А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Здравствуй, Мурка, и прощай!" (страница 21)

   Глава 21

   Треск горящих в камине дров успокаивал нервы. Огонь согревал душу и тело. А в кресле-качалке так удобно и уютно. Спать Владислав не хотел, но тем не менее задремал. И заснул бы, если бы не телефонный звонок. Как по нервам резанул.
   – Да.
   – Владислав Алексеевич? – вкрадчиво осведомился незнакомый женский голос.
   – Допустим.
   – Владислав Алексеевич, вы меня не знаете, но я должна вам сказать...
   – Не надо ничего говорить! – недовольно поморщился он.
   Он верил людям. Но не верил сплетникам и всякого рода «доброжелателям». А эта женщина, похоже, из этой подлой когорты.
   – И все же я вам скажу! Вот вы сейчас дома, а ваша жена...
   Владислав бросил трубку. Не желает он выслушивать гадости о своей жене. А ничего другого от сороки на том конце провода ждать не приходилось.
   Марине он доверял. Но все же сомнение закралось в душу.
   Что-то изменилось в ней за последнее время. Она все так же мила и обходительна с ним. Но нет уже той страсти, с которой она любила его во время свадебного путешествия и несколько месяцев после того. Нет прежней пылкости. От выполнения супружеского долга она никогда не отказывается, но все чаще ему казалось, что делает она это без особой охоты.
   И на работе она частенько задерживается допоздна. Говорит, что дел много. Но ведь и он не бездельничает, но, как бы то ни было, дом и семья у него на первом месте.
   Неужели у нее появился любовник? Неужели она изменяет ему? Владислав сделал несколько нервных кругов по комнате. Схватился за телефон, позвонил Марине в офис. Но трубку никто не брал. Может, она уже домой едет? А может...
   Владислав выскочил из дома. Охранник за ним.
   – Владислав Алексеевич, вы куда? – обеспокоенно спросил он.
   – Я сейчас. Я быстро...
   Он сам выгнал машину из гаража. И сам, без охранника, направился в сторону Лукарска.
   Зима. Скользко. Но мощные колеса джипа хорошо держат дорогу. Это Марина настояла, чтобы он поменял машину. Мало того, сама потащила его в салон, где заставила купить новый «Чероки». Сама же пересела на его «Мерседес». Дескать, ее вполне устраивает такой вариант. А ведь могла сама ездить на джипе. Не захотела. Потому что считает мужа главой семьи, а не себя. Потому что уважает его. Нет, не может она ему изменять.
   Через час Владислав был на месте. Охранник на вахте пропустил его без вопросов. Он подъехал к административному зданию завода. В окнах Марины горел свет. Но и окна директора тоже светятся. А Геннадий Максютов – мужчина видный. Чуть за сорок, но выглядит молодо. Строен, подтянут. Уж не с ним ли крутит Марина? Время – половина десятого вечера, а если с поправкой на зиму, то и ночи. Ей уже давно дома быть пора. А она все оторваться не может – или от работы, или от Максютова.
   Но все страхи оказались напрасными. Владислав застал Марину в ее кабинете. И Максютов с ней, но на правах подчиненного. Они сидели по разные стороны стола и о чем-то спорили.
   – Влад? – удивленно спросила Марина.
   Удивление искреннее. Потому что она не ожидала его увидеть. Потому что он застал ее врасплох.
   – Мне кажется, тебе уже пора домой, – стараясь скрыть свое волнение, сказал Владислав.
   – А сколько уже времени? – Марина глянула на часы. Изумленно повела бровью. – Батюшки, половина десятого... А еще домой ехать... Заработались мы с тобой, Геннадий Антонович...
   – Заработались, – без какой-либо двусмысленности согласился с ней Максютов.
   – Что ж, давай отложим прения до завтра. Всего доброго!
   Максютов только рад был закончить работу. Отправился к себе – оставил Владислава наедине с женой.
   – О чем вы спорили? – спросил он.
   – Да не то чтобы спорили, но единого решения нет... Мы решили, что можно расширить производство. Земли под завод отводились с запасом. Есть свободные площади. Можно построить три-четыре дополнительных цеха, расширить склады, увеличить пропускную способность подъездных путей... Тебе это интересно? – подозрительно покосилась на него Марина.
   – Ну я же не посторонний человек.
   – Уж не проверочку ли ты решил устроить мне, мой дорогой? – догадалась она.
   – Да нет, – замялся Владислав.
   – А ты не оправдывайся, все правильно – доверяй, но проверяй. Ты мне звонил?
   – Да, но тебя в кабинете не было.
   – Правильно, мы с Максютовым были на территории. Прикидывали, сколько можно построить и чего.
   – И чего можно построить?
   – Я думаю, что нам нужно осваивать производство сухой строительной смеси. Товар ходовой, есть возможность приобрести оборудование. Но Максютов считает, что лучше увеличить производство кирпича. Есть технологии, есть специалисты, и, главное, удобный и дешевый доступ к источнику сырья.
   – А где брать сырье для сухой смеси?
   – Будем искать поставщиков. И цемент найдем, и песок. Спрос на сухую смесь есть, и это главное.
   – И на качественный кирпич тоже есть спрос.
   – Так, значит, ты поддерживаешь Максютова! – нахохлилась Марина.
   – Я этого не говорил. И сухая смесь хорошо, и кирпич. А инвестиции?
   – Возьму кредит в банке, а что делать? За кредит на оборудование мы рассчитались, линию запустили... Надо расширять производство. Сам знаешь, я на месте стоять не намерена...
   В глазах у Марины бушевал азартный огонь. Бизнес для нее не средство существования, а смысл жизни. Она с головой в деле. Ей не до любовников. Владислав чувствовал себя неловко. Последний раз он чувствовал себя так в далеком детстве, когда втайне от мамы расправлялся с банкой бабушкиного варенья и был застигнут врасплох. И как он посмел обвинить Марину в супружеской неверности?
   Марина оставила свой «Мерседес» на заводе. Домой отправилась в машине с мужем.
   – Я ждала, что рано или поздно ты устроишь мне проверку, – в пути сказала она. – И все-таки ты меня удивил...
   – Да нет, ты не так меня поняла, – занервничал Владислав. – Просто ты задержалась, и я подумал...
   – Подумал? А может, кто-то подсказал?
   Она внимательно посмотрела на него. Когда она так смотрела, вся правда сама лезла наружу.
   – Подсказал, – смятенно признался Владислав. – Какая-то женщина звонила...
   – Кто такая?
   – Не знаю. Она бы сказала, но я не стал ее слушать. Бросил трубку...
   – И правильно сделал... Мы хорошо живем. Любим друг друга, у нас отличный дом, успехи в делах. Чем лучше живешь, тем больше завистников... Хотела бы я знать, что это за стерва?
   И снова она взглядом потянула из него душу.
   – Ну что ты на меня так смотришь? – Владиславу казалось, что из водительского кресла вылезли иголки. – Думаешь, это Лиза?.. Нет, это не Лиза... Ты же знаешь, где Лиза...
   Он мог ожидать от сестры чего угодно, но совсем не того, что она сделала. В это невозможно было поверить, но Лиза ушла в монастырь. Взяла да ушла. Бросила институт и подалась в монахини. Второй месяц она уже взаперти, схиму принять собирается.
   – Учудила твоя Лиза, – усмехнулась Марина.
   – Почему учудила? Я всегда знал, что она хорошая. А в какой-то момент с истинного пути сбилась. Кувшинский голову ей заморочил... Ты вот тоже раскаялась. Только не в монастырь пошла, а в бизнес. А Лиза хочет монашеский обет дать.
   – Я-то раскаялась, – кивнула Марина. – Что ж, и Лиза могла раскаяться.
   По голосу можно было понять, что ей в это трудно было поверить. Но Владислав в свою сестру верил.
* * *
   Марина снова задерживалась на работе. Но Владислав знал, что изменой здесь и не пахнет. Жена вся в делах. А он ей помогал. Его специалисты готовили фундамент под коробку нового цеха. И сам он частенько задерживался на заводе, домой возвращался вместе с Мариной. А сегодня приехал домой из своего офиса раньше супруги.
   И снова зазвонил телефон. И снова как пилой по нервам.
   – Да!
   – Влад! – услышал он знакомый голос.
   – Лиза? Что случилось?
   – Влад, забери меня отсюда! Я больше не могу. Не могу я тащить этот крест. Хочу, но не могу...
   – Главное, что хочешь. А не можешь, значит, не судьба.
   – Не судьба... Так ты меня заберешь?
   – Конечно. Когда приехать?
   – Завтра с утра и приезжай. Только...
   – Что только?
   – Марине своей ничего не говори. Она смеяться будет, а я не хочу.
   – Глупости какие. Не будет она смеяться. Да и не посмеет.
   – Бог ей судья, если посмеет. Завтра тебя жду.
   Марина вернулась в десятом часу ночи. Уставшая и голодная. Владислав не стал говорить ей, что Лиза просится обратно. А утром отправился в монастырь.
   Лизу отпустили с миром. Лестных отзывов о ней от матушки-игуменьи он не услышал. Но и крамолу на нее не возводили, и то хорошо. Зато сам он получил благодарность – за материальную помощь в деле восстановления храма.
   Владислав привез сестре шубу. Но та отказалась.
   – Из монастыря и сразу в меха? – робко и с осуждением к самой себе спросила она.
   Кроткая овечка с ангельским взглядом. Сказали бы Владиславу год назад, что Лиза может стать такой скромницей, ни в жизнь бы не поверил. А ведь должен был бы поверить.
   По пути он завернул в магазин, купил ей серое долгополое пальто.
   – Ко мне домой поедем или к родителям? – спросил он.
   – А что, можно к тебе? – недоверчиво спросила она.
   – А почему же нельзя? Или тебя Марина смущает?
   – Нет, я сама себя смущаю. После того, что я сделала, ты проклять меня должен.
   – Но ведь не проклял. А ты раскаялась.
   – Да, но монахини из меня не вышло. Не рождена я для такой жизни. Меня в мир тянет. А ведь и в миру можно жить безгрешно.
   – Можно и нужно.
   – Влад, ты меня простил? – робко, с надеждой спросила Лиза.
   – Ну, конечно же. И для того, чтобы я тебя простил, тебе вовсе не обязательно было уходить в монастырь.
   – А если я сама себя не могла простить?
   – А сейчас можешь?
   – А Марина меня простит? Я же столько ей гадостей наговорила.
   – Простит. И ты ее прости.
   – За что?
   – За ее прошлое. Да, она вела грешную жизнь. Но поверь, она исправилась. И мне с ней очень хорошо.
   – Рада за тебя. И за Марину рада.
   Владислав отвез сестру к себе домой. А вечером с работы приехала Марина. Лиза сама подошла к ней, извинилась за свое отвратительное в прошлом поведение. Марина зла на нее не держала. И с легкостью помирилась с ней. У Владислава возникла уверенность, что они обязательно станут хорошими подругами.

   Глава 22

   Марина все же настояла на своем. Решила наладить производство сухой строительной смеси. Взяла кредит в банке на постройку новых цехов, закупку оборудования, подготовку специалистов. Дело закрутилось. За зиму на территории завода выросли две коробки новых цехов. Но до запуска новой линии было еще далеко.
   Правда, кое-кто думал иначе. И в один прекрасный день лично к ней пожаловали недобрые гости. Крупной комплекции парень с квадратной мордой вломился к ней в кабинет без всякого приглашения. И еще двух мордоворотов притащил.
   – Платить будем? – без всяких предисловий спросил он.
   – Это к Максютову, – спокойно сказала она.
   – А чо нам Максютов? Ты здесь все решаешь...
   – Я с тобой, красавчик, водку не кушала. Так что давай на «вы»...
   – Так в чем проблема, можно и водки покушать, – нагло ухмыльнулся браток.
   – А кто ты такой, чтобы водку с тобой кушать?
   – Я-то?.. Я Кальцит. Меня все знают...
   – Ну, если тебя все знают, тогда я недостойна такой чести – сидеть с тобой за одним столом.
   – Прикалываешься, да? Короче, расклады такие. Двести штук баксов сейчас. И полтинник каждый месяц.
   – А что, натуроплата вас уже не устраивает?
   – Ты баба клевая, не вопрос. Но извини, ты на двести штук не тянешь. Так что натурой с нами не расплатишься.
   Марина сделала вид, что своей остротой он ничуть не уколол ее. В разговоре с братвой нельзя выходить из себя. Разозлиться – значит показать свою слабость.
   – Я не про себя. Я про кирпич.
   – А кирпичом Клаус брал. Потому щас под кирпичом и лежит. Ну, в смысле под гранитной плитой...
   – Выходит, власть переменилась?
   – А то. Щас ты Джокеру будешь платить. А Джокер человек серьезный. С ним лучше не шутить.
   Все-таки не зря Марина ждала наезда со стороны братвы. Думала, что Клаус со своей бригадой будет драть с нее три шкуры. Но его самого разодрали на части. Теперь вот появился какой-то Джокер с бугра. Его кирпич не устраивает. Ему чистые деньги подавай. А где их взять, когда Марина вся в долгах?
   – А сам он, я так поняла, большой шутник. Двести тысяч долларов. У меня долгов гораздо больше.
   – А твои долги никого не колышут.
   – Ну почему никого? Меня колышут.
   – Ну ты колыхайся, не вопрос. А бабки, по-любому, давай...
   – А если нет денег?
   – Найди... Короче, времени у тебя три дня...
   – Нереальные у тебя постановы, браток, – хищно сузила глаза Марина.
   – Чего?! – удивленно вытаращился на нее Кальцит. – Ты чо там про постановы лепишь? Блатная, что ли?
   Блатной Марина не была. Вышла из этой среды. И обратно возвращаться не хотела. Да и опасно это. Как опасно было связываться с каким-то Джокером. Дашь ему ответку – пойдут слухи. Рано или поздно криминальный мир узнает, что Мурка дала отпор бандитам. А там и Пахан объявится со своими претензиями. Еще и с ним разбирайся. Но и двести тысяч отдать она не могла. Слишком уж это много. Да и Джокер, похоже, тот еще волчара – сунешь палец в пасть, отгрызет полруки.
   – Я же тебе русским языком сказала, не надо мне тыкать. А насчет постановы, так она в самом деле не реальная. Деньги, может быть, я и найду. Но тогда заглохнет производство. И завод сдохнет.
   Марина не боялась, что братки набросятся на нее с кулаками. Во-первых, в ящике стола лежал револьвер. А во-вторых, в приемной уже находился Лева Пересохин с тремя здоровяками. Это была ее личная охрана.
   – Ты думай о том, чтобы самой не сдохнуть. А то ведь заглушим и даже крест на могилку не поставим. Короче, через три дня придем, чтобы бабки были.
   Она могла бы уже сейчас вышвырнуть этих недоумков за дверь, но делать этого не спешила. Не время обострять ситуацию.
   – Да, не думает твой Джокер о перспективах, – удрученно покачала головой Марина. – Не смотрит вперед. Не видит выгоды. А ведь я завод на новый уровень выведу. Тогда твой Джокер деньги лопатой грести будет... А может, он халиф на час, а?
   – Не понял.
   – А тебе и не надо ничего понимать. Твое дело маленькое... Приходи через три дня, будут бабки...
   – Так бы сразу! – осклабился Кальцит.
   Он собрался уходить. Марина подала знак Пересохину, чтобы он очистил приемную, дабы не смущать бандитов своим видом. Не надо сейчас чинить браткам препятствий. Пусть убираются. Когда бандиты ушли, зам по безопасности с повинным видом предстал пред начальственные очи.
   Лева Пересохин в свое время служил в Афгане. Воевал. Терял друзей. За одного друга так отомстил, что на целых восемь лет загремел на зону. Вместе с такими же мстителями вырезал целый кишлак... Через три года попал под амнистию, но на свободу так и не вышел. Какому-то блатному в запале голову проломил. Освободился только в девяносто третьем. Отправился устраиваться на завод. Хотел быть простым рабочим, а стал начальником охраны. Понравился он Марине. Крепкий телом, хваткий, решительный. И с головой вроде бы все в порядке. Да еще и благодарен ей за то, что на престижную должность взяла – с его-то судимостью.
   – Ну, Лев Александрович, рассказывай. Как ты братков прошляпил? Почему они сквозняком мимо тебя прошли? – строго спросила Марина.
   – Да это, их же никто не ждал, – насупился Лева. – Да и там, на проходной, дурака сваляли... Я их там всех...
   – Всех, – кивнула она. – Всю смену уволить. Наймешь новых. И чтобы в оба глядели. Еще раз прошляпишь, сам расчет получишь. Вопросы?
   – Да нет вопросов.
   – Как это нет вопросов? Должны быть вопросы. Что с бандитами делать будем? Они через три дня за деньгами явятся.
   – Дальше проходной не пройдут. На части порвем.
   Под началом у Пересохина четыре бойца. Сам их нашел. С криминалом никто из них вроде бы не связан. Но считают себя крутыми. Двое в армии служили – один в морской пехоте, второй в десантных войсках. Двое – спортсмены-силовики. Марина положила этим ребятам приличный оклад. Потому как знала, что рано или поздно понадобится их помощь в решении нестандартных вопросов.
   Так же Пересохин контролировал штатную охранную службу – три смены «вохровцев», обеспечивающих круглосуточное дежурство на проходной и на территории. Но толку от этих охранников никакого. Марина даже не брала «вохровцев» в расчет. Вся надежда на себя и на бойцов Пересохина.
   – Порвешь на части одних, а другие тебя самого порвут. Ты мне скажи, кто такой Джокер?
   – Не знаю, – скорбно пожал плечами Пересохин.
   – Плохо, очень плохо. Ты должен быть в курсе криминальной обстановки. Ты хоть знаешь, что Клауса больше нет?
   Лева промолчал. Нечего ему было сказать в ответ.
   Пересохин был виноват в том, что не владел обстановкой. Но Марина не торопилась спрашивать с него по всей строгости. Всего месяц он в должности. Пока вошел в курс дела, пока сколотил команду, пока с оружием разобрался, пока подкрутил гайки «вохровцам». Но времени на раскачку у него больше нет. Еще один прокол с его стороны, и придется искать ему замену.
   – Ну что с бандитами делать будем, Лева? – повторила свой вопрос Марина.
   – Встретиться надо с этим Джокером, – буркнул Пересохин. – Поговорим. Будет возникать, я ему башку оторву.
   – Он же не один, Лева. У него бригада.
   – Так это, можно бригаду без него оставить.
   – Это как? – с интересом посмотрела на него Марина.
   – Да как... Сначала на стрелке с ним встретимся. Он от денег не откажется, бочку на меня катнет. Я промолчу. А потом... За Колю Штангиста я не уверен. За Васю Боксера тоже. А Юра Морпех точно на это дело подпишется. Да и Валера Дес тоже не откажется...
   – Короче?
   – Короче, сделаем мы Джокера, – понизил голос Лева. – Стволы у нас есть. Подкараулим в темном углу – и к чертовой матери.
   – А пороху хватит?
   – У меня да. Я эту блатату терпеть не могу. За людей их не считаю. Так что без проблем.
   – Ты уверен?
   – За себя да. И за Юру тоже. Мы с ним на эту тему говорили. Думаю, и Валера согласится... Колю и Васю я бы не трогал... А на стрелку я их возьму, не вопрос...
   – Смотри, чтобы вас там не положили...
   Рискованное дело затеял Пересохин. Но именно на его решительность и рассчитывала Марина. Надеялась, что в трудную минуту он не подведет.
   Не хотела она идти на крайние меры. Но пойдет, если Джокер вынудит ее к этому. Он уже вынуждает. Уж больно большие у него аппетиты. Голодного волка нужно убивать, иначе он просто-напросто сожрет и завод, и саму Марину. Она готова была идти на крайние меры. Потому что жила в диком мире, где правили дикие законы. В бизнесе нужно было быть акулой, чтобы не стать жертвой акул криминального беспредела.
   И все же будет лучше, если удастся прийти к компромиссу. Если Джокер согласится на тридцать тысяч в месяц без всяких «вступительных взносов», Марина будет ему платить. А если нет... Нельзя злить Мурку. Иначе она выпустит свои когти...
* * *
   Кальцит со своими «быками» появился точно в назначенный срок. Походкой победителя двинулся к проходной. Но путь ему преградил Лева Пересохин. Сам внушительного вида, и его ребята смотрелись круто. Разговор занял не больше трех минут. Разгневанные бандиты сели в свою «девятку» и убрались восвояси.
   Пересохин не заставил себя долго ждать. Сразу после разборки явился к Марине в кабинет.
   – Стрелку забил, – с гордостью сообщил он. – Завтра в половине четвертого.
   – Как настроение?
   – Боевое. Кальцит сказал, что Джокер меня с потрохами сожрет. Да только кто его боится.
   Пересохин исправил свою ошибку. В течение трех дней узнал, кто такой Джокер и с чем его едят. Ничего особенного. Небольшая банда беспредельщиков – десятка полтора стволов. Серьезных людей за ними не наблюдалось, так что реальной силы они не представляли. А то, что дань большую затребовали, так это лишь признак слабости. Пока в обезглавленной команде Клауса – разброд и шатание, Джокер решил воспользоваться моментом и сорвать куш с завода. Чувствует, что скоро его потеснят, вот и бесится. Нет, с таким типом Марина делиться не намерена. Грош ей цена, если она выбросит на ветер двести тысяч долларов.
   Но и недооценивать Джокера нельзя. Мал клоп, но укусить может больно. Как бы Леву с его бойцами на стрелке не положили. От беспредельщиков можно ждать всего, что угодно.
   – Ты на рожон не лезь, – сказала Марина. – Не доводи дело до крайности. Не захочет сбивать цену, не надо. Соглашайся на его условия. Но постарайся выторговать сроки. Хотя бы на два-три дня выплату оттяни.
   Ей жаль было расставаться с деньгами. Но и на конфликт с бандитами идти не хотелось. От самой мысли тошнило, что приходится ввязываться в это грязное дело. Да и без этого тошнило. Что-то нехорошо сегодня было Марине. Может, за завтраком что-то не то съела. Тошнота, головокружение. А тут еще эта криминальная бодяга...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация