А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ледяная месть" (страница 3)

   Глава 3

   Первый день в камере запомнился только остротой ностальгических ощущений. Воспоминания вдруг нахлынули – первая «командировка» в камеру СИЗО, выяснение отношений с двумя отмороженными кавказцами, драка, карцер, а потом долгих два года в изоляторе и в колонии. Нет, вчера я ни с кем не сцепился. Поздоровался, представился, спокойно занял свое место, пропустил ужин, пластом пролежал до самого подъема. И сейчас лежу на шконке, скрестив руки на груди и глядя в недавно побеленный потолок. Завтрак я тоже пропустил.
   – Слышь, студент, а ты че, за людей нас не считаешь? – спросил вдруг бритоголовый мужик с бульдожистыми щеками.
   Он сидел за столом и буравил меня своими маленькими водянистыми глазками. Могучая шея подернута жирком, плечи здоровые, но не шире, чем пивное брюхо. Руки короткие, но сильные, пальцы похожи на сардельки. Мощный он мужик, с таким сладить будет непросто. А он, похоже, нарывался, о чем можно было судить по его вызывающе наглому тону.
   Вчера с ним никаких проблем не возникало, он даже заговаривать со мной не пытался, а сегодня вдруг прорвало. Но в тюрьме такое часто бывает. Сидит человек, никого не трогает, а потом вдруг припечет ни с того ни сего, и начинается. Просто от нервов вожжа под хвост попасть может.
   Я резко сорвался со шконки, вытянулся во весь рост. Бульдожистый заметно вздрогнул от неожиданности, но не струхнул, напротив, еще больше набычился. И с места своего приподнялся, чтобы дать мне отпор. Но так как я и не собирался на него нападать, я всего лишь похлопал пальцами себя по груди и животу, как будто вприсядку станцевал, и с веселым удивлением спросил:
   – Это кто здесь студент, браток? Ты ничего не попутал?
   – Я сказал, студент, значит, студент!
   – Ну, я не против, – кивнул я и снова плюхнулся на шконку.
   Да, когда-то я был самым натуральным беспризорником. Отца я вообще не знал, мать умерла рано, осталась только тетка, которая не особо меня жаловала. В зимний сезон я жил с ней, учился в школе, а летом пропадал в городе – клей с такими же шалопаями нюхал, в подвалах ночевал, дрался за место под солнцем. Ну, и воровать приходилось, чтобы с голоду не припухнуть. А когда вырос, меня взял под свою опеку Леня Ситец. Он-то и научил меня, что настоящий вор не должен отличаться от обычных людей. Даже более того, вор должен производить более выгодное впечатление, чем среднестатистический гражданин. Он поселил меня на своей квартире, с первого совместно поднятого дела прикупил мне фасонистый «прикид», даже очки раздобыл без диоптрий, чтобы я походил на интеллигента. Есть такие парни, с виду вроде бы и ухоженные «от» и «до», и очки у них стильные, но такого «ботаником» не назовешь, потому что есть в них что-то злое, жесткое, колючее. Именно такой имидж для меня и подобрал Леня. Он очень многому меня научил, и я до сих пор ему благодарен. Да, его наука довела меня до тюрьмы, но, не будь его, я бы сел гораздо раньше.
   Двадцать лет мне исполнилось, когда я попался с поличным. Почти год провел под следствием, затем приговор – четыре года, половину из которых мне простили под соусом условно-досрочного освобождения. В двадцать два года я вышел на свободу и узнал, что Леня Ситец загремел на четырнадцать лет за «мокрое» дело. Он искренне считал, что вор не должен убивать, но и на него нашла проруха. Хозяин в неурочный час домой вернулся, а там Леня. Он ударил мужика кулаком, когда тот попытался его схватить, но, видно, это был не его день. «Терпила» неудачно упал, сломал шею и отдал концы. Я, конечно, Леню не забываю, шлю ему «дачки», но его дело продолжать не собираюсь. Хватит с меня…
   Очки я сейчас не ношу: имидж брутального интеллигента мне удается поддерживать и без них.
   – Слышь, я не понял! – вскочил со своего места бульдожистый. – Лежать будешь, когда я скажу!
   Он подскочил ко мне, попытался схватить за руку, чтобы сдернуть со шконки, но я изловчился и взял на крючок его самого. Есть такой боевой прием – просовываешь палец за щеку настолько глубоко, насколько это возможно, крепко сжимаешь руку в кулак и оттягиваешь его вверх и в сторону, заставляя жертву подниматься на цыпочки. Тут главное, не усомниться в своих силах, не ослабить хватку со страху.
   Этот немудреный, но, в общем-то, эффективный прием я освоил еще во времена своей шальной молодости, закрепил его в бытность свою на зоне, а сейчас просто повторил пройденное. Бульдожистый взвыл от боли, приподнимаясь вслед за моей рукой. Он мог ударить меня рукой или ногой, но боялся это сделать, потому что любое неосторожное движение с его стороны могло усилить и без того нестерпимую боль.
   – Ты чего такой злой с утра, Вася? Мозоли под шкуркой натер? Может, жена под соседом приснилась, а?
   – У-у-у! – раздалось в ответ.
   Я ударил бульдожистого пяткой по ступне, выдернул из-за щеки обслюнявленный палец и тут же врезал ему кулаком в «солнышко». Мужик с воем подался назад и плюхнулся задом на свою шконку.
   – Продолжать? – с любезной улыбкой спросил я.
   Он лишь замахал руками, вытаращив на меня испуганные глаза.
   – А лечь можно?
   Бульдожистый согласно кивнул, подбородком коснувшись груди.
   – Ну, спасибо!
   Я лег, вытянувшись во весь рост, и прикрыл глаза, оставив едва заметную щелку между веками. Надо было следить за действиями бульдожистого, как бы он реванш не попытался взять.
   – Я недолго. Полежу немного, и на допрос. Меня сегодня выпустят. – Я обращался ко всем, утешая самого себя.
   Кеша хоть и баламут, но в серьезных случаях слов на ветер не бросает. Он и алиби мое найдет, и адвоката к делу подключит. Нет у ментов на меня ничего такого, чтобы удерживать в застенках.
   Действительно, пролежал я недолго. Меня выдернули на допрос, доставили в кабинет к капитану Девяткину, который он делил со своим помощником, старшим лейтенантом Калюжным.
   Девяткин сидел за своим столом и смотрел на окно, держа в руке мухобойку. На меня он, казалось, не обращал внимания. Я сел и спустя мгновение услышал шлепок, с которым он опустил мухобойку на подоконник.
   – Разлетались, сволочи! – прокомментировал капитан, снимая с «весла» убитую муху.
   – Это вы про адвокатов? – ехидно спросил я.
   – И про твоего адвоката тоже, – ответил Девяткин.
   – Где он?
   – Звонил, обещал подъехать. Только я пока не знаю, нужен он здесь или нет. Сейчас гражданин Свирский должен подъехать. Если он тебя опознает, то, считай, алиби у тебя в кармане. А если нет, тогда тебе точно понадобится адвокат…
   Я понял, о ком речь. Все-таки нашел Кеша свидетеля моей невиновности. А если Кеша взялся за дело, все будет пучком. Он умеет стращать и запугивать, и после общения с ним Свирский не захочет артачиться и топить меня. Во всяком случае, я очень на это надеялся.
   – А если Свирский меня опознает, вы меня отпустите?
   – Если опознает, если ваша с ним встреча совпадет по времени с твоими показаниями, тогда держать мы тебя здесь не будем. Ну а если не опознает…
   – Вы нашли Настю?
   – Нет. Ее телефон не отвечает.
   – Да, но телефон у нее был. Можно узнать, на кого зарегистрирован номер…
   – Узнали. На Шутихина Бориса Васильевича.
   – Может, это ее муж?
   – Нет, Шутихин просто потерял телефон. Я предположил, что его украли, но он сказал, что это вряд ли. Это была устаревшая модель, «красная» цена – пятьсот рублей. Кому такой телефон нужен?
   – А симка? Может, кому-то нужна была симка?
   – Кому?
   – Насте. Вдруг она наняла меня, чтобы я просто следил за Воротниковым?
   – С этого места поподробнее! – Девяткин замахнулся на меня мухобойкой и резко опустил ее, едва не коснувшись моего плеча, дескать, сидящую на мне муху отогнал.
   – Да нет подробностей, – развел я руками. – Ее мое видео заинтересовало, жалела, что до самого интересного дело не дошло. Ей точно измена была нужна, и она ее получила… И адрес квартиры на Комсомольском проспекте она не спрашивала, и как я за Воротниковым следил, не интересовалась…
   – А может, не было никакой Насти? Может, ты не частным детективом работаешь?
   – Нет, я действительно частный детектив.
   – Давно?
   – Уже два года.
   – Я понимаю, если бы ты ментом был, а потом отсидел, но ты же никогда не был ментом. Ты вором был, квартиры выставлял, какой из тебя детектив?
   – Так я преступления не раскрываю. Мое дело маленькое – следить, снимать, уличать. Я на большее не претендую, вы уж без меня преступников ищите.
   – Именно этим мы и занимаемся.
   – И как получается?
   – Ну, подозреваемый уже есть.
   – Если это про меня, то вы не там ищете.
   – Кто знает, кто знает…
   – Сами себя в тупик загоняете.
   – Возможно.
   – А Катю нашли? Или скажете, что ее тоже не было?
   – Ну, как же не было, – усмехнулся Девяткин. – Очень даже была. А почему ты снимал ее на телефонную камеру? У тебя же видеокамеры были, там качество гораздо лучше.
   – Развернуться не успел.
   – А может, у тебя и не было задачи заснять факт измены? Может, ты просто должен был следить за Воротниковым? Выследил его, сообщил кому нужно… – Девяткин не договорил. Ему позвонили, сообщили, что прибыл гражданин Свирский, и он отправил за ним Калюжного.
   Да, это действительно тот самый тип, с которым я схлестнулся позавчера. Кеши с ним не было, но его влияние ощущалось в поведении Свирского. Он с ходу опознал меня, назвал время, когда мы с ним пересеклись. Правда, при этом прогнал чушь, дескать, я собирался его убить. Девяткин отнесся к его заявлению очень серьезно, даже стал выяснять, не было ли при мне огнестрельного оружия.
   – Ну что, теперь веришь мне? – спросил я у Девяткина, когда после соблюдения всех формальностей Свирский наконец-то убрался.
   – Здесь верю, – постучал капитан по своей черепушке над правым полушарием, – а здесь не верю… Я так понимаю, Свирского твой друг нашел?
   – Правильно понимаешь.
   – Значит, для него ты номер машины вспомнил?
   – Ну, Кеше я могу доверять, мы с ним вместе работаем.
   – Вместе работаете?! – с непонятным ликованием переспросил Девяткин. – Где вы работаете?
   – В паре мы работаем. Как ты со своим старлеем работаешь, так и мы. Вы преступников ищете, а мы непутевых мужей выслеживаем и жен тоже…
   – Жертв вы выслеживаете.
   – Ну, можно и так сказать…
   – Сначала выслеживаете, потом убиваете.
   – Эх, начальник, я тебе душу открыл, а ты в нее плюнул. Нехорошо, – осуждающе покачал я головой, недовольно глядя на мента.
   – А вдруг?
   – Давай адвоката, начальник. Закидоны у тебя с винтом, не нравится мне, как ты закручиваешь. Без адвоката разговаривать с тобой отказываюсь.
   – Не надо со мной разговаривать. Пиши расписку и проваливай.
   – Прямо сейчас?
   – Прямо сейчас.
   Девяткин не шутил. Он действительно собирался в обмен на расписку о невыезде даровать мне свободу. Только я ему не верил…

   Это большое везение, когда человек занимается любимым делом и получает за это деньги. Но ведь Кеша к тому и стремился. Парень любил красивых женщин, ему доставляло удовольствие окучивать их, и теперь, когда общение с ними стало его работой, он не терял спортивного к ним интереса. Вот и сейчас он что-то втирал двум симпатичным юным особям. Есть девушки, у которых уши держатся на ниточках, прикрепленных к уголкам губ. Если такая развешивает уши, то губы под их тяжестью растягиваются сами по себе. И эти улыбаются, слушая Кешу, но мне совсем неинтересно знать, по какой причине это происходит. Не собираюсь я выяснять, сами по себе они улыбаются, или это утяжеленные лапшой уши растягивают губы. Я хлопнул Кешу по плечу и взглядом показал на машину.
   – О, друг из тюрьмы вернулся! – развеселился он.
   – Десять лет за изнасилование. Девушки, вы с нами? – мило спросил я.
   – Нет, спасибо!
   Курносая блондиночка опасливо глянула на меня и повернулась к нам спиной, увлекая за собой темноволосую подружку, которая, похоже, совсем не прочь была прокатиться с нами. А вдруг десять лет тюрьмы меня не исправили? Вдруг я прямо сейчас возьмусь за старое? Вдруг ей это понравится? Шутки шутками, но девушки ушли в одну сторону, а мы уехали в другую.
   – Ты чего как с цепи сорвался? – спросил Кеша. – Нормальные девчонки, могли бы покрутить с ними до вечера. Оттянулся бы после «Петров»…
   – А почему до вечера?
   – Так работа на сегодня есть. Вчера не получилось. Пока этого Свирского нашел… Кстати, за тобой должок. Сегодня с моим вчерашним клиентом разберешься.
   – Ну вот, заодно и оттянусь. А с этими девочками не надо. Вдруг они мурки?
   – В смысле «мурки»?
   – В смысле девочки из МУРа. Вдруг подставные?
   – Не понял.
   – Да шучу я…
   На самом деле я далек был от мысли, что Девяткин мог задействовать против нас женскую артиллерию. Не того он полета птица, чтобы набрать такую высоту.
   – Но в каждой шутке есть доля правды. Следить за нами могут, – совершенно серьезно добавил я.
   – Кто?
   – Муровцы.
   – Зачем?
   – А вдруг мы киллеры? Вдруг мы их на своих боссов выведем?
   – Мы – киллеры?!
   – И ты прежде всего.
   – Я?!! – оторопело глянул на меня Кеша. Мне даже пришлось приложить пальцы к его подбородку, чтобы направить взгляд на дорогу.
   – Ну да, я выследил жертву, а ты ее застрелил. Вместе с телохранителем.
   – Ты серьезно?
   – Я – нет, а менты – да…
   Кеша имел смутное представление о моей проблеме, и, чтобы у него не оставалось вопросов, я ему подробно все изложил. Только вопросов от этого стало еще больше.
   – И менты думают, что это я Воротникова завалил? – возмущенно протянул он.
   – Я так понял, что да. Они не собираются искать Настю, даже не спросили, как она выглядит. Могли бы фоторобот составить, но им это неинтересно. Пока неинтересно. Они ждут, когда я сам их на нее выведу.
   – Не понял?
   – Все просто – мы с тобой киллеры, Настя – заказчица. Я выследил Воротникова, а ты его «замочил».
   – Но это дичь!
   – Да, но менты хавают ее за обе щеки. Они не верят мне, думают, что это мы с тобой грохнули Воротникова. Не верят, но держать меня у себя не стали. Могли бы закрыть за то, что я хату взломал, но не закрыли. Почему не закрыли? Потому что на свободе я им интересней. Пасут они меня. И меня пасут, и тебя! Нас пасут!
   Мой мобильник побывал в ментовке, и там в него могли вмонтировать «клопа». Я не исключал такой вариант, но даже не пытался исправить положение. Зачем? Пусть менты слушают нас, пусть думают, что мы ни в чем не виновны.
   – Жесть! Я в шоке! – возмущенно простонал Кеша.
   – Издержки профессии.
   – И что нам теперь делать?
   – А что делать? Как жили, так и будем жить. Мы же киллерами не работаем, людей не убиваем…
   – А неприкосновенность частной жизни? А неприкосновенность чужого жилища?
   Я удивленно глянул на Кешу. Он, конечно, бил не в бровь, а в глаз, но откуда у него такой поток незамутненного сознания?
   – Чего смотришь? – заметив мой взгляд, снисходительно усмехнулся он. – Ты же просил адвоката, я Конькова вчера обхаживал. В «ночнике» зависали, за мой, между прочим, счет. Что там у тебя конкретно случилось, я не знал, но про твою работу рассказал. Незаконным делом ты занимаешься, старик.
   – Да уж, твой Коньков просто гений! – фыркнул я.
   – Если менты захотят придраться…
   – Я тебя понял. Поэтому следить пока ни за кем не будем. Настю надо искать. Мобильник у нее краденый, уже одно это напрягает. Зачем она со мной по «левому» телефону созвонилась? И почему соврала, что Воротников – ее муж?
   – Почему?
   – А сам как думаешь?
   – Тухлой подставой воняет.
   – Не думаю, – покачал я головой. – Если бы подставить хотели, мне бы ствол подбросили, можно было бы в машину… Кстати, я к Насте в кафе на своей машине подъезжал, а она – на такси…
   – Светиться не хотела?
   – Похоже на то.
   – За жабры ее надо брать.
   – А как? Телефон «левый», через машину не вычислишь. Фоторобот можно составить, а толку?
   – Ну, фоторобот, может, и не нужен, а Интернет прошерстить надо, по «социалке» пройтись неплохо бы, может, где-то ее фото всплывет. Нам бы на ее страничку выйти, а там разберемся…
   – Социальные сети, говоришь? – Я в раздумье потер мочку уха. – Слишком большой стог сена для слишком маленькой иголки…
   – Кто ищет, тот всегда найдет.
   – Если бы всегда, все менты бы сейчас в генералах ходили.
   – Ну, кто-то генерал, а кто-то сосет… в смысле, плохо ищет, – хмыкнул Кеша.
   – Значит, будем хорошо искать. Но только до и после работы. Не забывай, у тебя сегодня клиент…
   – Заодно и развеемся.
   В конце концов, я должен был познакомить клиента с женщиной, а не с мужчиной, а такая работа меня ничуть не напрягала.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация