А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ледяная месть" (страница 17)

   Глава 22

   Не был Коля Микулов лагерным авторитетом, и срок я с ним не мотал. Но в одном я был прав, когда говорил с Роговым, нельзя мне было встречаться со следователем Брюшняковым. В розыске я, и встреча с представителем закона могла стать для меня роковой. И все-таки я рискнул.
   Мне даже не надо было заходить в прокуратуру, чтобы навести справки о Брюшнякове. Мне помог анахронизм из прошедшей эпохи, когда лучшие работники предприятий вывешивались на «Доске почета». Этот атавизм я обнаружил перед зданием скоровской прокуратуры, на которой красовался товарищ Брюшняков, правда, без указания должности и звания.
   На фотографии Брюшняков был в штатском. И домой из прокуратуры он возвращался тоже в «гражданке». Видимо, форму оставил на службе, а может, и вовсе ее не носил. Тщедушный он какой-то для форменной одежды, неказистый. Голова у него плешивая, а перхотью весь пиджак усыпан. Идет, в платок сморкается – смотреть на него противно. А мне ведь не только смотреть надо, но еще и говорить с ним, причем вежливо, без обострений.
   – Здравствуйте, Олег Александрович.
   Мужчина резко остановился, повернулся ко мне лицом и впился взглядом. Даже преобразился внешне – из мокрой курицы превратился вдруг в ощипанного орла.
   – Я вас знаю? – спросил он, продолжая рассматривать меня.
   – Нет, но вы знаете моего друга.
   Я планировал идти бок о бок с ним и разговаривать на ходу, но Брюшняков не трогался с места. Подозрительно смотрел на меня, руку в кармане держал, похоже, телефон собирался достать.
   – Кого именно?
   – Белова Юру.
   – Ну, Беловых у нас много, – задумался Брюшняков.
   – Белов Юра, он по убийству гражданки Глотовой проходил.
   – Так, я сейчас наряд вызову! – Брюшняков решительно достал из кармана телефон.
   Именно этого я боялся. Пугала меня встреча с прокурорским следователем, но все-таки я рискнул. Уж очень хотелось мне расставить точки над «i».
   Одну точку я нашел вчера в базе данных ГИБДД. Среди внедорожников «Ауди» обнаружил гражданина Белова Алексея Ильича. Я не знал отчества Юры Белова, но мог предположить, что машина была оформлена на его отца. С этим предположением и вышел на Брюшнякова. Это была чистой воды авантюра, но если он не знал Юру Белова, то я ничего не терял. Пока он вызовет наряд, я успею скрыться. Задерживать он меня не станет. Во-первых, силенок у него для этого маловато, а во-вторых, оснований для задержания не было. Ну, подошел я к нему, ну, спросил про Марину Глотову, и что? А беглого Вячеслава Старостина он во мне не узнал: не заметил я в нем ничего такого.
   – Да вам бояться нечего, Олег Александрович. Убили Белова, – сказал я. – И Светозарова убили. И Воротникова. И Бурунова…
   С каждой произнесенной фамилией рука Брюшнякова опускалась все ниже и ниже, а рот раскрывался все шире. Это значило, что «точки» расставлялись по местам.
   А ведь я чувствовал, что не зря озаботился убийством Марины Глотовой. Чувствовал, что само провидение наставляет меня на путь истинный.
   – Кто вы такой, молодой человек?
   – Я же говорю, что я друг Юры Белова. Ищу след его убийцы. И этот след привел меня сюда. Вы же знаете, кто убил Глотову. Только, чур, Николая Микулова не предлагать! Мы же с вами знаем, что Микулов здесь ни при чем…
   – И все-таки я вызову наряд.
   – Рано еще наряд вызывать, – с ехидной насмешкой проговорил я. – Сначала мы вашу вину докажем, а потом уже произведем арест…
   – Мою вину?!
   – Вы фальсифицировали уголовное дело. Вы посадили невинного человека. Как думаете, сколько вам дадут?
   – И все-таки, кто вы такой? – разволновался следователь.
   – Неважно. Важно, что вы помогли избежать наказания Воротникову, Светозарову, Бурунову и Белову. Фамилии я называю в порядке убывания. В порядке их физического убывания. Сначала убили Воротникова, потом Светозарова, ну, и далее по порядку. Последним убили Белова… Идет следствие, рано или поздно оно выйдет на ваши аферы с законом. Ведь убирают этих людей из-за того, что они когда-то убили Марину Глотову. Кто-то мстит им. Вернее, уже отомстил…
   – Я не понимаю, о чем разговор, – жалко пролепетал Брюшняков.
   – Понимаете вы все. И Воротникова знаете. И Светозарова. И Бурунова. И Белова… Только не знаете, что их убили. Одного за другим убили. Убийца не пощадил никого, – зловещим тоном чеканил я слова. – И вас не пощадит…
   – Убийца?! – шарахнулся от меня следователь.
   – Нервы, Олег Александрович. Нервы у вас ни к черту. Как вы с таким нервами работаете? Нет, я не убийца. И кто убийца, не знаю. Но мне нужно это выяснить.
   – Я ничего не знаю!
   – Кто убил Глотову?
   – Ее задушили брючным ремнем, который был найден у Микулова.
   – А кто подбросил ему этот ремень?
   – Никто ему ничего не подбрасывал…
   – Был свидетель, который видел внедорожник «Ауди» с тремя семерками. Эта машина зарегистрирована на Белова Алексея Ильича. Через нее вы вышли на Белова и его дружков…
   – Вы ничего не докажете! – затрясся в беспомощном гневе Брюшняков.
   – Но ведь было такое? Было.
   Следователь вдруг заметил проезжающую мимо белую с синими полосами «девятку» и бросился к ней, энергично махая руками. Судя по обозначениям, это был наряд вневедомственной охраны, но ведь Брюшняков не абы кто, если он покажет свое удостоверение, менты тут же бросятся за мной.
   Разумеется, я не стал пытать судьбу и, пока Брюшняков останавливал ментовскую машину, нырнул в проход между двумя домами. Жаль, конечно, что наш разговор закончился так нелепо, но все-таки, как бы то ни было, а следователь признался в своем грехе. Хоть и косвенно, но все-таки признался. Я узнал то, что хотел, и сейчас мог без всякого сожаления спасаться бегством.

   Домой я вернулся поздно, в четвертом часу ночи, вернее, утра. А если еще точнее, то с первыми петухами.
   Свет в доме не горел, но стоило мне переступить порог, как он зажегся. Анжела смотрела на меня не зло, но сердито.
   – Я тебе сейчас все объясню! – начал я.
   – Как ее зовут? – скрестив на груди руки, спросила она.
   – Олег Александрович его зовут. Следователь скоровской прокуратуры, расследовал убийство Марины Глотовой…
   – Зачем тебе это?
   – Да вот, интуиция мне подсказала, что Марину московские «мажоры» убили. Как думаешь, откуда Бурунов родом? Из Скоровска он родом. С дружками к себе домой приехал, сюда со своими дружками заехал, а здесь Марина… Короче, я разговаривал со следователем, ее действительно эти «мажоры» убили – Воротников, Светозаров, Бурунов и Белов. Вопрос только, кому Алевтина их заказала?
   Анжела думала долго и, как оказалось, не зря.
   – А если это не Алевтина?
   – А кто?
   – Что, если они еще кого-то изнасиловали и убили?
   Ее вопрос поставил меня в тупик. Действительно, что, если убийство Марины Глотовой – ни единственный грех московских «мажоров»? Может, они еще где-то бед натворили, а их за это и грохнули. Вдруг дочь какого-нибудь крутого авторитета «опустили»?..
   Эта история с Мариной Глотовой покрыта мраком. Даже Сеня Рогов не знал, кто именно виновен в ее гибели. И Лева Оврагов тоже не мог про нее знать. Но ведь он рассказывал, что Бурунов со своими дружками натворил в Скоровске каких-то бед. Видимо, кто-то что-то про инцидент в Павлике до него донес. А возможно, московские «мажоры» еще что-то в Скоровске натворили. И, скорее всего, не только в Скоровске…
   – Ну, может, Алевтина и ни при чем… Но я все равно должен ее отработать.
   – Как?
   – Ну, не знаю. Надо будет еще раз со следователем поговорить.
   – А ты с ним не наговорился? Всю ночь с ним провел.
   – Да нет, дело было вечером, делать было нечего… Он домой шел, а я за ним увязался. Слово за слово, а тут менты мимо проезжали, он к ним, а я деру…
   – Хочешь сказать, что за тобой менты гоняются? – обеспокоилась Анжела.
   – Ну, как говорят в Одессе, скорее да, чем нет. Но кто знает, что я здесь живу? Я на автовокзал пошел, в автобус до Москвы сел, аж в Переяславле сошел. Потом обратно. Если менты справки наводить станут, а они станут… Хотя и не факт…
   – Тебе же говорили, носа из дому не высовывать.
   – Кто говорил?
   – Кеша говорил.
   – Кеша, Кеша… – приложив палец к носу, проговорил я. – Кеша у нас всегда прав. И всегда все знает. Так может, это он помог Алевтине заказ сделать?
   – Кеша?! – изумленно вскинула брови Анжела.
   – Ну, я же не говорю, что он киллер. Но вдруг у него выходы на киллеров есть? Ты как думаешь?
   – Думаю, что я от этого очень далека. Не у того ты спрашиваешь, – сказала Анжела и широко зевнула, прикрыв рот ладошкой.
   – Ну, я у Кеши спрошу…
   – Он же просил тебя не звонить ему.
   – Ты ему позвонишь.
   – Не стану я этого делать.
   – Почему?
   – Вся эта твоя самодеятельность добром не закончится… Ты точно до Переяславля доехал?
   – Точно.
   – Это правильно. Давай обойдемся без самодеятельности! – умоляюще посмотрела на меня Анжела.
   – Какая самодеятельность? Это моя свобода. Мне нужно доказать, что я не причастен к убийству Воротникова, Светозарова, Бурунова и Белова…
   – И как ты это докажешь?
   – Ну, если его Алевтина заказала, то какое я к этому имею отношение?
   – Но ты же знаешь Алевтину.
   Анжела сказала об этом спокойно, но меня тряхнуло так, будто взрывпакет под ногами хлопнулся. Действительно, я же знаком с Алевтиной, и та же Добронравова ткнет меня в этот факт носом.
   – Но так я когда с ней познакомился!
   – А если она скажет, что вы давно знакомы?
   Я не мог не согласиться с Анжелой, ведь она озвучила то, что мне самому пришло на ум.
   – А она скажет?
   – А вдруг? Вдруг она действительно заказала «мажоров»? Вдруг через Кешу это сделала? А у нее с Кешей любовь. Она тебя скорее утопит, чем его. Согласен?
   – Ну, в данном случае, с женской логикой спорить невозможно, – развел я руками.
   – И не надо спорить. Меня слушаться надо. Я дурного не посоветую.
   – Мне мое доброе имя надо вернуть.
   – Только еще больше подставишься. Да еще и арестуют…
   – Это мы еще посмотрим…
   – А убийство скоповских бандитов? Как ты это объяснишь? На Алевтину ты их точно не спишешь…
   Я удрученно посмотрел на Анжелу. Эта хрупкая девушка беспощадной своей логикой рушила мои надежды. Действительно, я еще больше подставлюсь, если попытаюсь открыть Добронравовой глаза на причину, по которой произошла череда загадочных и жестоких убийств. Действительно, как я объясню, почему погибли скоповские братки? Зато менты все четко разложат по полочкам. Я был знаком с Алевтиной, она попросила меня найти и наказать убийц своей дочери, а поскольку я сам был киллером, то с удовольствием взялся за дело. Убил Воротникова, Светозарова и Бурунова, а потом сам стал жертвой скоповских бандитов. Вернее, мог бы ею стать, если бы меня не освободили мои друзья-киллеры. А может, я сам расправился с братвой…
   – И что мне теперь делать? – расстроенно спросил я.
   – Никакой больше самодеятельности. Сидишь здесь и носа не высовываешь… Нет, если я тебе надоела, ты так и скажи, – капризно взглянула на меня Анжела.
   – Да нет, не надоела, то есть ты мне никогда не надоешь…
   – Тогда я имею право вернуть тебя под домашний арест.
   – Вернуть? А разве ты меня выпускала?
   – Нет, ты сам себя выпустил. А я тебя не смогла удержать. Надеюсь, этого больше не повторится. Пошли, спать уже давно пора.
   В постель я ложился в расстроенных чувствах. Обидно, провидение вывело меня на широкую дорогу, но вдруг я снова оказался в тупике. Положим, с Алевтиной я разберусь, не позволю ей оклеветать себя. А как быть со скоповскими бандитами? Анжела избавила меня от поисков на этот вопрос. Я устал, мне нужно было отдохнуть, но она смогла разжечь во мне огонь, который хоть и на время, но все же поднял мне настроение…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация