А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брат, останься в живых" (страница 21)

   Глава тринадцатая

   – Ля, менты, на! – выругался длинный.
   Они уже подъезжали к Ярославлю, до Москвы оставалось чуть более двухсот километров, совсем немного. Ни на одном посту милиции не тормознули, и Никита очень надеялся, что такой фарт будет продолжаться и дальше. Но, увы...
   Впрочем, бояться было особо нечего. Это был обычный гаишный разъезд. Белая «десятка» с характерными синими полосами, молодой человек в желтом жилете с радаром. А ехал длинный со скоростью гораздо больше разрешенной. Сейчас мент выпишет протокол, и на этом все закончится.
   Длинный остановил машину, вышел к менту, протянул ему права и техпаспорт.
   – Извини, командир, задумался...
   – Протокол будем составлять или как?
   – Или как...
   Обычный вроде бы разговор между гаишником и нарушителем.
   – Пошли...
   Мент отправил водителя в свою машину. Сейчас длинный передаст его напарнику деньги, и его отпустят с миром.
   Но длинный так и не появился. Вместо него из машины вышли два подозрительных товарища в милицейской форме. На очень серьезные подозрения наводили их автоматы и бронежилеты. И молодой человек в желтом жилете отложил в сторону свой радар, вместо него он держал в сведенных вместе руках табельный пистолет.
   Один из автоматчиков осторожно убрал руку с цевья «калашникова», открыл заднюю дверцу машины.
   – Выходим! – скомандовал он.
   Оружие было спрятано под сиденьями. Но было бы глупо в такой ситуации его использовать. Во-первых, представители власти, во-вторых, попробуй достань его под прицелом автоматов.
   Первым из машины вышел Стас, за ним Никита. И рыжего тоже выдернули наружу, также поставили в позу «ку» возле машины.
   – Документы? – четким командным голосом спросил автоматчик.
   Он стоял от Никиты на разумно-безопасном расстоянии – ни ногой не достать его, ни рукой. Даже смысла не было дергаться.
   Все трое мотнули головами. Документов не было ни у кого.
   – Плохо... Оружие?
   И снова дружный отрицательный ответ.
   – Комаров, посмотри, что там в машине!
   Рыжий прекрасно знал, что менты могут найти в машине. И неудивительно, что нервы его не выдержали.
   – Это все они! – взвыл он. – У них стволы! Они завалить нас хотели!.. Там Копоть в багаже!..
   – Заткнись! – гаркнул на него автоматчик.
   И тут же со всей силы ударил Никиту по правой почке – то ли кулаком, то ли прикладом, но удар профессиональный и боль скручивающая. Пока Никита приходил в себя, автоматчик ловко завел его руки за спину и так же ловко стянул их наручниками. Затем сбил с ног и уложил на землю лицом вниз. Со Стасом тоже не церемонились, а он не сопротивлялся, поэтому оказался рядом с Никитой в той же позе.
   – Командир, не горячись! Мы же свои. Спецназ...
   Стас первым понял, как можно выкрутиться из этой ситуации. И Никита тоже подключился.
   – Сейчас генерал подъедет, разберемся...
   В роли генерала должен был выступить Валера. Он уже давно должен был выехать со своими ребятами навстречу Никите. В любой момент мог появиться. Генеральских погон у него нет, полномочий тоже, но все же у него были возможности разрешить ситуацию – не мытьем, так катаньем, через деньги...
   Но Валеры не было, а Никиту со Стасом никто не слушал. Менты нашли оружие и связанного уголовника. И это предрешило их участь.
   Никита думал, что их посадят в «десятку», и так оно, в общем-то, и вышло, но каким-то чуресчур уж странным образом. Сначала его сунули в багажник машины, а вслед за ним туда же силой впихнули и Стаса. В это невозможно было поверить, ведь не к бандитам же они в руки попали, а к ментам. Можно было понять, почему их заковали в наручники, почему решили задержать, но чтобы транспортировать в отделение в тесном багажнике, в котором и для одного человека места нет... Это уже натуральное беззаконие.
   Но так или иначе, Никита оказался в ужасном положении, в безвоздушном пространстве, под тяжестью Стаса. Наверняка, узники в фашистских газовых «душегубках» чувствовали себя гораздо комфортней.
   Через какое-то время он потерял ощущение реальности, а затем потерял и сознание...
   Они уже видели ангела со светло-серыми крыльями, слух уже улавливал сладкозвучный трубный глас, но вдруг все пропало. И перед глазами сквозь расступающуюся пелену проступило бездонное голубое небо, окаймленное кронами окружающих его деревьев.
   – Чего пялишься, придурок? Писец тебе пришел...
   Такой же трубный голос, но совсем не сладкозвучный. Не было больше ангелов, были только демоны. И обращались они к Стасу, который лежал на траве рядом с Никитой.
   – Гля, этот очнулся...
   На Никиту смотрел тот самый мент, который тормозил их машину. Все та же форма на нем, только специального жилета нет. Зато кобура с пистолетом. Рядом с ним стоял парень в черном костюме. Он смотрел на Никиту, как на какую-то пыль под ногами.
   – И этому писец, – продолжал кочевряжиться мент.
   Хотя вряд ли он был ментом. Скорее всего, ряженый... А ведь Никита и Стас так были близки к своей цели. Чуть-чуть осталось, и такой облом. Все-таки нагнали их церберы с каторжных рудников...
   – Ладно тебе, – небрежно глянул на ряженого парень в черном. – Сейчас шеф подъедет, сам решит, что с ними делать...
   – Так едет же...
   Никита повернул голову в ту сторону, куда смотрел ряженый. Но увидел только стоявшую возле кустов «десятку», с борта которой двое в форме сдирали синюю пленку. Это были те самые автоматчики... И они ряженые, и машина у них совсем не милицейская. Ведь не было на ней проблесковых маячков, и номера обычные... Надо было сразу заострить на том внимание... Зато наручники самые что ни на есть настоящие и крепко стягивают руки за спиной. И Стас в таком же неприглядном положении.
   – Лежать! – заорал на Никиту ряженый и больно пнул его ногой в бок.
   – Да угомонись ты! – поморщился парень в черном. – Что это на тебя нашло?
   – Так это, я ж мент, гы. В образ, так сказать, вошел...
   – Давай выходи. Шеф уже едет...
   Никита не увидел машины, но она все-таки была. Остановилась возле «десятки». Из нее вышел плотной комплекции рослый мужчина. Загорелое лицо, брови черные и густые, как грозовые тучи, снисходительно-насмешливый взгляд, широкие скулы, приплющенный снизу подбородок. К Никите он подошел в сопровождении здоровяка в таком же черном, как у него, но гораздо менее дорогом костюме...
   – Николай Петрович, вот, все, как вы сказали! – вытянулся перед ним ряженый.
   – Отлично сработали...
   Никита узнал этого человека. Это был начальник личной охраны господина Скворцова. Это в него он стрелял на острове.
   – Знакомые лица, – насмешливо заметил он.
   Хотя, казалось бы, положение, в котором он находился, не располагало к такого рода насмешкам.
   – Смеется тот, кто смеется последним, – парировал Николай.
   Увы, но он имел все основания чувствовать себя хозяином положения.
   – Прокололся ты, парень. Не надо было звонить своей жене...
   Никита понял, почему он оплошал. Потому что телефон Марты находился в руках скворцовских молодчиков. Был установлен номер, с которого прошел звонок, а установить местонахождение самого телефона – сложное дело сложной техники, но вполне осуществимое, что и доказал Николай. Он мог праздновать победу. Вернее, взятый реванш...
   – Где Марта?
   – В надежных руках, – ухмыльнулся начальник охраны.
   – Где Скворцов?
   Никита уже убедился, что Скворцов умел действовать четко и предельно жестко. Может быть, сам он типичный дутый индюк, но у него есть крылья – его команда, которой, судя по всему, могли бы позавидовать многие спецы из силовых ведомств. И Валеру они на полном скаку обскакали. Пока тот раскачивался, этим удалось и телефон пробить, и даже с милицейской машиной номер провернуть...
   Скворцов и дальше будет действовать жестко. Никита, по сути, находится в его руках. Сейчас Николай даст знак, и прозвучит пиф-паф. И тогда не станет у Марты мужа... И сама Марта, скорее всего, в руках у Скворцова. И ему ничего не стоит принудить ее к замужеству силой. Даже принуждать не надо. Достаточно будет поставить регистрационный штамп в ее и свой паспорт. А за деньги в России можно сделать все...
   – А не много ли вопросов? – ухмыльнулся Николай.
   – Еще один... Что вам от меня нужно?
   – А что нам нужно от покойника?.. Ты же – покойник! Все твои дела на этом свете давно завершены...
   – У меня еще много дел...
   – Много. Но на том свете... Тебе не кажется, что ты завис между тем и этим светом? Здесь под ногами мешаешься, а там тебе прогулы ставят. Определяться нужно, парень... Но ты не волнуйся, я тебе помогу... Оскар!
   – Я! – откликнулся ряженый.
   – Этого в расход...
   Никите вынесли смертный приговор. И сам себе он ничем помочь не мог. И Стас тоже в безвыходном положении...
   – Не вопрос...
   Ряженый Оскар беззастенчиво вытащил из кобуры пистолет, клацнул затвором.
   – Стоп! – остановился его начальник. – Я сам. У меня личные счеты...
   Не может забыть, как Никита прищучил его на острове. Но ведь он тогда стрелял безобидными, по сути, транквилизаторами, а здесь наверняка будут боевые патроны...
   Николай забрал у подчиненного пистолет и без всяких предисловий направил ствол на Никиту...
   Но выстрел почему-то прозвучал где-то за спиной, очень тихо, почти бесшумно. И не у Никиты, а у Николая образовалась зияющая дыра вместо правого глаза...
   Никита еще не понял, что именно произошло у него за спиной, но догадался, что все происходящее ему на руку. И когда Оскар попытался вырвать свой пистолет из руки падающего начальника, Никита пришел в действие – извернулся и ударил его по ногам, лишая равновесия...
   Все закончилось так же быстро и внезапно, как и началось. Николай лежал на земле с простреленной головой, его спутник бился в предсмертных конвульсиях, два ряженых автоматчика уже нанесли на свою «десятку» красные полосы вместо синей... Из всей кодлы уцелел только Оскар, и только потому, что был сбит с ног.
   – Я вам тут не помешал? – расплылся в улыбке Валера.
   Он подходил к Никите в сопровождении серьезных ребят с очень серьезным оружием в руках – спецназовские автоматы «ВАЛ» со снайперскими прицелами.
   – Ты чуточку припозднился, – усмехнулся Никита, двумя ногами придерживая лежащего на земле Оскара.
   – Настоящий мент? – озадаченно спросил Валера.
   – Нет. Клоун это. Злой гоблин...
   – Да я тоже подумал, что менты липовые. Хорошо, что не ошибся... А это кто? – показал на Стаса Валера.
   – Может, ты сначала кандалы с нас снимешь?
   – Легко. Артем!..
   Сначала наручники сняли с Никиты, затем со Стаса. Но им тут же нашли новое применение – стреножили по рукам-ногам Оскара.
   – С вертолетом не вышло, – посетовал Валера. – А на Ярославке такая пробка...
   – Даже хорошо, что вы опоздали, – сказал Никита. – А то бы с этими гоблинами не пересеклись... Марта у них, и Денис с Вероникой тоже...
   – У кого конкретно?
   – Да есть один урод. Скворцов фамилия...
   – Тот, который с островов?
   – Он. Все никак не успокоится...
   – Ты ж его где-то на острове потерял...
   – Значит, нашелся...
   – Не нашелся он! – подал голос Оскар.
   Жалкий, ничтожный, и не поверишь, что каких-то пять минут назад он готов был застрелить Никиту.
   – Если вы про Эдуарда Витальевича, то его не нашли... Бугов его искал, не нашел... Его и сейчас как бы ищут. Но вряд ли найдут. Потому что так ищут... Его не хотят находить...
   – Почему?
   – Там своя игра... Я подробностей не знаю, но Погребняк что-то затеял...
   – Это еще та сволочь, – презрительно поморщился Стас. – Он воду вокруг Скворцова мутит. И его к рукам прибрать хочет, и Серафиму... Где Серафима? – угрожающе надвинулся он на Оскара.
   – Дома она... Э-э, под домашним арестом...
   – А Марта, жена где моя? Дети где? – спросил Никита.
   – А-а... Так это... Говорят, что сбежала... Вместе с детьми...
   – Кто бы сомневался, – улыбнулся Валера. – Марту на цепи не удержишь...
   – И где ее теперь искать?
   – Так я откуда знаю?.. Я вообще в эти дела не вникаю. Так, краем уха слышал, что какая-то Марта сбежала... То ли ей помогли сбежать...
   – Кто помог?
   – Да не знаю... Я вообще не по этим делам...
   – Может, Серафима? – спросил Стас.
   – Ну, может быть...
   – Короче, дело к ночи. Ехать надо. До Москвы рукой подать. К Скворцову домой поедем, на месте разберемся...
   – Не вопрос, – согласился с Никитой Валера.
   Двух своих подчиненных он оставил на месте. В качестве похоронной команды. Надо было прибраться за собой. А Никиту и Стаса посадил в свою машину.
* * *
   Машина стремительно неслась по Кольцевой автостраде. Стас уже пришел в себя после недавнего потрясения. Он рвался в бой...
   Все-таки права была Серафима, действительно Диана и Погребняк состояли в заговоре против ее отца. Диана – стерва, но сама по себе она пешка. А Погребняк – опасный ферзь: у него большие возможности, он с легкостью убирает фигуры с шахматной доски. Эдуард Витальевич вне игры, но есть Серафима – скорее всего, его прямая наследница. Если так, то ей грозит серьезная опасность. Ведь через нее Погребняк может получить доступ к состоянию своего выбитого из игры шефа... Симона в опасности. Ее нужно спасать. И Стас готов был задушить Погребняка своими собственными руками...
   – Не волнуйся, никуда твоя Марта не денется, – сказал Валера.
   Он обращался к Никите, у которого пропала жена. У всех проблемы...
   – Если сбежала, значит, скоро объявится...
   – Но ведь не объявилась, – покачал головой Никита. – Она бы тебе первому позвонила. Она знает номер твоего телефона...
   – Телефон всегда при мне... Ты вот сам сколько не звонил?
   – Возможности не было...
   – А если и у нее нет возможностей? Пока нет, но вот-вот появятся. Может, она сейчас уже мой номер набирает...
   Но телефон молчал. Во всяком случае, тот, на который могла позвонить Марта.
   Стас был уверен, что они едут на Рублевское шоссе. Но машина свернула раньше и в направлении города. В конце концов подъехала к какому-то невзрачному двухэтажному зданию без вывески. Бесшумно отошли в сторону хорошо смазанные ворота, и джип въехал в небольшой дворик, отгороженный от внешнего мира аккуратным кирпичным забором.
   – Ну вот мы и на месте, – улыбнулся Валера.
   Стасу нравился этот парень. Веселый, добродушный, но вовсе не простой. Там, где надо, он умел быть серьезным и даже беспощадным. Потому и не церемонился с убойщиками господина Скворцова. Потому и смог спасти своего друга, а вместе с ним и Стаса...
   – А как же Рублевка? – разочарованно спросил он.
   – Ты же сам говорил, что поселок охраняется, – развел руками Валера.
   – Класть на охрану...
   – Это тебе не алмазные шахты. В этом поселке солидные люди живут. И все они помимо всего охраняются еще и законом... Пойми, нет у нас права вламываться на частную территорию – ни санкций у нас, ни полномочий...
   – Но ведь надо же что-то делать!
   – Да не волнуйся ты. Никто не собирается сидеть сложа руки. Сейчас человек подъедет, будем договариваться...
   – Что за человек?
   – Нужный человек... Проходим, господа!
   Снаружи здание казалось неприглядным, зато внутри все на уровне лучших офисных домов. Шикарная приемная с миловидной секретаршей, две двери: одна вела в кабинет, другая – в комнату отдыха. Именно в эту комнату Валера и провел своих гостей.
   – Аленочка! Кофе нам и коньяк! – не приказал он, а одарил секретаршу своим распоряжением.
   Комната, в которой оказался Стас, действительно располагала к отдыху, и отнюдь не к активному. Он с опаской подошел к широкому кожаному креслу, на которое показал ему Валера. Как будто боялся, что с этого кресла он не поднимется... И боялся он не напрасно. Кресло глубоко втянуло его в свои мягкие, если не сказать, нежные объятия. Появившаяся секретарша подала чашечку горячего капуччино.
   Кофе должен был его взбодрить, но, напротив, разморил Стаса. Балдежное полусонное состояние, из которого не хотелось выходить. Комфортная обстановка, чертовски уютное кресло, смазливая секретарша с шелестящим убаюкивающим голосом.
   – Вот конфеты, пожалуйста, очень вкусные...
   Она подала ему раскрытую коробку с шоколадными конфетами. А Стасу даже лень было руку протянуть. И с девушкой заигрывать совершенно не хотелось. Не то настроение. Но он бы с удовольствием слушал ее щебет, следил за движениями ее рук, невольно напоминающими успокаивающие пассы...
   – Спасибо, Аленочка! Ты пока иди к себе. Как появится Стояльцев, дай знать...
   Валера отправил секретаршу в приемную. Сам откупорил бутылку коньяка, наполнил рюмки.
   – Стас, ау! Ты там не заснул? – весело спросил он.
   – Нет, нормально все...
   – Сейчас человек придет...
   Не успел Валера договорить, как в динамике послышался голос Аленочки. Пришел тот самый человек... Валера ушел и оставил Стаса наедине с Никитой, который, казалось, тоже слегка прибалдел в расслабляющей обстановке.
   – Из криминальной милиции человек, – пояснил Никита. – Не самый большой чин, но может все. Валера сейчас решит с ним ситуацию...
   – Оскара ему надо сдать. Пусть расскажет, как твою Марту похитили...
   – А заодно он расскажет, как Валера начальника его убил... Не все так просто... С алзмазных рудников сбежать было легче... Кстати, насчет рудников тоже разговор будет...
   – А меня эти рудники больше не колышат. Мне Серафиму нужно видеть... Они убить ее могут. Понимаешь, убить! А мы здесь сидим... Тебе хорошо, твоя Марта сбежала...
   – А это смотря с какой стороны посмотреть. Если бы она в доме у Скворцова находилась... А так какие к Погребняку претензии? Думаешь, Серафима признается, что ее держат под домашним арестом? Погребняк чем-нибудь ее припугнет...
   – Чем?
   – Он уже должен знать, на каком острове Скворцов. Что ему стоит киллеров туда выслать?
   – Может, уже выслал...
   – Все может быть...
   – Может, и Серафимы в живых уже нет...
   – Успокойся, все будет в порядке...
   Стасу и самому хотелось успокоиться. Он верил, что Валера сейчас обо всем договорится, и тогда в дело вступит милицейский спецназ. В случае чего все шишки на них...
   В комнате было очень комфортно. Умиротворяющая обстановка, расслабляющая атмосфера, и кресло такое глубокое, что нет сил из него выбраться. И не хотелось подниматься...
   – Я так не могу!
   И все-таки Стас нашел в себе силы подняться.
   – Надо ехать... Пусть нас в поселок не пустят, но мы же можем у ворот встать. Хотя бы просто рядом стоять...
   – Зачем?
   – Ну, мало ли что...
   Никита какое-то время молча смотрел на него. Затем решительно поднялся, вышел в приемную. Минут через пять вернулся.
   – Поехали...
   Валера остался в офисе, но отдал в их распоряжение одну из своих машин и водителя.
   – Боюсь, мы очень рискуем, – сказал Никита. – Ни документов у нас... К тому же я нахожусь в розыске...
   – Ты? Или мы вместе?
   – В том-то и дело, что я один... Валера только что через друга своего узнал. В розыск меня подали. Какая-то сволочь волну подняла... Я же из колонии сбежал, а потом как бы погиб...
   – Про колонию ты не говорил...
   – А потому что в розыске не был... А сейчас в розыске...
   – Срок за что получил?
   – За любопытство. Все правду искал. А нашел срок... Долгая, в общем, история. Как-нибудь расскажу...
   – Зачем? И так все понятно...
   Стас хорошо знал Никиту и был уверен, что хорошим людям он ничего плохого не сделал. А если гадов давил, так это правильно...
   – Хорошо, если понятно, – улыбнулся Никита. – В общем, погиб я, а теперь вот воскрес. Какая-то сволочь в милицию сообщила... Угадай с трех раз, что это за сволочь?
   – Погребняк.
   – Больше некому...
   – Да, ситуация...
   – Полный абзац... Но я уже привык. Жизнь у меня такая – сплошной водоворот. То одно, то другое... В общем, не соскучишься...
   Джип остановился, не доезжая до ворот пропускного пункта, за которыми начинался элитный поселок.
   – И что дальше? – спросил Никита.
   – У моря погоды будем ждать, – пожал плечами Стас.
   Он мог бы оставить Никиту в машине, а сам бы отправился на разведку. Если очень захотеть, то можно незаметно перелезть через забор, подойти к дому Скворцова. Там еще один забор, по всему периметру утыканный видеокамерами. И через него можно перемахнуть, но тогда точно будешь иметь дело с вооруженной охраной, а еще хуже – с бойцовскими собаками... Да, незадача.
   – Я тебя понимаю, но, боюсь, ничем помочь не могу, – развел руками Никита.
   Похоже, он думал в том же направлении... Стас видел его в бою. Потрясающей выдержки человек. И с пистолетом обращался с такой же легкостью и изяществом, как Паганини со своей скрипкой. Он шел напролом с такой уверенностью, как будто для него не существовало преград. И эта уверенность позволяла ему опережать противника – когда на шаг, когда на половину, когда на четверть. Но всегда Никита использовал свой шанс... Он бы и сейчас мог пройти через проходную контрольно-пропускного пункта, мог бы ворваться в дом Скворцова – и никто бы не смог его остановить. Но ведь ему пришлось бы убивать. А у него и без того проблем хватает... Здесь же не тайга, менты вокруг – чуть что не так, такой шум поднимется, мало не покажется...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация