А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путешествие в рай" (страница 22)

   Ее по-прежнему не оставляли опасения по поводу возможной погони. Она боялась, что дон Мигель организовал преследование, хотя и не понимала, каким образом он бы мог это сделать. Погоня на море – сложное дело, однако не следовало забывать о том, что дон Мигель отважен, коварен и хитер.
   Камала понимала, что у нее разыгралось воображение и она терзается напрасными страхами, но ничего с собой поделать не могла.
   – Осталось потерпеть совсем немного, мисс, – попытался успокоить ее Спайдер, когда она передавала ему поднос с массивным кофейником и чисто вымытыми кружками. В последнее время она часто думала о том, как бы они обходились без этого доброго слуги.
   Он был не только портным от бога, но и превосходным поваром и, как бы сильно ни уставал, никогда не отказывал ни в каких просьбах, не возражал и всегда оставался жизнерадостным и вежливым.
   “Нам нужно придумать, как оставить его у себя, – размышляла Камала, – или как-то вознаградить его”.
   Помимо этого, ей не давала покоя мысль о том, что у них скоро закончатся деньги. Правда, у них есть кровати из золота и серебра.
   Примерно в час ночи Конрад произнес охрипшим от усталости голосом:
   – Вон там замок Эль-Морро! Я вижу его!
   Камала посмотрела вперед и в скудном свете нарождающейся луны увидела на фоне звездного неба башню замка, который сторожил вход в бухту Гаваны.
   – Значит, мы у цели, – тихо сказала она.
   – Отправляйся спать, – велел ей Конрад. – Поговорим об этом завтра.
   Камала подчинилась, ибо слишком устала, чтобы спорить. Спустившись вниз, она разделась и легла в постель. Еще раньше, осматривая каюту, она обнаружила в одном из ящиков шкафа стопку нижнего белья. Здесь были ночные рубашки с прекрасной вышивкой, нижние юбки, отороченные кружевами женские сорочки, но в тот раз она была слишком занята, чтобы рассмотреть все это внимательно.
   Облачившись в ночную рубашку, украшенную тонкими как паутина кружевами, Камала легла в постель, надеясь сразу уснуть, но сон никак не шел, и она лежала, прислушиваясь к доносившимся сверху звукам.
   Ей было слышно, как матросы опустили якорь и принялись снимать паруса. Затем шум стал постепенно затихать. Какое-то время спустя она услышала тяжелые шаги Конрада.
   Он вошел в соседнюю каюту и закрыл за собой дверь.
   Затем последовал глухой стук, и Камала поняла: это Конрад обессиленно рухнул на кровать и моментально уснул.
   Она улыбнулась. Они пришли в бухту, они в безопасности, они вместе!

   Глава одиннадцатая

   Проснувшись, Камала увидела Спайдера: тот входил в каюту с подносом в руках. Она сонно посмотрела на него и, немного помедлив, спросила:
   – Это завтрак?
   – Сейчас уже день, мисс.
   Камала рывком села в постели:
   – День?
   – А это ваш ланч, мисс, – ответил Спайдер, ставя поднос на прикроватный столик.
   – Но как я могла столько проспать?.. – начала Камала.
   – Мы все проснулись очень поздно, мисс, – ответил слуга. – Хозяин попросил меня не будить вас, однако он хотел через полчаса взять вас с собой на берег. А пока у него много дел.
   – Нисколько не сомневаюсь, – с облегчением вздохнула Камала и снова откинулась на подушки. – Скажите, Спайдер, сэр Конрад хорошо спал?
   – Как убитый, мисс, – ответил слуга и широко улыбнулся. – Мне пришлось потрудиться, чтобы разбудить его. Но я сделал это лишь после того, как убедился, что он достаточно отдохнул.
   – Он наверняка очень устал, – предположила Камала.
   – Кто угодно может устать, только не хозяин, – снова улыбнулся Спайдер. – Он счастлив, что командует кораблем, и потому ведет себя как мальчишка-школьник.
   Камала рассмеялась. Она понимала, что это значит для Конрада да и для них всех. Ведь им удалось привести корабль из Мексики в Гавану!
   Она без усилий поднялась к тому часу, когда закончилась сиеста, чтобы отправиться в порт Гаваны.
   Было довольно жарко и душно, однако солнечный свет, струившийся в иллюминаторы, наполнял каюту золотым сиянием.
   Когда Камала наконец встала и оделась, она выбрала самое, на ее взгляд, красивое из множества других не менее великолепных платьев, висевших в шкафу.
   Она никогда не предполагала, что станет обладательницей столь богатой коллекции прекрасных нарядов.
   Платье, которое, как она надеялась, понравится Конраду, было сшито из белого муслина и украшено кружевными оборками и голубыми лентами, привезенными, скорее всего, из Франции.
   В талии его перехватывал голубой шелковый поясок. К платью также прилагалась забавная муслиновая шляпка с целым ворохом кружев и лент, а также крошечный зонтик на длинной ручке.
   Камала вышла на палубу, где ее должен был ждать Конрад, и с первого взгляда поняла, что он любуется ею.
   Она еле сдержалась, чтобы не броситься к нему в объятия и признаться, что несказанно рада тому, что они наконец в безопасности. Вместо этого Камала сдержанно поклонилась, скользнув подолом юбок по доскам палубы.
   “Кстати, – отметила она, выпрямившись, – каким красивым и свежим он сегодня выглядит!”
   На Конраде был отлично сидевший на его стройной атлетической фигуре черный сюртук, ранее принадлежавший дону Мигелю и не без усилий перелицованный Спайдером. Его элегантно дополняли белая накрахмаленная рубашка и высокий галстук.
   Их ожидала лодка, которую гребцы направили к гавани. По пути Камала имела возможность по достоинству оценить ее красоту.
   На нее произвел неизгладимое впечатление замок Эль-Морро, его сложенные из серого камня башни и зубчатые стены. Рядом с замком расположилась крепость Ла-Кабанья с ее бело-розовыми бастионами.
   Повсюду радовали глаз краски цветущих кустарников, пальм, живописных домишек с голубыми и красными фасадами, лепившихся к скалам. Дома казались пустыми по той причине, что в них отсутствовали оконные стекла. Но самое главное зрелище, от которого захватывало дух, – это огромное количество кораблей в бухте. Здесь были величавые военные суда, торговые корабли со всех концов света, траулеры, шхуны, яхты и бесчисленные рыбацкие лодки.
   – Какая красота! – ахнула от восхищения Камала.
   – Верно, красота, – согласился с ней Конрад.
   В эти мгновения он смотрел на нее, и Камала поняла, что он имеет в виду отнюдь не гаванскую бухту.
   У причала их ждала забавного вида карета, почему-то показавшаяся Камале верхом уродства. Правил ею негр, сидевший на лошади, одетый в потрепанную грязную ливрею и огромные сапоги с отворотами.
   Как только они сели в карету, Конрад взял ее за руку.
   – Я люблю тебя, – признался он. – Только сейчас, когда мы прибыли в Гавану, я могу сказать тебе об этом.
   – Мы в Гаване… И в безопасности! – облегченно вздохнула Камала.
   – Да, мы в безопасности, – согласился Конрад. – Это была безумно опасная игра, дорогая, но мы вышли из нее победителями!
   – Главным образом благодаря тебе.
   У Камалы от волнения перехватило горло. Она даже поспешила опустить взор, чтобы он не заметил слез в уголках ее глаз.
   – Если бы нас постигла неудача, – тихо ответил Конрад, – это стоило бы жизни нам обоим. Но нам повезло.
   – Не могу даже представить себе, чтобы ты не довел до конца то, что задумал совершить, – тихо сказала Камала.
   Конрад собрался что-то ответить, но в следующее мгновение карета остановилась возле лавки. Увидев, что здесь продаются ювелирные украшения, Камала вопросительно посмотрела на своего спутника.
   – Дай мне, пожалуйста, твою перчатку, – попросил тот и улыбнулся. – И тогда я избавлю тебя от нескольких минут смущения.
   Она не сразу поняла, что он имел в виду, но потом протянула ему перчатку с левой руки.
   Взяв ее, Конрад вошел в лавку.
   Камала тотчас догадалась, что он там покупает. Сердце затрепетало: ведь это было то, о чем она страстно молила Всевышнего, о чем грезила и тосковала; это было то, что Зомба назвала ее “заветным желанием”.
   Через несколько минут Конрад вышел наружу, держа в руке перчатку и маленькую коробочку. И то и другое он положил ей на колени.
   – Я прошу тебя примерить его, хочу убедиться, что это твой размер, – произнес он.
   Камала открыла коробочку и увидела, как и ожидала, золотое обручальное кольцо.
   Она потянулась к коробочке, но Конрад достал его первым и, взяв ее за руку, надел кольцо на палец. Оно подошло идеально.
   Конрад крепко и нежно сжал ее руку. Затем снял кольцо и спрятал в жилетный карман.
   – В английскую церковь! – по-испански приказал он кучеру.
   Камала подняла на него растерянный взгляд.
   – В английскую церковь? – переспросила она.
   – Да, конечно, – ответил Конрад. – Гавана много лет принадлежала англичанам. В те годы была построена церковь, в которую прислали священника. Кстати, моего давнего знакомого.
   Камала молчала, а когда заговорила, голос ее срывался на шепот.
   – Так мы собираемся обвенчаться?.. Прямо сейчас?
   – Да, прямо сейчас. Я больше не могу рисковать. Я не хочу потерять тебя.
   Она сияющим взглядом посмотрела на него.
   – Я всегда… всегда об этом мечтала… – робко прошептала она.
   Он посмотрел на ее сияющее лицо и нагнулся, чтобы поцеловать руку. Стоило ей почувствовать прикосновение его губ, как ее охватил трепет и как будто обдало приятной жаркой волной.
   “Что это? – спросила она себя. – Почему мне так приятно от его прикосновений, приятно настолько, что я не могу выразить словами свой восторг?”
   Они молча ехали по оживленным улицам и вскоре прибыли на окраину города, где оказались перед церковью, сложенной из серого камня. Рядом виднелся белый домик, фасад которого был обращен к бухте.
   Как и ожидала Камала, дом был построен в виде квадрата, с внутренним двором. Слуга провел будущих супругов по лестнице, которая привела их в прохладное помещение с мраморным полом. Здесь стояли столы из мрамора и несколько плетеных кресел. Слуга молча вышел.
   – Не слишком ли велик этот дом для викария? – заметила Камала.
   – Мой друг этого достоин, – ответил Конрад. – Его считают отцом английской колонии и очень уважают.
   В следующую секунду в комнату вошел высокий мужчина в темно-лиловой сутане. Увидев Конрада, он протянул к нему руки.
   – Конрад, мой мальчик! Какая неожиданная радость! – с неподдельной искренностью воскликнул он. – Я даже не представлял себе, что ты в Гаване!
   – До недавнего времени я тоже об этом не мечтал, – отозвался Конрад. – Но все-таки я здесь, перед вами, и причем с особой просьбой.
   – Не может быть! – воскликнул священник, глядя на Камалу.
   – Я хочу, чтобы вы познакомились с мисс Камалой Линдси, – пояснил Конрад, – которая пообещала стать моей женой. Мы просим вас незамедлительно обвенчать нас!
   Все, что произошло после этого, казалось Камале частью волшебного сна.
   Пока готовились документы, официально подтверждающие бракосочетание, священник, которого ей представили как каноника Ловелла, предложил гостям вина и провозгласил тост за их здоровье.
   Затем они отправились в церковь, где увидели украшенный цветами алтарь. Здесь, под сводом старого храма, царила атмосфера покоя и торжественности.
   Служба была простой, но Камала подумала, что никогда не забудет звук низкого голоса Конрада, когда он повторял слова брачного обета, и свой собственный, дрожащий от волнения голос.
   Возвращаясь в карете обратно на корабль, Камала чувствовала, что не может найти слов, чтобы выразить свою радость. Теперь она жена Конрада, она его женщина, они принадлежат друг другу во веки веков, и ничто не сможет разлучить их!
   Держа его за руку, Камала ощущала себя той, что целиком посвятила себя ему до конца дней своих.
   – Любить и лелеять, – еле слышно прошептала она.
   Когда карета доехала до порта и кучер остановил лошадь, Конрад негромко спросил ее:
   – Ты счастлива, моя дорогая?
   Она повернулась к нему, и он увидел в ее глазах искреннее удивление. Какое-то время они оба не могли даже пошевелиться. Они продолжали сидеть как завороженные, чувствуя, как любовь магнетическим полем пульсирует между ними.
   Затем, как будто все еще во сне, Камала все-таки поняла, что их ждет лодка, чтобы отвезти обратно на клипер, и позволила Конраду помочь ей выйти из кареты на пристань.
   К ее удивлению, палуба корабля оказалась полна людей. Камала услышала, как капитан Макдональд произнес:
   – Я набрал тридцать человек, сэр, как вы и сказали. Это хорошие мореходы, и документы у них в порядке.
   – Им делали прививки? – поинтересовался Конрад.
   – Всем до единого! – бодро ответил Макдональд.
   Рядом с ним стоял капитан Тернер, ожидавший прибытия Конрада, чтобы сообщить, что купленный провиант полностью доставлен.
   Поскольку на Камалу никто не обратил внимания, она спустилась вниз, где в кают-компании увидела Спайдера.
   – Вы выглядите обворожительно, мисс! – восхищенно воскликнул тот.
   – Я счастлива, Спайдер, – ответила ему Камала. – Я никогда в жизни не была такой счастливой. Мы с сэром Конрадом только что обвенчались.
   – Я очень надеялся, что вы об этом скажете, миледи!
   Камала удивленно посмотрела на слугу:
   – Так, значит, вы, Спайдер, догадывались, что мы… не брат и сестра?
   – Я понял это, когда мы сделали остановку на Азорах, миледи, – ответил тот. – Когда вы вернулись на корабль, у вас был такой вид, будто вы побывали в раю!
   Камала улыбнулась.
   – Мне кажется, мы тогда действительно там побывали, – задумчиво произнесла она.
   Войдя в каюту, она сняла шляпку и, сев возле прикроватного столика, посмотрела на обручальное кольцо.
   – Насколько же оно дороже для меня, – подумала она, – чем тот огромный бриллиант, который подарил мне дон Мигель, да и любые драгоценности этого мира!
   Ничто не значит для женщины так много, как обручальное кольцо, полученное от мужчины, который любит ее и которого любит она.
   Камала просидела в раздумьях долго и не сразу поняла, что корабль пришел в движение. Ветер наполнил паруса, и они покинули бухту Гаваны.
   У Камалы возникло желание выйти на палубу, но, подумав, она решила не делать этого, потому что там было слишком много народу.
   Им с Конрадом нужно так много сказать друг другу! Она ждет не дождется той минуты, когда они останутся одни и он рано или поздно придет к ней.
   Однако получилось так, что в кают-компании она поужинала одна.
   – Хозяин стоит у руля, – сообщил ей Спайдер. – Он никому не доверяет управление судном.
   – Но ведь он, наверное, сильно проголодался! – воскликнула Камала.
   – О нет, миледи, я это точно знаю. Капитан Макдональд нанял нового кока, китайца. Говорят, это лучший повар в здешних краях. Но я поверю в это лишь тогда, когда лично удостоверюсь в его кулинарных способностях.
   Камала искренне рассмеялась, тронутая забавной ревностью доброго слуги.
   – По крайней мере, нам с вами больше не надо постоянно заниматься стряпней, – сказала она. – Да и вам, пожалуй, придется изрядно потрудиться, чтобы перешить мне не один десяток платьев.
   – Вы правы, миледи, – ответил Спайдер. – Не сочтите мой совет за дерзость, но вам лучше пойти спать. Мне кажется, что хозяин не спустится вниз до тех пор, пока мы не пройдем Пан-де-Матансас.
   Камала не стала уточнять, что такое Пан-де-Матансас, понимая, что предложение Спайдера вполне разумно: нет смысла сидеть в кают-компании одной.
   Она вернулась в свою каюту, где сняла белое платье. Затем легла на серебряную кровать, подумав о том, что за стенкой имеется кровать из золота. Такой странной мебели она никогда не видела, тем более на корабле.
   Окаймленные кружевами простыни и украшенные изящной вышивкой наволочки были тонкими и нежными на ощупь. Ветер с моря разогнал дневную жару, и воздух в каюте стал свежее, хотя иллюминаторы по-прежнему были задраены.
   Наступила тропическая ночь, подкравшись, как обычно, незаметно и стремительно. Только что небо было золотисто-красным, а в следующее мгновение – уже темным, как бархат, на котором, словно бриллианты, сияют яркие звезды.
   Наконец, когда Камале показалось, что прошла целая вечность, она услышала, как Конрад спустился по трапу и вошел в свою каюту.
   Она ждала, что он придет к ней, слыша, как часто стучит сердце, и чувствуя, что губы пересохли от волнения. Наконец дверь, соединявшая их каюты, открылась, и он вошел к ней.
   На нем был длинный парчовый ночной халат, украшенный золотым шитьем, с высоким воротником и манжетами из черного бархата, под которым белела ночная сорочка. На фоне смуглой кожи она казалась ослепительно-белой. Господи, как же он красив! Камала инстинктивно протянула ему руки.
   Конрад закрыл за собой дверь и сел на край постели. Затем, взяв ее за запястья, поцеловал ее руки одну за другой.
   – Я люблю тебя, моя бесценная, моя дорогая! – прошептал он, и Камала почувствовала, что дрожит, взбудораженная глубокой нотой желания в его голосе.
   Она ждала, когда он поцелует ее в губы.
   – Я должен признаться тебе кое в чем, – произнес Конрад.
   Камала удивленно подняла на него глаза:
   – Признаться? В чем?
   – Пожалуй, мне следовало рассказать тебе об этом раньше, – ответил он. – Но я, честно говоря, не осмеливался. Трусил. Боялся испугать тебя.
   – В чем дело? О чем ты?
   – Ни в чем, – ответил Конрад. – Хотя ты можешь думать все, что угодно.
   – В чем дело? – повторила Камала, на этот раз действительно испугавшись.
   Конрад крепко сжал ее пальцы.
   – Я знаю, – медленно начал он, – что ты удивилась, когда я сказал Ван Вику, что я – сэр Конрад Вериан. Ты тогда решила, что это часть обмана. Но я на самом деле баронет. Правда, я ношу другое имя, которым мы с тобой будем называть себя в будущем.
   – Другое… имя? – не поняла его Камала.
   – Да, я маркиз Труро.
   Какое-то время Камала недоуменно смотрела на него, пытаясь воскресить в памяти это имя.
   Затем, вспомнив, с криком вырвала руку.
   – Маркиз Труро! – повторила она. – Ты хочешь сказать, что ты – тот самый маркиз, который должен был жениться на Софи?
   Конрад ответил не сразу.
   – Тогда для меня это был единственный способ выбраться из финансовой пропасти, в которой я оказался. – Конрад встал и подошел к иллюминатору. Отодвинув атласные занавески, он выглянул в темноту опустившейся над миром ночи. – Я уже рассказывал тебе, в каком состоянии обнаружил отчий дом, когда вернулся из плавания, – продолжил он. – Мать была при смерти, нас со всех сторон одолевали кредиторы, слуги находились на грани голода. И тут пришло письмо от моего стряпчего.
   Конрад замолчал. Камала же вспомнила, как дядя Маркус сообщил о том, что брак взялся устроить адвокат маркиза Труро.
   – Оказалось, что он также ведет дела Маркуса Плейтона, – продолжил тем временем Конрад. – Он выяснил, что его клиент не прочь заполучить для своей дочери титул. Знал он и то, что пятьдесят тысяч фунтов, которые Плейтон был готов заплатить за дворянское звание, для меня стали бы манной небесной.
   – Пятьдесят тысяч фунтов! – ахнула Камала.
   – Именно такую сумму он был готов выложить за титул, – подтвердил Конрад. – А приданое его дочери превышало сто тысяч.
   – Но ведь это… огромные деньги! – снова не удержалась от восклицания Камала. – Как же ты… как ты отказался от них?
   – Я не собирался этого делать, пока неожиданно и бесповоротно не влюбился впервые в жизни.
   Он отвернулся от иллюминатора и посмотрел на Камалу. В эти мгновения она показалась ему маленькой и хрупкой, а ее глаза на бледном лице – неестественно огромными.
   – Да, я влюбился, – повторил он, – и понял, что, сколько бы Маркус Плейтон ни был готов заплатить за титул, я никогда не продам себя.
   – Значит, ты тогда не ехал в Саутгемптон, чтобы найти корабль, – произнесла Камала.
   – Я уже прибыл в Саутгемптон из Фолмута, – ответил Конрад. – И когда мы с тобой встретились, я как раз был на пути в Касл-Брей.
   После этих слов в каюте воцарилось молчание. Камала больше не смотрела на Конрада. Ее взгляд был устремлен в потолок.
   – Камала! – воскликнул он и шагнул к ней.
   В следующее мгновение дверь каюты распахнулась, и на пороге вырос Спайдер:
   – Сэр! Пойдемте со мной! Быстрее, прошу вас! Вы должны сами это увидеть! Вы должны поглядеть на это! Я глазам своим не поверил!
   – Что случилось?! – воскликнул Конрад.
   – Ничего плохого не произошло! Не волнуйтесь! Наоборот, сэр! Это настоящее чудо! Но вы должны сами посмотреть. Пойдемте со мной, умоляю вас, сэр! Пойдемте!
   С этими словами слуга выскочил из каюты. Конрад изумленно посмотрел ему вслед, затем вышел и закрыл за собой дверь.
   Камала уткнулась лицом в ладони.
   – Что же мне делать? – спросила она себя.
   Значит, Конрад не продался Маркусу Плейтону и не взял в жены Софи. Вряд ли какой-нибудь другой мужчина устоял бы перед таким искушением.
   “Нет, это лишь потрясение, – подумала она, – потрясение от того, что невозможно избавиться от прошлого, что оно преследует нас по пятам”.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация