А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брат, останься в живых" (страница 3)

   – В Чечне, наверное, в палатках жили? – спросила Диана.
   Щеки ее порозовели, глаза подернулись томной дымкой, дыхание участилось, голос едва заметно подрагивает... Стас еще больше уверился в мысли, что Диана ждет не дождется от него решающих действий. Ждет, но не дождется...
   – И в палатках, и под открытым небом, – кивнул Стас.
   – Как же вы там без женщин обходились?
   – Тебе интересно, как?
   – Если честно, то да...
   Взгляд ее уже совсем затуманился, губы трепетно подрагивали – как будто в ожидании поцелуя... А в номере, кроме них, никого. Похоже, домой она не спешила: дядя Эдуард вернется не скоро. А ему тем более некуда спешить... А Диана так и просится на грех...
   – Как-нибудь расскажу... Извини, я устал с дороги...
   – Хочешь, чтобы я ушла?
   – Ну, не то чтобы...
   – Значит, хочешь...
   И избавила его от своего присутствия. Ушла, громко хлопнув дверью.
   Стас облегченно вздохнул. Она могла думать о нем все что угодно. А он все равно будет радоваться, что не позволил искушению взять над собой верх.
* * *
   Стасу некого было бояться. Элитный поселок, элитная гостиница, откуда здесь взяться чеченским боевикам?.. Он спал спокойно, крепким сном. Но при этом его боевые рефлексы всего лишь дремали. И когда открылась дверь в его номер, сигнал тревоги встряхнул спящее сознание.
   Стас открыл глаза, инстинктивно крутанулся – откатился на левую половину широкой постели. И рука рефлекторно потянулась за оружием, но вместо него хватанула воздух. Не могло у него быть ни пистолета, ни автомата. Откуда у него может быть оружие, если он живет в мирном измерении. Но запертая изнутри дверь не могла открыться сама по себе. Значит, ее открыл враг. А с врагом нужно бороться при любых обстоятельствах... Стас вскочил с постели, легким касательным движением снимая со стола самую обыкновенную расческу с железной ручкой. Он знал, как использовать ее в качестве смертельного оружия...
   – Что ты делаешь? – испуганно взвизгнул женский голос.
   Включился свет, и в темноте коридора он увидел Диану. Кожаная куртка с запахнутым под самое горло воротом, кожаные брюки в облипку, плавно сливающиеся с изящными и в тон сапогами... Для полноты картины не хватало мотоциклетного шлема под мышкой. Зато волосы распущены и растрепаны так, как будто она только что сняла с головы такой шлем.
   – Извини...
   Стас был в одних плавках. Но Диана была далека от того, чтобы смотреть на него как на предмет женского вожделения. Хотя своей фигурой он мог только гордиться...
   – Собирайся, поехали! – решительно потребовала она.
   – Куда? – срывая со спинки стула джинсы, спросил он.
   – Беда! Симону похитили!.. Машина внизу, поехали!
   Стал не стал задаваться вопросами – что, как, куда и почему. Если Симону похитили, значит, надо ее спасать...
   Диана вышла из номера, но, пока она добралась до своей машины, Стас успел одеться и нагнать ее.
   – Быстро ты... – прохладно заметила она.
   И на улице было прохладно, если не сказать холодно. Зато в машине тепло. Комфортно, но совсем не уютно...
   Диана вела машину молча. Холодная и неприступная, как айсберг в океане. И абсолютно никакого намека на интимный интерес к Стасу. Как будто вчера ничего не было... В том-то и дело, что не было. Потому и злится Диана. Нет ничего ужасней, чем отвергнутая женщина. Истина эта старая, затасканная, но живучая, как дворовая кошка...
   Машина выехала из поселка, вырулила на шоссе в направлении Москвы.
   – Может, все-таки скажешь, что произошло? – спросил Стас.
   – Говорю же, Симону похитили...
   – А где Эдуард Витальевич?
   – Его нет, он уже в своем офисе, поисками руководит... А мне только что позвонили, сказали, где Симона. Она совсем рядом, тут ехать чуть-чуть. А кроме тебя, под боком никого... Может, ты боишься?
   – Не боятся только психи или те, кто не знает, чего бояться... Кто ее похитил? Численный состав, вооружение?..
   – Извини, но разведка не донесла...
   – Ерунда какая-то...
   Стас не привык действовать наобум. Нельзя идти в бой, не имея сведений о противнике. И без оружия в пекло не суются... Хотя бы нож разведчика... Но не было ничего. А машина уже выехала на Кольцевую автостраду и мчалась в южном направлении. Развязка, поворот направо, жилой комплекс из высотных домов. Возле одного такого дома «Мерседес» и остановился.
   – Пошли!
   Диане совсем не обязательно было силой вытаскивать его из машины. Достаточно было выйти из нее самой и направиться к подъезду. Пусть он был слеп в данной ситуации, но хочешь не хочешь, а надо было следовать за ней. Он же мужчина, и ему стыдно пасовать перед опасностью, которой, пусть и по глупости своей, пренебрегала женщина.
   Диана привела его на третий этаж. Квартира с номером «восемь» на двери.
   – Они здесь!.. Быстрей!
   Это «быстрей» подействовало на Стаса, как удар хлыста на сноровистую лошадь. Пришлось действовать по самому опасному, но иногда эффективному принципу – «главное – ввязаться в бой, а там будет видно»... Хватило одного удара ногой, чтобы вышибить дверь. И вперед!
   Из темноты коридора на него выпрыгнул какой-то человек. Оружия у него не было, только кулаки. Скрытый, сконцентрированный удар Стаса кулаком в горло вывел противника из строя. И тут же со спины к нему метнулась чья-то тень. Отбить удар Стас не успевал, зато смог перевести свое тело в состояние полной невосприимчивости к внешним воздействиям. В таком состоянии он запросто мог падать животом на доску с острыми гвоздями, мог лечь под колесо «КамАЗа»... Сильный удар по затылку не смог сбить его с ног. Но противник не унимался. Прыгнул на него сзади в попытке провести удушающий прием. Мощный захват, невероятно мощный. Стас понял, что имеет дело с мастером...
   Усилием воли он смог высвободить запредельные силы из потаенного резервуара энергии. Только это и спасло его от смерти. Он сумел вырваться из захвата и провести болевой прием, которым выжал из противника сознание... На все это ушло много времени. И Стас был благодарен судьбе за то, что некому было больше действовать против него. Всего два противника, и оба в полном ауте... А где же Симона?.. Стас осмотрел всю квартиру, но ее нигде не обнаружил...
   – Неужели ты серьезно думаешь, что Симона была здесь? – обидно рассмеялась Диана.
   С пола медленно поднимался первый из поверженных противников. Молодой, достаточно мощного сложения парень. Диана не обращала на него никакого внимания. Потому что совершенно не боялась его. И Стас уже понял, почему...
   – А ведь я мог их убить, – сказал он и взглядом показал на подставного бойца.
   – А это их проблемы, – ехидно усмехнулась Диана. – За то им и платят, чтобы они умирали за своего хозяина... Поехали, мне уже пора...
   На этот раз Стас не стал спешить. И направился вслед за ней лишь после того, как помог привести в чувство проигравшего борца. А ведь он сам мог проиграть. И умереть. Если, конечно, это кому-то нужно.
   Диана ждала его в машине.
   – Еще бы чуть-чуть, и я бы уехала... – с высокомерной насмешкой сказала она.
   – И кому понадобился этот цирк? – холодно спросил Стас.
   – Эдуарду Витальевичу, кому ж еще... Ему нужен надежный человек, которому он мог бы доверить свою дочь. Ты должен был стать ее телохранителем. И, считай, ты им стал. Поздравляю, ты выдержал проверку...
   – Глупая затея, – покачал головой Стас. – Дешевый розыгрыш. А если бы я не повелся?
   – А я зачем?.. Правда, я хороша в роли провокатора?
   – Лучше не бывает...
   – Кстати, это я подала идею устроить тебе проверку...
   – Я ничего тебе за это не должен? – усмехнулся Стас.
   Но, похоже, Диана не заметила иронии.
   – Должен... Ты бы мог быть со мной поласковей...
   – Это как?
   – Эдуард ждет меня домой. Но мы бы могли задержаться в пути...
   Она остановила машину в темном месте пустующей в этот час дороги. Повернулась к Стасу лицом. Глаза полузакрыты, как у кошки, прибалдевшей от хозяйской ласки. Щеки горят, губы трепещут... Стас видел перед собой женщину, изнывающую от желания. И это было потому, что Диана сама хотела, чтобы он это видел... Это была всего лишь игра. И хотя играла она выше всяких похвал, Стас все же почувствовал фальшь.
   – Мне кажется, ты не хочешь, чтобы я охранял Симону, – сказал он.
   Теперь ему было понятно, зачем Диана пыталась совратить его в гостинице. Знал, зачем она испытывает его на прочность сейчас.
   – Почему ты так решил? – Диана широко и удивленно раскрыла глаза.
   – Так и хочешь, чтобы я провалил экзамен... И тогда хотела, и сейчас...
   – Тогда – хотела, а сейчас – нет... То есть хочу, но не провалить...
   Стас ей не верил.
   – И я хочу, но не тебя...
   – Может, ты хочешь Симону? – встрепенулась Диана.
   Похоже, она бы только обрадовалась, если бы он возжелал хозяйскую дочь. Не женщина, а лисица... При всей своей красоте она была уже неприятна Стасу...
   – Зачем ты так говоришь? Ей еще и пятнадцати нет...
   – И это говоришь ты?! – удивленно протянула она. – Ее брат?! Стыдно! Стыдно не знать, что ей семнадцать вот-вот будет!..
   Стасу стало неловко. Как-то недосуг было выяснить, сколько лет его троюродной сестре. Вчера увидел ее и решил, что ей самое большее – пятнадцать лет.
   – А если это комплимент? – нашелся он.
   Насколько он знал, женщинам всегда приятно, когда им скидывают в возрасте несколько лет. И чем старше возраст, тем больше убавляется лет...
   – Комплимент?! – рассмеялась Диана. – Симона не в том возрасте, чтобы ей делать такие комплименты!.. Да и не нужны мне комплименты в ее адрес...
   – А что тебе нужно? – достаточно резко спросил Стас и пристально глянул на нее.
   Диана не ответила. Поджала губы и нервным порывистым движением поставила рычаг переключения скоростей в режим движения. И так сильно дала «газ», что машина с пробуксовкой сорвалась с места...
* * *
   Эдуард Витальевич был рад своему родственнику. Возможно, это было и не так, но Стас не заметил в его поведении фальши. Другое дело – Диана. Она тоже улыбалась ему. Но это была улыбка особого рода... Если улыбается мужчина – значит, ему смешно. Но если улыбается женщина, то совсем скоро мужчине будет не до смеху. Похоже, это был как раз тот случай...
   – Ты, конечно, извини, племяш, что мы тебя разыграли, – сказал дядя Эдуард.
   В его словах не чувствовалось ни сожаления, ни раскаяния. Но Стасу не показалось это странным. Своим видом Эдуард Витальевич производил впечатление человека, которому не свойственно раскаиваться в своих поступках. Нет, он не казался каким-то там злодеем. Скорее, наоборот. Он обладал приятной и очень представительной внешностью. Есть такой тип людей, которым даже при наличии большого таланта нельзя работать клоунами: публика их ни за что не примет, потому что у них на лбу отпечатано амплуа серьезного человека. Дядя Эдуард принадлежал к такому типу людей. Но приятная, в меру ироничная улыбка ничуть не портила его.
   Стас знал, что дядя Эдуард был ровесником его матери, своей двоюродной сестры. А ей уже сорок четыре года. И выглядела она старше своего возраста. Чего нельзя было сказать об Эдуарде Витальевиче. Мужчина, что называется, в самом расцвете сил. Стройный, подтянутый, моложавый. Лет сорок, самое большее... Видимо, бытие определяет не только сознание, но и биологический возраст. По всей видимости, Эдуард Витальевич вел здоровый образ жизни, потому как имел для этого и желание, и возможности...
   – Это не розыгрыш, – краем губ улыбнулся Стас. – Это проверка. А без проверки в таком деле нельзя...
   – Это ты правильно сказал. Серьезное дело тебе поручаю... Серафима в этом году школу заканчивает. Там охрана, там безопасно. А институтов у нас закрытых нет, все студенты на виду, любой может обидеть... Да, кстати, у тебя у самого какое образование?
   – Среднетехническое...
   Перед службой он закончил индустриальный техникум, но по специальности работал только на практике. Закончил техникум и сразу же ушел в армию. Там пришлось осваивать совершенно другую специальность.
   – Ничего, получишь и высшее. Вместе с Серафимой будешь учиться...
   – Боюсь, не поступлю...
   – Правильно делаешь, что боишься. Даже если всю школьную программу вызубришь, все равно не поступишь...
   Стас понял, на что намекал Эдуард Витальевич. Наверняка Симона готовится к поступлению в какой-нибудь очень престижный, а потому элитный вуз. Так просто туда не попадешь, придется платить...
   – Нет, там не только деньги, – покачал головой дядя Эдуард. Такое впечатление, будто он прочел мысли своего племянника. – Там еще и конъюнктура нужна... Одних связей маловато будет. Своим человеком нужно быть... Ты меня понимаешь?
   – Я буду чужим, – покачал головой Стас.
   – Выбрось эту мысль из головы. Ты – мой племянник, и, поверь, этого будет вполне достаточно, чтобы перед тобой открылись все двери...
   Эдуард Витальевич принадлежал еще и к тому типу людей, которым хочется верить безоговорочно. Особый дар убеждения. Такие люди врут, а им верят... Может, потому и добиваются они многого в своей жизни. За счет других...
   – Будешь учиться вместе со своей сестрой, – заключил дядя Эдуард. – И для нее польза, и для тебя...
   – Со своей троюродной сестрой, – уточнила Диана.
   И улыбка лисья, и взгляд, как у ехидны. И к гадалке ходить не надо, чтобы понять, куда она клонит. Сразу по двум зайцам стреляет. Во-первых, не в таком уж близком родстве состоит он со своим боссом, чтобы обольщаться блестящими перспективами на будущее. «Знай свое место, парень...» А во-вторых, Серафима – всего лишь троюродная для него сестра, а это еще более дальнее родство, из чего, по ее мнению, следует, что Стас будет воспринимать ее исключительно как женщину...
   – Я об этом не забываю, – хмуро глянул на нее Стас.
   – Не забывай, – озадаченно кивнул Эдуард Витальевич. – Смотри, если влюбишься в Серафиму, пеняй на себя!
   Вот и показал он свое истинное отношение к Стасу. Не нужен ему в зятьях бедный родственник. Можно не сомневаться, что мужем своей дочери он желает видеть сына какого-нибудь олигарха... Но ведь это его право – устраивать судьбу своей дочери. Стас понимал это. Но все равно ему стало обидно.
   – Не про твою честь! – с видимым удовольствием уязвила его Диана.
   Но этот выпад покоробил не только Стаса. Эдуард Витальевич так посмотрел на Диану, что ее как ветром выдуло из кабинета.
   – Знаешь, о чем жалел Чарли Чаплин, когда появилось звуковое кино? – обратился он к Стасу. – Как здорово было, говорил он, видеть, как женщина открывает рот, но ничего не говорит... Диана – дура, ты не должен на нее обижаться...
   – Дура не дура, а вы женились на ней, – заметил Стас.
   – Я на ней женился?! – засмеялся Эдуард Витальевич. – Ты, наверное, шутишь...
   – Нет, она сама сказала...
   – Значит, она шутит... Не помню, чтобы я ей что-то обещал... Хотя это не обязательно. Как говорят мудрые, не надо думать, что пообещать женщине, она сама придумает это за тебя. Вот Диана и придумала... А знаешь, она злится на тебя... Как ты мог отвергнуть такую женщину, а?
   – Я думал, что Диана – ваша жена...
   – Это хорошо, что ты не купился... А ее гложет... Диана – самая настоящая охотница за мужчинами. Не зря у нее имя такое. Диана – богиня охоты... Как бы она тебя не подстрелила... – Эдуард Витальевич смотрел на Стаса пытливым и предостерегающим взглядом.
   – Не люблю, когда на меня охотятся...
   – А я люблю. Когда такие охотницы... Она хоть и дура, но красивая. И очень мне дорога... Ты меня понимаешь?
   Стас понял, какого ответа ждет от него дядя. Или сам догадался, или он своим взглядом ему подсказал.
   – Я знаю свое место...
   – Это хорошо, когда человек знает свое место... Тогда ему легче будет уяснить свои обязанности... Ты уяснил, что от тебя требуется?
   – Да.
   – Тогда свободен... Тебе покажут твою комнату...
   Эдуард Витальевич нажал на кнопку под столом, и появившийся дворецкий отвел Стаса в его комнату. Отныне жить он должен был в доме своего родственника, но в секторе для прислуги...
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация