А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путешествие в рай" (страница 11)

   Глава шестая

   Следующие несколько дней Камала чувствовала себя прекрасно, с радостью отметив, что качка не вызывает у нее никакого недомогания.
   Ею владело радостное возбуждение. Морское путешествие дарило ей новые впечатления: плеск волн, хлопки надуваемых ветром парусов, скрип мачт, запах дегтя, морской соли и пеньки, нелегкая жизнь моряков. Она с интересом наблюдала за тем, как матросы ловко поднимаются на мачты, как, перекликаясь друг с другом, ставят паруса. Впрочем, глядя на серый горизонт на западе, она понимала: главные приключения в этом плавании ждут ее впереди.
   Выйдя в Атлантический океан, они поймали восточный ветер.
   Помимо наблюдений за жизнью корабля и попыток понять, что означают те или иные действия экипажа, каждый день с утра и до вечера был занят делами.
   С самого начала она отметила, что жизнь на “Афродите” течет медленнее, чем на суше. Даже одеваться здесь было труднее, и на это уходило больше времени, особенно во время сильной качки.
   Когда она выходила на палубу, ей приходилось быть крайне осторожной, чтобы не попасть под волну, которая легко могла смыть ее за борт. При относительно слабой качке имелся риск промочить ноги или намокнуть от мелких брызг, перелетавших через планшир.
   А еще ей было непонятно, почему команда так рьяно драит корабль. Каждое утро Камала просыпалась от топота ног: матросы спешили с тяжелыми деревянными бадьями и швабрами на и без того мокрую палубу, которую тут же принимались скрести и мыть под грубые команды помощника капитана.
   Первые два дня Камала мерзла и опасалась надолго покидать теплую и уютную кают-компанию, но вскоре, к ее немалому удивлению, Спайдер сшил для нее элегантное платье из плотного зеленого шелка, с пышной юбкой, лифом, застегивающимся спереди на мелкие жемчужные пуговки, и воротничком и манжетами, окаймленными чем-то вроде белого кружева.
   – Где вы взяли материал? – изумилась она.
   – Я воспользовался одним из покрывал, мисс, – ответил Спайдер.
   – Покрывал?! – воскликнула Камала. – А вы уверены, что мистер Ван Вик не будет возражать?
   – Не будет, мисс, – заговорщическим тоном ответил Спайдер. – У нас на корабле всего в достатке. Если хозяин легко поделился одеждой с сэром Конрадом, то он вряд ли догадается, что теперь на корабле одним покрывалом меньше.
   Камала рассмеялась:
   – Огромное вам спасибо, это платье чудесно. Но где вы взяли кружево?
   – Это не кружево, мисс, – ответил Спайдер. – Это противомоскитная сетка из кисеи, у нас на борту она имеется в изрядном количестве. Хозяин всегда покупает все самое лучшее. – Почесав лысую голову, он добавил: – Я как раз подумал, мисс, а не сшить ли для вас из такой сетки хорошее легкое платье? Когда мы доберемся до Азорских островов, будет очень жарко. Надеюсь, там мы купим и другой материал, ведь, когда мы войдем в воды Гольфстрима, вам понадобится что-нибудь полегче.
   – Звучит заманчиво, – улыбнулась Камала.
   Впрочем, думать о предстоящих теплых днях было рано. Между тем Спайдер показал Камале отрез пестрой шерстяной ткани, который, по его словам, был скатертью. Сложенный по диагонали, он мог сойти за шаль.
   Камала набросила его на плечи, а в следующее мгновение ее собеседник с ловкостью фокусника, достающего кролика из шляпы, протянул ей черный атласный жакет с длинными рукавами, застегивающийся от горла до талии на пуговки.
   – Откуда это? – удивилась Камала.
   – Я почему-то подумал, мисс, что на корабле сэру Конраду больше не понадобится его вечерний плащ.
   – Вечерний плащ? Так это он?
   Новоявленный жакет оказался не только удобным и теплым, но и весьма красивым. Он удивительно подходил ей, выгодно подчеркивая белизну кожи и золото волос, и прекрасно смотрелся поверх шелкового платья.
   И все же она сочла обновку экстравагантной, ибо помнила, какую сумму Конрад был вынужден выложить за плащ, который и надел-то всего один раз.
   Впрочем, у нее не было времени для душевных терзаний по поводу разного рода излишеств. Деньги у них практически кончились, а значит, они не могли ничего купить. Оставалось лишь уповать на то, что Конрад сумеет заработать в Мексике, если, конечно, Ван Вик решит взять его в компаньоны. Мужчины вели долгие разговоры о том, где им лучше пристать к берегу, как раздобыть золото и кто будет искать для них алмазы и жемчуг, которые мистер Ван Вик собирался затем отвезти в Амстердам.
   Разумеется, при проведении незаконных сделок капитан “Афродиты” рассчитывал на помощь своего приятеля сеньора Квинтеро.
   – Я немного говорю по-испански, – признался он, – но для ведения серьезных переговоров этого явно недостаточно. Так что я рассчитываю на ваше содействие, Адалид.
   Этот разговор подсказал Камале одну идею. Когда Ван Вик и Конрад вышли на палубу, она осталась в кают-компании в обществе испанца.
   – Простите, сеньор Квинтеро, могу я попросить вас о великой любезности?
   – Разумеется, мисс Вериан, – ответил тот. – Чем я могу быть полезен? Я к вашим услугам.
   – У меня возникла мысль, – робко начала Камала, – просить вас, чтобы вы обучали меня испанскому языку. Я знаю всего несколько слов по-испански, но вполне бегло говорю по-французски и немного владею итальянским, что позволяет мне понимать кое-какие арии в опере.
   – О, я с радостью помогу вам! Да и оба этих языка вам непременно пригодятся, – ответил Квинтеро.
   Испанец искренне оживился, как только понял, сколь велико ее желание учиться, ведь собеседница буквально на лету схватывала слова, которые он называл ей на своем родном языке.
   После этого они каждое утро, завершив завтрак и дождавшись, когда Ван Вик и Конрад покинут кают-компанию, принимались за учебу. Вскоре Камала уже без особых затруднений могла читать книги сеньора Квинтеро, которые он приносил на занятия.
   Разумеется, во время этих уроков невозможно было не говорить о Мексике и мексиканцах.
   – Прошу вас не счесть мой вопрос невежливым, – сказала как-то раз Камала, – но я хотела бы знать, действительно ли испанцы проявляли жестокость, покоряя эту страну?
   – Я отнюдь не считаю ваш вопрос невежливым, мисс Вериан, – ответил испанец. – Мой отец бежал из Испании, потому что придерживался либеральных взглядов, которые шли вразрез с принципами церкви. Он перебрался в Амстердам, где женился на голландке, моей матери. Так что я могу ответить на ваш вопрос предельно честно: да, испанцы проявляли по отношению к местным жителям зверскую жестокость.
   – Но сейчас они ведут себя по-другому? – спросила Камала.
   – Зверства конкистадоров и ужасы инквизиции невозможно забыть. Церковь, созданная в Мексике испанцами, по-прежнему владеет половиной всей собственности и капиталов страны. Кроме того, там до сих проживает немало испанцев. – Квинтеро на мгновение задумался, затем продолжил рассказ: – Родившиеся в Европе испанцы в Мексике не столь многочисленны. Это главным образом аристократы, которых там почитают как знатных особ. Зато там довольно много креолов, то есть испанцев, родившихся уже в Мексике. Это, так сказать, белая кость. Остальные местные жители относятся к низшим слоям населения.
   – И кто же составляет эти низшие слои? – полюбопытствовала Камала. – Надеюсь, я не слишком докучаю вам вопросами? Но мне действительно очень хочется узнать побольше о Мексике.
   – Это весьма похвально с вашей стороны, – ответил испанец. – Важность знаний неоспорима. Хорошо, что вы пытаетесь узнать больше о жизни людей другой страны, ведь в таком случае вы лучше поймете их нужды и чаяния. Впрочем, я отвлекся. Так вот, ровно половину населения Мексики составляют индейцы. Проживают там также негры, привезенные в качестве рабов из Африки. Тех, кто родился от браков индейцев и негров, там называют самбо. Есть и мулаты – рожденные от негров и европейцев.
   – Попытаюсь запомнить эти названия, – пообещала Камала.
   – Кроме них, в Мексике можно встретить метисов, – продолжил сеньор Квинтеро. – Это дети индейцев и европейцев. Некоторые женщины-метиски отличаются удивительной красотой.
   – О, как мне хочется поскорее увидеть Мексику! – призналась Камала. – Насколько я понимаю, это удивительная, очень красивая страна!
   – Я был бы разочарован, если бы вы думали иначе, мисс Вериан, – ответил испанец. – Это моя третья поездка в Мексику. Пять лет назад я провел в этой стране два года. Часто разъезжая по разным ее провинциям, я наблюдал за добычей серебра и золота в рудниках и многое узнал о Мексике и мексиканцах.
   – Как же везет в этой жизни мужчинам! – со вздохом произнесла его собеседница. – Они могут путешествовать по всему миру, тогда как женщины вынуждены оставаться дома.
   Камала тотчас подумала о Конраде: для него это было всего лишь очередным плаванием, тогда как для нее – увлекательным приключением, неповторимым жизненным опытом, о котором она раньше не могла даже мечтать.
   По мере того как один день неуклонно сменялся другим, у нее было все меньше возможности оставаться с Конрадом наедине.
   Похоже, что мистер Ван Вик ожидал от Конрада помощи в управлении кораблем и вскоре уже воспринимал эту помощь как должное. Когда же они вдвоем возвращались в кают-компанию, там уже находился сеньор Квинтеро.
   По вечерам они играли в карты. Камала, неплохо знавшая правила пикета, вскоре научилась висту и нескольким другим карточным играм, в которые Конрад и мистер Ван Вик играли на деньги. Вернее сказать, на расписки, потому что денег у Конрада не было.
   – Если я не буду осмотрителен, то, когда закончится плавание, я буду должен вам целое состояние, – пошутил Конрад однажды вечером, когда ему в очередной раз не повезло. – Похоже, когда я окажусь в Мексике, то буду вынужден нырять за жемчугом, чтобы вернуть вам долг.
   – О, я покажу вам куда более легкий способ заработать, нежели столь опасное занятие, – ответил Ван Вик.
   В глазах Конрада тотчас вспыхнул радостный огонек, однако больше голландец ничего не добавил.
   А еще Камала заметила, что капитан с каждым днем все чаще и чаще оказывает ей знаки внимания.
   Говорить им было особенно не о чем, однако при первой возможности он одаривал ее цветистыми комплиментами. Впрочем, они были настолько непривычны для ее ушей, что она отказывалась воспринимать их всерьез.
   А еще Ван Вик как бы невзначай прикасался к ней во время сильной качки, то и дело он целовал ей ручки, бросал в ее сторону выразительные взгляды, из чего Камала пришла к выводу, что она ему небезразлична.
   И хотя это не слишком пугало ее, она старалась быть настороже, прекрасно понимая, что стоит им в очередной раз остаться наедине, как капитан наверняка начнет заигрывать с ней.
   Она надеялась поговорить об этом с Конрадом, но тот старался как можно реже попадаться ей на глаза. Более того, он держался с ней ровно, не выказывая бурных чувств, как и положено относиться брату к сестре.
   Он был неизменно учтив, постоянно справлялся о ее самочувствии, но ни на мгновение его голос не изменил тембра, оставаясь спокойным и дружелюбным.
   Иными словами, Конрад никогда не проявлял по отношению к ней признаков иной любви, кроме братской.
   Иногда по ночам Камалу посещали мысли о том, что она больше никогда не изведает той близости и дружбы, которые переполняли ее радостью во время путешествия в Саутгемптон.
   Она постоянно вспоминала, как лежала в объятиях Конрада на огромной охапке сена в полуразрушенном фермерском доме, как он крепко обнимал ее, когда она с ужасом думала о том, что Маркус Плейтон узнает ее местонахождение.
   Увы, тот самый Конрад, который назвал ее красивой и признался, что чужд поэзии, куда-то исчез, а его место занял приятный, но сдержанно-равнодушный человек, относившийся к ней лишь как к сестре.
   “Он всего лишь играет роль”, – раз за разом повторяла Камала, но никак не могла избавиться от болезненного чувства, что стала ему безразлична.
   Впрочем, вскоре она сделала одно приятное открытие. Однажды, вешая в шкаф платье, которое сшил для нее Спайдер, девушка заметила узенькую полоску света.
   Движимая любопытством, Камала бросила платье на койку и, подойдя ближе, увидела, что шкаф крепился к деревянной перегородке, средняя часть которой была выломана или вырезана и потому плохо держалась.
   Присмотревшись внимательнее, Камала поняла, что свет проникает из соседней каюты, которую занимал Конрад. Потянув за дубовую доску, она обнаружила, что может без усилий сдвинуть ее с места.
   По всей видимости, обшивка в каюте Конрада тоже легко снималась. Не иначе как их обитатели когда-то пожелали общаться друг с другом, не выходя в коридор, и устроили себе тайный проход.
   Интересно, кто бы это мог быть и зачем они это сделали?
   Неужели когда-то на борту клипера совершали путешествие два тайных любовника, которые проникали друг к другу, не привлекая внимания окружающих?
   Камале было любопытно узнать, кто это были такие, но когда она осторожно попыталась разговорить Спайдера, который уже не раз совершал плавания на “Афродите”, то получила ответ, которого не ожидала услышать.
   – Здесь такие прекрасные каюты! – как бы невзначай заметила она. – Мистер Ван Вик наверняка не раз селил в них важных гостей.
   – Селил, верно, но только когда плавание, скажем так, носило отнюдь не деловой характер, – ответил Спайдер.
   – То есть обычно эти каюты пустовали? – удивилась Камала, окинув взглядом богатое убранство: резное изголовье кровати и туалетный столик из розового дерева.
   – Дело в том, мисс, что это лучшее помещение на корабле, – отозвался лакей. – Я бы сказал, что это хозяйская каюта. Но мистер Ван Вик предпочитает спать по правому борту и потому перебрался в соседнюю.
   – Так это бывшая каюта капитана… – задумчиво проговорила Камала.
   – Да, мисс, и хозяин долго ею пользовался, – ответил Спайдер.
   После этого разговор зашел о платьях, которые, как уже поняла Камала, были для него самой волнующей темой.
   – Я всегда думал, мисс, – признался ей Спайдер, – что, будь у меня такая возможность, я бы открыл свое собственное ателье. Еще в семь лет я стал учеником портного, умелого закройщика, который научил меня многим секретам портняжного ремесла. Когда-нибудь я сам стану придумывать фасоны дамских платьев, ведь я считаю их предметом высочайшего вдохновения, чем-то вроде музыки!
   “Да он своего рода художник”, – подумала Камала.
   Было видно, что портняжное искусство доставляло Спайдеру огромное удовольствие, что неудивительно, если учесть его богатую фантазию и потрясающий талант творить наряды из самых неожиданных материалов.
   А еще Спайдер так бесхитростно восхищался ее внешностью, что Камала никак не могла на него сердиться.
   Из двух шелковых сорочек Ван Вика Спайдер сшил для нее ночную рубашку, длинные рукава и воротничок которой “корабельный портной” обшил кружевами. Рубашка пришлась как нельзя кстати: теплая, мягкая и удивительно приятная на ощупь.
   – Когда станет жарко, мисс, вам непременно потребуется муслин, – сказал Камале Спайдер. – Его можно будет купить на Азорских островах. Знаете, в Мексике местные смуглые сеньориты гуляют в платьях из белого муслина, но он не слишком идет им, в отличие от веселых расцветок, которые они почему-то считают простоватыми, если не откровенно вульгарными.
   Однако истинным шедевром Спайдера стала пара туфелек, которые он смастерил для Камалы.
   – Ваши атласные туфельки долго не прослужат, – как-то раз заметил он.
   К ее изумлению, портной смастерил их из куска замши, который вырезал из жилета мистера Ван Вика. На подошвы пошел кусок расплетенного корабельного каната. Обувь получилась очень удобной, и теперь Камала надевала свои атласные туфельки только по вечерам.
   Когда прекращалась качка, все переодевались к ужину.
   Порой, сидя за круглым столом в кают-компании, с удовольствием запивая изысканный ужин превосходным вином, Камала испытывала такое чувство, как будто все это происходит во сне: нет, они не плывут по морю в другую страну, а летят на волшебном корабле к звездам.
   Она не удержалась и высказала свою мысль вслух.
   – У меня такое чувство, – проговорила она, – будто мы высадимся не на побережье Мексики, а на какой-нибудь планете. Возможно, на Марсе.
   – Я бы предпочел, чтобы это была Венера, – поправил Ван Вик, заметив блеск ее глаз.
   – Возможно, я слишком впечатлительна, но, судя по тому, что рассказал мне сеньор Квинтеро, Мексика – это настоящий рай.
   – Она определенно похожа на рай в это время года, – подтвердил испанец.
   – И когда мы окажемся там, – многозначительно произнес Ван Вик, – то кто же будет играть роли Адама и Евы?
   – Вы путаете рай с Эдемским садом, – тихо заметила Камала.
   – Тогда позвольте сказать вам, что рядом с вами любое место покажется райскими кущами.
   Эти слова мистер Ван Вик произнес с таким нажимом, что Камала тотчас почувствовала себя крайне неуютно.
   Она бросила взгляд на Конрада в надежде встретить с его стороны поддержку, но быстро поняла, что лучше не стоит этого делать. Он не раз взывал к ее осторожности, требуя взвешивать каждое слово и обдумывать каждый жест.
   – Вы говорите моей сестре, что Мексика – это рай? – насмешливо произнес Конрад, обращаясь к испанцу. – Боюсь, что она будет сильно разочарована, когда увидит там горькую нищету, уличных оборванцев и запуганных индейцев, низведенных до положения рабов.
   – Не вижу причин, по которым ваша сестра должна увидеть там все это, – едва ли не со злостью проговорил Ван Вик. – Я покажу ей исключительно красоту этой страны. Она услышит пение экзотических птиц, я увешаю ее бриллиантами, блеск которых померкнет в сравнении с очарованием ее глаз.
   – Мне кажется, что мы все говорим о каких-то пустяках, – поспешила вмешаться в разговор Камала, стараясь не выдать своего раздражения. – Может, лучше сыграем в карты?
   Своим предложением она рассчитывала отвлечь от себя внимание Ван Вика. Увы, это ей не удалось.
   – Я найду для вас превосходное жемчужное ожерелье, – пообещал капитан, вкрадчиво понизив голос. – Оно выгодно подчеркнет нежность и белизну вашей кожи.
   – Это очень любезно с вашей стороны, – ответила Камала, – но вы прекрасно знаете, что я никогда не приму такой подарок.
   – Вы непременно измените свое решение, – упорствовал голландец, – когда увидите то, что я вам подарю.
   Камала отрицательно покачала головой.
   – Я благодарна вам за вашу доброту, мистер Ван Вик, и особенно за те прелестные платья, которые вы позволили Спайдеру сшить для меня, но, как вам подтвердит мой брат, мы не смеем далее оставаться у вас в долгу.
   Она посмотрела на Конрада в надежде, что тот поддержит ее.
   К ее вящему удивлению и досаде, она заметила, что он углубился в разговор с сеньором Квинтеро и, скорее всего, не слышал, о чем она говорила с капитаном.
   – Он не настолько горд, – произнес Ван Вик, перехватив ее взгляд, и, понизив голос, добавил: – Впрочем, ваш брат честолюбив. Он выказал желание стать моим компаньоном.
   – Тогда я надеюсь, что вы окажетесь достаточно щедры, чтобы пойти ему навстречу в этом пожелании, – сказала Камала.
   Возникла пауза, и Камале пришлось вопреки собственной воле посмотреть в лицо Ван Вику.
   Он не сводил с нее взгляда, и в выражении его лица невозможно было ошибиться. Его глаза горели похотью, и Камала, чувствуя, что ее начинает бить дрожь, поспешила отвести взгляд.
   – Это зависит исключительно от вас, – мягко произнес капитан “Афродиты”.
   – От меня? – удивилась Камала. – Я не думаю… И, боюсь, я не совсем понимаю… что вы хотите этим сказать.
   – А я думаю, что вы все прекрасно понимаете. Если вы любите вашего брата, то непременно захотите помочь ему.
   Камала почувствовала, что не в состоянии сдержать дрожь. Последние несколько дней она замечала, что Ван Вик преследует ее с настойчивостью охотника, стремящегося заполучить желанную добычу. Сейчас он уже не скрывал своих намерений, и от этого ей сделалось страшно.
   К ее облегчению, прежде чем она успела что-то ответить, Конрад встал из-за стола.
   – Мне хотелось бы пройтись по палубе. Не составите ли мне компанию, мистер Ван Вик? – предложил он.
   – Да, конечно, – согласился голландец.
   Его взгляд скользнул по бледному лицу Камалы, и он еле заметно улыбнулся, как будто поняв ее внутреннее состояние.
   Впрочем, он промолчал и, встав с места, вслед за Конрадом направился к выходу.
   Камала же чувствовала, что задыхается. Нет, ей было страшно не за себя, а за Конрада.
   Сеньор Квинтеро, по всей видимости, не заметил в поведении Камалы ничего необычного, потому что взял в руки испанскую книгу, которую они с ней теперь постоянно читали.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация