно об этом не догадывался, но скоро должен узнать: Суть Декстера – на острие ножа. У Декстера нет равных и нет конкурентов, и никто не займет его место, а уж тем более какой-то дряблый тип, крадущий чужие ноу-хау, поскольку у него нет индивидуальности. Кроули предстояло на собственном опыте прочувствовать, почему он никогда не сможет стать Двойником Декстера. Последний и самый болезненный урок в жизни Свидетеля, воспоминание о котором он унесет в алую темноту, отправляясь на станцию «Кончено Навсегда», будет преподан ему Старым Мастером.
   Дуг Кроули разделит участь всех смертных. Я как можно быстрее разыщу его, разделаю и отправлю на дно океана в четырех аккуратных отдельных мешках для мусора, прежде чем он успеет оставить в блоге очередную язвительную, глупую, хвастливую запись о том, как он меня оскорбил. Я приклею его к столу и объясню, что на самом деле значит быть Декстером. Я заставлю Кроули пожалеть о том, что он не выбрал кого-нибудь другого и не занял место его тени. Однако единственная проблема заключалась в одном коротеньком вопросе. Как?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация