А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ледяная месть" (страница 18)

   Глава 23

   Бессонную и, как вдруг оказалось, бездарно потраченную ночь я компенсировал утром. Но и этого мне было мало, поэтому я продолжил спать и после полудня.
   А в третьем часу дня меня разбудил Кеша. Кто бы мог подумать, что он появится сегодня, как на заказ.
   – Тебе что, Анжела звонила? – догадался я.
   – Анжела? А зачем ей мне звонить? С паспортом что-то не так? – удивленно спросил он.
   – Да нет, с паспортом все нормально…
   – Тогда что?
   – Ну, как бы тебе сказать, – замялся я.
   Хотелось рассказать Кеше о своих подозрениях насчет Алевтины, но вдруг он воспримет это как намек? Решит, что я подозреваю и его. А ведь он столько для меня сделал…
   – Так и говори, – с фирменной своей прохиндейской улыбочкой сказал он.
   – Да ладно, забудь.
   – А что такое?
   – Да так… К Алевтине приехал?
   – Боишься, что я хвоста привез?
   – Да нет… То есть да, – кивнул я.
   – Нормально все. Я проверялся.
   – Как там дела на Большой земле?
   – Для тебя не очень.
   – Больше никого не убили?
   – В смысле?
   – Ну, Белов последним был?
   – Белов?! Ну да, после него больше не убивали.
   – А ты откуда узнал, что его убили? – озвучил я народившийся вдруг вопрос.
   – Как откуда? – удивленно посмотрел на меня Кеша. – Менты тебя искали, меня спрашивали…
   – И про убийство сказали?
   – Ну да, они думают, что это ты его убил.
   – И думают, что я в Москве?
   – Думают.
   – Поэтому за тобой не следят?
   – Не следят… Слава, я не понял, что это на тебя нашло? – нахмурился Кеша.
   – Да так, ничего. Нормально все…
   – Я тут мяса привез, вина, сейшн хочу замутить. Ты меня не поддержишь?
   – Поддержу.
   – Ну, тогда хоккей!
   Кеша вышел из комнаты, отправился разгружать машину. Я наспех оделся и пошел ему помогать. И еще я мариновал мясо, пока он вместе с Алевтиной растапливал баньку.
   Угли в мангале я разжигал сам, а шашлык жарил уже с Кешей. Он принес с собой бутылку коньяка, лимон, мы с ним выпили для разогрева раз, другой, закусили румяным, но еще не совсем прожарившимся мясом. Горячее сырым не бывает, к тому же мясо было промариновано, поэтому непрожареность меня не пугала. А после третьего тоста я и вовсе об этом забыл.
   – Может, в баньку стол перенесем? – спросил Кеша.
   – Ну, можно, – кивнул я.
   Пока женщины накрывали в трапезной стол, мы еще раз ударили по коньячку. В баню я заходил уже навеселе. Легко на душе было, тепло. Не так уж и плохо жить вне закона, когда с тобой любимая женщина и верные друзья. Может, Кеша и был причастен к убийству московских «мажоров», но разве он не помогает мне?
   Женщины выбрали вино, мы с Кешей откупорили вторую бутылку коньяка. Затем Анжела и Алевтина ушли в парилку, а когда вернулись в трапезную, туда отправились мы. А потом мы просто пили вино и коньяк, наслаждаясь чистотой и покоем. Все было хорошо, пока Алевтина вдруг не расплакалась.
   – Что случилось? – обняв ее за плечи, спросил Кеша.
   – Да так, Марину вспомнила, – всхлипнула Алевтина. – Она так радовалась, когда Леша баньку эту поставил. Она бы много чему радовалась, если бы не эти сволочи…
   – И кто эти сволочи? – спросил я. – Ты их знаешь?
   – Не знаю. Но бог им судья.
   – А может, бог их уже наказал?
   – Хотелось бы.
   – Ты же знаешь, кто такой Воротников, – насел я на женщину.
   Судя по тому, какими глазами смотрела на меня Алевтина, она уже была и не рада, что завела этот разговор.
   – А кто такой Светозаров? Кто такой Бурунов? Кто такой Белов?
   – Я знаю, кто это, – ответил за нее Кеша. – Но при чем здесь Марина?
   – А разве не они ее изнасиловали?
   – Они?! – Он в недоумении посмотрел на меня. – Тебе что, голову напекло?
   – А ты не знаешь? – резко спросил я.
   – Что я должен знать?
   – Помнишь, я тебе про Оврагова говорил? Ну, с которым меня менты стравили. Так он мне сказал, что Бурунов со своими дружками в Скоровске чудил. Что-то они там натворили… В общем, я разбираться стал. Это Бурунов со своими дружками на Марину напал. Я со следователем, который это дело вел, вчера разговаривал. Он это подтвердил. Бурунов это был… Бурунов, Воротников, Светозаров и Белов. Алевтина, подтверди! – потребовал я.
   Женщина пыталась, но не смогла устоять под моим натиском:
   – Да, это были они…
   – Ты это знала? – удивленно распахнул глаза Кеша.
   – Да, знала…
   – Почему мне не сказала?
   – Тебе зачем?
   – Ну, мало ли… – Кеша задумался. Действительно, зачем ему это?
   И выглядел он в этом раздумье очень убедительно. Скорее всего, он к этой истории не имел отношения.
   – Алевтина, а тебя не удивляет, что эти ублюдки уже наказаны? – спросил я.
   – Как они наказаны?
   – Убиты они все. Сначала Воротникова убили, затем Светозарова, Бурунова, Белова… Всех убили!
   – Этого не может быть! – Алевтина так резко привстала со своего места, что простыня стала сползать с тела, но в порыве чувств она этого даже не заметила.
   – А ты не знала? – спросил я, всматриваясь в ее глаза.
   – Нет, не знала! – резко мотнула она головой.
   – Но их убили. Всех!
   – Кто?
   – Я.
   – Ты?!
   – Ну, а кто? – Я чуть не подавился нервным смешком. – Почему я здесь?
   – Почему?
   – Да потому что менты меня ищут! Сначала я убил Воротникова, затем всех остальных…
   – Зачем ты это сделал?
   Я куражился над самим собой, над своей судьбой, но, похоже, Алевтина приняла все это за чистую монету.
   – Ну, так я же знаю тебя. Мы с тобой знакомы, я вошел в твое положение…
   – Слава, прекрати! – требовательно посмотрела на меня Анжела.
   – Остапа понесло! – поднимаясь со своего места, сказал Кеша.
   Увы, но он был прав. Что-то уж слишком развезло меня на коньяке, бред какой-то несу.
   Кеша взял меня под руку, вывел в моечную и показал на бассейн:
   – Охолонись чуток!
   – А что такое?
   – Хочешь, чтобы Алевтина участковому на тебя стукнула?
   – Так я же насильников ее дочери убил.
   – Ты их убил? – совершенно серьезно спросил вдруг Кеша. Как ушатом холодной воды меня окатил.
   – Гонишь? Не я, конечно!
   – А кто?
   Меня действительно несло, но я все-таки нашел в себе силы остановиться. Махнув на Кешу рукой, отправился в парилку. Сейчас нагреюсь, а потом в бассейн. Протрезветь надо…
   В бассейне меня ждал Кеша. Бутылка коньяка в руке, два бокала.
   – Нормально все. Я убедил Алевтину, что у тебя шарики за ролики съехали, – сказал он. – Давай выпьем, чтобы шарики эти поскорее на место встали. Выпьем, шарики смажем…
   Я забрался в бассейн, выпил на пару с Кешей.
   – Не знаю, как насчет шариков, но Бурунова «со компани» действительно больше нет.
   – Но ты же мог это придумать? – парировал он. – Ну, чтобы Алевтину утешить.
   – Придумать? А как я узнал про них, если Алевтина мне этого не говорила? Как ты ей это объяснишь?
   – Как объясню? Ну, ты же со следователем разговаривал… Где ты с ним разговаривал?
   – В Скоровске. Следователь Брюшняков, ля…
   Язык у меня стал заплетаться, веки затяжелели, сознание подернулось дымкой сонного тумана. Вроде бы протрезветь собирался, а опьянел еще больше.
   – Брат, с тобой все в порядке? – обеспокоенно посмотрел на меня Кеша.
   – Да, нормально все… – через силу пробормотал я.
   – Давай к столу, скажем Анжеле, чтобы крепкий кофе сделала…
   Да, кофе мне бы сейчас не помешал. Я кивнул, соглашаясь с Кешей, вышел из бассейна, кое-как обмотался простыней. Кеша помог мне добраться до трапезной, усадил за стол, сказал Анжеле, что мне нужен двойной экспрессо. Но кофе я так и не дождался. Уснул еще до того, как Анжела его приготовила…

   Глава 24

   Один глаз открылся сам по себе. Тихий гул мотора, серая лента дороги за лобовым стеклом, свинцовые тучи над горизонтом. Машину тряхнуло, и потому открылся второй глаз. Тогда и «соображалка» включилась. Почему я в машине? Куда меня везут? Где Анжела?
   Последний вопрос заставил меня встряхнуться. За рулем сидел Кеша, Анжела лежала на заднем сиденье. Подушечка у нее под головой, глаза закрыты, кисть руки покоится на лбу, ноги согнуты в коленях. Спит она. И, похоже, спит крепко. Уж не Кеша ли ее усыпил? У меня голова тяжелая, как будто мне в коньяк что-то подмешали. А ведь мы с Кешей последний раз в бассейне пили. Мог он коньяк снотворным зарядить? Мог.
   – Что за дела? – спросил я, обращаясь к нему. – Куда мы едем?
   – Эвакуация, – насмешливо ответил он.
   – Какая, к черту, эвакуация?
   Мы ехали по шоссе навстречу грозе. Время на часах – половина первого пополудни. Долго же я спал. Точно, неспроста это.
   – Ну, ты же разговаривал с Брюшняковым?
   – Было дело.
   – Тебя кто-нибудь рядом с ним видел? Только честно.
   – Ну, менты мимо проезжали, овошники… А что такое?
   – Ищут тебя.
   – Почему?
   – Потому что Брюшнякова убили.
   – Откуда ты знаешь? – похолодел я.
   – К Алевтине менты приезжали. Тебя искали.
   – Гонишь!
   – Она ничего не сказала. Пока не сказала, но завтра может сказать. Поэтому я решил уехать.
   – Куда?
   – Есть одно место. Там вы с Анжелой будете в безопасности.
   – Что с Анжелой?
   – Спит.
   Я повернулся к ней, тронул ее за плечо. Никакой реакции.
   – Бесполезно, – покачал головой Кеша. – Она снотворное приняла. Переживала очень… Надоели ей твои подвиги.
   – Какие подвиги?
   – А Брюшнякова кто убил? Кто от ментов по Скоровску бегал? Кто следы запутывал? Или не было ничего такого?
   – Было.
   Я сунул руку в карман куртки, нащупал там пачку сигарет, зажигалку, нервно закурил.
   – А почему было?
   – К чему ты клонишь?
   – А если это ты Брюшянкова убил?
   – Я?!
   – А кто? Ты с Роговым разговаривал, он тебе про Брюшнякова говорил?
   – Э-э… Ты откуда про Рогова знаешь?
   – Знаю. Я все знаю.
   – Все знаешь?!
   В голове у меня замкнулась созданная моими догадками электрическая цепь, и по ней побежал ток прозрения.
   – Куда ты меня везешь? – спросил я.
   – Я же сказал.
   – О моей безопасности заботишься? С чего ты это?
   – А мы разве с тобой не друзья? – с какой-то ускользающей насмешкой спросил он.
   – Друзья. И ты помогал мне следить за Воротниковым.
   – Ну, немного…
   – При этом ты знал, что этот Воротников вместе со своими дружками убивал Марину.
   – Я знал?
   – У тебя роман с Алевтиной.
   – И что?
   – Возможно, ты ее любишь.
   – Ну, есть что-то…
   – А может, у тебя роман с ее дочерью был?
   – Ну, это уже слишком…
   – А вдруг?
   – За народного мстителя меня держишь? – усмехнулся Кеша.
   – Ну, не знаю… Может, ты просто принял заказ от Алевтины. Может, сам… Скажи, что стало с Валентиной?
   – С какой Валентиной? Их у меня было немало. Хотя понятно, какая Валентина тебя интересует. Она умерла. Острая сердечная недостаточность, знаешь ли…
   – А почему ее дом достался тебе?
   – Потому что Валентина была моей женой.
   – Не знал.
   – А зачем я должен был тебе об этом говорить? Если бы не сидел, я бы тебя на свадьбу пригласил. Да и какая там свадьба была, так, расписались…
   – Острая сердечная недостаточность? Смерть по естественным причинам?
   – На что ты намекаешь? Думаешь, это я руку приложил?
   – Да нет, не думаю.
   – Думаешь… Я знаю, что думаешь… Думаешь, но сказать боишься. Все-таки мы с тобой друзья, обидеть боишься…
   – Не боюсь. Просто доказательств нет. А догадками тебя не возьмешь, скользкий ты…
   – Ух ты, я еще и скользкий! Ну, спасибо, друг!
   – Пожалуйста.
   – Да, я люблю Алевтину, – отбросив иронию, произнес Кеша. Его голос прозвучал жестко и даже сурово. – Это единственная женщина, которую я люблю. И мне очень больно осознавать, что ее дочь погибла из-за меня.
   – Из-за тебя?!
   Я посмотрел на Кешу округлившимися глазами, он заметил это, усмехнулся краешком губ.
   – Нет, я ее не насиловал. И даже не убивал. Просто девчонка влюбилась в меня. Она сказала, что будет ждать меня на берегу реки. И ждала. Она ждала, а я не пришел… Ну, не мог я с ней, понимаешь?
   – Понимаю.
   – Я бы не удержался, если бы пришел. Ты же знаешь мою кобелиную сущность.
   – Знаю.
   – Но лучше бы я с ней, чем эти… Ты знаешь, что там, на берегу, произошло?
   – Знаю.
   – Менты на Колю Микулова все списали, но Коля же не виноват, правда?
   – Не виноват.
   – Я поговорил с Роговым, вытряс из него правду, он сказал мне номер машины. Дальше дело техники.
   – Он тебе с буквами номер назвал?
   – Да, со всеми буквами. А точки и запятые я расставил сам.
   – В каком смысле?
   – Я нашел этих ублюдков. В Москве их нашел. В тот же год нашел, когда все случилось. Воротникову морду набил, за жабры его взял, тряханул…
   – Ты Воротникову морду набил?
   – А ты сомневаешься?
   – Ну-у…
   Я помню, с какой силой Воротников схватил меня за грудки. Мощный он парень, такого голыми руками не возьмешь.
   – Ну, пацан он боевой, не вопрос, но так и я не овца клонированная. Короче, этот урод мне все рассказал. И еще пообещал явку с повинной. Только не было никакой явки. Он каких-то «быков» нанял, охота за мной началась. Ничего у него не вышло, но и я бодаться прекратил. А потом вдруг случай подвернулся. Ты получил заказ на Воротникова, и я подумал, что это судьба…
   – Так это ты грохнул Воротникова?
   – Был у меня один знакомый человечек. Недорого, кстати, взял.
   – И Светозарова ты убил? – Я скорее утверждал, чем спрашивал.
   – Не я. Но не без моего участия.
   – Ты хоть понимаешь, что подставил меня?
   – Да нет, просто стечение обстоятельств.
   – Воротникова и его телохранителя убили через два часа после того, как я ударил его, – невидяще смотрел я на Кешу.
   Ну, вот и вскрылась правда. Как гнойный фурункул вскрылась. Нагнивала ситуация, нагнивала и, наконец, лопнула.
   – Говорю же, стечение обстоятельств.
   – И Светозарова убили после того, как Настя меня проводила. И его убили, и Настю…
   – Исполнитель даже не знал, что ты там будешь. Он получил команду, караулил момент… Поверь, если бы тебя хотели подставить, у тебя под подушкой обнаружили бы ствол…
   – Ствол обнаружили у Оврагова.
   – Ну да, ну да… Все слишком далеко зашло. Менты и так тебя подозревали, надо же было как-то отвести угрозу.
   – Поэтому киллер подставил Оврагова?
   – Ну, он парень с головой, свое дело знает.
   – Да, но на меня наехали скоповские «быки».
   – И кто-то тебя спас, да? Нет, я здесь точно ни при чем. Может, там какие-то свои разборки…
   – Ну, не знаю. А почему мне руки развязали?
   – Это вопрос не ко мне.
   – А насчет Белова что скажешь?
   – Исполнитель поставил точку.
   – А кто исполнитель?
   – Это тебе совсем не обязательно знать.
   – А тебе?
   – Ну, я-то знаю…
   – Он – твой знакомый, так я понимаю?
   – В какой-то степени, да. Он работал по заказу.
   – Значит, ты сделал заказ, а киллер его отработал.
   – А разве такое невозможно?
   – Возможно. Только киллер обычно не контачит с заказчиком. А у вас был с ним полный контакт.
   – С чего ты взял?
   – А как твой исполнитель вышел на Оврагова? Откуда у него взялись ключи от квартиры Бурунова?
   – Через тебя на Оврагова вышли. И квартиру Бурунова через тебя слушали. И ключи от квартиры у тебя одолжили…
   – Разве это не подстава?
   – Подставили Оврагова, а не тебя.
   – Да, но скрываюсь от ментов я…
   – Ну, так уж вышло. Я здесь ни при чем. А если при чем, то косвенно.
   – Ты контактировал с киллером. Ты направлял его…
   – Ну, может быть.
   – Ты не просто заказчик…
   – А как ты считаешь, Светозаров заслужил смерть? – ожесточенно спросил Кеша. – Это ведь он задушил Марину. А Воротников? А Бурунов? А Белов? Они же с ней в извращенной форме… Или ты считаешь, что они должны были остаться безнаказанными?
   – Нет, постой…
   – Не постою! – со злостью оборвал он меня. – Ты мне прямо скажи, заслуживали они смерти?
   – Ну, это сложный вопрос…
   – А если бы эти козлы Анжелу твою изнасиловали?
   Это был удар под дых. За Анжелу я рвал бы и метал.
   – Ты меня убедил, – сдался я.
   – Да, но убеждать пришлось. Ты меня не понимаешь. Потому что не любишь Алевтину. А я люблю. И в смерти Марины ты не виноват. А я виноват! Скажи, я правильно поступил?
   Кеша настойчиво склонял меня на свою сторону, и мне трудно было перед ним устоять.
   – Ну, думаю, да. Только вот зачем телохранителя Воротникова убили? Он-то здесь при чем?
   – Лес рубят – щепки летят…
   – Это не оправдание.
   – А думаешь, я рад тому, что это произошло?
   – Но ведь произошло.
   – Я его не заказывал…
   – А Настю Светозарову зачем убили?
   – Я не заказывал ее, но исполнитель счел нужным… Она пьяная была, кинулась на него, хотела сорвать с него маску… Извини меня за цинизм, но это издержки производства…
   – А Нина? Она тоже издержки производства?
   – Не надо было ей просыпаться. Не надо было из комнаты выходить. Тогда бы ничего не случилось…
   – Издержки производства, говоришь. Хочешь сказать, что у вас там целое производство?
   – Производство чего?
   – Трупов!
   – Ну, если судить по Воротникову, Светозарову, Белову и Бурунову, то да. Это месть, а месть, как известно, благородное дело.
   – И ты благородный мститель?
   – Тебя не тронула история с Мариной? Тебя не тронуло горе матери? – холодно глянул на меня Кеша.
   – Тронуло.
   – Так в чем же дело?
   – Сейчас расплачусь от умиления. Народный мститель, гроза убийц и насильников!
   – Кто-то же должен очищать планету от мусора.
   – Тоже мне, маленький принц нашелся!
   – А разве я не прав?
   – Оправдаться хочешь? А как же телохранитель Воротникова? А как же Настя? А как же Нина? А Оврагова по «мокрому» делу закрыли, ему конкретный срок светит. Ну, и где здесь справедливость?
   – А где ты вообще справедливость видел? – глядя на дорогу, скривился Кеша.
   – Нет справедливости, но так и рядиться под нее не надо. Скажи, что ты убийца, и я тебе поверю…
   – Вот так просто взять и сказать?
   – Да, так просто возьми и скажи.
   – Зачем это говорить, если ты сам все понимаешь? Ты же не дурак, голова у тебя соображает. Поэтому я и привез тебя в Павлик.
   – Не понял.
   – Ты сам должен был до всего дойти. И ты дошел. Поздравляю.
   – Издеваешься?
   – А похоже?
   – Не надо мне голову морочить…
   – Ты сам начал этот разговор. Еще вчера начал. Ты все правильно сопоставил, и выводы правильные сделал. Если Алевтина и могла к кому-то обратиться за помощью, так это ко мне. Только она ко мне за помощью не обращалась. Я сам все сделал.
   – Сам заказал Воротникова, Светозарова, Бурунова и Белова, сам же их и исполнил…
   – И тебя в Павлике поселил. Чтобы ты во всем разобрался.
   – Значит, ты киллер.
   – Что-то в этом роде.
   – И зачем я должен был об этом узнать?
   – Чтобы работать со мной.
   – Работать с тобой?!
   Я еще не отошел от новости, которую обрушил на меня Кеша, а тут снова обухом по голове. И еще под дых кулаком… Хорошо, что я сидел, а то мог бы и упасть.
   – Ну, не в Москве, понятное дело. В Москву тебе соваться нельзя. В Екатеринбурге заказ есть, в Новосибирске…
   – В Новосибирске? При чем здесь Новосибирск? С чего ты взял, что я буду работать на тебя?
   – На меня? Да, это правда, ты действительно будешь работать на меня.
   – С каких это пор ты стал наемным убийцей?
   – Это долгий разговор. Может быть, когда-нибудь расскажу.
   – Почему я ничего не знал?
   – А ты умеешь убивать?
   – Нет.
   – Тогда зачем ты мне такой нужен?
   – Но сейчас же ты мне предлагаешь работать на тебя.
   – Предлагаю.
   – А если нет, что будет?
   – А как ты сам думаешь?
   Я закрыл глаза и пальцами стал массировать виски. Тяжелая у меня голова, и так соображает плохо, а тут такой перегруз информации. Кеша вдруг оказался киллером, убил кучу людей, тем самым подставив меня под ментов, а теперь еще предлагает работать на него. И если я откажусь… Неужели убьет?
   – Я жду ответа, – сухо проговорил Кеша.
   – Ну, хорошо… На самом деле, я ментовской агент, и меня внедрили в твою организацию. Но только сейчас я докопался до правды…
   Я городил чушь, но Кеша мне поверил. Он смотрел на меня пристально и напряженно. И мышцы правой руки были взведены, как курок у пистолета: к удару он готовился, чтобы вырубить меня.
   – Ты?! Ментовский агент?! – выдавил он.
   – Что, взрыв мозга? А что с моим мозгом, ты подумал? Я считал, ты занимаешься эскорт-знакомствами, а ты, оказывается, киллер. Я в шоке!
   – Значит, ты не «крот», – облегченно вздохнул он.
   – Нет, конечно. Я-то занимался тем, чем занимался. В отличие от некоторых…
   – Эскорт-знакомства – неплохой способ найти клиента для более серьезного дела. Ты же знаешь, какие мальчики к нам обращаются, с деньгами, но тупые. И у всех обиды на кого-то…
   – А ты их утешаешь за определенное вознаграждение.
   – Ну, если оно того стоит. Детей и женщин мы не трогаем.
   – Мы?
   – Ну, ты же не думаешь, что я один работаю.
   – Я кого-нибудь знаю?
   – Да. Себя.
   – Я?! Я помогал тебе?
   – А разве ты не выслеживал Сытина, мужа моей подруги?
   – Ты его потом убил?
   – Соображаешь. Мне такие люди нужны, – совершенно серьезно произнес Кеша.
   – И еще мы военного генерала выслеживали, – вспомнил я.
   – Земля ему пухом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация