А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ледяная месть" (страница 11)

   Глава 13

   Дверь мне открыла симпатичная девушка лет двадцати пяти. Она была в полной боевой готовности – макияж, прическа, брючный костюм, который ей очень шел. И запах духов свежий.
   – Привет! – бравурно, хотя и с чувством меры поздоровался я. – Мне бы Леву Оврагова увидеть.
   – Мне бы тоже! – с истеричным звучанием в голосе отозвалась она.
   – Он что, на работе?
   – А он всегда на работе!
   – И где он работает?
   – А кто ты такой?
   – Да мне поговорить с ним надо.
   – Нет его.
   – А позвонить ему ты можешь?
   – И позвонить не могу! Телефон у него не отвечает! – истошно выдала девушка и, как будто осознав свою передо мной вину, резко сбавила обороты: – Нет, серьезно, не отвечает у него телефон…
   – Может, у него другая девушка?
   – А ты что-то знаешь? – въедливо сощурилась она.
   – Да нет, просто предположил. Может, вместе его подождем? Или я вам помешаю?
   Судя по искорке в ее глазах, она не прочь была бы впустить меня в дом, но намек в моем последнем вопросе разозлил ее:
   – Кому это вам? А ну, давай гуляй отсюда!
   Девушка закрыла дверь у меня под самым носом. Что ж, это лучше, чем крутить с ней шашни, когда в машине меня ждала самая желанная девушка из всех, кого я только знал.
   Анжела дремала, когда я подошел к машине, но, заметив меня, взбодрилась и мило улыбнулась. Время уже позднее – без четверти десять вечера. То, что на улице светло, как днем, ничего не значило. Вымоталась она за эту ночь, устала… С Кешей она вымоталась… Мысль о Кеше снова расстроила меня.
   – Что-то не так? – спросила она, когда я закрыл за собой дверь.
   – Клиента нет. Девушка есть, а клиента нет…
   – Красивая девушка?
   – Ну, ничего. Мы бы могли его вместе подождать, но я лучше с тобой его подожду.
   – Где?
   – Здесь, в машине. Или ты к Кеше торопишься?
   – Ревнуешь? – с чувством вины спросила она.
   – Ревную, – признался я.
   – Если ревнуешь, тогда я обещаю тебе, что ни с кем и никогда. Поверь, я умею быть верной, – робко улыбнулась она.
   – Так у нас еще ничего и не было, о чем я только сожалею.
   Нам бы домой, а мы здесь торчим.
   – А мы что, не уезжаем? – удивилась Анжела.
   – Нет, мне с товарищем пообщаться надо.
   – Так ведь нет его.
   – Ничего, появится.
   – А если не появится?
   Я готов был заночевать здесь в ожидании Левы. Мои подозрения на его счет только усилились. И работает он непонятно где, и девушка у него есть. Не одинокий он, а к Нине клеится. Нечисто как-то…
   – Ну, все может быть, – пожал я плечами.
   – Нет, если нужно, я могу и здесь побыть, – смиренно улыбнулась Анжела.
   – Да нет, не надо…
   В конце концов я мог заняться Левой завтра с утра. Если он подбирается к Бурунову через Нину, то спешить ему смысла нет. Может, Добронравовой позвонить, поделиться с ней своими соображениями? А если она меня на смех поднимет? Вдруг Анжела подумает, что кто-то на том конце провода держит меня за идиота?
   Я уже отпустил педаль тормоза, чтобы тронуться с места, когда увидел сожительницу Левы. Она выходила из подъезда, заманчиво покачивая бедрами. Ножки у нее не самые длинные, но в легинсах смотрелись очень соблазнительно.
   – Симпатичная девочка, – с укором в мой адрес заметила Анжела.
   – Да дело не в том. Это подруга моего клиента…
   Я дождался, когда девушка исчезнет, зашел в подъезд и пешком поднялся на четвертый этаж. Это пятиэтажная хрущевка, здесь не было лифта, и все квартиры выходили прямо на площадку. Да и сами двери, по большей части, обычные, с хлипкими замками, и отмычка у меня как раз под такой замок… Может, дать команду пальчикам?
   С замком я справился за полминуты, но, увы, усилия мои оказались напрасными: в квартире никого не было. Обыск я устраивать не стал – это уже слишком, и без того нарушил закон, как бы не оказаться в кутузке. Попаду за решетку, и Анжела отправится ко мне домой, а там Кеша… Эта мысль схватила меня за шиворот, стащила с лестницы, швырнула в машину и заставила поскорей убраться со двора…
   – Что ты как ошпаренный? – заметила Анжела.
   – Да нервы все.
   – Что такое?
   – В каждой работе есть свои сложности.
   – Да, наверное…
   – Ты работаешь или учишься?
   – Учусь. В университете… Название громкое, а знания тихие, – усмехнулась она. – Платишь сто двадцать тысяч в год, и хоть на занятия не ходи, все равно сессию сдашь. Рефератик с Интернета скачал, и все дела.
   – Ну, лучше так, чем никак…
   – А ты где учился?
   – Ну, у меня свои университеты, – вспомнив о тюрьме, хмыкнул я. – Там рефератиками не отделаешься.
   – Сидел, что ли?
   – С чего ты взяла?
   – Не знаю, просто подумалось…
   – Что, на зэка похож?
   – Да нет, как раз наоборот. Просто ты про свои университеты сказал, вот я и подумала… У меня брат двоюродный сидел, он тоже про университеты говорил… Нет, честно, не похож ты на зэка. Совсем не похож. Артем похож, а ты нет…
   – Какой Артем?
   – Ну, брат мой. А ты что подумал? – спросила она, вдумчиво глядя на меня.
   – Да подумал… что ты попала.
   – В каком смысле?
   – А в том, что я тебя от себя никуда не отпущу.
   – Ты меня сам бросишь. Завтра или послезавтра.
   – И не надейся. Как насчет поужинать?
   По пути домой мы заехали в небольшое, но очень комфортное кафе, где музыка играла, а не гремела, оглушая и сотрясая, как это принято в ночных клубах. Тихая музыка, спокойная, создающая интимный уют. И шампанское здесь настоящее, «Абрау-Дюрсо», а не какая-то там «левая» газировка. Одна бутылочка, вторая…
   Домой мы возвращались на такси, потому что Анжела уговорила меня не садиться за руль подшофе. Шампанское действительно ударило мне в голову, и я мог натворить бед. А мне сейчас не нужны неприятности, мне нужно довезти Анжелу домой без происшествий. И я ее довез, по пути прикупив на всякий случай пару бутылочек вина.
   Анжела отправилась в душ. Я организовал закуску, откупорил бутылку вина, шло время, а она не появлялась. Я даже спросил через дверь, не случилось ли чего. Она ответила, что все в порядке, но дверь не открыла, как я на это надеялся. Я вернулся к столу, подождал немного, налил себе вина, выпил…
   Она вышла из ванной, когда бутылка была наполовину пуста. Закрылась в моей комнате, долго сушила волосы, а затем позвала к себе.
   Анжела лежала под простыней и смотрела на меня нежным зовущим взглядом.
   На ней не было ничего; тело нежное, гладкое, упругое, хмельной запах волос, возбуждающий аромат кожи, волшебная сила обаяния… Я окончательно пропал. И раньше подозревал, что чувство к ней – это навсегда, но теперь знал это точно…
   – Я люблю тебя, – прошептал я.
   Сначала сказал это, а потом осознал, насколько ярко высветил глубину своих чувств.
   Я никогда никому еще не признавался в любви. Да и с Анжелой я не должен был быть так откровенен. Ведь я ее совсем не знаю, и поэтому мое признание могло быть воспринято как свидетельство моей глупости. Не должен был я этого делать, но сделал! И ничуть в том не раскаивался…
   – Я тебе верю, – так же шепотом отозвалась она.
   Какое-то время мы лежали, наслаждаясь друг другом, тишиной и покоем.
   – Не должна верить, но верю… – чуть громче сказала она, глядя куда-то в потолок.
   – Почему не должна?
   – Однажды меня очень сильно обидели…
   – Надеюсь, это не Кеша?
   Я готов был начистить вывеску любому, кто посмел обидеть Анжелу, но Кешу мне трогать не хотелось. Хоть и были у меня к нему претензии, но все-таки он мой друг.
   – Нет… Кеша обычный бабник. Я ни на что серьезное не рассчитывала, когда шла с ним… Я уже ни на что не рассчитываю, потому что давно перестала верить мужчинам. Но тебе почему-то верю…
   – Забудь о том, что было раньше. Мы начали все с белого листа… А мужчинам, ты права, верить нельзя. Мне можно, а другим – нет.
   – Только тебе? – тихонько засмеялась она.
   – Только мне. Только я один хороший, а все остальные – козлы.
   – Ты – сама скромность.
   – Да, мама мне всегда это говорила…
   – А где живет твоя мама?
   – На небе она. Ангелом работает. И живет там же. Вместе с отцом.
   – Ты что, сирота?
   – Круглый.
   – И я сирота. Отца никогда не было, а мама умерла. Меня дядя к себе забрал…
   – А меня – тетя. Беспризорное детство, грехи молодости, кража, два года за решеткой. Думал, все, больше никакого воровства, но не удержался. Тебя вот украл, – с шутливой улыбкой сказал я.
   – Да нет, не украл. Кеша сам…
   – Кеша здесь ни при чем, – нахмурил я брови. – И не было у тебя ничего с Кешей. Ни с кем ничего не было. А тебя я украл у самой себя.
   – Это как?
   – Теперь ты самой себе не принадлежишь.
   – А кому принадлежу?
   – Мне. Ты перевернула мою жизнь. Поверить не могу, еще сегодня утром я был совершенно свободным человеком!
   – А сейчас?
   – А сейчас у меня новая жизнь… Хочешь ты этого или нет, но я тебя от себя никуда не отпущу.
   – А если я сама уйду?
   – Буду тебя искать…
   – А найти сможешь?
   – Ну, я частный детектив, как-то так…
   – Что ж, тогда нет смысла от тебя убегать, – счастливо, как мне показалось, улыбнулась Анжела.
   – И рядом с Кешей чтобы я тебя не видел.
   – Ревнуешь?
   – Еще как!
   – Тогда не буду тебя злить. Есть предложение – выпить за нашу новую жизнь и лечь спать.
   Анжела сходила на кухню, принесла по бокалу вина, мы выпили, и она вернулась в мои объятия. Немного поворочалась, устраиваясь поудобней, затихла и уснула. Я, казалось, мог сколько угодно лежать, наслаждаясь теплом ее тела, но и меня вдруг потянуло в сон…

   Глава 14

   Она проснулась посреди ночи, склонилась надо мной, высматривая, сплю я или нет. Решила, что сплю, тихонько поднялась и тенью выскользнула из комнаты. Я оставался в кровати, но видел, как Анжела заходит в комнату к Кеше, ложится к нему, как он на нее наваливается…
   Это стало для меня таким потрясением, что я проснулся. Солнце за окном уже приближалось к зениту, значит, скоро полдень. А ведь я не должен был спать так долго, ведь у меня работа. Эфир надо было слушать – раз, за Левой Овраговым ехать – два. А я еще со вчерашнего вечера «забил» на это дело – как отъехал от его дома, так и с концами. И всему виной Анжела. Но ведь она и сейчас со мной – какая, к черту, может быть работа!
   Со мной она. Только нет ее рядом. А с кухни через щель между дверью и полом доносится знакомый запах сырников. Анжела знает, что я их люблю, значит, она не просто хочет накормить меня завтраком, но еще и побаловать… А если она не одна на кухне? Что, если там она с Кешей?
   Я как ошпаренный сорвался с кровати, оделся, выскочил из комнаты… Действительно, Анжела была на кухне не одна. Она у плиты, а Кеша за столом с банкой пива в руке. Точно так было и вчера утром, только за столом сидел я. Но вчера Анжела была в одной сорочке, а сейчас на ней фартук поверх блузки, джинсы. Кеша к ней не липнет, и она к нему не льнет… Но все равно, надо бы сменить квартиру. Не должна она жить с Кешей под одной крышей.
   – О, Слава нарисовался! – обрадовался мне Кеша.
   – Привет всем, – отозвался я.
   – А чего так вяло? – заметил он.
   – Да нет, не вяло…
   Я подошел к Анжеле, хотел поцеловать ее в щеку, но она подставила мне губы. Все правильно, пусть он видит, как далеко зашли наши отношения.
   – Это ты со мной вяло? – с затаенной обидой посмотрел на меня Кеша.
   – Я тебя ревную, – сказал я с прямотой, которая должна была его обезоружить.
   – Все ясно, – повеселел он. – Только непонятно, что за ревность? У нас с Анжелой ничего не было. Правда, Анжела?
   – Не было… А со Славой было. Теперь я с ним. И ни с кем больше. – Она помолчала и добавила: – Пока он этого хочет…
   – А он хочет? – насмешливо смотрел на меня Кеша.
   – Хочу.
   – Тогда я рад за вас. О! Какие люди! – вдруг воскликнул он. – Не проходите мимо!
   Я слышал, как у меня за спиной открылась дверь в ванную. Утренние гости никого из нас не удивляли: то у меня девушка, то у Кеши, а чаще всего – и у меня, и у него. И сейчас он не один. Я бы даже не стал смотреть, кто там выходит из ванной, если бы Кеша не привлек мое внимание.
   – Маша, иди к нам! – позвал он свою подругу.
   Правда, Маша зашла на кухню не сразу. Сначала накрасилась, привела себя в порядок, а когда появилась, Анжела прикусила губу от зависти. Это была настоящая красавица уровня «Мисс Мира». Глаза, губы, волосы, фигура – мечта голливудского режиссера. Только зря Анжела расстраивалась. Не скажу, что Маша оставила меня равнодушной, но желания волочиться за ней не возникло.
   – Маша у нас иностранка, – сказал Кеша, подавая ей сметану.
   – Ну, какая же я иностранка? – мягко улыбнулась она и перевела взгляд с него на меня. – Просто в институте иностранных языков учусь.
   Голос у нее такой же красивый и нежный, как она сама. И говорила она без всякого хвастовства и апломба. Девушка знала себе цену, поэтому не видела смысла ее набивать.
   – Вот и я о том же. Английским владеет без словаря. Мы с ней на Гаваи поедем, она у меня переводчиком будет, – расплылся в улыбке Кеша.
   – Счастливого пути! – помахала ему пальчиками Анжела.
   Она ревновала к Маше, но не его, а меня. Внимательно смотрела на меня, пытаясь разглядеть интерес к этой красотке, и поторопилась увести меня в комнату. Ей не понравилось, что Маша бросала заинтересованные взгляды в мою сторону. Разглядела Анжела этот интерес или нет, но уж точно учуяла, у женщин на это дело особое чутье…
   – Вообще-то, я пивка хотел попить, – сказал я, когда она закрыла дверь.
   Она кивнула, сходила на кухню, принесла две банки пива и виновато произнесла:
   – Извини. Сама не знаю, что на меня нашло. Эта Маша так на тебя смотрела.
   – Еще бы она на меня не смотрела, – с мягкой насмешкой отозвался я.
   – Ну да, ты парень видный.
   – Дело не во мне, дело в тебе. Девушкам всегда интересны парни, у которых есть очень красивые подруги. Ты очень красивая, Маша тебе и в подметки не годится, можешь в этом не сомневаться…
   Я взял Анжелу за руку, рухнул на постель и увлек ее за собой. Волшебный вкус ее губ вскружил мне голову, и я уже не мог думать ни о какой работе. А ведь была мысль послушать, что творится в квартире Бурунова…

   Маша ушла, когда я засыпал. Уходила она не одна, ее провожал Кеша.
   Я уже спал, когда он вернулся. Во всяком случае, я так подумал, когда услышал, как открывается дверь. Этот совсем негромкий шум разбудил меня. Анжела со мной, и мне так приятно было лежать в обнимку с ней, что просыпаться совсем не хотелось. Сон снова навалился на меня…
   Но заснуть я так и не смог. В комнату вдруг ворвались какие-то люди. Сильные руки стащили меня с постели, вжали в пол лицом вниз. Неужели это церберы Скопова взяли меня в оборот? Если так, то конец мне…
   Но за себя, как это ни странно, я переживал меньше всего. Гораздо больше меня волновала судьба Анжелы. Что, если скоповские отморозки надругаются над ней?
   – Слава, я здесь ни при чем! – истошно крикнул Кеша.
   Видно, налетчики ворвались в квартиру на его плечах. Дождались его и, когда он открыл квартиру, набросились на него. А затем и на меня. Это катастрофа…
   На запястьях у меня защелкнулись стальные браслеты наручников. Только после этого те же сильные руки оторвали меня от пола. Перепуганная Анжела сидела на кровати, до подбородка натянув на себя простыню, но ее никто не трогал. Даже более того, меня вывели из комнаты, оставив ее одну.
   Только тогда у меня перед глазами раскрылись красные корочки.
   – Капитан милиции Шилкин, – представилась конопатая физиономия с желтыми глазами. – Уголовный розыск!
   – Твою мать, Шилкин! – взвыл я. – Предупреждать надо!
   Менты, конечно, козлы, но лучше уж иметь дело с ними, чем с бандитами.
   – Чью мать?! – Шилкин сжал пальцы возле моей шеи.
   – А это ты у прокурора спросишь!
   – Спрошу, спрошу…
   Шилкин затолкал меня в гостиную, заставил сесть на диван и зверем зарычал на ухо.
   – Ствол где?
   – Какой ствол? – похолодел я от дурного предчувствия.
   – Из которого ты, падла, человека убил!
   – Человека убил?! – Теперь меня бросило в жар.
   – Где ты был вчера в районе часа дня?
   – В половине первого, – проговорил я, вспоминая, как уходил от Нины.
   – Что, в половине первого?
   – В половине первого я ушел… Бурунова что, убили?
   – А-а, вспомнил! – обрадовался Шилкин.
   – А Нину?
   – И Нину!
   – Когда?
   – Ночью.
   – Где?
   – У Бурунова на квартире!
   – Твою мать! – простонал я.
   Надо было ставить квартиру Бурунова на прослушку, чтобы прозевать самый интересный момент…
   – Ствол где?
   Но ведь запись с микрофоном поступала на цифровой носитель, информация на нем хранилась ровно сутки, которые еще не истекли.
   – А про приемник почему не спрашиваешь? – зависшим от чрезмерного напряжения взглядом посмотрел я на Шилкина.
   – Какой приемник?
   – У меня там «жучки» понатыканы! Вы что, их не нашли?
   – Жучки? Какие жучки?
   – Ну, не майские же! Там у меня на диске все записано… Должно быть записано!
   – Ты что несешь, придурок?
   – Сам ты придурок! Я частный детектив, я за Буруновым слежу. Звони Добронравовой, она тебе все расскажет.
   – Какой Добронравовой?
   – Следователь московской прокуратуры, советник юстиции, она ведет убийство Бурунова… Тьфу ты! Она ведет убийство Воротникова и Светозарова. Они оба из одной компании. И Бурунов из их компании. Ты, наверное, из районного розыска?
   – Ну, в общем, да, – в легком замешательстве кивнул Шилкин.
   – Ну, теперь на Добронравову будешь работать…
   – Не знаю такую.
   – А ты позвони, узнаешь…
   Но Добронравова сама позвонила мне. Как будто поняла, что я снова влип в историю. А чего тут понимать? Видно, привлекли ее к этому делу, и она узнала, что некий опер Шилкин выехал по мою душу. Тут и гадать не нужно, что меня ожидает…
   Шилкин сам взял мой телефон, посмотрел, кто звонит. Фамилия Добронравова была ему уже знакома, поэтому он ответил.
   – Да, уже у него… – выслушав следователя, кивнул он. – В наручниках он… Да, говорил про каких-то Воротникова и Светозарова… Звенья одной цепи?.. Ну, я не знаю, мы свою версию отрабатываем… Потерпевшая вчера вызывала вневедомственную охрану, мы сегодня сняли отпечатки, вышли на Старостина… Да, он говорил про какую-то прослушку… Ну, хорошо, я учту…
   Шилкин нажал на «сброс», пролистал мою телефонную книгу, список входящих номеров, но, не найдя ничего такого, что могло его заинтересовать, отложил трубку в сторону.
   – Значит, квартира Бурунова на прослушке?
   – Тебе какой режим – онлайн или в записи?
   – Хотелось бы прослушать, что там было в два часа ночи.
   – Наручники сними…
   Шилкин выполнил мою просьбу, но не в полной мере – один браслет оставил на моем левом запястье, а другой прицепил к своей правой руке.
   Анжела давно уже была одета, когда мы зашли ко мне в комнату. Вид у нее был испуганный, бледный, и я поспешил ее успокоить:
   – Не переживай, ошибочка вышла.
   – Ну, может, ошибочка, а может, и нет… Твоя девушка? – спросил у меня Шилкин.
   – Невеста. И в два часа ночи я был с ней здесь.
   – Вы можете это подтвердить? – повернулся капитан к Анжеле.
   – Да, конечно.
   – Вы не спали ночью, следили за часами?
   – Нет, не следила, – заметно растерялась она.
   – А откуда такая уверенность?
   – Но вы же в чем-то обвиняете Славу. Вам алиби нужно.
   – В убийстве его обвиняют. – Шилкин так сверлил ее своим ментовским взглядом, что мне вдруг захотелось срубить его с правой.
   – Никого Слава не убивал. И всю ночь он был здесь.
   – Вы уверены?
   – Я просыпалась почти каждый час…
   – То есть, по-вашему, отсюда до места преступления и обратно, выходит, не меньше часа?
   – Я сейчас курицу по Интернету закажу, – сказал я и вывел компьютер из спящего режима.
   – При чем здесь курица? – непонимающе глянул на меня конопатый Шилкин.
   – Ей мозги будешь долбать!
   Приемник был подключен к компьютеру, веб-интерфейс уже выведен на монитор, и я легко запустил запись с двух часов ночи. Сигнал поступал со всех расставленных по квартире микрофонов, объединяясь в общий шум. Только шума как такового не было. Тихо в квартире, только слышно, как часы в зале тикают, и еще сопение откуда-то из спальни донеслось – то ли Бурунов, то ли Нина.
   – Живы еще, – сказал я.
   – Кто жив? – не понял Шилкин.
   Похоже, он не воспринимал всерьез мою самодеятельность. Но вот в динамиках послышался звук открываемой двери. Кто-то зашел в квартиру. Открылась дверь в комнату, и тут же кто-то чихнул – раз, другой… Только не чих это был, это прозвучал заглушенный выстрел. Снова открылась дверь, послышался девичий вскрик, и один за другим два выстрела. Дверь в квартиру закрылась. И мертвая тишина…
   – Это и все? – спросил я, изумленно глянув на Шилкина.
   – Выходит, что да, – кивнул он. – Бурунов спал, когда его убили. Кузнецову застрелили в холле. Пауза между первым и вторым убийством незначительная, секунд десять, не больше. Видно, Кузнецова что-то почувствовала, вышла в холл из своей комнаты, нос к носу столкнулась с киллером… – в раздумье проговорил капитан.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация