А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Здравствуй, Мурка, и прощай!" (страница 20)

   Глава 20

   Марина не очень хотела подставлять Лизу. Но нужно было подстраховаться. Понимала, что эта истеричка не даст ей жить. Поэтому она и пошла на этот шаг. Купила колесо от «девятки», набила его деньгами. Улучила момент и подложила Лизе свинью. Да, пришлось потрудиться. Не так-то просто было подменить запаску в закрытом багажнике. Но ведь подменила! Когда Лиза приехала к брату домой, чтобы выяснить с ней отношения, Марина под предлогом вышла из зала, на секунду выскочила во двор и проколола «девятке» колесо. А дальше как по нотам...
   Как она и ожидала, Владислав на сестру в милицию заявлять не стал. Просто отдалил ее от себя. И от Марины. И «крысу» Кувшинского послал далеко. Возможно, подлецы и догадывались, кто развел их на деньги. Но Марину не трогали. Никаких движений с их стороны.
   Никто не мешал им с Владиславом справить свадьбу. Она сменила фамилию, подала заявление на новый паспорт. Чтобы избежать юридических проволочек, дала паспортисту на лапу. Так она стала Кравцовой Мариной Викторовной. На это имя без всяких проблем получила паспорт и вместе с мужем отправилась на Ибицу в свадебное путешествие. Остров оправдал свое название. Налюбились они вдоволь. А потом домой. Начинать новую жизнь.
   Она хотела начать свой бизнес. Не сидеть же сложа руки. К тому же бизнес – это не шуры-муры. Здесь как на поле боя. Враги, предатели, шпионы. И всех нужно побеждать. А не победишь, сам протянешь ноги... Опасность, адреналин. Словом, веселая жизнь. И при этом – статус уважаемого человека.
   Но с чего начать новое для себя дело, она не знала. Решение подсказал Владислав. Подвернулся вариант с кирпичным заводом. Была возможность выкупить крупный пакет акций, который давал полный контроль над предприятием. Цена вопроса – триста сорок тысяч американских рублей. Сроки поджимали, а у него, как назло, не хватало свободных денег. Он вознамерился взять кредит в банке. Но Марина подсказала иной выход.
   – Можешь взять мои деньги, – предложила она.
   – Но я же знаю, откуда они! – недовольно поморщился он.
   – Ничего. Деньги не пахнут. К тому же тебе совсем не обязательно оформлять договор на свое имя. Купишь акции для меня. А я потом подумаю, продавать тебе кирпич или нет.
   – А я у тебя кирпич еще и не возьму.
   – Совесть не позволит? – уныло усмехнулась она.
   – Нет. Кирпич плохой. А я строю элитные дома... Завод не плохой, но оборудование морально устарело. Нужны инвестиции, чтобы закупить и установить новое...
   – Ничего, возьму кредит в банке...
   Она бы могла продать алмазы, доставшиеся ей в качестве компенсации за моральный ущерб. Рисковое дело, но у нее получится... Усовершенствует завод, поднимет производство на новый качественный уровень. Это будет интересно...
   – Знаешь, мне твоя идея нравится. Только одно условие. Пока ты недостаточно опытна в этих делах, я возьму тебя под свое шефство...
   – Я не против... Но и у меня условие. Тебе нужна своя служба безопасности. Я понимаю, что у тебя есть «крыша», но этого мало. Прежде всего тебе нужен контроль за сотрудниками, особенно за твоим замом и бухгалтером. Ты должен знать, чем они живут, чем дышат.
   – Я и так все знаю.
   – Ага, начиная с Кувшинского... Мало тебя кидали? Ты можешь верить людям и дальше. Я не против. Но не забывай о принципе: доверяй, но проверяй... Да и охрана бы тебе не помешала. Неизвестно, что у того же Кувшинского на уме...
   – Кувшинский и близко ко мне не приблизится.
   – Хотелось бы верить... Он зверь, который затаился. Когда-нибудь он покажет когти... Утверждать не буду, но все может быть. И дом на охрану поставить нужно. Додумались, за границу поехали, а дом без охраны оставили.
   – Ну как без охраны? А родители мои здесь жили... Хотя да, какая это охрана... Да, надо подумать над твоим предложением. Время суровое.
   – И с каждым годом будет только хуже. Чем больше денег, тем больше желающих наложить на них лапу.
   Марина окончательно и бесповоротно решила уйти с головой в бизнес. Направление главного удара выбрано – кирпичный завод. Владислав разрулил ситуацию, договорился о покупке акций. Осталось только внести деньги. И Марина тайком от мужа полезла в подвал, где еще до замужества, опять же в большом секрете от всех, устроила схрон.
   Тайник казался ей надежным. И каково же было ее удивление, когда в кейсе она обнаружила только деньги. Алмазы же бесследно исчезли.
* * *
   Владислав купил и оформил на ее имя шестьдесят восемь процентов «кирпичных» акций. А спустя некоторое время она стала председателем совета директоров завода. Почетная должность и очень ответственная, поскольку от нее ждали солидных инвестиций. Пришлось брать кредит в банке под закупку нового оборудования и современных технологий. Тем более что завод стоит того. Четыре гектара производственной территории – цеха, склады, административное здание, все в рабочем состоянии. Требовалось лишь заново оснастить цеха, кое-где кое-что подправить да подлатать дыры в бюджете, и можно двигаться вперед – выдавать на-гора качественную конкурентоспособную продукцию.
   Работы невпроворот. Но Марина старалась. Под эгидой своего любимого мужа осваивала необычное и, надо сказать, интересное для себя дело.
   По иронии судьбы завод находился на территории Лукарского района. И за «крышу» платить она должна была лукарским бандитам, которые уже давно «доили» директора завода. Но поскольку вели они себя в общем-то прилично – не наглели и не хапали сверх меры, – то Марина не стала обострять с ними отношения. Бороться с братвой по нынешним временам все одно что плыть против течения – затрат много, а толку мало. Да и утонуть можно. А если все же и осилишь одно течение – тут же попадешь в следующее. Свято место пусто не бывает – взамен одних бандитов обязательно появятся другие и, возможно, куда более жестокие.
   Отношения с братвой устраивали Марину еще и по той причине, что те довольствовались бартерными отношениями. Брали кирпич в обмен на «крышу». Они же тоже люди, они тоже хотели жить в добротных домах. Так что «красная» валюта им была нужна. И сейчас нужна. И нужна будет в будущем. Но Марина всерьез опасалась, что в будущем они будут брать кирпич в больших количествах. А вот это ее уже не устраивало. Новый кирпич европейского качества будет дороже как по себестоимости, так и по отпускной цене. А переплачивать не очень-то и хотела. Поэтому всерьез задумывалась о создании собственной охранной структуры.
   У нее был свой кабинет в административном здании. Но братки к ней ни разу не заглянули. Им по барабану, кто владеет заводом, лишь бы платили. Поэтому проблемы с «данью» они решали с хорошо известным им директором.
   А вот представители местной правоохранительной системы пожаловали прямиком к ней.
   – Марина Викторовна, к вам гости, – встревоженным голосом сообщила секретарша. – Начальник уголовного розыска Лукарского РОВД.
   – Фамилия?
   – Он не представился...
   Любочка не успела договорить, как дверь в кабинет открылась, и на пороге возник высокий плечистый мужчина в кожаной куртке.
   – Майор Миронов! – широко улыбнулся он.
   Конечно же, Марина узнала его. Игнат... Сколько лет, сколько зим...
   – Ну и что вам нужно, гражданин майор?
   Она нарочно назвала его гражданином. В память о тех семи годах, которые она провела за решеткой если не по вине Игната, то уж точно с его участия.
   – Ты, смотрю, не рада мне.
   Он старался держать хвост пистолетом. Но было видно, что внутри он напряжен, если не сказать, смущен.
   – Хочешь, чтобы я изобразила радость? – язвительно усмехнулась она. – Извини, не получается... Ты присаживайся, чего стоишь? Не люблю, когда перед глазами маячат...
   – Ты у нас теперь бизнес-леди.
   – А ты хотел бы, чтобы я была зэк-бабой?..
   – Ну зачем? Такой ты мне нравишься больше...
   Марина видела, какими глазами смотрит на нее Игнат. Восхищение в них и кобелиная похоть. А восхищаться было чем. Красивая стильная женщина. Может быть, у нее грубые манеры, но во внешности от бывшей зэчки не осталось ничего. Избавилась она от той печати, которую наложила на нее зона. Вместо этого появилась изысканность знающей себе цену и внимательно ухаживающей за собой женщины. О прошлой жизни напоминал только шрам на груди. Его можно было свести, и Марина собиралась сделать это в самом ближайшем будущем. Только вот из памяти его не вывести никогда. И ту злую роль, которую Игнат сыграл в ее жизни, забыть невозможно.
   – А мне не нравится, что я нравлюсь тебе, – поморщилась она.
   – Может, мне удастся растопить лед?
   – И не пытайся. К тому же я замужняя женщина.
   Игнат – предатель. Но при этом он оставался мужчиной, которого она когда-то любила. Он повзрослел, изменился, но сила его мужского обаяния не ослабла, скорее, наоборот. Марина пыталась убедить себя, что он нисколько ее не волнует. Но внутри у нее было жарко от накаляющихся чувств. И только усилием воли она сохраняла морозный холод в своем взгляде. А еще ей помогала справиться с непрошеными чувствами мысль о муже. Пусть Владислав не обладал той мужской магией, которой Игнат без всяких усилий охмурял женщин. Но Владислава она любила. И еще больше уважала. А Игнат – уважения не достоин. Он предал не только саму Марину, но и ее любовь.
   – Я знаю.
   Марина скользнула взглядом по своему обручальному кольцу.
   – Ты не угадала, – с легкой насмешкой во взгляде покачал головой Игнат. – Кольцо здесь ни при чем. Я знаю твоего мужа. Кравцов Владислав Алексеевич, генеральный директор строительной фирмы «Интеграл-Строй».
   – Ага, твой коллега, – ехидно усмехнулась Марина. – Ты, кажется, тоже в строительном управлении работал. А потом оказалось, что ты мент.
   – Я выполнял свой долг, – насупился он.
   – Звучит неубедительно. Ты мог бы меня арестовать, я бы тебя поняла. Но ты подставил меня.
   – Знаю.
   – Тогда какого черта ты ко мне приперся?
   – Может, я хочу попросить у тебя прощения?
   – Не надо просить того, чего ты не можешь получить.
   – А если я очень хорошо попрошу?
   – Тогда и я очень хорошо попрошу. Попрошу тебя исчезнуть.
   – И только?
   – А что еще?
   – Ну, может, ты захочешь мне отомстить?
   – Мстить менту?! – Марина презрительно скривила губы. – Это все равно что мстить дерьму, которое выплеснулось из унитаза и залило твою квартиру. Ты – дерьмо, Игнат. И мстить я тебе не собираюсь. Много чести.
   – Значит, браткам ты сделала честь?
   – Это ты о ком?
   – Да были такие. Жора, Бамбук, Ушастик. Фамилии называть не буду. Они этого недостойны. Потому что изнасиловали тебя.
   Марина все поняла. Испугалась, но виду не показала.
   – Игнат, ты бредишь? Никто меня не насиловал.
   – Есть свидетели. Сержант Хромов и младший сержант Лебеденко.
   – И ты веришь этим продажным шкурам?
   – Продажные – не продажные, но они все видели.
   – Видели, но не остановили.
   – Ну вот, ты уже созналась, что случай имел место быть.
   – И этот случай отымел меня как последнюю тварь.
   – Но ты не последняя тварь. Ты – Мурка!
   Как ни странно, но это слово Игнат произносил с нескрываемой гордостью за нее.
   – Нет Мурки, – покачала головой Марина. – Мурка погибла. В нее стреляли, ее убили...
   – Убили. А она взяла да воскресла. Чтобы отомстить.
   – Не понимаю, о чем ты.
   – Все ты понимаешь. Только сознаваться не хочешь.
   – Это что, допрос?
   – Мне тебя допрашивать ни к чему. Я и так все знаю. Сначала ты убила Ушастика. Затем Жору на пару с Бамбуком. Ушастика вывезла за город, сбросила труп в лесу. И машину свою тоже бросила. Всего-то в пяти километрах от трупа. Сожгла ты свою машину. Глупо сделала, что сожгла. Это твой почерк, Марина. Ты всегда сжигала засвеченные машины.
   – Неубедительно, – покачала головой Марина.
   Все большего труда стоило ей оставаться невозмутимой. Но она надеялась сохранить самообладание. И она бы его сохранила, если бы Игнат не нанес запрещенный удар под дых.
   – А это убедительно?
   Он вытащил из кармана и махнул перед ее глазами пакетиком с теми самыми алмазами, которых она лишилась по неизвестной, как ей казалось ранее, причине.
   Как ни старалась, она не смогла скрыть своего возмущения.
   – Так это была твоя работа?
   – Именно, что работа... – без всякого злорадства улыбнулся он. – Признаться, я и не надеялся на удачу. Но мне повезло. Оказывается, у меня такой же нюх на тайники, как у тебя. Скольких ты людей обокрала уже после отсидки, а? А говоришь, Мурка умерла.
   – Ты – чудовище!
   – Волком быть, по-волчьи выть. Скажи спасибо, что я влез в твой дом без санкции прокурора. Была бы санкция, возможно, ты бы сейчас здесь не сидела.
   – Что ж, скажу тебе спасибо. За то, что ты облажался. Теперь эти алмазы не могут быть уликой против меня. Теперь ты не сможешь бросить эти камушки в мой огород. Поверь, у меня есть деньги, чтобы нанять хорошего адвоката.
   – Тебе совсем не обязательно тратиться. Я не собираюсь привлекать тебя к ответственности. Тем более что убийство Ушастика с меня сняли.
   – Зачем же ты тогда под меня копал?
   – А чтобы узнать правду. И вернуть долги.
   – Какие долги?
   – Я тебя предал. Из-за меня тебя чуть не убили. А то, что ты убила Ушастика, туда этому подонку и дорога. К тому же ты Мурка...
   – У Мурки были алмазы.
   – Ты хочешь, чтобы я тебе их вернул?
   – Не отказалась бы.
   Да, Марина бы не отказалась от камушков. Ведь она бизнесмен. А бизнесменам всегда нужны деньги. И неважно, чем они пахнут.
   – А придется отказаться. Алмазы я тебе не верну.
   – Что ж, можешь оставить их себе. В качестве оплаты за мою свободу.
   – Оплата здесь ни при чем. Заметь, я взял алмазы, но не забрал деньги. Почему? Потому что деньги это деньги, а на камушках можно спалиться. Братва и без того считает, что это ты убила Жору и забрала триста тысяч с камушками в придачу.
   – Не знаю, мне никто ничего не предъявлял.
   – И не предъявят. Если не схватят за руку. К тому же Пахан не знает, где тебя искать.
   – Пахан?
   – Кличка такая, Пахан. Авторитет, под которым ходил Жора. Авторитет, которого ты поставила на деньги. Да он тебя, в общем-то, и не ищет. Похоже, он не очень-то и верит, что есть такая Мурка. Наслышан о тебе. А вот Лоцман тебя лично знает.
   – Лоцман?
   – Ну этого ты должна знать.
   – Знаю...
   Как не знать человека, который в свое время дал кров ей и ее подельщикам. Лоцман уважал ее. И даже готов был объявить подлого Кнута своим личным врагом, если бы тот не прекратил катить бочку на Мурку.
   – Лоцман сейчас в законе, – сказал Игнат.
   – Может быть, – тускло отозвалась Марина.
   – Он не верит, что ты предала братву. Никогда не верил.
   – Лоцман знал Мурку. Лоцман верил Мурке. А Кнут не поверил. Потому что не захотел верить. Да и Капрон тоже.
   – Капрон сидит. Кнут сидит. Анисим и Баур тоже сидят. Капрон уже в законе. Кнут положенец.
   – Кнут – положенец? – презрительно усмехнулась Марина. – Обмельчала братва, если такого козла к воровской короне готовят.
   Ненавидела она Кнута. И Капрон сильно упал в ее глазах. Но мстить она им не собиралась. Кнут – ублюдок, но, как ни крути, он действовал по закону. По воровскому закону. Сдал братву – получи пулю.
   – Анисима тоже могут короновать, – продолжал Игнат.
   – Про Анисима сказать ничего не могу. Да и не мое это дело – ставить его статус. Мы же не на сходке. Да и не воры мы. Ты мент. Я в бизнесе.
   – А мы и не будем о них говорить, – улыбнулся Игнат. – Они этого не стоят, чтобы о них говорить. А вот мы этого стоим. Поговорим о нас?
   – Поговорим, – кивнула она. – Только я не знаю, о чем мы можем с тобой говорить.
   Игнат молчал.
   – О чем говорить? – повторила она свой вопрос.
   – Не знаю, – пожал он плечами. – То, что у тебя есть муж, я знаю. Любишь ты его или нет – это не мое дело. А то, что у меня нет жены, так это скорее минус, чем плюс.
   – Минус. – Марина не стала убеждать его в обратном. – А плюс в том, что ты ко мне зашел. Тряхнули стариной, так сказать. Только кому от этого стало легче?
   – Может, мне. Может, тебе. Может, нам обоим. В общем, я сказал все, что хотел. Да и пора мне.
   Марина его уже не гнала за порог. Но Игнат уходил сам. Поднялся, помахал рукой в знак прощания и вышел. Марина могла его остановить. Но не стала этого делать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация