А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойник Декстера" (страница 14)

   Глава 13

   Эта мысль не давала мне покоя на работе и по пути домой. Вопрос, в конце концов, стоял очень серьезно, по крайней мере для меня: всему, из чего складывалась моя жизнь, грозила гибель, а я никоим образом не мог предотвратить катастрофу. Я почти не обращал внимания на дорогу и едва заметил, что добрался до дома скорее всего на автопилоте. Не сомневаюсь, я совершал какие-то действия по приезде – наверняка они включали общение с семьей, ужин и часовое бдение на кушетке перед телевизором. Но память не сохранила ничего, даже впечатлений от Лили-Энн. Мой разум целиком сосредоточился на одной ужасной мысли: Декстеру Грозила Гибель, и деваться было некуда.
   Я пошел спать, так и не успокоившись, и даже сумел урвать несколько часов сна, но на следующий день на работе с большим трудом сохранял маску дружелюбия и профессионализма. Все вроде бы шло как всегда – никто не стрелял в меня и не пытался заключить в кандалы, но я чувствовал на шее ледяное дыхание. В любую секунду мой Призрачный Друг мог решить, что настало время Отринуть Опасения и Объявить Охоту, причем именно в тот момент, когда я сижу на работе, так сказать, в логове зверя. Тем проще будет защелкнуть на мне наручники и препроводить в объятия Старины Спарки.
   Но день прошел, и никто не явился за мной. Настал следующий день, как и должно быть, и опять-таки вдалеке не слышалось лая гончих, никто не стучал в мою дверь и не гремел цепями в коридоре. Окружающие вели себя до безумия нормально, как бы я ни озирался, охваченный сильнейшим смятением.
   Было бы совершенно естественным ожидать, что крестовый поход, направленный на мое уничтожение, возглавит энергичный сержант Доукс, но даже он не выказывал намерения «достать» меня. Зловещая встреча вроде той, когда я застукал его за моим компьютером, не повторялась. Я пару раз издалека ловил его яростный взгляд, и иногда, в приступе паранойи, мне казалось, будто он все знает, но сержант ничего не предпринимал, а просто наблюдал за мной с обычной ненавистью, это стало привычным излучением на заднем плане. Даже Камилла Фигг больше не обливала меня кофе. В течение нескольких долгих, томительных дней мы вообще не сталкивались. Я случайно услышал, как Винс поддразнивал Камиллу по поводу ее нового бойфренда, и заметил, как она пунцово покраснела при его словах – видимо, он был прав. Не то чтобы я интересовался ее личной жизнью, но по крайней мере она перестала ходить за мной по пятам с опасными напитками.
   Зато по пятам за мной ходил кто-то другой, и я чувствовал, как он описывает круги, оставаясь с подветренной стороны, но с каждым разом подбираясь ближе и ближе. Я по-прежнему ничего не видел, не слышал и не находил ни единого признака зловещего интереса ко мне со стороны кого-либо ни дома, ни на работе. Все продолжали относиться ко мне с обычным легкомысленным небрежением, не обращая ровным счетом никакого внимания на мою сильнейшую тревогу. Коллеги и члены семьи, казалось, были довольны жизнью до отвращения. Счастье благоухало вокруг, как летние цветы, но Мадвилл[13] не ведал радости, поскольку Могучего Декстера готовились атаковать, и он хорошо это знал. Тяжелая поступь Армагеддона слышалась за моей спиной, в любой момент враг мог переломить мне хребет и навсегда поставить точку.
   Однако общеизвестно, что людям наплевать на страдания ближних, часто этого даже не замечают. Несмотря на мое томительное ожидание внезапного подведения итогов, вокруг кипела жизнь; точно задавшись целью потыкать меня носом в собственное горе, она, казалось, стала необычайно радужной для всех, кроме меня. Жители Майами внезапно загадочным образом преисполнились оскорбительного воодушевления. Даже Брайан и тот словно поддался ужасной легкомысленной радости, которая заразила целый город. Я это почувствовал, когда на третий день после знакомства с блогом Тени вернулся с работы. Перед домом стояла его машина, а сам он ждал на кушетке в гостиной.
   – Привет, брат, – сказал он, сверкая фальшивой улыбкой.
   Сначала я не понял, что он тут делает, так как Брайан обычно приезжал к нам ужинать каждую пятницу, а сего дня был четверг, но он тем не менее почему-то сидел на нашей кушетке. Из моей поврежденной головы не выходил Свидетель; я не сразу осознал, что Брайан действительно здесь, и несколько секунд тупо хлопал глазами, глядя на него.
   – Сегодня же не пятница! – наконец выпалил я, и это, с моей точки зрения, было вполне логично, но Брайану мои слова, должно быть, показались смешными, поскольку его улыбка тут же выросла вдвое.
   – Ну да, – подтвердил он. Прежде чем Брайан успел продолжить, вбежала Рита с Лили-Энн в одной руке и пакетом в другой.
   – А, ты дома, – сказала она, побив мой рекорд по констатации очевидных фактов.
   Рита бросила пакет рядом с кушеткой, и, к моему великому разочарованию, я убедился: вместо ужина он содержал только груду бумаг.
   – У Брайана список, – объяснила Рита с ласковой улыбкой.
   Я еще не успел понять, о каком списке идет речь и какое мне до всего этого дело, как из коридора донесся вопль Эстор, такой громкий, что стекла чуть не полопались.
   – Мама! Я не могу найти туфли!!!
   – Не говори глупостей, они только что были на тебе… держи, Декстер. – Рита вручила мне Лили-Энн и выбежала в коридор, вероятно, чтобы предотвратить повторный крик и спасти наш дом от разрушения.
   Я уселся в кресло вместе с малышкой и вопросительно взглянул на Брайана.
   – Конечно, я всегда рад тебя повидать, – сказал я, и брат кивнул. – Но почему ты приехал сегодня, а не в пятницу?
   – В пятницу я тоже приеду, не сомневайся, – успокоил он меня.
   – Чудесно. Но все-таки почему?
   – Твоя очаровательная жена… – продолжил Брайан и кивком указал в сторону коридора, наверное, желая подчеркнуть, что он имеет в виду именно Риту, а не какую-нибудь другую из моих очаровательных жен, – попросила помочь вам с поисками нового дома.
   – Так… – Тут я вспомнил о недавнем разговоре с Ритой, который, конечно же, вылетел у меня из головы, поскольку я эгоистично обдумывал свою маленькую проблему – грядущую гибель и позор Декстера. – Так, – повторил я, чтобы заполнить тишину, и Брайан подтвердил:
   – Да. Сейчас подходящее время.
   Прежде чем я вспомнил какое-нибудь приемлемое клише, в комнату рысцой вернулась Рита, продолжая разговаривать через плечо с Эстор:
   – Сойдут и кроссовки, обувайся поживей. Коди, пошли! – Она схватила сумочку со столика. – Едем!
   И вот, подхваченные ураганом по имени Рита, мы поехали.
   Честное слово, я не хотел искать новый дом, только не сейчас, когда мой мир трещал по швам и грозил развалиться на части. Мне необходимо было обнаружить Свидетеля, но я вряд ли мог этим заняться, сидя на заднем сиденье джипа Брайана. Однако иных вариантов пока не предвиделось. Пришлось ехать и с поддельным интересом сравнивать веранды и живые изгороди, тогда как на самом деле я думал исключительно о неприятном будущем, подступающем ближе и ближе, с каждым домом (четыре спальни, две ванные), по которому мы тащились черепашьим шагом.
   Мы провели следующий вечер после работы, все выходные и первую половину наступившей недели, разъезжая по округе вместе с Брайаном и изучая дома. Мои разочарование и досада росли и не давали мне покоя; дома, которые мы осматривали, выглядели зловещими символами грядущего краха. Все они оказались покинуты, с неухоженными изгородями и лужайками, заросшими сорняками. Там царил мрак, так как в домах отключили электричество, и они нависали над безлюдными дворами, точно дурное воспоминание. Но они стоили относительно недорого благодаря связям Брайана по работе, и Рита врывалась в каждый следующий дом с выражением свирепой решимости, которое, похоже, успокаивало моего брата. По правде говоря, я по-прежнему продолжал озираться по сторонам, в прямом и переносном смысле, но Рита превратила процесс поиска в нечто настолько лихорадочное и всепожирающее, что я порой надолго забывал про Тень – иногда аж на целых пять-шесть минут.
   Даже Коди и Эстор прониклись общим настроением. Они с широко раскрытыми глазами бродили по заброшенным пустым домам, разглядывая комнаты и дивясь обширному пространству, которое будет принадлежать им. Эстор вставала в центре какой-нибудь бледно-голубой спальни с дырявыми стенами, смотрела в потолок и бормотала:
   – Моя комната… моя комната.
   А потом в комнату врывалась Рита и гнала всех в машину, сопровождая это стремительным монологом: мол, и школа тут неподходящая, и налоги слишком высоки в связи с зональным тарифом, и нужно целиком менять проводку и трубы. Брайан улыбался, первоклассно имитируя восторг, и вез нас в следующий дом.
   Поскольку Рита находила возражения, одно другого нелепее, в адрес каждого дома, который мы смотрели, новизна постепенно выветрилась. Улыбка Брайана наконец померкла и сделалась откровенно фальшивой, а я ощущал сильное раздражение всякий раз, когда мы садились в машину и ехали дальше. Коди и Эстор, казалось, тоже осознали, что происходящее действо отдаляет их от воссоединения с игровой приставкой. Почему бы просто не купить тот клевый большой дом с бассейном и не закончить на этом?
   Но Рита была безжалостна. Она считала, что необходимо посмотреть еще один вариант, и не сомневалась – следующий дом нам непременно подойдет и будет идеальным местом для Полного Домашнего Счастья. Поэтому мы мрачно ехали в очередной идеально подходящий дом лишь затем, чтобы узнать: на заднем дворе протекла поливалка, и вода непременно размоет грунт, или дом подлежит удержанию по второй закладной, или в соседнем квартале, по слухам, живет убийца. Всегда находилось очередное возражение, и Рита, похоже, не осознавала, что являет собой прекрасный пример невротического отрицания.
   Еще печальнее было то, что я перестал проводить вечера, а также субботы и воскресенья дома, за поеданием Ритиной стряпни, поскольку все они проходили в непрерывных разъездах. Мне казалось, я смогу мириться с поисками нового дома, лишь бы на столе появлялась свиная отбивная, но теперь отбивная превратилась в далекое воспоминание заодно с тайской лапшой, паэльей из манго, цыплятами на гриле и остальными вкусными вещами. Мой ужин представлял собой адскую мешанину из гамбургеров и пиццы, которые я торопливо запихивал в рот на бегу, пачкаясь жиром. Когда я наконец настоял на своем и потребовал настоящей еды, пришлось довольствоваться коробкой цыплячьих крылышек из закусочной, после чего мы снова оказались в замкнутом круге отрицания, отказавшись от возможности приобрести очередной восхитительно дешевый дом, так как в одной ванной из трех оказались на стенах виниловые панели, а не плитка, и вдобавок не хватило бы места для качелей.
   Хотя Рита, похоже, испытывала подлинное наслаждение, непрерывно отвергая все объекты, обладавшие четырьмя стенами и крышей, мне бесконечные поиски не приносили ничего, кроме усиливавшегося ощущения, что за мной наблюдают, в то время как я беспомощно ожидаю приближения беды. Я ездил из дома в дом голодный и отупевший и точно таким же отправлялся на работу. Я вычеркнул лишь три имени из списка владельцев «хонд», и хотя этого было далеко не достаточно, ничего другого не оставалось. Приходилось, стиснув зубы, жить под маской и дальше, тогда как мир по стремительной спирали несся вверх, на головокружительные высоты разочарования.
   Утром в среду фантастическое убожество под названием Жизнь Декстера наконец достигло кульминации. Я только что уселся за рабочий стол, готовясь провести восемь блаженных часов в мире кровавых брызг, и уже чувствовал некоторую благодарность судьбе, временно исключившей меня из лихорадочных поисков идеального дома. Почему вдруг все и сразу пошло наперекосяк? Может быть, я откровенно льстил себе, но, честно говоря, мне казалось, я неплохо умею улаживать кризисы – лишь бы они обрушивались по очереди. Одновременно иметь дело с поисками дома, вынужденной жизнью на отвратительном фаст-фуде, скобками Эстор и прочим, при этом зная о неведомой Тени, готовящей непредсказуемый удар… Я заподозрил, что выбьюсь из сил, прежде чем успею уладить хоть что-нибудь. До сих пор я отлично справлялся, но почему же внезапно стало так тяжело быть Декстером?
   Я старался оставаться собой, раз уж никто не предлагал иного варианта. Сделав достойную жалости попытку не нервничать и укрепиться духом, я дважды глубоко вздохнул и попытался взглянуть на ситуацию в перспективе. Допустим, у меня проблема, и даже не одна. Но раньше я всегда выпутывался, не так ли? Ну конечно. Не значит ли это, что я каким-нибудь образом и теперь выберусь из передряги, в которой очутился? Разумеется. Я же прирожденный победитель, выходивший сухим из воды. И так всегда!
   Однако я чувствовал себя как капитан группы поддержки, чья команда еще даже не вступила в игру. Я наклеил на лицо бодрую фальшивую улыбку и принялся за работу, для начала открыв почту.
   Разумеется, именно этого и не следовало делать, если я хотел и далее пребывать в состоянии искусственного оптимизма. Естественно, первое же письмо, которое ожидало меня в почте, называлось «Перелом». Я хорошо знал, кто его прислал.
   Надо сказать, рука у меня не дрожала, когда я открывал письмо. Наверное, от нервного истощения. Это оказалось именно то, что я и предполагал, – очередная записка от любимого корреспондента. На сей раз она была короткой и обращенной конкретно ко мне в отличие от длинных бессвязных записей в блоге. Всего несколько строчек, но достаточно красноречивых.

   Я наконец понял, что мы похожи больше, чем тебе хотелось бы, поэтому не спеши радоваться. Я знаю, что делать, и совершу это таким же образом, как и ты, поэтому тем более не спеши радоваться. Поскольку теперь ты догадываешься, что произойдет, но не знаешь когда. Наступил переломный момент.

   Я рассматривал послание так долго, что у меня заболели глаза, но единственная мысль, пришедшая на ум, гласила: я все еще сижу с поддельной улыбкой на губах. Я убрал ее с лица и удалил письмо.
   Не знаю, что мне помогло пережить этот день, и понятия не имею, как я справлялся с работой до пяти часов, когда наконец сел в машину и пополз по забитому шоссе в сторону дома. Пустота в голове ничем не заполнялась ни во время краткого пребывания в кругу семьи, ни потом, когда я преодолел первую стадию разъездов. Наконец, после того как Рита отвергла три очень милых дома, я, выглянув из окна машины, с растущим ужасом осознал, что мы едем по улице, которая кажется мне смутно знакомой. И тут же я сообразил почему: мы приближались к дому, где я избавился от Валентайна и был застигнут во время этого процесса. К тому самому дому, где начались мои беды и несчастья. Ну а чтобы я испил чашу горестей до дна, Брайан остановился именно перед ним.
   Тут была несомненная, хоть и нездоровая логика. В конце концов, я выбрал этот дом, поскольку он пустовал и находился примерно в том же округе, где мы жили. Во всяком случае, не приходилось сомневаться – Рука Судьбы работала сверхурочно, дабы усугубить мучения бедного, ни в чем не повинного Декстера. Наверное, как и следовало ожидать. Однако я ничего не ожидал, и вот оно случилось, а я вновь обречен бездействовать и хлопать глазами – что я, в конце концов, мог сказать Рите? «Мне не нравится этот дом, так как я порубил здесь на кусочки одного клоуна»?
   Естественно, я ничего не сказал, вылез из машины и молча последовал за остальными в дом. Вскоре я оказался в кухне, совсем рядом со столом, который послужил сценой для последнего выступления Валентайна. Но вместо ножа я держал Лили-Энн и слушал, как Рита разглагольствует о выведении плесени с чердака. Коди и Эстор плюхнулись на пол, привалившись спинами к эшафоту, то есть к столу. У Брайана остекленели глаза, фальшивая улыбка сползла с подбородка. Мой желудок, откашлявшись, издал урчание в знак протеста против жестокого обращения, которому он подвергался в последнее время. Я думал лишь о том, что нахожусь именно там, где меньше всего хотел оказаться. Вскоре я умру или окажусь за решеткой – поскольку я стоял в той самой кухне, где начались мои беды. Я вообще ни о чем не мог мыслить здраво. В животе снова заурчало, напоминая, что я даже не поел как следует перед смертью. Жизнь превратилась в злую насмешку, в бесконечное и бессмысленное нагромождение мелких страданий. И чтобы подбавить напряжения, Рита начала постукивать ногой по полу; машинально опустив глаза, я заметил маленькую темную точку. Невероятно. Возможно ли, что я пропустил пятнышко отвратительной липкой крови Валентайна, когда лихорадочно прибирался? Неужели Рита действительно постукивала ногой по пятнышку засохшей крови, которое я пропустил?
   Мир сократился до размеров точки, и долгое время в нем не существовало ничего, кроме размеренного постукивания Ритиной ноги. Я смотрел на пол и чувствовал, как покрываюсь потом и начинаю скрипеть зубами… напряжение превысило мыслимые пределы, я понял, что не выдержу больше ни минуты в роли участника этой бесконечной мелодрамы, и нечто внутри меня восстало, расправило крылья и взвыло.
   Когда от дикого рева задрожали воображаемые стекла моей души, кроткое терпение, служившее мне маской в течение последних нескольких дней, раскололось на куски и свалилось на землю грудой неуклюжих обломков. Подлинная суть пробралась сквозь руины на главную сцену. Я освободился. Декстер без Оков.
   – Так, – сказал я, обрезав бесконечные Ритины возражения.
   Она замолкла на полуслове посреди очередной жалобы и удивленно взглянула на меня. Коди и Эстор выпрямились, узнав тон Темного Приказа, который зазвучал в моем голосе. Лили-Энн неуютно заерзала, но я погладил ее по спинке, не сводя глаз с Риты.
   – Поехали домой, – произнес я с угрожающей решимостью, которая росла в недрах моего темного «я», – в наш старый маленький дом.
   Рита хлопнула глазами.
   – Но Брайан хотел, чтобы мы посмотрели сегодня еще один…
   – Не вижу смысла, – возразил я. – Окажется, что проводку на крыше нужно менять, а кухня не соответствует зональному тарифу. Мы едем домой.
   Даже не останавливаясь, дабы насладиться немым изумлением Риты, я развернулся, покинул дом и зашагал к машине. Я слышал, как Коди и Эстор встали и двинулись следом. Когда я достиг машины, они уже поравнялись со мной и спорили, в какую игру будут играть, вернувшись. Через несколько секунд из дома неохотно показалась Рита. Брайан сопровождал ее с поддельным ободрением на устах и искренней радостью на лице.
   Крайне озадаченная Рита села вперед. Прежде чем она успела пристегнуться, Брайан плюхнулся за руль, завел мотор и повез нас домой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация