А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ледяная месть" (страница 5)

   Глава 5

   Ничто так не сплачивает мужчин, как драка в одной «стенке» против другой. Кем бы я ни был, какие бы цели ни преследовал, но я помог Настиному мужу.
   – Костя у нас ядерная ракета, – улыбался лысый Дима. – Чуть что не так, сразу взрывается. Только вот не все сжигает. Там нож был, а я спиной к нему стоял… Спасибо тебе, братан, спасибо!
   Он был немного подшофе, поэтому нас в его машине везла Настя. Мы ехали к ним домой, чтобы отпраздновать нашу победу. Во всяком случае, Дима настаивал на этой версии.
   – А за то, что я Катю на видео снял, тоже спасибо?
   – Катьку?! Я не при делах, это все Настя замутила…
   – И что, спасибо не скажешь?
   Костя со своей шатенкой Лизой отправился к себе домой, но я и не стремился к разговору с ним. Судя по всему, он знал, кто такая Катя, но на ее счет меня мог просветить и Дима. А еще лучше это могла сделать Настя, она же заварила всю эту кашу.
   – Я не понял, это что, наезд? – набычился Дима.
   – Не скажет он тебе спасибо! – истерично, как мне показалось, хохотнула Настя. – Он же у нас влюблен в Катю!
   – Так ты для него старалась? – догадался я.
   – Ну, не только… Пусть Юрка знает, что за змею пригрел на своем камне!
   – Юрка?!
   – Ага, Юрка, Катькин муж…
   – Ну и сука же ты, Настя! – выпалил Дима.
   – Чего?! – взвилась она.
   – Что слышала!
   – Время у тебя, пока домой не придем! Если не извинишься, пеняй на себя!
   – Да пошла ты… – неуверенно выдал парень.
   – Чего?! – взвыла Настя.
   Я попал в эпицентр семейной ссоры, и мне следовало бы выйти из машины – пусть сами выясняют отношения. Но из этой ссоры могло вывалиться зерно истины, поэтому я должен был оставаться здесь, несмотря ни на что. Оставаться и надеяться, что до кровопролития дело не дойдет.
   – Что слышала, – буркнул Дима.
   – Я смотрю, ты из-за своей Катьки совсем попутался!
   – Это тебя бес попутал! Как будто сама без греха! Слава, ты на нее внимания не обращай, она у меня на Катьке повернута…
   – Слава?! – с удивленным возмущением протянула Настя. – А что, Слава еще здесь? – Она остановила машину и повернулась ко мне: – Слава, спасибо тебе за все! Но ты здесь лишний!
   Меня не удивляло ее поведение. Я давно уже понял, что крутая она штучка, резкая и стервозная. Но так и меня не в капусте нашли…
   – А деньги? – с насмешкой спросил я.
   – Какие деньги?
   – Ну, ты же сказала, что я помогал вам за деньги.
   – Сколько ты хочешь? – возмущенно взглянул на меня Дима. Похоже, он совсем не прочь был перенести свою злобу с жены на меня.
   – Сто грамм и огурчик.
   – Ну, это по-нашему! – обрадовался парень.
   Лет двадцать пять ему, может, чуть больше. Ровесник мой. Но в жизни он, похоже, добился большего, чем я. И машина у него крутая – «Порш», и золотые швейцарские часы на руке, и дом у них с Настей, если ему верить, на Новорижском шоссе, в нескольких километрах от Москвы. Только вот сама Настя не подарок.
   – Тебе бы только нажраться! – недовольно хмыкнула она. Но из машины выгонять меня не стала, повезла домой.
   А дом у них действительно что-то с чем-то. Красивый и аппетитный, как эркерный торт, двор большой, ярко освещенный, с английскими газонами и фонтаном. Такая роскошь не один миллион долларов стоит. И не попал бы я сюда, если бы не поддержал Диму в драке.
   И снаружи дом великолепный, и обстановка на высшем уровне. Богато живет Настя, но тогда почему телефон у нее краденый? Может, она его просто нашла? И почему на встречу со мной она приезжала на такси, у нее не может не быть своей машины? И откуда у нее фотография Воротникова, его адрес, если ее интерес крутился вокруг Кати? Почему она не дала ее адрес? Почему я должен был следить за Воротниковым, а не за ней? Слишком уж много подозрительных «почему», и сможет ли Настя дать на них мне ответы? Ответы я, возможно, получу, но вряд ли они покажутся мне правдивыми – имелось на этот счет сомнение…
   В каминном зале стоял домашний бар из красного дерева – со стойкой, с высокими стульями. За эту стойку Дима меня и посадил, сам же достал бутылку виски, два хайболла, полез в холодильник за льдом. Настя с осуждением глянула на нас, покачала головой и отправилась на кухню.
   – Не обращай на нее внимания, брат, – запоздало махнул на нее рукой Дима. – Просто она злая из-за Катьки… А ты Катьку снимал, да?
   – Я.
   – Настя попросила?
   – Если знаешь, зачем спрашиваешь?
   – Ну да, нехорошо вышло. Роман у меня с Катькой когда-то был, мы даже жениться собирались. А тут такое дело…
   – За Юрку замуж вышла?
   – За Юрку?! Ты и про Юрку знаешь? – озадаченно глянул на меня Дима.
   – Да нет, вы говорили… Странно как-то, замуж она собиралась за тебя, вышла за Юрку, а любовь крутила с Воротниковым…
   – С Воротом? Ну да, с Воротом крутила…
   – А ты его знаешь?
   – Знаю, – нахмурился Дима.
   Он сухо кашлянул в кулак, взял свой бокал и предложил тост за знакомство. Виски хороший, с глубоким, насыщенным и мягким вкусом – самое то, чтобы пить без закуски. Но от сырной нарезки я бы сейчас не отказался.
   – И Настя знает?
   – А тебе не все равно? – косо глянул на меня Дима.
   – Ну, ты же хотел со мной об этом поговорить.
   – Я хотел?
   – Ну да, сказал, что поговорить надо, сюда позвал…
   – А чего говорить? Показывала мне Настя, как Ворот с Катькой, там все ясно. Нехорошо, конечно, получилось, но это Юркина проблема… Просто спросить хочу, тебе самому это не противно? Ну, с камерой в чужую постель заглядывать не противно? Нет, я тебя не осуждаю… Или осуждаю… Но ты нам с Костей здорово помог, поэтому я без претензий… Ну, давай дернем за нашу победу!
   Дима наполнил хайболлы больше, чем наполовину, и это не понравилось Насте.
   – Опять как свинья нажрешься, – зло сказала она, швырнув на стол тарелку с сырной и колбасной нарезкой.
   – Я не понял, ты что, совсем берега потеряла? – вскипел Дима. – Я ведь не посмотрю, что ты баба!
   Этот яростный всплеск эмоций вроде бы и напугал Настю, но сдаваться она не хотела.
   – И что ты мне сделаешь?
   – Часто вы так ругаетесь? – вмешался я.
   – Что?! – осатанело глянула на меня Настя.
   – Слава, ты меня, конечно, извини, но ты не в свои дела лезешь! – ополчился на меня и Дима.
   – А это у него работа такая, не в свои дела лезть… Чего ты здесь вынюхиваешь?
   – Я вынюхиваю? Ну, вообще-то, вы меня сами сюда позвали…
   – Кто тебя звал? Просто Димке выпить не с кем было! Давай, сматывай удочки и вали отсюда!
   – Злая ты, Настя, – осуждающе покачал я головой.
   – Я не злая, просто хитромудрых терпеть не могу!
   – Ну да, я понимаю, ты мужа любишь, ради него на все готова. Дима, наверное, Катю до сих пор любит, а ты ее шлюхой выставила. Ладно, я хитромудрый, а ты чем лучше меня?
   – Дим, ты слышал, он же нарывается! – возмущенно протянула Настя.
   – Слава, ты за базаром следи! – Дима целиком принял ее сторону.
   Вроде бы и крутой он парень, держится с достоинством, не трус, понятия о жизни имеет, но все-таки слабоват характером перед Настей. Она веревки из него вьет.
   – Значит, я хитромудрый. А ничего, что менты на меня дело завели?
   – Дело? На тебя? – озадачился Дима. – А мы здесь при чем?
   – А Воротникова кто убил?
   – Воротникова?! Убил?! – Дима в недоумении переглянулся с женой.
   – А вы не знали?
   – Это ты о чем? – Настя перевела взгляд с меня на бутылку с виски – дескать, не белая ли горячка у меня началась? Судя по ее поведению, она действительно не знала о гибели Воротникова.
   – А о том, что я тебя второй день ищу. Потому и подписался за вас, что с тобой хотел поговорить…
   – Что ты там про Воротникова говорил?
   – Убили его. Я тебе флешку с его подвигами передавал, а он в этом время уже в морге лежал…
   – Ты идиот?
   – Ты же знаешь Воротникова. И жену его должна знать. Позвони ей, она подтвердит…
   – А у меня что, телефон ее есть?
   – Она твой телефон знает?
   – Нет, не знает. И я ее знать не знаю!
   – Слава, ты это, давай обо всем по порядку, – попросил Дима, – а то навалил тут кучу…
   – Не знаю, кто эту кучу навалил, только вляпался в нее я.
   Настя знала и Воротникова, и Катю, с которой у ее мужа когда-то был роман. И Ольгу она должна знать, как и Ольга про нее. А у Девяткина есть запись, на которой Воротников был с Катей. Менты могли вычислить Настю через Ольгу, но прошло трое суток, а этого не случилось… Неужели Девяткин не просто сомневается в существовании Насти, а даже не пытается найти ее? Неужели он действительно думает, что это я убил Воротникова? А ведь менты следят за мной. Никакой прослушки в своем сотовом я не обнаружил, и в квартире все чисто, но все-таки они «пасут» меня и делают это так тонко, что я не замечаю слежки. Не замечаю, но чувствую ее…
   – Что там с Воротом случилось? – взволнованно спросил Дима.
   – Убили его. На той квартире убили, где он с Катей крутил. Катя ушла, а он со своим телохранителем остался. Их там обоих и уложили.
   – Кто?
   – Я.
   – Ты?! – шарахнулся от меня парень.
   – Менты думают, что я. Я же на этой квартире засветился. Пальчики мои там остались, они на меня по ним и вышли…
   – А у них что, твои пальчики были?
   – Были. Судимость у меня, четыре года общего режима.
   – Ну, я вижу, что ты свой человек, – натянуто улыбнулся Дима и снова наполнил бокалы, на этот раз Настя даже слова не сказала.
   – Тоже срок мотал?
   – Ага, два года. Но условно. За драку…
   – А ты думал, за убийство? – колко спросила Настя. – Думаешь, это Дима Валеру убил?
   – Я думаю? Вообще-то, это ты думаешь.
   – Я не думаю… Я знаю, что Дима здесь ни при чем.
   – А кто при чем?
   – А это не к нам. Я же чувствовала… Я знала, что ты не зря к нам сегодня прилепился!
   – Я же говорю, что искал тебя. Искал, а найти не мог. Телефон у тебя краденый, машину я твою не видел, номеров ее не знаю…
   – Краденый телефон?! – возмутилась Настя. – Кто тебе сказал, что краденый? Я его просто нашла…
   – Ну и возвратила бы хозяину, если нашла.
   – А кому нужна такая дешевка?
   – Тебе же нужна была.
   – Не нужна. Я только симку взяла.
   – Зачем?
   – На всякий случай…
   – Всякий случай – это я, да?
   – Ну да. Ты же компроматом занимаешься, мог бы и на меня компромат нарыть.
   – Зачем?
   – Ну, тебе видней…
   – Может, ты знала, что Воротникова грохнут?
   – Я знала? Не, ну ты совсем съехал! – простонала Настя, хватая от возмущения ртом воздух. – Дима, скажи ему!
   – А чего говорить? Тут разбираться надо, – в раздумье мотнул головой парень и пристально посмотрел на меня. – Настя здесь не при делах, я отвечаю. И насчет краденого телефона ты зря. Не могла она телефон украсть. Найти могла, а украсть – нет. И то, что шифровалась она, понять можно. Ты же папарацци, от тебя всего можно ждать…
   – Какой, к черту, папарацци? Частный детектив я!
   – Да одна фигня…
   – Вот и я о том же, – пренебрежительно усмехнулась Настя. – Работа – фигня, а берешь много.
   – Ну да, ты же вторую половину гонорара собиралась зажать, – вспомнил я.
   – А ты меня шантажировать начал. Вот и скажи, правильно я делала, что шифровалась, или нет?
   – Поэтому и на такси ко мне подъезжала?
   – Да, поэтому и такси брала.
   – Но я не папарацци. И стараюсь работать честно…
   – А срок за что мотал?
   – Неважно.
   – Скрываешь? Значит, что-то нечестное.
   – Вором я был. Квартиры выставлял. Тяжелое детство, бетонные игрушки. Теперь вот частным сыском занимаюсь. И частным и честным. Правда, в квартиры не совсем честно порой попадаю, замки взламывать приходится… Мне скрывать нечего. И вы, если вам скрывать нечего, должны мне все рассказать.
   – С какого это перепугу мы должны тебе что-то рассказывать?
   – А с того, что менты на меня убийство повесили. Если я убийцу не найду, вилы мне…
   – Это серьезно, – кивнул Дима. – Но мы не при делах, отвечаю.
   – А кто при делах?
   – Не знаю.
   – Слава, тебе уже пора, – зло зыркнула на меня Настя.
   – Куда?
   – А тебе что, идти некуда?
   – Почему некуда? К ментам пойду. Они не верят, что ты меня нанимала, поэтому не ищут тебя. Но я им адрес твой дам, они приедут, крутить тебя начнут. Тебе это нужно?
   Настя задумалась и очень быстро сообразила, что с ментами ей встречаться неохота.
   – Но я же ни в чем не виновата.
   – Да, но ты заказала слежку за Воротниковым. Ты знала его. И менты очень быстро это выяснят. Наведут справки о твоем прошлом, выйдут на связь с Воротниковым, с его женой, Диму в это болото втянут, Костю вашего…
   – И чего ты от нас хочешь?
   – Давайте вместе подумаем, кто мог заказать Воротникова.
   – А его заказали?
   – Ну, по ходу, там заказное убийство. А вы думаете, это не заказ? Может, Воротникова Юра грохнул?
   – Юра?
   – Ну, Катин муж…
   – Понятно, что Катин муж, – кивнул Дима и посмотрел на жену: – А ведь он мог грохнуть Валеру…
   – Что ты несешь? – набросилась на него Настя. – Набрался уже? Залил зенки?
   – Да нет, нормально все. Мог Юрка Валеру грохнуть… И я мог… Юрку я ни в чем не обвиняю, ик… Убить он мог чисто теоретически… И я мог чисто теоретически… Настя когда-то с Воротом встречалась, я его, козла, терпеть не могу…
   – Все сказал? – осуждающе качая головой, с ехидством спросила Настя.
   – Ну а че, не было ничего?
   – И ты мог бы грохнуть Ворота из-за меня?
   – Да запросто!
   – А чего не грохнул?
   – Кто-то опередил… Правильно Славка говорит, злая ты, ухожу я от тебя…
   Дима взял бутылку, бокал, шатаясь, направился к дивану и утонул в его кожаной мякоти. Совсем он окосел, глаза тупо на кончик носа смотрят. В таком состоянии люди, как правило, ничего не соображают, если, конечно, не притворяются невменяемыми.

   – И часто это с ним? – спросил я, глядя, как бутылка выскальзывает из его пальцев.
   – Нечасто. Сегодня ему захотелось напиться, поэтому мы поехали в клуб, – невесело вздохнула Настя, наблюдая, как бутылка падает на леопардовую шкуру, расстеленную на полу…
   – А Костя – ваш друг?
   – Димин друг, – кивнула она, поднимая бутылку с пола.
   – А Юра?
   – Из одной компании они. В институте вместе учились… Дима, Юра из твоей шарашки?
   Дима в ответ что-то промычал и, закрыв глаза, стал заваливаться набок. Настя села рядом, подставив ему под голову свое плечо.
   – Любишь его? – спросил я.
   – Люблю. Хотя тебя это не касается.
   – Хотелось бы. Но, увы, меня теперь все касается. Если ты Диму не любишь, зачем надо было Катю на чистую воду выводить?
   – Так из-за Димки все. Люблю я его, – уверенно ответила Настя. – Он хоть и непутевый у меня, а я его люблю… Непутевый ты у меня, Димка?
   В ответ Дима захрапел.
   – Ну вот, уже приплыли… – Настя поднялась, уложила мужа на бок, забросила его ноги на диван. – Пусть спит. – Сама подсела ко мне за барную стойку и усмехнулась:
   – Чего сидишь, обслужи даму. Виски я не буду, там «Реми Мартин»…
   Я нашел коньяк, откупорил бутылку, наполнил на два пальца бокал на тонкой ножке. Себе налил виски, совсем чуть-чуть. Иногда у меня тоже возникало желание надраться до берложьей лежки. Иногда, но только не сейчас.
   – Извини, что я на тебя рычала, – повинилась вдруг Настя. – Это у меня всегда так, когда на Димку находит. Терпеть не могу, когда он пьяный…
   – А с чего это на него сегодня нашло?
   – Что, Слава, удочку забросил? – ухмыльнулась она. – Думаешь, Валеру грохнул, и в запой? Не трогал он Валеру, это я тебе точно говорю.
   – Я так понимаю, у тебя с Валерой роман был?
   – Был. Я за него замуж собиралась. А Димка на Катьке собирался жениться. И это еще не все. Ольга с Юркой встречалась, а вышла замуж за Валеру. Такая вот чехарда…
   – Да уж, ералаш еще тот, – не мог не согласиться я.
   – Значит, убили Валеру?
   – Убили.
   – Жаль.
   – И все?
   – А что я, по-твоему, в истерике биться должна? Не будет истерики.
   – Почему?
   – Потому что не люблю я Валеру. И никогда не любила. Увлечение молодости, не более того. Когда я с ним встречалась, Диму в упор не воспринимала. Он за мной бегал, а я с Валерой крутила. А когда Дима с Катькой загулял, у меня глаза открылись… Ладно, тебе это неинтересно. – Настя плеснула себе в бокал: – Чокаться не будем… Если Валеры правда нет.
   – А зачем я буду врать?
   – Ну, мало ли…
   – Тебе что, позвонить некому?
   – Валера давно уже отрезанный ломоть. И с Ольгой я в ссоре…
   – Из-за него?
   – Да нет, вообще… Развалилась наша компания. Катька с Юркой сами по себе, Валера с Ольгой сами по себе, а вот с Костей мы дружим.
   – Это я уже понял. А Лиза тоже из вашей компании?
   – Да нет, Костя с ней недавно познакомился. Она с ним даже не живет.
   – Круто он за нее подписался.
   – Ну, Костя в своем репертуаре. Если что не так, сразу в морду. Он ведь и Юрке морду набил.
   – За что?
   – Ну, было за что…
   – А конкретно?
   – Конкретно? – усмехнулась Настя. – Конкретно – Юра всех подставил. Не буду говорить, что там да как, но нехорошая история вышла, Юрка всех с толку сбил…
   – Может, скажешь?
   – Нет, не скажу… Да это и не имеет отношения к убийству.
   – Точно не имеет?
   – Точно, можешь даже не сомневаться. С этой истории компания и развалилась. Ворот принял Юркину сторону, Дима остался с Костей. А Юрка потом с Воротом рассорился. В общем, дурдом на колесах… Но это наш дурдом, тебя это не касается.
   – Ну, может, и не касается. Вопрос у меня, ты, когда заказ мне делала, кого на чистую воду хотела вывести, Катю или Валеру?
   – Катю.
   – Чтобы Диме показать, какая она?
   – Ну да.
   – Зачем ему это знать, если она все равно замужем за Юрой? Может, у них тайные отношения были?
   – Типун тебе на язык!
   – Зачем тогда сыр-бор было разводить?
   – Когда станешь женщиной, тогда поймешь.
   – Я никогда не стану женщиной.
   – Тогда никогда и не поймешь, – довольная собой, усмехнулась Настя.
   – Ну, ладно, ты хотела мужа, поэтому Катя попала под мою камеру, так?
   – Ну, в общем, да.
   – Но ты же дала мне фотографию Воротникова.
   Настя на мгновение задумалась, и этого ей хватило, чтобы придумать отговорку:
   – А что, если у меня не было Катиной фотографии?
   – А Воротникова была?
   – Была.
   – Кстати, свежая фотография. Года два ей, не больше…
   – Ну да, два года… – задумалась Настя.
   – Откуда у тебя фотография Воротникова?
   – Из Интернета скачала, на «Одноклассниках» висела…
   Она повеселела, решив, что этот вариант вполне может меня удовлетворить. Действительно, скачать фотографию из Интернета дело нехитрое. К тому же Воротников имел свою страничку на «Одноклассниках». Только ни Насти там в Друзьях у него не было, ни Димы. И Кати тоже. Зато Катя была у него в любовницах, втайне от всех. От всех, но только не от Насти…
   – На «Одноклассниках» нет его адреса.
   – Ну, адрес я знаю. Это Ольгина квартира. Она там раньше с родителями жила. Родители на Рублевку переехали, а она в их квартире с мужем прописалась.
   – Понятно. А почему тебя самой в Интернете нет? Я тебя везде, где мог, искал, так и не нашел.
   – А ты, правда, вором был? – вдруг спросила она, въедливо глядя на меня.
   – Не бойся, не обворую.
   – Да я не боюсь. От меня не убудет, а тебя потом найдут и глаз на одно место натянут…
   – Кто?
   – Отец у меня человек беспардонный, и ребята у него крутые. Ну, ты меня понимаешь…
   – Чем он занимается?
   – Бизнесом. Обычным бизнесом. Но тебе с ним лучше не связываться.
   – Запугиваешь?
   – Почему запугиваю? Предупреждаю. Только я не верю, что ты вором был. На мента ты больше похож. Вынюхиваешь, выпытываешь.
   – Я же вроде как детектив.
   – Вот и я о том же…
   – Мне срок светит, если я убийцу не найду.
   – Ты это серьезно, или это у тебя подмазка такая? Подайте бедному сироте!.. – язвительно усмехнулась Настя.
   – Несмешно.
   Меня трудно вывести из себя, но легко можно зацепить такими шутками. Ведь я действительно был сиротой, рос без отца и матери. В болоте рос. Это хорошо, что выбрался из трясины, но тоска о потерянных родителях осталась. Каким бы я отморозком ни рос, мать и отец всегда были для меня святыми, их фотографии у меня сейчас в портмоне. И в моей комнате на стенах в электронных рамках висят старые семейные фотографии…
   – Да я и не смеюсь, не до смеха мне. Я же вижу, что ты меня подозреваешь.
   – А ты бы подозревала себя на моем месте? – прямо спросил я.
   – Но я же на своем месте.
   – Поэтому и оправдываешься.
   – А что мне остается?
   – Убийцу вместе со мной искать.
   – Зачем это мне?
   – А что, самой не интересно, кто Воротникова убил?
   – Интересно. Но не жизненно важно.
   – А вдруг он всего лишь звено в общей цепи?
   – В какой цепи?
   – Ну, он, твой муж, Костя ваш, Юра…
   – Не поняла?
   – Ну, может, кто-то объявил войну твоему мужу и его друзьям, разве такое невозможно?
   Эта версия пришла мне в голову только что. И не от прозрения она родилась, а от желания расшевелить Настю. Страх – не самый плохой стимул для содействия.
   – Умней ничего придумать не мог? – фыркнула она. – Хочешь сказать, что это я объявила войну друзьям своего мужа?
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация