А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брат, останься в живых" (страница 5)

   – Скажи, что любишь! – умоляюще смотрела на него Симона.
   – Ты хоть знаешь, что такое любовь?
   – Знаю! – без промедления ответила она.
   Как будто точно знала ответ на вопрос, который при всей своей очевидности оставался загадкой для человечества...
   – Думаешь, любовь – это гирлянды из роз и стихи-поэмы? Нет, любовь – это когда тебе всю ночь рассказывают об устройстве боевой машины десанта, и ты с удовольствием это слушаешь...
   Стас не мог записать эти слова на свой счет, потому что они принадлежали их ротному, знатному остряку и балагуру...
   – Я буду слушать про боевую машину! – В клятвенном порыве Симона сомкнула у своей груди ладошки.
   – Смешная ты...
   Ему вдруг захотелось обнять ее, приголубить. И заодно объяснить ей, что между ними нет ничего общего...
   – Ты меня такой сделал...
   – Быть такого не может...
   – А вот и может!..
   – Пойми, твой отец меня убьет, если узнает...
   – Что узнает? Что мы любим друг друга? – просияла Симона.
   – Он меня убьет!
   – Не убьет. Мы убежим!
   – Куда? На какие шиши?
   – У меня есть немного... Сейчас покажу! – встрепенулась Симона.
   – Мы что, уже убегаем? – насмешливо посмотрел на нее Стас.
   – Нет, но... А может, и не надо убегать. Я поговорю с отцом, объясню ему, что не могу без тебя...
   – А он убедит тебя в том, что можешь. И сделать это будет совсем не трудно. Потому что это не любовь. А влюбленность. Ну, может быть, надежда на любовь... А надежду на любовь не стоит терять с кем попало...
   – Это невинность нельзя терять с кем попало. А ты – не кто попало... Я хочу потерять невинность с тобой!..
   – А это ты зря! – осуждающе покачал головой Стас. – Даже не думай...
   – Ну почему?
   Симона готова была расплакаться, как маленькая девочка, у которой забрали конфету... Глупая она еще и наивная, как дитя. Разве можно воспринимать ее серьезно...
   – Потому что потому...
   Стас медленно повернулся к ней спиной и вышел из комнаты. И облегченно вздохнул, когда понял, что она не собирается преследовать его. Достал из кармана платок и утер взмокший лоб. Как будто в бане побывал...
* * *
   Спал Стас чутко, при открытых дверях. Легко было попасть в его комнату, но трудно было развить успех... А кто-то вошел, посреди ночи.
   – Стой! – негромко, но резко скомандовал он.
   Пистолет уже в руке, ствол направлен на ночного гостя. Осталось только спустить курок. Но Стас не торопился. Гостьей могла оказаться Диана. С очередной провокацией...
   И это действительно была гостья. Но не Диана. К Стасу подходила Симона. В ночной рубашке до пят. Руками себя обняла за плечи, тело дрожит, зубы выстукивают дробь...
   – Мне страшно!
   Она шла к нему полным ходом. Еще чуть-чуть, и она нырнет к нему под одеяло.
   – Эй, эй, тормози!
   Но Симона и не думала останавливаться. Все-таки забралась к нему в постель, до подбородка натянула одеяло. Но еще до того Стас успел вскочить с кровати. Как будто из горячего танка выскакивал...
   – Иди ко мне! – попросила она.
   – Снова за свое? – с укором спросил он.
   Три дня она не подавала признаков жизни, вернее, делала вид, что в упор не замечает его. Но хлипкой, искусственно возведенной плотины хватило ненадолго...
   – Может, ты голубой? – ошарашила его Симона.
   – Что?! – как ужаленный, взвился Стас.
   – А что, с женщинами не спишь...
   – Кто тебе такое сказал?
   – А Диана... Она мне рассказала, как пыталась тебя совратить...
   – Дура она... И ты дура...
   – Докажи, что ты не голубой!
   На доказательство ушло не более одной минуты. Именно этого времени хватило на то, чтобы очистить помещение от глупой вздорной девчонки. Чуть ли не взашей выгнал он Симону из комнаты...
   А утром, ближе к обеду, его вызвал к себе Эдуард Витальевич. По пути Стас встретил Диану. Не женщина, а жар-птица. Красивая, нарядная, но руками не трогать... Завидев его, она остановилась. Презрительно оттопырила губу, провожая его пренебрежительным взглядом.
   Стас не должен был заговаривать с ней, но не удержался.
   – Опять чем-то недовольна, – вслух заметил он.
   – Зато ты, как я посмотрю, всем доволен... – бросила она ему вслед. – Понаехали тут всякие...
   Эдуард Витальевич принял его в своем кабинете. Холодно кивнул в ответ на приветствие. Взглядом на диван не показал: не приглашает его присесть... Какая муха его укусила?..
   – Я, конечно, благодарен тебе за спасение своей дочери. Но я, кажется, отблагодарил тебя в денежном исчислении...
   Стас чувствовал себя неуютно под его морозным взглядом.
   – Я что-то не так сделал? – спросил Стас.
   Он мог только гадать о причине недовольства. Но ведь она была...
   – А как ты думаешь, спать с моей дочерью – так это или не так?
   Это было серьезное обвинение. Со всеми вытекающими... Трудно было оставаться спокойным в этой ситуации. Но Стас постарался взять себя в руки.
   – Не знаю, я с ней не спал...
   – Врешь! – Эдуард Витальевич со всей силы хлопнул раскрытой ладонью по столу. Жалобно звякнула крышка чернильницы...
   – Докажите, что вру.
   – Вот как ты заговорил!.. Хорошо, смотри сюда!..
   Он взялся за «мышку» на столе, и на экране монитора ожила картинка. Стас увидел самого себя. Вот он заходит в спальню, а вслед за ним – Симона. Что они там делают, не видно, но слышно, как они о чем-то говорят. Качество записи не очень, потому что снималась она с микрофонов в холле. Но все же можно понять, что слова скоро переходят в страстные ахи-охи. Характерное пыхтенье, скрип кровати, женский стон... Нетрудно догадаться, чем занимаются объекты наблюдения.
   – Это фальшивка! – обескураженно заявил Стас.
   Но Эдуард Витальевич промолчал. Заговорил он лишь после того, как на экране снова появился взмыленный Стас. Он выходил из спальни, вытирая со лба пот. Как будто действительно запыхался после бурного секса с Симоной...
   – Это подстава...
   Фальсификация была налицо... Да, они говорили с Симоной о любви, но не занимались ею. Но кто-то хочет выдать белое за черное... Кто? Кому это выгодно?.. Неужели Диане? Но зачем? Опорочить Симону в глазах отца?.. Может быть...
   – А это что такое? – свирепо спросил Эдуард Витальевич.
   И высветил следующую картинку. Камера из коридора запечатлела момент, как Симона заходила в его комнату. Но ведь в этой комнате была другая камера, можно было посмотреть, что там происходило на самом деле... И Эдуард Витальевич переключился на эту камеру. Но вместо изображения – темнота, зато слышно, как возятся в постели мужчина и женщина. Все те же интимного характера звуки... Как будто камера из его комнаты сломалась и выдавала только аудиосоставляющую. И какая же сволочь все это сфабриковала?..
   Эдуард Витальевич отключил изображение, вернее, его отсутствие. И звук выключил, чтобы не слушать стоны, как он думал, его дочери. Окатил Стаса леденящим взглядом.
   – Ну и что ты мне на все это скажешь?
   – Вы стали жертвой мистификации...
   – Боюсь, ты сам скоро станешь жертвой...
   У Стаса не было никакого желания оправдываться. Да и смысла в том не было. Тот, кто вел игру против него и Симоны, представил Эдуарду Витальевичу гораздо более веские аргументы, чем те, которые мог бы привести он.
   – Я ни в чем не виноват.
   – Плохо, что ты не чувствуешь за собой вины. Плохо, очень плохо... А ты должен осознать свою вину. Должен...
   – Не было у нас ничего с Серафимой...
   – Я тебе не верю... И ей не верю...
   – Плохо же вы знаете свою дочь.
   – Я хорошо знаю людей. И хорошо знаю, на что они способны... Но и я способен на многое... А я предупреждал, что убью тебя за Серафиму. Предупреждал?
   Стас промолчал. Что толку говорить с человеком, который тебе совершенно не верит. А то, что его предупреждали... Невозможно было поверить в то, что его могут вот так просто взять и убить. Да и не тот случай, чтобы убивать...
   – Предупреждал, – ответил за него Эдуард Витальевич.
   – И что дальше?
   – А дальше... Надо думать, что будет дальше... Думаю, убивать тебя не стоит. Все-таки ты родственник, хотя и дальний. И Серафиму однажды спас... Но больше ты у меня не работаешь. И в Москве ты не останешься. Тебя отвезут на вокзал, посадят на поезд и отправят домой... Считай, что легко отделался...
   – Как скажете... – пожал плечами Стас.
   Домой так домой. В любом случае он не мог больше оставаться в доме, где ему не хотят верить...
* * *
   До отправления поезда оставалось пять минут, когда дверь в купе с грохотом отошла в сторону и на пороге появилась запыхавшаяся Симона. Не обращая внимания на его соседей, ворвалась в купе и решительно схватила Стаса за руку.
   – Забирай вещи! Пошли!
   – Куда?
   – Тебе нельзя ехать...
   – Почему?
   – Потом расскажу...
   Стас понял, что спорить с ней бесполезно. Тем более что не очень-то хотелось уезжать из Москвы. Они вместе покинули отправляющийся поезд, через здание вокзала вышли на площадь, где стояла машина, на которой она за ним приехала. Серебристый джип «БМВ» с округлыми формами – гордость германского автопрома.
   Она сама повела машину.
   – И куда мы едем?
   – Куда глаза глядят... Я водитель, а ты мой телохранитель...
   – Разжалованный телохранитель, – с горькой усмешкой поправил ее Стас.
   – Это тебя отец разжаловал. А я тебя от себя не отпускала... Как ты мог уехать без меня? Даже не попрощался...
   – Так было нужно... Так куда мы все-таки едем?
   – А куда угодно! Лишь бы подальше от Москвы...
   – Может, все-таки расскажешь, что произошло?
   – Тебя хотят убить!
   – Ты хоть сама поняла, что сказала?
   – Тебя хотят убить. Еще раз повторить?
   – Откуда информация?
   – Погребняк сказал.
   – Тебе?
   – Нет. Он с Дианой разговаривал... В общем, у них роман... И служебный и вообще...
   – Ты в этом уверена?
   – Абсолютно... Это они все подстроили. Это они меня шлюхой сделали...
   Симона крутила руль. Внешне бесстрастное выражение лица, сосредоточенный взгляд устремлен вперед, а на глазах слезы...
   – Зачем?
   – А я не хочу, чтобы Диана замуж за отца вышла. И его отговариваю... Она меня ненавидит... И тебя возненавидела... Ты же ей отказал. А она на дух не переносит отказов...
   Все это было похоже на правду. Диана еще та штучка – и сама по себе на многое способна, а если с ней еще и Погребняк заодно... Но если бы о ней рассказывал кто-то другой, искушенный жизнью. А Симона маленькая, хрупкая. Наивное дитя, одним словом.
   – Откуда ты все знаешь?
   – А думаешь, я дура, да?.. Нет, мой дорогой, не дура... В таком гадюшнике жить, сама гадюкой станешь... Погребняк сказал ей, что отец поверил, что согласился с ним...
   – В чем согласился?
   – Погребняк предложил ему тебя убить, а он согласился... Тебя убить хотят! За то, что ты со мной был!
   Стас не верил Симоне. Не хотел верить. Вина его не доказана. К тому же Эдуард Витальевич – двоюродный брат его матери, он не может позволить убить ее сына только за то, что у него предположительно любовь с его дочерью...
   – Этого не может быть...
   – Может... С тобой в поезде два человека должны были ехать. В пути с тобой должен был произойти несчастный случай...
   – Я тебе не верю...
   – Ты не веришь!.. А я, думаешь, могу поверить в то, что мой отец так легко может лишить жизни человека?
   – Не можешь. И не верь!
   – А я верю... Ты думаешь, я не знаю, почему моя мама умерла?..
   – Насколько я знаю, это был сердечный приступ...
   – Да уж! Она никогда не жаловалась на сердце... А на отца жаловалась... У нее роман был. С одним человеком. Я случайно узнала... И отец случайно узнал. А через два дня после этого мамы не стало... Вот и думай...
   – Думаю.
   – И что?
   – Ничего...
   – А я думаю, что это отец с ней так поступил...
   – Тогда почему Диана до сих пор жива? Она же изменяет ему с Погребняком...
   – Потому что Диана – змея. А Погребняк – удав!
   – И при этом он – зам твоего отца по безопасности. Он должен охранять и его, и тебя...
   – Он его охраняет. От меня... Погоди, он еще себя покажет. Вот выйдет Диана замуж за отца, тогда и покажет...
   – Ты должна была рассказать, что знаешь...
   – Я говорила... Он сказал, что не верит мне, потому что я маленькая шлюха...
   Симона всхлипнула, и слезы брызнули из ее глаз. В таком состоянии она не могла вести машину. Пришлось Стасу пересесть за руль.
   – Он мне не верит, – всхлипывала Симона. – Он думает, что я с тобой...
   – У тебя когда-нибудь с кем-нибудь было? – осторожно спросил он.
   Она поняла, что он имеет в виду.
   – Нет, никогда...
   – Ты могла бы пройти врачебный осмотр. Могла бы доказать ему...
   – Я говорила... Он сказал, что можно быть шлюхой и оставаться девственницей...
   Симона была похожа на маленького воробушка с мокрыми перьями от слез. Жалкая, беззащитная. И милая-премилая... Стас не сдержал нахлынувших чувств и одной рукой нежно обнял ее. Она сама прильнула к нему, положила голову ему на плечо.
   – Если так, то твой отец – чудовище! – решил он.
   Разве ж можно так обращаться с дочерью?.. При желании можно было бы обнаружить элементы монтажа в том видеофабрикате, которым опорочили Симону и Стаса. Можно было бы провести гинекологический осмотр... Можно было бы, если захотеть. Но, видимо, Эдуарду Витальевичу хотелось другого, а именно – считать свою дочь шлюхой. Тогда он действительно чудовище. Или на генетическом уровне он выродок, или жизнь его сделала таким... А может, врет Симона или преувеличивает?.. Но ведь перед тем, как отправить Стаса домой, Эдуард Витальевич преднамеренно наводил его на мысль о возможном наказании с летальным исходом. Потом, правда, великодушно позволил ему жить вдали от Москвы. Но ведь намекал. Потому и согласился с предложением Погребняка убить виновника всех бед. А тому ничего не стоило озадачить киллеров, в которых, если судить по его манере работать с кадрами, у него не должно быть недостатка...
   Неужели права была Симона, что все эти годы ей приходилось жить в самом настоящем гадюшнике? Отец – деспот, начальник службы безопасности – колода, под которой прячется змея Диана... Сложно было в это поверить. Но Стас уже верил...
   – Я не хочу возвращаться домой... – сказала Симона и еще крепче прижалась к нему.
   – Не хочешь, а придется...
   – Ты хочешь, чтобы я вернулась домой? – возмутилась она. – Ни за что!
   – И как же ты будешь жить?
   – Не знаю как, но с тобой!.. Ты же мой телохранитель. Ты не можешь отказаться от своих обязанностей...
   – Уже не могу...
   – И я не могу без тебя... Мы уедем куда-нибудь далеко-далеко. У меня есть немного денег, мы купим дом, будем работать...
   – Со мной у тебя не будет будущего...
   – Мое будущее – это ты!
   – Я твое настоящее... А в будущем нас найдут. И разлучат... Или ты думаешь, что твой отец не станет тебя искать?
   – Пусть ищет. А ты сделай так, чтобы нас не нашли. Ты же все можешь...
   – Боюсь, что нас уже нашли...
   Стасу не давал покоя черный джип, пристроившийся в хвост к их машине. Он то терялся в потоке машин, то выплывал снова. Если это слежка, то за рулем профессионал. Но ведь и Стас не лаптем щи хлебает...
   Он понимал, что уйти от погони нереально. Будь ты хоть трижды Шумахером, а от радиомаяка, которым оборудован автомобиль, не удерешь. От него нужно избавляться, но нет времени на поиск. Сейчас за беглецами идет одна машина, скоро присоединится вторая, третья. А там и гаишники подключатся. Тому же Погребняку легко будет обвинить Стаса в похищении дочери известного бизнесмена...
   Стас не предпринимал попыток уйти от погони. Он делал вид, что ничего не замечает. В спокойном темпе доехал до ближайшего лесопарка, нашел автозаправку, искусственно втиснутую в зеленую зону. Остановил машину недалеко от кабинки туалета и вместе с Симоной отправился к ней. Как и следовало ожидать, кабинка предназначалась для служебного пользования и была закрыта на замок. Но сразу за кабинкой начинался лес, где можно было справить естественные надобности. И ничего странного не было в том, что он и Симона пошли дальше...
   Ждать пришлось недолго. Три бравых молодца в черных костюмах быстро шли по их следу, но Стас не позволил им догнать себя. В лесу он чувствовал себя как дома. Мастерство диверсанта-разведчика не подвело, и внезапно для преследователей он оказался у них за спиной.
   Оружия у него не было, но его с лихвой заменили фактор внезапности и многолетная практика рукопашного боя... Оружие он добыл в бою. Одно за другим обследовал неподвижные тела, после чего стал обладателем сразу трех пистолетов.
   Одного из молодцев он привел в чувство и выяснил, что в задачу их группы входила его физическая ликвидация. Его должны были сначала напоить, а затем на полном ходу выбросить из поезда. Команду дал Погребняк... Последние сомнения отпали. Теперь Стас готов был убивать. Убивать, чтобы выжить самому и уберечь Симону от идиота-отца... И пусть его лучше не трогают. Пусть не мешают ему выбраться из Москвы, чтобы затеряться на необъятных просторах России...
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация