А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прощайте, колибри, хочу к воробьям!" (страница 5)

   – Да ну…
   – Но он тебе нравится?
   – Да вроде ничего. По крайней мере внешне. Довольно интересный. Но что там окажется… Поглядим. В конце концов, я скоро уезжаю. Так почему бы и не поужинать с интересным мужчиной?
   – Жень, а ты была замужем?
   – Была. Но давно. А больше не хочу.
   – Почему?
   – Не знаю. Просто не тянет.
   – Но мужик же нужен.
   – Да тоже не очень. Я как-то обхожусь.
   – Ну, это неправильно. Для здоровья нужно.
   – Знаешь, эти истории «для здоровья» иной раз бывают очень вредны для здоровья.
   – Не поняла.
   – Ой, да ладно, скажи мне лучше, что это за фирма? Я такой не знаю.
   – А, это новая японская звукозаписывающая фирма. Они поднялись буквально за год. И уже претендуют на лидирующие позиции.
   – И там все чисто?
   – Ну, пока вроде никаких нареканий не было.
   – Надо же, еще года нет, как я отошла от дел, а тут уже новости. Надо все время держать руку на пульсе. На досуге почитаю в Интернете.
   И мы вплотную занялись делами. Но стоило мне хоть немного отвлечься, как вновь и вновь возникала мысль: а почему все-таки этот Константин мне позвонил? Неужто я тогда в ресторане произвела на него впечатление? Похоже на то. Он в тот день несколько раз как бы между прочим проходил мимо нашего с Иваном столика. Наверное, будь я с подругой, он бы на меня и не посмотрел. Хотя кто знает…
   Время до вечера тянулось ужасно медленно.

   Константин думал: интересно, а надо покупать цветы? Да, пожалуй, небольшой букет купить все-таки следует. Мы ж не по улицам гулять собираемся, а в ресторане цветы поставят в воду. Она потом заберет их, и ей будет приятно. Кажется, она ценит такие вещи. Вот она точно не стала бы совать мне под нос браслетку с брюликами. Совсем другой коленкор. А впрочем, посмотрим. Может при ближайшем рассмотрении оказаться пошлой дурой или претенциозной высокопарной особой. Или говорить с ней будет не о чем. А о чем, спрашивается, ты говоришь обычно со своими красотулями? Смешно, Константин Петрович. Видно, стареешь, поговорить охота? Или это пресловутый кризис среднего возраста?
   По дороге он купил букетик сиреневых тюльпанов. Заехав в Даев переулок, позвонил Жене. Она откликнулась сразу. У нее приятный и волнующий голос, отметил он про себя.
   – Алло! Вы уже здесь? Иду!
   И ноги у нее что надо! Черт возьми, она здорово интересная женщина. И очень элегантная.
   – Здравствуйте, Женя! Вот, все-таки уже весна, пора тюльпанов!
   – Спасибо! Какой дивный цвет!
   – Да, мне тоже понравился. Садитесь, Женечка!
   Он помог ей сесть. А какие духи! Как раз такие, как я люблю. Горьковатые, чуть дымные. Ну надо же!
   – Расскажите про Пафнутия, – попросила она.
   – Да что про него рассказывать! Жив-здоров и невредим.
   – Тогда расскажите о себе, я ж о вас совсем ничего не знаю.
   – Ну, кое-что все-таки знаете…
   – Только имя, примерный возраст, знаю, что любите котов и… красивых, но корыстных блондинок.
   Он добродушно расхохотался.
   – Ну, не так уж мало. Но все-таки представлюсь более подробно. Мне сорок два, фамилия Турбин, отчество Петрович. Я программист, у меня своя небольшая фирма, довольно успешная, я разведен уже миллион лет, люблю классическую музыку, джаз, живопись и футбол. Вот, пожалуй, и все. Теперь ваша очередь, Женя.
   – Ну, меня зовут Евгения Юрьевна Истомина, я в свое время окончила консерваторию, но таланта у меня не было, я окончила еще юрфак, развелась уже давно, много лет жила и работала в Америке. Сейчас нашла работу здесь, правда, связанную с постоянными разъездами. На будущей неделе улетаю в Голландию.
   – Надолго?
   – Пока еще точно не знаю.
   – А что это за работа, можно спросить?
   – Конечно. Знаете такого дирижера Фархада Закирова?
   – О нем знаю, но никогда не бывал на его концертах.
   – А зря. Отличный дирижер. Так вот, я буду его помощницей.
   – Секретаршей, что ли?
   – Не совсем, скорее администратором. Мы знакомы еще с консерваторских времен. Он прелестный человек, и меня такая перспектива воодушевляет. Во всяком случае, это единственное предложение, которое показалось мне приемлемым.
   – О, вот мы и приехали!

   Когда они уже сделали заказ, Константин спросил:
   – Женя, а почему вы не остались в Америке?
   – По целому ряду сугубо личных причин, – довольно сухо ответила она.
   Он понял, что этой темы лучше не касаться. Как ни странно, разговор у них потек легко и непринужденно, она была умна, образованна, с хорошим чувством юмора. В какой-то момент он вдруг осознал, что наслаждается беседой.
   А при этом она еще и прелестная женщина. Но не делает на этом упора, словно давая понять – я не только прелестная женщина, я еще и человек.

   Он мне нравится, у него только глаза совсем черные, непроницаемые какие-то, но хорошая улыбка, и с ним совершенно не скучно.
   Он ничего не пил, а я выпила бокал сухого вина.
   – Женя, а что вы делаете в субботу днем?
   – Пока не знаю. А что?
   – Я хотел бы пригласить вас к себе на обед. Я, говорят, неплохо готовлю, ну и с Пафнутием повидаетесь.
   Против такого аргумента я не могла устоять.
   – Даже интересно, узнает он вас?
   – Да вряд ли, столько времени прошло…
   – Вот и проведем эксперимент.

   Она не ломалась, не хихикала, как идиотка, не закатывала глаза, а просто и естественно приняла приглашение.
   – Вы пельмени любите, Женя?
   – Неужто вы умеете делать пельмени?
   – Умею! Я три года прожил в Новосибирске.
   – Я обожаю пельмени! Но это же такая возня!
   – Да нет, у меня как-то быстро получается, – чуть застенчиво улыбнулся он. – Заодно посмотрите, как я живу.
   – Вы живете где-то в районе метро «Аэропорт»?
   – С чего вы взяли?
   – Ну, ваш Саша торгует на Ленинградском рынке…
   – Ах да! – рассмеялся он. – Но Сашу я давно знаю, и я действительно жил на улице Усиевича, но недавно переехал в новый дом, живу на двадцать первом этаже.
   – Ой!
   – Я продал свою квартиру и еще квартиру бабушки, которая досталась мне в наследство, и купил эту. Мы всегда жили невысоко, а мне хотелось видеть город с высоты.

   Он не лез ко мне, не хватал мои руки, вообще вел себя безукоризненно и, как мне показалось, немного непривычно для себя. Но я видела, что нравлюсь ему, я никогда в таких вещах не ошибаюсь. И он мне очень нравился. В нем есть какая-то загадка, что ли… Хотя не могу сказать, что я влюбилась, нет, но он здорово меня заинтересовал. А со мной так давно этого не было. Кажется, и в самом деле для меня начинается новая жизнь!
   На десерт в этом ресторане была только пахлава и несколько сортов экзотического варенья. Мне принесли чай и большую вазочку варенья из грецких орехов. Я никогда раньше его не пробовала. В сиропе плавали черные шарики. Я взяла один в рот. Он был тверденький, но я легко его раскусила. Ах, как вкусно!
   – Нравится? – улыбнулся Константин.
   – Да, необычно… Но вкусно.
   – А моего не хотите попробовать? Это айва.
   – Ну, из айвы я даже сама когда-то варила. Правда, совершенно не помню как.
   После ужина он отвез меня домой. Даже не пытался поцеловать, просто проводил до подъезда и сказал:
   – Женечка, так в субботу встречаемся? За вами заехать?
   – Не стоит. Сосредоточьтесь на пельменях.
   Он опять улыбнулся своей странной нахально-застенчивой улыбкой.
   – Хорошо. Только скажите, с чем вы любите пельмени?
   – Как с чем? С мясом! – удивилась я.
   – Нет, я хотел спросить: с уксусом, с маслом, со сметаной, с майонезом?
   – Со сметаной и с черным перцем.
   – Да? Я тоже именно так и ем. Тогда в субботу к трем я вас жду!
   – Договорились!
   И он уехал.
   Как странно, он оказался совершенно другим, чем показался мне поначалу. И очень привлекательным. У меня создалось впечатление, что он попросту не привык иметь дело с женщинами другого толка, нежели его красотка. Он как будто с удивлением смотрел на меня, когда я оказывалась на уровне его каких-то общекультурных познаний. Удивлялся, что я что-то читала, что-то видела и слышала… Неужто весь его мужской опыт ограничен только гламурными девицами? Хотя, говорят, среди них тоже бывают образованные и начитанные, но те, вероятно, не интересуются программистами, если это не Билл Гейтс. А как охота увидеть Пафнутия!

   Надо же какая! Интересно, сегодня я даже пальцем к ней не притронулся. Она обиделась или оценила деликатность? Черт их знает, этих интеллигентных дамочек. Но если она была этим недовольна, то вполне могла бы подать какой-то знак, чай не девочка уже, ох, отнюдь не девочка. Говорить с ней одно удовольствие, но ведь хочется еще и трахнуть ее. А может, не стоит? Может, лучше остаться друзьями? Что значит остаться, мы же с ней не друзья. Ладно, вот придет в субботу, там посмотрим. В конце концов, она на днях надолго уедет. А жаль… Хотя нет, это даже хорошо. Помощница дирижера… Интересно, чем занимаются помощницы дирижеров? Дома он первым делом открыл компьютер и набрал в поисковике «Фархад Закиров». О, информации более чем достаточно. А главное – фотографии… Ишь какой красавец. Он нашел в его интерпретации любимую симфонию Моцарта «Юпитер». Послушал. Отлично! Надо же. Посмотрел биографию. Ага, родился в Москве, но корни в Самарканде, разведен. Женя сказала, что они друзья еще с консерваторских времен. Только друзья или бывшие любовники? А может, и не бывшие? Нет, в субботу надо все-таки попытаться… Чем черт не шутит! Я никогда не говорю девушкам о любви, мы, в конце концов, с ней взрослые люди… Никаких драм и трагедий. Я умею с этим справляться, у меня и не бывает драм и трагедий. Но думать о Жене почему-то очень приятно…

   В последние два дня у меня скопилось столько дел, что некогда было вздохнуть. Позвонил Фарик, попросил связаться с рядом людей, а Аллочку внезапно положили в больницу, и, по-видимому, до родов она там и останется. Мы держали связь по телефону, но в основном я уже действовала сама. Люблю работать в экстремальном режиме, тогда мне все удается куда лучше.
   К тому же выяснилось, что Фарик уже не заедет в Москву, а встретит меня в Амстердаме, там возникли какие-то осложнения, требующие его присутствия. Поэтому он просил меня прилететь не в четверг, а во вторник.
   – Женечка, прости, я, кажется, втравил тебя в такое… Все летит, валится уже на первом этапе…
   – Послушай, Фарик, до вторника время терпит?
   – Ну, до вторника да, терпит.
   – Буду во вторник с самого утра, прилечу первым рейсом, ты меня не встречай, я сразу поеду в отель.
   – Посмотрим. Но я действительно могу тебя не встретить, у меня в воскресенье еще концерт в Эдинбурге.
   – И ты хочешь заскочить в Лондон, я правильно понимаю?
   – Я обожаю тебя, Женька! Ты правильно понимаешь, – засмеялся он. И дал мне еще кучу поручений.
   В результате только в субботу утром я вспомнила, что в три часа меня ждут на пельмени. Пафнутий! Неужто я сегодня возьму его на руки? Мысль о Константине была второй. Я сама засмеялась. Я что, уже не женщина? Меня пригласил в гости интересный, даже очень интересный мужик, а я в первую очередь думаю о коте! Наверное, потому, что мужчины у меня в жизни были, а котов никогда, а я в душе страстная кошатница? Или просто закомплексованная дура? Похоже на то. И я позвонила Машке. Пусть объяснит мне как психолог, кто я такая. Но трубку взяла Вика и сказала, что мать усвистела в Болгарию. Оказывается, она сосватала одну клиентку с болгарским предпринимателем и ее позвали на свадьбу в Пловдив. Я порадовалась за по-другу, но осталась без совета психолога. Ничего, сама как-нибудь разберусь.
   Я по новой, уже московской, привычке стала обдумывать, что бы такое мне надеть… Сначала хотела просто надеть джинсы и тонкий джемпер, но решила, что лучше надену юбку, клетчатую, расклешенную, однако потом предположила, что он потребует снять туфли, а в юбке и мужских тапках вид будет предельно дурацкий, и все-таки натянула джинсы. Так, а как быть с «гостинцем»? Неудобно идти в гости без какого-нибудь сувенира хотя бы. Покупать спиртное как-то неловко, да и неженственно. Куплю просто коробку конфет. Сладкое он любит, это я заметила. Я рассуждала обо всем этом как-то очень спокойно… И вдруг подумала: а Пафнутий?
   Я должна ему тоже что-нибудь принести. И решила по дороге заскочить на Ленинградский рынок к Саше. Он меня сразу узнал.
   – О, здравствуйте, Евгения Юрьевна! Что, своего кота завели? – улыбнулся он.
   – Да нет, вот еду в гости к Пафнутию! Хочу ему какой-нибудь гостинец купить. Что посоветуете?
   – Ну вообще Константин Петрович, чтобы его побаловать, покупает ему вот такие штучки, вроде кошачьих конфет. Их много давать нельзя, но иногда, чтобы полакомиться…
   – Отлично! Беру!
   – А вот еще он любит такие игрушки, правда, расправляется с ними за полдня…
   – Ничего, не страшно, давайте!
   – Я смотрю, вы его прямо полюбили…
   – Так вы тоже! Вон, даже портрет его повесили!
   – Он и вправду необыкновенный кот! Кажется, все понимает…
   Саша куда-то сбегал, принес маленький подарочный пакетик с котятами, положил в него подарки.
   – Вот! Пафнутию привет!
   – Непременно, Саша! Спасибо.

   Константин волновался, сам себе поражаясь. Ну придет ко мне баба, большое дело, мало их ко мне ходило, что ли? А вот поди ж ты, волнуюсь, старый идиот! Понравиться хочу. Обычно по выходным не бреюсь, а тут с утра уже выскоблил рожу до синевы.
   – Пафнутий, брат, сегодня Женя придет!
   Кот, занятый умыванием, поднял голову и посмотрел на хозяина, словно спрашивая: «Я не ослышался?»
   – Женя придет, – повторил Константин и погладил кота. Тот спрыгнул с дивана и направился к двери. Ни фига себе, подумал Константин. Неужто понял? Но до ее прихода еще два часа. Одно дело, если бы она была уже в подъезде, коты иной раз чуют приближение любимого человека, но за два часа… Значит, он действительно все понимает. Недаром я так люблю этого котяру! Он взял кота на руки, поцеловал.
   – Дурачок, она еще нескоро придет!
   Посадил кота на диван, и тот как ни в чем не бывало продолжал умываться.
   «Обалдеть!» – подумал Константин. Пельмени он слепил с самого утра, бульон для них сварил еще накануне. Собственно, к приходу гостьи все было готово. И он маялся, ничем не мог себя занять, что было ему категорически несвойственно. Черт знает что, наваждение какое-то… Но вот на часах уже три. Она, конечно, вполне может опоздать, не сразу найти… Но вдруг Пафнутий спрыгнул с дивана и, громко мяукая, понесся к дверям. И тут же раздался сигнал домофона. Ничего себе, значит, она еще на первом этаже, а он уже почуял… «Я ревную», – вдруг подумал Константин.
   – Алло, Женя, вы?
   – Я!
   – Открываю! Двадцать первый этаж!
   – Я помню!
   Он приоткрыл дверь и хотел взять Пафнутия на руки, но тот сам выбежал на площадку. И пошел к лифтам, подрагивая хвостом. Константин только диву давался. И все-таки на всякий случай взял его на руки, а то мало ли, от избытка чувств удерет куда-нибудь, ищи его потом… Но вот двери лифта разошлись.
   – Пафнутий! – воскликнула Женя и ткнулась носом в кота, а тот замурлыкал так громко, что, казалось, это слышит весь подъезд. – Можно, я его возьму?
   – Берите! Здравствуйте, Женечка!
   – Ой, простите, Костя, я…
   – Ох, Женя, знали бы вы, как он вас ждал!
   Я сказал, к нам придет Женя, а он кинулся к дверям еще за два часа до вашего прихода. И сейчас сразу почуял. Женя, да хватит вам с ним миловаться, идемте в квартиру!
   Он осторожно взял Пафнутия. Тот, кажется, тяжело вздохнул.
   – Это лучший кот во Вселенной! – заявила Женя, входя в квартиру. Когда дверь за ней закрылась, Константин спустил Пафнутия с рук.
   – Ну вот, – слегка смущенно сказал он, – здравствуйте, Женечка!
   – Привет! – улыбнулась она и протянула ему руку.
   Он на секунду замешкался, а потом неловко поцеловал руку. Чуть ли не первый раз в жизни. Не практиковал он этого.
   – Я вот тут принесла, вам и Пафнутию! Гостинцы!
   – Какое славное и совсем забытое слово… Спасибо! О, это же его любимая игрушка! Как вы догадались?
   – Я просто заехала к Саше.
   – Надо же, не поленились… Ну, проходите, Женечка, нет-нет, туфли снимать не нужно. Вот, так мы и живем.

   Квартира у него была очень красивая, невероятно светлая и просторная. Он с удовольствием мне все показывал. У него отличный вкус.
   – А вот тут наше любимое с Пафнутием место.
   Это была очень большая, очень светлая комната, несмотря на темные оконные рамы. А одна стена, от пола до потолка, была покрыта дивной красоты росписью.
   – Боже, как красиво! Какие цвета, с ума сойти! Что это?
   – Это? Это сделал один мой друг.
   – Послушайте, Костя, он гений, этот ваш друг.
   – Ну так уж и гений! – почему-то смутился Костя.
   А я глаз не могла оторвать от этой красоты. Собственно, это была абстракция, лишь где-то проглядывали очертания каких-то экзотических птиц. И это буквально завораживало. Хотелось смотреть и смотреть. Я и смотрела не отрываясь. А вот проглянули цветы, что-то вроде фиалок…
   – Женя! – окликнул меня Костя.
   – Ох, простите, Костя, но это так здорово, просто чудо какое-то! Ой, а можно, я сфотографирую Пафнутия на фоне этой красоты?
   – Все можно, но после обеда! Панно от вас никуда не убежит! И смотрите, Пафнутий ревнует!
   В самом деле! Кот терся о мои ноги, требовал внимания.
   Я взяла его на руки. Он прильнул ко мне.
   – Все, Женя, мойте руки и за стол!
   Стол был накрыт в просторной и очень элегантной кухне.
   – У вас чудесная квартира! Кто ее обставлял?
   – Я сам.
   – Здорово!
   – Женечка, что будете пить?
   – Ну, к пельменям кроме водки ничего не годится.
   – Умница.
   На столе стояли красивые современные тарелки, миски с соленьями, горшочек со сметаной.
   А Костя, надев смешной фартук с веселым поваренком, колдовал у плиты.
   – Я кроме пельменей ничего не готовил.
   – И это единственно правильный подход.
   – Конечно, лучше съесть побольше пельменей! Имейте в виду, я варю их в бульоне, не как-нибудь!
   – С ума сойти, я даже не знала, что так делают. Ох, у меня уже слюнки текут.
   Между тем Пафнутий вскочил на стул и с весьма благонравным видом уселся, не сводя с меня глаз. Мне было так хорошо и уютно здесь, я сама себе удивлялась.
   Наконец Костя поставил на стол большую миску с крышкой.
   – Ну вот, Женечка, чем богаты…
   Пельмени были выше всяких похвал. Маленькие, изящные, они буквально таяли во рту.
   – Как вкусно! – простонала я. – Костя, это шедевр!
   – А давайте выпьем, пока не наелись, а то на сытый желудок плохо пьется!
   – Давайте! За ваш чудесный дом и за вас!
   – Спасибо, – смутился он.
   – А чего вы смущаетесь?
   – Да нет, просто…
   – А вы давно сюда переехали?
   – Полгода уже.
   – И как вам на такой высоте?
   – Мне – замечательно!
   – А вы не боитесь за Пафнутия?
   – Я обезопасил все по максимуму. Можно вам еще положить?
   – Нужно!
   – Как приятно, когда женщина ест с таким удовольствием. А знаете, вы первая женщина, которую я пригласил на пельмени. Обычно я готовлю их для мужской компании.
   – Это надо воспринимать как комплимент?
   – Безусловно!
   – А почему так?
   – Да понимаете, я с одной девушкой… имел дело… позвал ее на пельмени, а она сказала: «Какой ужас! Мясо с тестом – это противоречит всем принципам раздельного питания». Ну я и заткнулся.
   – Но, как я поняла, вы… имели дело не с одной девушкой?
   Он рассмеялся:
   – Конечно, нет! Но просто я решил не метать бисер. Приглашал их в кафе, пусть сами выбирают… Или пусть сами готовят.
   – Ну и как, готовили?
   – Бывало! Они же уверены, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок.
   – А в вашем случае это не так?
   – Абсолютно! Я ведь и сам недурно готовлю. А вы, Женя?
   – Я? Нет, я умею кое-что, но не люблю. Не моя стихия.
   Он очень пристально смотрел на меня, но мне не удавалось ничего прочесть в этих черных глазах. Вот у Фарика глаза тоже черные, но в них я легко читаю, а тут – нет.
   – Костя, что вы на меня так смотрите?
   – Как?
   – В том-то и дело, что я не могу понять. У вас глаза какие-то непроницаемые, что ли…
   – Я смотрю на вас, Женечка, с восторгом и… нежностью. Вы мне жутко, просто жутко нравитесь. Я таких еще не встречал…
   – Ерунда! Просто, судя по девушке с браслеткой, не в том пруду рыбку ловили!
   Я решила сбить его с патетики, я ведь через два дня улетаю… Хотя должна сознаться, что его слова доставили мне огромное удовольствие.
   И он сразу все уловил.
   Когда мы уже пили кофе с мороженым, он спросил:
   – Женечка, а что вы будете делать в Голландии?
   – Сама еще толком не знаю. Дело в том, что Закиров собирается в Амстердаме ставить «Иоланту». Спектакль будет целиком русским…
   – Но, насколько я помню, «Иоланта» одноактная опера?
   – В первом отделении он дирижирует «Симфоническими танцами» Рахманинова, а «Иоланта» во втором.
   – И сколько времени это может занять?
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация