А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сладкая месть" (страница 1)

   Барбара Картленд
   Сладкая месть

   Barbara Cartland
   NO HEART IS FREE

   © 1969 by Barbara Cartland
   © З. Красневская, перевод на русский язык, 2012
   © ООО “Издательская Группа “Азбука-Аттикус”, 2013 Издательство Иностранка®

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Спасенья нет! Добыча я!
   Любовь преследует меня.
   Кто избежит ее сетей?
   Она – владычица людей.
Из древнеиндийской поэзии

   Глава первая

   Толли свернул на Честерфилд-Хилл и увидел из окна машины Мелию. Она, похоже, направлялась домой и явно спешила. В новом пальто ярко-красного цвета и в шляпке, украшенной пером. Пару дней тому назад у Толли с ней даже случилась пикировка по поводу этого ее наряда.
   – Ты в этом пальто похожа на красную почтовую тумбу, – заметил тогда Толли, не побоявшись показаться бестактным.
   Но Мелия пребывала в полном восторге от своих новых вещей, а потому критику восприняла в штыки.
   – Моим пальто восхищаются все! – недовольно возразила она и, повернувшись к нему спиной, принялась разглядывать себя в высоких зеркалах. Огромная гостиная ее матери была увешана такими зеркалами в массивных позолоченных рамах.
   – Кто бы сомневался! – улыбнулся Толли. Уж ему-то было прекрасно известно, что Мелия способна вызвать восхищение в любом наряде. К тому же, будучи законодательницей мод в высшем свете, она с легкостью навязывала свои вкусы всем. Что бы Мелия ни надела, в тот же день становилось последним писком моды. Однако пронзительно-красный цвет… это уж чересчур! Кричащие цвета всегда простят женщину, рискнувшую в них облачиться. Вот и красота Мелии, ее очаровательное личико с широко распахнутыми карими глазами, все ее достоинства померкли и потускнели на фоне нового пальто.
   Но Толли хорошо знал, что дальнейшие пререкания бесполезны: на каждое его слово Мелия найдет сотню возражений. Она всегда делает то, что хочет, а уж терпеть критику со стороны поклонников – это и вовсе немыслимо! И от кого? От мужчины, которого она, мисс Мелчестер, совсем недавно осчастливила наконец своей благосклонностью.
   “Что ж, любишь меня, люби и мое пальто”, – невесело подумал Толли и, немного проехав вперед, остановил машину возле дома номер девяносто шесть.
   Массивная парадная дверь была закрыта. Сколько молодых людей часами маялись на этих ступенях в ожидании вечно неуловимой Мелии, лелея в сердце тщетную надежду увидеть хотя бы мельком объект своих воздыханий.
   Толли только успел заглушить мотор, как услышал:
   – Купите цветы, сэр. Белый вереск принесет вам счастье.
   Толли повернулся к окошку, чтобы махнуть рукой в знак отказа, но, увидев лицо мужчины, который нагнулся к машине с охапкой белого вереска в руках, улыбнулся.
   Мужчина тоже расплылся в улыбке и издал радостный вопль:
   – Вот так встреча, черт меня подери! Неужели это вы, майор? Как поживаете, сэр?
   – Нормально, Симпсон! Благодарю! – с улыбкой ответил Толли, выбираясь из машины. – А ты? Что ты здесь делаешь?
   Верзила с угрюмым тяжелым лицом швырнул букет на тележку, которую он придерживал левой рукой. Тележка была завалена вереском.
   – Не увидел, что это вы, сэр. Иначе не стал бы приставать к вам с цветочками. Не очень-то мне по душе, что вы застали меня за таким занятием.
   – Мне тоже жаль, – произнес Толли участливо. – Проблемы с работой, да?
   – Есть такое! Что-то счастье от меня отвернулось в последнее время! – честно признался Симпсон и, ободренный сочувствием Толли, добавил в порыве откровенности: – То есть я не хочу сказать, что все из рук вон плохо. Два раза работенка мне подворачивалась, но я не смог задержаться ни на одной.
   Толли благоразумно промолчал, всем своим видом выражая внимание, а Симпсон между тем продолжил:
   – Вы-то меня должны понять, сэр! После того что нам пришлось пережить на войне, здесь, на гражданке, все такое унылое, такое пресное.
   Скукотища одна! Словом, надоела мне вся эта тягомотина до смерти, сэр! Ведь когда было стоящее дело, то никого из нас не тянуло к выпивке.
   Правду я говорю, сэр? А здесь все по-другому.
   Повисла короткая пауза, а потом Симпсон добавил почти с мольбой в голосе:
   – Вы-то понимаете меня, сэр? Да?
   – Понимаю! Но к чему вспоминать о том, что было?! Было хорошее, а какие тяжелые денечки выпадали!
   – Но мы их, слава богу, пережили! Там, на фронте, мы хоть знали, за что боролись! А помните, сэр, нашу вылазку в Ле-Туке? Разорви меня на части, ну и физиономии были у этих фрицев, когда мы ворвались в казино! А помните, как мы в два счета разделались с их радарной станцией? Вот была ночка! Я сам видел, как вы схватились сразу с тремя немцами и всех троих уложили. Да, было время!
   – Было! – согласился с ним Толли. – Но все уже в прошлом, и надо с этим смириться. Надо приспосабливаться к мирной жизни… Знаю, это непросто, но как иначе? Да и что толку бередить душу воспоминаниями! И потом, кто знает, может, однажды мы снова понадобимся.
   – Вы и вправду так думаете, сэр? – Лицо Симпсона озарила улыбка.
   – А почему нет? В мире неспокойно. Но если нас позовут, то мы снова покажем, на что способны. Вот только слабаки на фронте не нужны! И те, кто пустился во все тяжкие, сняв с себя форму, тоже не нужны.
   Последние слова Толли произнес, не глядя на Симпсона. Он стал сосредоточенно шарить по карманам в поисках портсигара, потом извлек сигарету. Почувствовал, как напрягся Симпсон. Но вот тот упрямо вскинул подбородок и сказал:
   – Вы правы, сэр! Я постараюсь быть в форме на случай, если вам понадоблюсь.
   – Послушай, Симпсон! Я тут недавно организовал бюро, мы занимаемся поиском работы для наших парней.
   – Правда, сэр? А я и не знал!
   – Правда. Между прочим, я пытался разыскать вас всех, но многие ведь даже не оставили своих адресов. К примеру, ты. Словом, вот тебе моя визитная карточка. Приходи завтра утром. Офис расположен на Дувр-стрит, дом номер сто девяносто. Скажешь моей секретарше мисс Эмис, что это я тебя прислал. Она тебе подыщет что-нибудь подходящее. Ну а дальше… дальше все зависит только от тебя. Понимаешь?
   – Понимаю, сэр! Обещаю, что не подведу вас.
   Вы же меня знаете!
   – Знаю! Всего хорошего, Симпсон!
   Толли протянул ему руку, и Симпсон сжал ее в крепком мужском рукопожатии. Воинское братство… Что может быть сильнее и выше таких уз! К солдатам, служившим под его началом, Толли относился, пожалуй, даже с нежностью. Его отношение к этим парням непросто было объяснить людям невоевавшим. Он дружески улыбнулся Симпсону на прощание, а тот автоматически взял под козырек и двинулся прочь, расправив плечи, словно хотел продемонстрировать командиру остатки былой военной выправки.
   Какое-то время Толли молча смотрел ему вслед. Он хорошо помнил Симпсона. Отличный солдат, правда, ирландская кровь бурлила в нем, давая о себе знать порой в самый неподходящий момент. Приходилось удерживать парня от необдуманных поступков, уговаривать не лезть на рожон там, где не надо. Но вот что занятно! Симпсон прошел всю войну без единой царапины, побывал в таких передрягах и уцелел, а другие, те, кто был умнее, и лучше, и осторожнее, те полегли. Вот она, война! Толли тяжело вздохнул и с досадой швырнул в канаву недокуренную сигарету, словно хотел вместе с нею отбросить от себя прочь и невеселые мысли о прошлом. Зачем растравливать былые раны? Война закончилась два года тому назад, пора забыть о ней. Прошлое есть прошлое, надо думать о будущем.
   Он поднялся по ступенькам и яростно надавил на кнопку звонка, словно желая выплеснуть одолевавшее его беспокойство. Прошло какое-то время, прежде чем дверь приоткрылась и на пороге возник седовласый дворецкий. Толли ни разу не видел его улыбающимся. Во всяком случае, в присутствии Толли дворецкий всегда был мрачен.
   Вот и сейчас вид у него был угрюмый.
   – Добрый день, Оукс! – Толли попытался обойти возникшее у него на пути препятствие, чтобы проникнуть в дом, но тщетно.
   – Мисс Амелии нет дома, милорд.
   – Напротив, мой друг! Она дома. Я собственными глазами видел, как мисс Мелчестер вернулась домой пару минут тому назад. Ты, видно, задремал в привратницкой, вот и не заметил, что молодая хозяйка вернулась.
   – Прошу простить меня, милорд, но я повторяю: мисс Амелии нет дома.
   Дворецкий явно не шутил, и Толли, который уже сумел-таки оказаться внутри, остановился и посмотрел на него с недоумением.
   – Бог мой, Оукс, надеюсь, ты говоришь мне правду. Или же твои слова на языке вежливости означают, что мисс Амелии нет дома для меня.
   Так прикажешь понимать, да?
   – Как вам будет угодно, милорд!
   – Что ж, пусть будет так! Три тысячи чертей! – Толли ощутил прилив бешенства, но усилием воли постарался взять себя в руки и даже рассмеялся. – И почему же такая немилость? Будь же человеком, Оукс! Скажи, из-за чего мы злимся на сей раз? Что случилось?
   Некоторое время Оукс сосредоточенно обдумывал что-то, а потом заговорил, и голос его уже не был столь суров.
   – Между прочим, милорд, – начал он доверительно, – у меня для вас есть письмо. Мисс Амелия приказала мне отправить письмо в ваш клуб еще два часа тому назад, но вот беда – не могу найти посыльного. Домашним слугам тоже не прикажешь. Никто из прислуги ведь не обязан разносить письма, не правда ли?
   – Господи! Да что за проблемы на пустом месте! Отдай мне это письмо прямо сейчас, и дело с концом. Посмотрим, что нам пишут.
   Из кармана жилетки, спрятанной под фраком, на свет был наконец извлечен большой синий конверт, на котором аккуратным почерком Мелии было выведено его имя.
   – Вот сейчас мы вместе и узнаем, чем это я не угодил твоей хозяйке! – проговорил Толли, вскрывая конверт.
   – Мне кажется, милорд, будет разумнее, если вы прочитаете письмо в клубе, – осторожно заметил дворецкий.
   – Иными словами, тебе неймется поскорее выставить меня вон. Увы! Придется потерпеть еще некоторое время. Я прочитаю письмо прямо здесь, в твоем присутствии, а в случае необходимости тут же передам тебе ответ. Хоть на марке сэкономлю, и звонить лишний раз не придется.
   Толли извлек из конверта два листа, исписанных с обеих сторон, и, к явному неудовольствию дворецкого, погрузился в чтение, прислонившись к дверному косяку.
   Зазвонил телефон.
   – Прошу простить меня, милорд, но…
   – Ступай и ответь на звонок. И пожалуйста, прикрой дверь. Здесь очень сквозит.
   Окончательно сломленный упорством Толли, Оукс еще некоторое время потоптался возле него, а потом закрыл дверь и, оставив гостя одного в холле, заторопился к телефону.
   Толли пробежал глазами первую страницу и только начал читать вторую, как тут же издал негодующий возглас. Он сорвал с головы шляпу и, швырнув ее на стул, бросился наверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Его рывок был стремительным и внезапным, как ураган. Такая тактика не раз выручала его на войне, и вот теперь полученные навыки пригодились и в мирной жизни. Он распахнул настежь дверь, и Мелия Мелчестер с испуганным возгласом вскочила с дивана.
   Даже мимолетного взгляда было достаточно, чтобы сразу понять, что Мелия – очень красивая девушка. Она уже успела снять с себя красное пальто и нелепую шляпку, которые так раздражали Толли, и предстала перед ним в коротком черном платье, плотно облегающем фигуру и выгодно оттеняющим белизну ее кожи. Темные волосы девушки, разделенные на прямой пробор, были зачесаны назад и собраны на затылке. Тонкие брови, похожие на два изящных крыла – так, во всяком случае, утверждали сраженные ее красотой кавалеры, – удивленно взметнулись, светлые глаза в немом изумлении уставились на непрошеного гостя.
   – Ах, Толли! Как же ты напугал меня!
   Толли с громким стуком захлопнул за собой дверь и молча пересек комнату. Он тоже был хорош собой: мужественное смуглое лицо, атлетически сложенная фигура. Но Мелии в этот момент было ни до чего: она была напугана. Ее белая ручка с длинными алыми ноготками вздымалась вместе с грудью, словно пытаясь усмирить разволновавшееся сердце, другой рукой Мелия держалась за спинку стула. “Неужели она боится упасть в обморок?” – мелькнуло в голове у Толли.
   – Я ведь сказала Оуксу, что меня ни для кого нет дома.
   – Знаю! – бросил в ответ Толли. Это было первое слово, произнесенное им в присутствии Мелии. – Но я хотел бы получить внятные объяснения по поводу вот этого!
   Он протянул ей письмо, голубая бумага неприятно хрустнула в его пальцах.
   – По-моему, там все сказано достаточно ясно.
   – Нет, не достаточно! А потому я требую объяснений!
   Мелия сделала глубокий вдох и, отвернувшись, некоторое время молча созерцала огонь в камине.
   – Толли, дорогой! – начала она наконец подозрительно ласковым тоном. – Прошу тебя, не надо сцен! Мне очень жаль, что все так вышло, но замуж за тебя я не выйду.
   – Почему? – Его вопрос прозвучал словно выстрел.
   – Потому что… потому… – Потому что почему?
   – Ах, Толли! Причин много, и самых разных. Напрасно ты злишься на меня, дорогой!
   – Послушай, Мелия! – Толли приблизился к камину и навис над ней подобно скале. – Я ведь знаю тебя с пеленок. Противный такой писклявый младенец – вот кем ты была тогда!
   – Ничего подобного! – искренне возмутилась Мелия.
   – Именно так! Сопливая, вечно хныкающая девчонка! И прошу не перебивать меня! Я тебя достаточно хорошо изучил за все эти годы и отлично знаю, что ты ничего не делаешь просто так. Раз ты решила разорвать нашу помолвку, то у тебя есть на то очень важная причина. И я хочу ее знать.
   – Ах, что за вздор ты несешь! Будто мне несвойственны порывы или я неспособна на безрассудный поступок.
   – Нет, неспособна! Только не ты! Ты ничего не делаешь просто так. Еще позавчера ты была счастлива и безумно радовалась нашей помолвке. Изволь объясниться! Что случилось за минувшие сутки?
   – Это ты считал, что я была счастлива! Ты! – бросилась в атаку Мелия.
   – Еще раз повторяю свой вопрос. Что стряслось за то время, что мы с тобой не виделись?
   И с кем ты встречалась вчера?
   Мелия поспешно отвела взгляд в сторону.
   – Ну же, смелее! Излей душу, и тебе сразу станет легче!
   – Послушай, Толли! Все, что я хотела сказать тебе, я изложила в письме. Мне кажется, мы оба не будем счастливы в этом браке.
   – Ничего ты не объяснила! В твоем письме какая-то чушь о несходстве характеров, о том, что нам будет трудно вместе и тому подобное. Разве это объяснение? Послушай, Мелия, ты прекрасно знаешь, что я люблю тебя.
   Мелия мгновенно приободрилась, выражение ее лица смягчилось.
   – Да, Толли, я знаю! Но какой смысл говорить об этом сейчас?! Я не люблю тебя достаточно сильно для того… для того, чтобы стать твоей женой.
   – Мелия, вспомни! Еще в минувшую субботу мы вместе обдумывали, какое объявление подадим в “Таймс” о нашей помолвке, и даже обсуждали, когда назначить дату свадьбы. Ты же знаешь, что, если бы не отъезд моей матери, я бы и вчерашний день провел с тобой. Так чем же ты занималась вчера в мое отсутствие?
   Мелия сделала нетерпеливый жест, а потом с явным раздражением сплела пальцы.
   – Ах, прошу тебя, Толли! Не будь таким занудой! Порой ты бываешь просто невыносим! С тобой невозможно разговаривать.
   – Вовсе нет! – возразил молодой человек. – А вот ты, Мелия, и святого можешь вывести из себя. Я просто хочу знать, что так кардинально изменило твои планы, только и всего.
   Толли попытался поймать взгляд девушки, но она поспешно отвернулась к окну и застыла в скорбной позе, пристально разглядывая брусчатку внутреннего дворика и нервно барабаня пальцами по стеклу.
   – Какая разница, что изменилось! – воскликнула она наконец после долгой паузы. – Я не собираюсь обсуждать с тобой свои планы.
   – И тем не менее придется! – резко произнес Толли. – Ты не можешь обойтись со мной вот так! Щелкнуть по носу, не удосужившись объяснить за что.
   – Но я же сказала, Толли! И повторяю еще раз: я не хочу за тебя замуж! И пожалуйста, прошу тебя! Я буду тебе очень признательна… Оставь меня одну! Сейчас! Прошу тебя! Надеюсь, мы останемся друзьями…
   Толли уже приготовился ответить, но в этот момент в комнату вошел Оукс.
   – Прошу прощения, мисс, вам звонит мистер Дэнкс. Он сейчас в палате общин и желает переговорить с вами.
   – Передайте ему, что мисс Амелии сейчас нет дома! – проговорил Толли, не дав девушке раскрыть рот.
   – Нет-нет! – бурно запротестовала Мелия. – Пожалуйста, Оукс, ничего подобного! Скажи мистеру Дэнксу… передай ему, что я сама перезвоню ему чуть позже. Я не могу сейчас подойти к телефону.
   Румянец, вспыхнувший на щеках Мелии, ее нервозность – все это не укрылось от зорких глаз Толли, и, когда дворецкий вышел, прикрыв за собой дверь, он повернулся к девушке.
   – Вот так дела, Мелия! Мой бог, уж не хочешь ли ты расстроить нашу помолвку из-за этого парня? Эрнест Дэнкс! Надо же! Да ты просто спятила, дорогая!
   – С меня хватит, Толли! И не смей так говорить о нем! Эрнест – умный и достойный человек. Он даже может стать премьер-министром… И это может случиться очень скоро.
   Толли молча смотрел на девушку, словно пытался решить для себя, окончательно ли сошла с ума его невеста или еще есть шанс привести ее в чувство. Потом ожесточенно скомкал письмо, которое все еще держал в руках, и отшвырнул его в сторону, дав выход обуревавшим его эмоциям. После чего с непроницаемым видом сунул руки в карманы брюк.
   – Так вот в чем дело! – язвительно воскликнул он. – Оказывается, мы собираемся замуж за Эрнеста Дэнкса! Подумать только, какими мы будем важными!
   – Ах, прошу тебя, Толли! Не кричи так, это пока еще секрет. Ты же знаешь, премьер-министр при смерти. Он может скончаться в любую минуту – неподходящий момент для нас с Эрнестом объявлять о своих планах, и потом…
   – Я все понял! – невозмутимо перебил Толли девушку. Его спокойный тон озадачил Мелию, и она бросила на него удивленный взгляд. – Я все понял, – повторил он. – Не предполагал, что тебя так волнует положение в обществе. Я-то думал, ты гоняешься за известностью исключительно из детского тщеславия. Надеялся, что у тебя за душой есть что-то более стоящее. Судя по всему, ошибался! Прощай, Мелия! Желаю тебе счастья с твоим потенциальным премьер-министром.
   Толли круто развернулся и вышел из комнаты. На сей раз он не хлопнул дверью, а тихо прикрыл ее за собой. И через ступеньки не перескакивал, а медленно спускался по лестнице.
   Выйдя на улицу, он сел в машину и не спеша отъехал от дома.
   Те, кому довелось побывать на фронте вместе с Толли, хорошо изучили его характер и наверняка сказали бы Мелии, что в таком внешне благодушном настроении он опасен. В хорошем расположении духа Толли мог дурачиться, как мальчишка. Но если он был спокоен и невозмутим, то все знали, что кто-то или что-то сильно разозлило его и сейчас он сосредоточенно обдумывает ответные шаги.
   Толли медленно ехал по улице и размышлял об Эрнесте Дэнксе. Этот молодой политик приобрел известность за последние пару лет. Конечно, он умен, никто не спорит! Но несколько раз Толли общался с ним накоротке, и молодой парламентарий показался ему чересчур самонадеянным. Он явно из тех ребят, которые отчаянно карабкаются по социальной лестнице, пытаясь пробиться на самый верх. В том, что он мог влюбиться в Мелию, не было ничего удивительного, но в этом романе отчетливо просматривается и другой мотив. Уж не ищет ли он выгодной для себя партии, желая заполучить в жены девушку со связями и с положением в обществе? Да к тому же с немалыми капиталами, ведь Мелия богата, очень богата. Для Толли это никогда не было секретом. Его родовое имение расположено по соседству с имением отца Мелии.
   Наверное, поэтому их с детства прочили друг другу. Вполне естественное желание родителей потенциальных жениха и невесты. И он, и она – единственные дети в своих семьях и богатые наследники. Вот только в школьные годы Толли совершенно не интересовался девчонками. Но, пока он воевал, Мелия успела подрасти, и, вернувшись домой, он обнаружил, что вчерашняя девочка превратилась в признанную красавицу и самую настоящую светскую львицу, блистающую в обществе третий сезон подряд. Соискателей, мечтающих заполучить Мелию в жены, было не счесть, но Толли ворвался в ее жизнь с легкостью победителя, на правах старого друга и преданного поклонника. Ворвался и с удивлением обнаружил, что Мелия очень изменилась за то время, что они не виделись. Она с самого начала дала ему понять, что он ничуть не лучше всех остальных ее воздыхателей и поклонников. Но это лишь раззадорило Толли: шесть лет войны приучили его к тому, что нет ничего невозможного, любую высоту можно покорить. Все дело лишь в тактике и в умении правильно спланировать операцию.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация