А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 19)

   Глава 18

   Был жаркий и душный день, примерно три часа пополудни, когда я вернулся в кабинет после обязательного присутствия на довольно скучном месте преступления. Некто застрелил соседскую собаку, а сосед – его самого. Типичные результаты злополучного бардака, который воцарился в наши дни из-за общего помешательства на крупнокалиберном оружии. Я пытался сохранять профессиональный интерес, отделяя собачью кровь от человеческой, но ее там было столько, что я сдался. Мы располагали чистосердечным признанием и не сомневались, кто убийца, поэтому я не видел особого смысла сбиваться с ног по поводу случившегося. Впрочем, ни у кого из работавших на месте преступления не получалось как следует сосредоточиться. Все мы – и копы, и очкарики из отдела судебной экспертизы – много раз видели подобные вещи. После пережитого ужаса с молотком банальная дворовая стрельба казалась незначительной и даже скучноватой.
   Я быстро закончил, приехал в свой кабинет и плюхнулся в кресло, думая не о разъяренном владельце собаки, сидящем теперь в камере предварительного заключения, и даже не о бедном выпотрошенном питбуле, за смерть которого он отомстил. Как это ни глупо, я перестал думать и о Свидетеле, поскольку находился в безопасной норке, окруженный бесстрашными блюстителями закона и порядка. Нет, я размышлял над куда более важным вопросом: каким образом вынудить Риту на один вечер оторваться от работы и приготовить нам настоящий ужин? Проблема представлялась мне деликатной, она требовала редкого и непростого сочетания лести и твердости, смешанных с должным количеством сочувственного понимания, и я не сомневался, что великому Имитатору придется потрудиться.
   Я попрактиковался, принимая нужное выражение лица, которое правдоподобно передавало бы все вышеуказанное, пока не решил, что добился нужной пропорции, и тут, в приступе странного самосозерцания, вдруг вообразил, как это выглядит со стороны, и остановился. Вот он – я в тот самый момент, когда неумолимый невидимый враг осадил Замок Декстера. Но вместо того чтобы точить меч и возводить укрепления, я строю рожи в надежде убедить Риту приготовить мне вкусную, но, вполне возможно, последнюю трапезу. Я невольно задумался: неужели это так важно? Неужели ужин – лучший способ подготовиться к тому, что, несомненно, грядет? Должен признать, ответ оказался недвусмысленно отрицательным.
   Но каков же наилучший способ? Вспомнив все, что знал – а это примерно равнялось нулю, – я понял: сомнения вновь отвратили меня от правильного пути. Почему я предпочел пассивное ожидание, а не возобновил превентивные действия? Встать с подветренной стороны, раздобыть новую информацию о Свидетеле, найти его берлогу и дать волю Темной Стороне… Если взвесить все спокойно, рационально и объективно – он мне не противник. Я всю свою сознательную жизнь провел на охотничьей тропе, а он – просто-напросто жалкий плагиатор, овца в волчьей шкуре, бедный неумеха, пытающийся стать подобием Настоящего Декстера. Я охотно взялся бы открыть ему ослепительную истину, однако для этого нам всего лишь и нужно оказаться в одном месте.
   Но как? Теперь мне неизвестно, какая у Свидетеля машина и продолжает ли он жить в том же районе, в Южном Майами, неподалеку от моего дома. Скорее всего он куда-то перебрался, вопрос – куда? Я знал его слишком плохо, чтобы догадаться, где он скрывается, в том-то и заключалась проблема. Первое правило удачливого охотника – уяснить ход мыслей добычи, а я не понимал Свидетеля. Необходимо разгадать логику его поступков, его реакции, даже если речь шла исключительно о прошлом, а не об адресе или номере паспорта. Единственным окном в его мир, о котором я мало что знал, оставался Блог Тени. Я уже перечитал скучное себялюбивое нытье десять раз и не обнаружил ничего стоящего. Но я снова просмотрел записи и попытался выстроить психологический портрет человека, стоявшего за глупой болтовней в Интернете.
   Разумеется, основным компонентом являлся гнев. Сейчас Свидетель злился на меня, но вокруг хватало и других объектов. Все началось с несправедливостей бейсбола: ему не позволили пробиться в высшую лигу, хотя он делал все, что требовалось, и всегда играл по правилам. Свидетель бесконечно жаловался на сволочей, которые не разбирают средств, обманывают, совершают преступления и уходят от кары. И особенно на тех придурков, которые развлекаются, подламывая чужие сайты. Он ругал свою бывшую жену и местных водителей, с кем ему доводилось иметь дело.
   Гнев, несомненно, проистекал из устойчивого, непомерно развитого представления о нравственности, оно долго бурлило под поверхностью и ждало повода вырваться и обрести форму. Свидетель злился на всех, кто не следовал правилам, как только нарушители попадали в поле его зрения, и с тоской вспоминал о «святом отце» и его наставлениях. Чудесные новости, настоящая подсказка: нужно искать свирепого католика, иными словами, круг поисков сузился до семидесяти пяти процентов населения Майами. Я закрыл глаза и попытался сосредоточиться, но ничего не получалось. Я мог думать только о собственном страстном желании привязать Свидетеля к столу и поучить Подлинному Раскаянию, которое постигает грешника в Темной Исповедальне, в Храме Господа Нашего Декстерова Ножа. Я буквально видел, как он корчится и беспомощно дергает скотч, удерживающий его. Я еще не успел всерьез насладиться этим зрелищем, когда в комнату в крайнем смятении вошел Винс Мацуока.
   – Блин, – произнес он. – Господи Иисусе, твою мать…
   – Винс, – раздраженно заметил я, поскольку он отогнал первую приятную мысль, посетившую меня за последние несколько дней, – в традиционной западной культуре не принято сочетать имя Божие со сквернословием.
   Он резко остановился, моргнул, а потом с раздражающей убежденностью произнес:
   – Твою мать…
   – Ну ладно, ладно, твою мать, – согласился я. – Что дальше?
   – Камилла, – сказал он. – Камилла Фигг.
   – Я знаю, кто такая Камилла, – буркнул я, все еще раздосадованный, а потом услышал отдаленный шелест темных крыльев и осознал, что невольно выпрямляюсь в кресле и чувствую, как пробуждается Пассажир. А дальше по моему позвоночнику скользнул легкий холодок интереса.
   – Ее убили, – выговорил Винс и сглотнул. – Камиллу убили. Господи… и опять то же самое… молоток.
   Я невольно мотнул головой.
   – Э… разве мы не решили, что Дебора поймала нашего приятеля с молотком?
   – Мы ошиблись, – сказал Винс. – Твоя сестра редкостно облажалась и сцапала не того, поскольку опять случилось то же самое, и больше Дебору к этому делу не подпустят. – Он покачал головой. – Она феерически облажалась, так как с Камиллой сделали то же самое, блин, что и с Гюнтером и Клейном.
   Он еще раз сглотнул и посмотрел на меня серьезно и испуганно, как никогда.
   – Ее забили молотком насмерть, Декстер. Как и тех ребят.
   Во рту у меня пересохло, по шее и вниз по хребту пробежал легкий электрический разряд. Несомненно, я выставляю себя не с лучшей стороны, но я думал не о Деборе и не о том, как ей не повезло. Я сидел, едва дыша, и чувствовал, как порывы почти неуловимого горячего ветра касаются моего лица и разносят шелестящие сухие листья по сточным канавам Замка Декстера. Темный Пассажир насторожился, он тревожно шипел, и я почти не слышал голоса Винса, который бессвязно, запинаясь, лепетал, как это ужасно и как всем скверно.
   Не сомневаюсь, если бы я умел чувствовать, то огорчился бы, поскольку мы с Камиллой много лет работали бок о бок. Нельзя сказать, будто мы близко общались, и часто она вела себя так, что я терялся, однако мне хорошо известно: когда Смерть уносит коллегу, нужно выказывать должное количество шока и ужаса. Эта элементарная вещь недвусмысленно прописана в одной из самых первых глав «Науки о человеческом поведении». Уверен, я в конце концов сумею сыграть свою роль с привычным сценическим совершенством. Но не сейчас, только не сейчас. Мне слишком о многом надо поразмышлять.
   И сначала я подумал, что тут тоже постарался Свидетель – он же написал в своем блоге о намерении кое-что сделать, и вот Камилла мертва, превращена в желе при помощи молотка. Но как это затрагивает меня? Правда, придется делать скорбные гримасы и произносить банальные фразы о Трагической Потере.
   Вероятно, случилось кое-что еще, никак не связанное с моим личным конфликтом, но тем не менее оно привлекло внимание Пассажира и значило больше, чем все поддельные эмоции на свете. Нечто всерьез сошло с рельсов, разладилось в весьма выгодном для Загадочной Тени смысле, а следовательно, случившееся с Камиллой далеко не так просто, как кажется. Иными словами, по какой-то не совсем понятной причине Декстер должен обратить внимание на происходящее.
   Но почему? Да, с Камиллой мы вместе работали, а Дебора теперь впала в немилость. Отчего этот инцидент пробуждает в Пассажире нечто большее, чем легкий преходящий интерес?
   Я попытался отключиться от болтовни Винса и неприятного выплеска эмоций и ненадолго сосредоточиться на фактах. Дебора была уверена: поймала кого надо. До сих пор она отлично выполняла свою работу. Значит, либо сестра сделала огромную и весьма нетипичную ошибку, либо…
   – Это подражатель, – сказал я, прерывая поток бессмысленных звуков, издаваемых Винсом.
   Он устремил на меня глаза, которые вдруг показались мне слишком большими и влажными.
   – Декстер, – произнес он, – в нашей истории не было ни одного подобного случая, никогда раньше ничего такого не случалось… и ты говоришь, их двое?
   – Да, – ответил я. – Других вариантов нет.
   Он энергично потряс головой:
   – Нет. Исключено. Быть не может… просто не может. Я, конечно, понимаю, речь о твоей сестре, ты за нее заступаешься и все такое, но…
   И опять его дурацкое словоизвержение слилось с приятным воркованием логики, медленно выползавшей из глубокой, укрытой тенями твердыни, которую представляла собой Уверенность Темного Пассажира, и я понял, что прав. Я по-прежнему не знал, отчего сработал сигнал тревоги, где тут угроза для драгоценного незаменимого Декстера? Но Пассажир почти никогда не ошибался, и предупреждение звучало недвусмысленно. Кто-то подражал технике Убийцы с Молотком; не считая разных этических мелочей и авторского права, что-то здесь было не так. Новая опасность подобралась слишком близко, чтобы я мог чувствовать себя спокойно, она подошла к укреплениям Темного Логова. Мне вдруг стало очень неловко, ведь инцидент, по сути, представлял собой не более чем рутинную возможность устроить очередную правдоподобную демонстрацию поддельной скорби. Но может быть, весь мир сговорился против меня, и это – образчик Нового Порядка?
   Следующие несколько часов отнюдь не умерили мою тревогу. Тело Камиллы нашли в машине, в дальнем углу парковки гигантского супермаркета, совсем близко от полицейского участка. Многие копы заезжали в этот магазин по пути с работы, и Камилла, наверное, тоже. На полу валялись три полиэтиленовых пакета с логотипами супермаркета; труп Камиллы плюхнули на заднее сиденье. Как и двум другим жертвам, ей перебили молотком все кости и суставы, и тело утратило изначальную форму.
   Но Камилла лежала не в патрульной машине, как оказалось, и не в своей собственной. Это была «чеви-импала», принадлежавшая сотруднице магазина по имени Натали Бромберг. Мисс Бромберг мало что могла сказать детективам, поскольку, обнаружив в салоне Камиллу, она изъяснялась преимущественно визгом и плачем и в итоге получила здоровенную дозу успокоительного.
   Мы с Винсом медленно осматривали территорию вокруг машины и салон, и у меня неуклонно росло ощущение: это – дело рук кого-то другого. Тело Камиллы лежало наполовину на сиденье, наполовину на полу, тогда как двое предыдущих были уложены аккуратнее. Вроде бы мелочь, но опять-таки она не вписывалась в схему и заставляла присмотреться повнимательнее.
   Я не специалист по травмам, нанесенным тупым орудием, но места на теле Камиллы, куда пришлись удары, выглядели иначе, чем в двух других случаях; отметины на телах Гюнтера и Клейна, несомненно, были оставлены плоской поверхностью на конце молотка, а повреждения на теле Камиллы имели слегка изогнутые очертания, словно убийца орудовал не плоским, а выпуклым предметом. Ручкой лопаты, деревянным брусом или, может быть… бейсбольной битой. Той, что лежит в доме у бывшего бейсболиста, у которого проблемы с самоконтролем.
   Я глубоко задумался, и все как будто совпало – кроме одной мелочи. Зачем Берни Элану убивать Камиллу Фигг? А если почему-то он действительно решил ее убить, зачем изобрел столь сложный и отвратительный метод? Головоломка не складывалась, следовательно, я делал заключения, поддаваясь паранойе. Охотясь за мной, вовсе не обязательно убивать Камиллу. Нелепо.
   Я работал вокруг машины, разбрызгивая «Блюстар» в попытке найти какое-нибудь красноречивое пятнышко крови. Я нашел слабый отпечаток мыска кроссовки на белой линии, ограничивающей парковочное место, где стояла «импала». В машине не оказалось никаких оберток от тако, хотя это трудно было назвать неопровержимым доказательством. Но на сиденье, где лежало тело, мы обнаружили большое пятно крови из жуткой раны на виске Камиллы. Раны головы всегда страшно кровоточат, однако на сиденье вытекло не так уж много, а значит, Камиллу убили где-то в другом месте, после чего бросили здесь. Убийца, наверное, припарковался рядом с «импалой» и быстренько перетащил труп Камиллы из своей машины в чужую; видимо, по пути он наступил в капнувшую кровь и оставил отпечаток ноги.
   На руке Камиллы виднелась рана поменьше, там, где сломанная кость предплечья пробила кожу. Крови вытекло гораздо меньше, чем из раны на голове, но важнее оказалось другое. Кожа у предыдущих жертв вообще не была повреждена, а у Камиллы – два открытых перелома. Конечно, вряд ли на этом основании я бы добился ордера на арест, но, будучи ответственным взрослым человеком на службе у сил правопорядка, немедленно обратился к ведущему детективу по фамилии Худ.
   Детектив Худ был здоровяк с низким лбом и еще более низким IQ. Он всегда злобно скалился и охотно прибегал к издевкам, сексуальным намекам и тумакам при разговоре с подозреваемыми. Он стоял в нескольких шагах от хозяйки машины и нетерпеливо ждал, когда успокоительное подействует и мисс Бромберг будет в состоянии ответить на вопросы, не рыдая. Он смотрел на нее, скрестив руки на груди, с крайне угрожающим выражением лица, и мисс Бромберг скорее всего понадобилась бы вторая доза успокоительного, если бы она подняла глаза и увидела детектива Худа.
   Я уже пересекался с Худом в прошлом, а потому заговорил с дружеской прямотой:
   – Привет, Ричард.
   Он взглянул на меня и слегка помрачнел.
   – Чего тебе? – поинтересовался он, не сделав даже попытки поддержать приятельскую беседу. Более того, в его голосе звучала враждебность.
   Частенько оказывалось, что я неверно оценивал ситуацию и произносил неправильную фразу; видимо, на сей раз случилось то же самое. Всегда уходит несколько секунд на выбор нового варианта, особенно если ты не вполне уверен, в чем ошибка. Но бессмысленный взгляд и долгая пауза казались тем более неуместными, поэтому я заполнил брешь первым, что пришло в голову.
   – Э… знаешь, я подумал…
   – Ты подумал? – злобно передразнил он. – А хочешь знать, кретин, что думаю я?
   Я, конечно, не хотел; Худ вряд ли знал хоть что-то, выходящее за пределы программы третьего класса, не считая разве что порнографии, которая меня не особо интересует. Но отказываться было невежливо, и в любом случае Худ не стал бы дожидаться моего ответа.
   – Твоя недоделанная голливудская сестричка сидит по уши в дерьме, – сообщил он и, хотя в нарисованной им картине не проглядывалось особого смысла, повторил: – По уши, мать ее, в дерьме.
   – Ну… возможно, – согласился я, пытаясь говорить сдержанно, но уверенно, – однако на самом деле есть некоторые доказательства, что тут поработал убийца-подражатель.
   Худ уставился на меня, выпятив челюсть. Она была огромная, эта челюсть, вполне способная вырвать из противника здоровенный кусок мяса, если бы до этого дошло.
   – Доказательства, – повторил Худ, точно это слово не понравилось ему на вкус. – Типа какие?
   – Раны, – ответил я. – У Камиллы в двух местах кровь, а у предыдущих трупов кожа нигде не была повреждена.
   Худ на полдюйма повернул голову вбок и сплюнул.
   – Ну ты и дерьмо, – процедил он, отвернувшись к мисс Бромберг, и его нижняя губа дернулась. – Совсем как твоя недоделанная сестра.
   Я опустил глаза, желая удостовериться, что плевок Худа не попал мне на ботинок, и с радостью убедился в его промахе. Но не приходилось сомневаться: от детектива я не получу ничего, кроме слюны и дерьма, поэтому, предоставив коллеге плыть по течению его неандертальских мыслей, сам пошел взглянуть на останки Камиллы Фигг.
   Но едва я отвернулся от Худа, как ощутил в глубинном, темном уголке души нечто вроде сухого подземного ропота – внезапное и неотложное предупреждение от Пассажира, гласившее: Декстер находится в перекрестии враждебного прицела. Время замедлилось до черепашьего шага, я застыл и огляделся в поисках угрозы; когда я посмотрел вбок, в сторону желтой ленты, огораживающей периметр, мелькнула яркая вспышка, и Пассажир зашипел.
   Я моргнул, ожидая пули, но ничего не последовало. Просто какой-то зевака с фотоаппаратом. Я промигался после вспышки и увидел размытый силуэт коренастого мужчины в серой футболке, который, опустив фотоаппарат, отступил в толпу. Он скрылся, прежде чем я успел разглядеть лицо или еще хоть что-нибудь, и я решительно не понимал, отчего во мне сработал внутренний сигнал тревоги. Фотограф не походил на снайпера или на террориста со взрывающимся велосипедом и скорее всего не представлял никакой реальной опасности. Очередной «немытый» с нездоровым любопытством в отношении смерти. Вот теперь я чувствовал себя по-настоящему глупо: я видел Тень повсюду, даже там, где ее не могло быть. Неужели я переходил из мира разума в мир калейдоскопической паранойи?
   Я несколько секунд смотрел на то место, где исчез фотограф. Он не вернулся, и ничто не угрожало Декстеру гибелью. Просто нервы, и ничего более, а вовсе не Свидетель. Я вернулся к работе.
   Я подошел к «импале», где неаккуратной грудой лежало избитое тело Камиллы Фигг. Она была мертва, а я не мог избавиться от ощущения, будто кто-то наблюдает за мной, облизывается и намеревается отправить меня вслед за ней.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация