А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Книга предсказанных судеб" (страница 11)

   14. Шарль Сорделе

   Москва. Наши дни
   – C’est vous! Voila une surprise![39] – воскликнула изумленная Ольга, навстречу ей поднялся Шарль Сорделе.
   Кого-кого, а его она совсем не ожидала увидеть.
   – Я приехал… – начал он и запнулся. Взгляд его, потеплевший лишь на мгновение, снова приобрел привычную суровость. – Я приехал сегодня утром, звонил, но ваш мобильный был выключен.
   – Как же вы меня нашли? – спросила Ольга, все еще не переставая удивляться.
   – Позвонил по домашнему, поговорил с Денни.
   – Понимаю… – медленно протянула Ольга. Мозг ее мгновенно отреагировал на имя сына. Сигнал тревоги отозвался болью в висок: «Неужели он заодно с Филиппом?!»
   – …он не знал адрес, но ваша тетя…
   – Конечно. Они с Ниной объяснили вам. – Она во все глаза смотрела на Сорделе, пытаясь разгадать, что будет дальше. Но по лицу его, как обычно, мало эмоциональному, скупому на мимику, ничего не удавалось прочесть.
   – Как бы то ни было, я здесь, – мрачно ответил он, – и у меня плохие новости.
   У Ольги сжалось сердце.
   – Впрочем, вы… то есть вам… быть может, это… – Он с трудом подбирал слова. – Собственно, я хотел сообщить, что неделю назад скончалась Аньес.
   – Кто?! Аньес? Как скончалась? – От неожиданности она вскрикнула.
   Стоящие рядом люди обернулись. Сорделе вздрогнул и напрягся – сегодня он казался Ольге еще более зажатым, чем обычно. Он был даже не «человеком в футляре», как про себя она его окрестила, а человеком в латах, в стальной броне. Пристальный взгляд его, скользнув поверх Ольгиной головы, с тревогой пробежал по вестибюлю.
   – Бог мой! Какой ужас! Как же это случилось?!
   – Сейчас не об этом.
   – Почему же не об этом? Скажите, отчего она умерла, она что, болела?
   – В общем, нет, хотя… Только давайте не здесь. Где бы мы могли поговорить? Вы ведь уже освободились? – Шарль вопросительно кивнул в сторону дверей, и Ольга поспешно надела плащ.
   Они вышли на улицу. Было довольно прохладно, ветрено. Машинально порывшись в сумке и не обнаружив ключей от автомобиля, Ольга не сразу сообразила, что приехала сюда на метро.
   – Ой-ой-ой, как же это… – сокрушенно протянула она. – А я ей звонила примерно недели три назад. A toute heure la mort est proche.[40] Боже мой, боже мой! Почему же вы мне сразу не позвонили?
   – Ситуация была очень непростой, – помявшись, ответил он. – Я сделал это намеренно.
   – Бедная Аньес… и бедный Денни, он очень любил бабушку, – в задумчивости проговорила она.
   Ей было искренне жаль свекровь. Перед глазами замелькали картинки из прошлого: Аньес в Париже, когда они впервые встретились, Аньес у себя в Помаре, гуляет с внуком, а вот Денис уже подрос, и они вместе что-то читают, рисуют…
   Ольга сдержала свое слово и каждый год привозила Дениса в Бургундию. Иногда они приезжали к ней, даже не ставя в известность Филиппа, и оставались у нее по нескольку недель. Графиня всегда трогательно ждала внука. И хотя Ольгины отношения со свекровью нельзя было назвать сердечными, она очень уважала ее, такую сильную, решительную, мудрую, в настоящем смысле слова необыкновенную женщину.
   – Послушайте, Шарль, что мы тут стоим, – спохватилась Ольга и тронула его за рукав. – Пойдемте к нам домой. Денни будет вам рад.
   – Chez-vous? C’ est pas possible[41], – резко проговорил Шарль и, отстранившись от нее, завертел головой по сторонам.
   – Почему?! Шарль! Что вы несете! Не съем же я вас. Пойдемте, это недалеко.
   – Нет-нет, к вам домой я не пойду.
   – Какой вы странный… Ну тогда, может, посидим в кафе? – предложила Ольга.
   – Хорошо. Но только в кафе мы проедем на метро, – отрезал Шарль.
   – Вы имеете в виду какое-то конкретное кафе?
   – Вовсе нет. Просто поедем туда на метро.
   «Вот ведь остолоп! Почему ему подходят лишь те кафе, куда нужно ехать на метро, а, к примеру, не на трамвае?»
   – Я бы предпочел какое-нибудь популярное заведение в оживленной части города, – развил свою странную мысль Шарль.
   Ольга предпочла не возражать, и они двинулись к станции метро. Шарль молча шел рядом, то и дело озираясь по сторонам, словно за ним следили.
   Было уже восемь часов, когда они спустились в подземку. Она встретила их обычным московским многолюдьем. Но перрон и вагоны, кишащие народом, похоже, произвели на Шарля благоприятное впечатление.
   – С’ est vraiment impressionant[42], – оживился он и, перекрикивая шум, продолжил прерванный разговор: – Завтра я уезжаю, но мне непременно нужно с вами встретиться еще раз.
   – Как, уже завтра? – удивилась Ольга.
   – В Помаре осталось много дел. Необходимо их уладить. Так как насчет завтра?
   – Давайте встретимся. Само собой, в кафе в оживленной части города, – понимающе кивнула она, гадая про себя, что все-таки у него на уме: может, какой-то подвох.
   – Ну так что же! – прокричал он ей в самое ухо. – Почему вы не спрашиваете, кому после смерти Аньес достанется ее дом, виноградники и все остальное? – По обыкновению, он не называл Ольгу по имени.
   – Наверняка кому-нибудь достанется.
   – Вот оно что. Вас это как будто не интересует? – с усмешкой спросил Шарль.
   – Меня интересует только одно – кому достанется мой сын!!! – не выдержала Ольга.
   Она так разволновалась, что чуть не пропустила нужную станцию. Буквально в последний момент им все-таки удалось выскочить из вагона.
   «Нет, это невыносимо, в конце концов надо сразу расставить все точки над «i», – решилась она и задала вопрос:
   – Шарль, скажите прямо, вы приехали в Москву по просьбе Филиппа?
   Сорделе снова усмехнулся.
   – Объясните же наконец, это он вас подослал? Что все это значит? Ваши ухмылки, намеки, дом, наследство? Вы с ним сговорились? Вы хотите отнять у меня сына? – во весь голос закричала Ольга. Глаза ее лихорадочно блестели, она наседала на Сорделе, хватая его за рукав. – Имейте в виду, ничего у вас не выйдет! Оставьте нас с Денисом в покое! Нам ничего не нужно!
   Под ее натиском Сорделе отпрянул и ошарашенно уставился на нее:
   – Мы сговорились с Филиппом?! Мы с Филиппом… – Губы его растянулись в саркастичной улыбке. Прозвучало отрывистое «ха-ха-ха» (он смеялся как Фантомас). – А я вас считал более проницательной.
   – Мне совершенно неважно, кем вы меня считали! Я задала свой вопрос и жду! Отвечайте! Здесь и сейчас!
   Они продолжали стоять друг против друга, а вокруг по перрону под неумолчный гул подземки туда-сюда сновали люди, толкались, спешили, толпа обтекала их справа и слева.
   Вдоволь нахохотавшись, Шарль снова сделался серьезным и произнес:
   – Неужели вы еще не поняли, что мы с вами на одной стороне? Вот вам мой ответ, Olga: я приехал сюда НЕ по просьбе Филиппа. Поверьте. Я приехал по другой причине. И пойдемте отсюда, здесь неудобно разговаривать.
   Минут двадцать спустя они уже сидели за столиком в «оживленном» кафе по выбору Шарля. Чтобы не заснуть после трудного дня, Ольга заказала себе двойной эспрессо и какой-то салат, ее спутник остановил свой выбор на «vodka russe». От закусок, даже после третьей рюмки, он, как персонаж Бондарчука в известном фильме, отказался. И результат не заставил себя ждать – Шарль Сорделе стал более разговорчивым! Правда, говорил он медленно и с убийственно длинными паузами. Собственно, рассказ его вращался вокруг Аньес. Он вспоминал, какой она была в молодости. Прозвучали какие-то истории из далекого прошлого и то, как однажды он, натворив дел, записался в легион и тем самым доставил ей немало хлопот.
   Ольга, несмотря на усталость, как могла поддерживала беседу, слушала, кивала, задавала вопросы. Она немного успокоилась, поняв, что приезд Шарля не связан с намерениями Филиппа отсудить у нее ребенка, об этом Сорделе ничего не знал.
   «Возможно, ему просто не с кем поговорить об Аньес. А хотелось. И этот визит – дань ее памяти. Но неужели он проделал такой путь, чтобы только поговорить… – строила догадки Ольга, силясь понять цель его приезда в Москву. – Нет, скорее всего, у него здесь какие-то другие дела…»
   Но вот после очередной, исполненной в лучших традициях МХАТа, паузы дело прояснилось – Сорделе заговорил о наследстве и завещании. Он говорил долго и довольно путано. Ольга не была докой в вопросах наследственного права Франции, поэтому из всего сказанного ей удалось понять только то, что Аньес так и не оставила завещания. То есть раньше оно, разумеется, существовало, но после очередного скандала с Филиппом графиня его аннулировала и отписала все аббатству В., затем отозвала и это завещание в намерении изменить его в пользу Дениса, но сделать этого не успела.
   – Она так часто говорила об этом, я очень часто слышал от нее: «Теперь, слава богу, у меня есть Денни». И даже ездила в контору к Гренадье, поэтому я был абсолютно уверен в том, что дело улажено, – скорбным голосом вещал Сорделе. – Вы знаете… пожилые люди, какими бы разными они ни были, в чем-то похожи. Все старики боятся смерти. Словом, для мадам, насколько я понимаю, это проклятое завещание стало камнем преткновения. Видимо, ей казалось: если она его подпишет, то сразу умрет. Я узнал об этом только после похорон. Теперь получается, что вся ее собственность автоматически переходит сыну как наследнику первой степени. – Тяжело вздохнув и пристально посмотрев на Ольгу, Сорделе продолжил: – Я не хочу, чтобы у вас создалось о ней неправильное впечатление. Аньес очень любила Денни. Перед смертью она попросила меня…
   Ольге стало неловко. Ведь именно Сорделе в свое время упрекал ее в том, что она будто бы охотится за наследством старой графини. Нет, вся эта дележка не для нее. И она поспешно его перебила:
   – Поверьте, у меня сложилось правильное впечатление. И у Дениса тоже. – Она говорила совершенно искренне.
   Рассказ Шарля ее тронул, и она сожалела об Аньес. Но за последние годы в Москве жизнь ее сильно изменилась. Все, что было с Филиппом, казалось ей каким-то нереальным. Будто бы произошло не с ней. Теперь она привыкла рассчитывать только на себя, на свои силы, на свою профессию. И в общем-то, неплохо справлялась. А ту страницу книги перелистнула, забыла, она действительно ничего не ждала от французской родни. Уже не ждала. Когда-то, на заре их романа с Филиппом, когда они расписались, Ольге нравилось чувствовать себя женой богатого аристократа. Вот ведь дура какая! Дорогие рестораны, дорогая одежда, поездки. Подумать только, она – графиня… Какая глупость и вздор, кабы заранее знать, чем это «графство» обернется.
   – …попросила меня кое-что передать для Дениса. Я не был уверен, что увижу вас сегодня, поэтому не захватил это с собой, – тихо сказал Сорделе.
   Подошел официант, забрал пустые чашки. Обведя глазами зал, Сорделе неожиданно вскинулся и попросил счет.
   «Слава богу! Наконец-то можно пойти домой», – с облегчением вздохнула Ольга, она пила уже четвертую чашку кофе и сидела, едва подавляя зевки.
   – Вы где остановились? Может, все-таки к нам? – больше из вежливости спросила она, но, увидев, что Шарль качает головой, предложила: – Тогда я позвоню вам завтра, что-нибудь около двух, подойдет? С утра у меня дела.
   – Нет-нет, мой мобильный выключен. Я лучше сам позвоню вам. И прошу, не думайте об Аньес плохо. Вы еще многого не знаете…
   Прощаясь, он задержал ее руку в своей, но тут же, словно испугавшись, ее отдернул и завертел головой по сторонам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация