А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Здравствуй, Мурка, и прощай!" (страница 14)

   Глава 14

   Мурка вышла на охоту. В этот раз она жгучая брюнетка. Вся в черном. Кожаная юбка, кожаный жакет. Изысканно-вульгарная внешность. Сегодня она гуляет по Арбату. Не ищет клиента. Клиенты сами находят ее. А она лишь выбирает, с кем идти, кого иметь.
   Кажется, началось.
   – Девушка, вы просто прелесть! – Перед Мариной возник приятной внешности средних лет мужчина. Высокий лоб, широкие надбровные дуги, ровный аристократически утонченный нос, изящной формы губы. Мягкий смущенный взгляд.
   – Я очень рада, – уголками рта улыбается Марина.
   Одет мужчина прилично. Белая водолазка, двубортный пиджак коричневого цвета, черные брюки, туфли из крокодиловой кожи. На руке дорогие часы с платиновым корпусом.
   Она не стесняется рассматривать его внимательным оценивающим взглядом. Не боится казаться охотницей за богатыми мужчинами. Сегодня у нее роль распутной, но знающей себе цену женщины.
   Может, и не стоило ей готовить месть подлым браткам. Да, они изнасиловали Марину, втоптали ее в грязь. Но ведь именно они пробудили к жизни Мурку. Воскресла Мурка. И снова ее когти остры, как хорошо заточенное лезвие ножа.
   А подлецам она все же отомстит. Но сначала нужно подняться над этой жизнью, в которую занесли Марину ее в общем-то благочестивые помыслы.
   Марина ждала продолжения разговора. Но мужчина молчит. Как будто не знает, что говорить дальше. Похоже, волнуется.
   – Ну что же вы замолчали?
   Марина поймала себя на мысли, что этот мужчина ей симпатичен. Не сказать, что записной красавец, но есть в нем нечто интригующее. Впрочем, к делу это не относится. Она все равно сделает его козлом отпущения.
   – Не знаю, что сказать, – честно признался он.
   – Так бодро начали.
   – Это чтобы привлечь внимание, – замялся он.
   – Ну что ж, это вам удалось.
   – Меня Владислав зовут.
   – Юля.
   – Необычное имя. Настоящее?
   – Хотите, чтобы я оказалась проституткой?
   – Ну что вы!
   – Да ладно вам. Так же проще строить отношения. Заплатил – и никаких проблем.
   – Хотите сказать, что вы проститутка?
   – Вы меня шокируете!
   – Но вы же сами начали... – смутился Владислав.
   – Должна же я была как-то поддержать разговор, – улыбнулась Марина.
   – Странный какой-то разговор.
   – А я сама странная. Гуляю сама по себе. И не знаю, чего хочу.
   – Может, вместе погуляем? Я знаю одно приличное местечко, где мы могли бы посидеть, поговорить.
   – Вы думаете, что это мне будет интересно?
   – Хотелось бы надеяться.
   – Ну давайте попробуем, может, что-нибудь из этого выйдет.
   Должно было что-нибудь выйти. Владислав человек не бедный. Судя по всему, москвич, а это значит, может пригласить к себе. Обручального кольца на пальце не было – или нет вовсе, или снял на время. Одно из двух – или не женат, или жена в отъезде. А может, он все-таки не москвич. Может, сам командированный. Ничего, Марина во всем разберется. Если ее ждет облом, то ничего страшного. Не попадет к нему на квартиру, так лопатник из пиджака вытащит. А если вообще ничего не обломится, тоже не трагедия. Зато с приятным человеком время проведет.
   А Владислав и в самом деле производил приятное впечатление. И даже то, что он привел Марину не в ресторан, а в обычное кафе, нисколько ее не разочаровало. Он был обаятелен, стремился произвести впечатление: по пути купил и преподнес ей одну-единственную, но чертовски красивую розу. И язык у него развязался. Даже стихи пробовал ей читать – не известно, какого поэта, но про любовь.
   – Юля, ты меня просто очаровала, – сказал он. – Ты – потрясающая девушка!
   – Еще скажи, что влюбился, – усмехнулась она.
   – И скажу!
   – Хитрец ты, Владислав. Знаешь, зачем придумали любовь?
   – Зачем?
   – А чтобы женщине за секс не платить.
   – Ты – проститутка? – в упор спросил он.
   – Хорошего же ты обо мне мнения, – усмехнулась она.
   – Ты сама подводишь меня к этой мысли. Эти разговоры.
   – Какие разговоры? О продажной любви? Да уж лучше пусть будет продажная любовь, чем любовь на халяву. Знаю я таких. Навешают амурной лапши на уши, затащат в постель, а потом адью, только его, голубчика, и видели.
   – Я не такой.
   – И я не такая. Стою вот и жду трамвая.
   – Какого трамвая?
   – А на котором мой мальчик из армии вернется.
   – Ты парня из армии ждешь?
   – Владислав, ты что, нарочно придуряешься? Мне двадцать шесть, какой, к черту, мальчик из армии?
   – Извини, я не так все понял, – искренне расстроился он.
   – А должен был понять. Я вижу, дорогой мой, что у тебя две крайности. Или проститутка, или пай-девочка. А я не девочка. И не проститутка. Я просто женщина. Иногда мне хочется мужчину.
   – Я все понял.
   – Так в чем же дело? Поехали к тебе.
   – Зачем? А-а. Так сразу?
   – Владислав, ты ведешь себя как маленький мальчик.
   – А я и есть маленький мальчик. Большой маленький мальчик.
   – Да, ну тогда извини.
   Марина поднялась, чтобы уйти. Но уходить не собиралась. Знала, что Владислав ее не отпустит. Так и оказалось. Он схватился за ее руку, как утопающий за соломинку.
   – Не уходи! – чуть ли не умоляюще попросил он. – Пожалуйста...
   Она села на место. Закурила.
   – Поехали ко мне, если хочешь.
   – Если я хочу? – Марина удивленно приподняла бровь. – А ты этого не хочешь?
   – Я хочу. Юля, ты не женщина, ты бестия какая-то. Надо же мне голову так заморочить.
   – Спасибо за комплимент.
   – Это не комплимент. Но от души. Поехали ко мне! – решительно поднялся со своего места Владислав.
   Он изменился в одно мгновение. Только что был рохлей, а тут вдруг превратился в энергичного волевого мужчину с претензией на властные манеры. Возможно, он утвердился во мнении, что Юля – всего лишь навсего проститутка, перед которой не стоит метать бисер. Так или иначе, но Марине гораздо больше нравится этот мужчина, а не тот, который только что пускал перед ней нюни про большого маленького мальчика.
   Владислав был на машине. Новенькая «девятка» вишневого цвета.
   – Далеко ехать? – спросила Марина.
   – В Мытищи.
   – Не ближний свет.
   – Но и не самый дальний, – отрезал он.
   – Похоже, у меня нет выбора?
   – Угадала.
   – Владислав, ты меня волнуешь, – жеманно улыбнулась она.
   А ведь он в самом деле ее волновал. Она даже сравнила его с предателем Капроном и подлецом Игнатом. Первый ей просто нравился, а второго она, можно сказать, любила. Так вот, Владислав занимал в ее глазах промежуточное положение. Не по моральным качествам, а по силе обаяния. Словом, ей совсем не противно было представить себя в его постели. А почему нет? Должен же быть у нее мужчина. Но, увы, ничего у них не выйдет. Как бы ни нравился ей Владислав, прежде всего она воспринимала его как лоха, которого предстояло обуть в лапти.
   Садовое кольцо, проспект Мира, Ярославское шоссе, Мытищи... Через час они были на месте. Владислав загнал машину во двор не очень большого, но изящного дома из красного кирпича. Прекрасное место. Огромный двор с роскошным вишневым садом, на противоположной стороне улицы решетчатая ограда, за которой начинался заповедный лес.
   – Неплохо ты устроился, – заметила она. И тут же съязвила: – Жена, наверное, рада?
   – Я не женат. Чего и тебе желаю.
   – Как я могу быть женатой?
   – Но у тебя может быть муж, – настороженно посмотрел на нее Владислав.
   – Муж объелся груш... Мой муж – это моя свобода.
   – Тебе нравится быть свободной?
   – Мог бы и не спрашивать.
   Изнутри дом не произвел на Марину особого впечатления. Новомодная отделка комнат заслуживала внимания, но катастрофически не хватало мебели. Кухня более или менее обставлена, в каминном зале только диван и два кресла, ну еще журнальный столик. Больше ничего. Даже занавесок на окнах не было.
   – С домом только весной управился, – в оправдание сказал Владислав. – Обставиться еще не успел.
   – Еще успеешь, дело молодое.
   – Да какое уж молодое, тридцать семь лет на носу. Хотя ты права, умирать еще рано. Я, можно сказать, только жить начинаю.
   – За это не грех выпить, – улыбнулась Марина.
   Она постаралась скрыть свое разочарование. Владислав сейчас весь в делах. Дом только что построил, решает проблему с обстановкой. Очень маленькая вероятность, что у него есть свободная сумма денег, на которую его можно было бы поиметь. Но попытка, как говорится, не пытка.
   – Выпьем.
   Он принес с кухни бутылку армянского коньяка. Наполнил фужеры.
   – А лимон есть? – спросила она.
   – Да, должен быть.
   Он снова отправился на кухню. Марина воспользовалась моментом и сыпнула в бокал клофелинчику. Подло. Но Мурка так не считает.
   Они выпили. Владислава слегка повело.
   – Ты необыкновенная женщина, – сказал он.
   – Я знаю, – лукаво улыбнулась Марина.
   – Честно скажу, за проститутку тебя принял. За дорогую, валютную. Да ты и сама масла в огонь подливала.
   – Хочешь узнать, сколько я за ночь беру? Или тебе одного часа хватит?
   – Ну зачем ты так?
   Он поднял с блюдца дольку лимона, положил на язык. Но и без этого у него была кислая мина на лице.
   – Боюсь тебя разочаровать. Я вовсе не проститутка.
   – Я знаю.
   – И не шлюха. Боюсь, что тебе ничего не светит. Спать будем по разным кроватям. Надеюсь, ты меня не выгонишь? Поздно уже, да и сама я отсюда не выберусь – заблужусь.
   – У меня одна кровать. Но я себе на полу постелю.
   – Что, и приставать не будешь?
   – Нет.
   – Какой ты благородный! – ехидно усмехнулась она. – Небось сидишь и злишься. И чего, думаешь, эта дрянь целку из себя корчит?
   – Не думаю, – мотнул он головой. – Я знал, что у нас ничего не получится.
   – Давай заливай...
   – Нет, в самом деле. Вульгарная ты. Но только снаружи. Глаза-то у тебя, извини за выражение, не блядские. Хотя и целомудрием вроде бы не пахнет. Мне кажется, ты просто очень несчастная девушка. Что-то пытаешься себе доказать.
   – За выражение прощаю. А за икру, которую ты передо мной мечешь, нет.
   – Откуда такие слова?
   – Из зоны. Да, дорогой мой, я сидела. Неважно, за что.
   Марина думала, что Владислав занервничает. Но ничуть не бывало. Он даже обрадовался. Идиот.
   – Ты не поверишь, но я так почему-то и подумал!
   – Не поверю. Какого ж ты черта меня к себе притащил?
   – Но ты же не воровка. Мне кажется, ты случайно оступилась.
   – А может, меня вообще невинно осудили?
   – Очень может быть. Нравишься ты мне, Юля. Очень нравишься. Необычная ты. И хорошая. Самой себе ты кажешься плохой. И мне пытаешься доказать это. Но ты хорошая. Возможно, ты даже не знаешь, какая ты хорошая.
   – А вот возьму и обчищу тебя до нитки! Тогда ты узнаешь, какая я хорошая!
   С одной стороны, Владислав напоминал ей зоновского замполита с его штампованными моралями. За это она готова была его придушить. А с другой – его слова шли от души. Он действительно верил ей. Она действительно нравилась ему. Она видела, что это так. И сама тянулась к нему. Хотя ни на секунду не забывала о том, зачем он ей нужен.
   Марина очень хотела разозлить его. Хотела, чтобы он набросился на нее, хотя бы попытался ее изнасиловать. Это бы дало не только Мурке, но и ей самой полное моральное право наказать его за это.
   – Тебе показать, где я деньги держу? – обезоруживающе улыбнулся Владислав.
   – Покажи, – сказала она и нервно закусила губу.
   Что-то не то с ней творится. И куда только уверенность в своей правоте подевалась?
   – Так, сейчас...
   В этот момент действие клофелина достигло своего апогея. Владислав с трудом поднялся с кресла, сделал шаг к выходной двери, но его сильно повело в сторону. Голова безвольно висит на груди, глаза полузакрыты, на лице страдальческое выражение. Еще чуть-чуть, и он упадет. Марина подхватила его, помогла лечь на диван.
   – Что-то я сегодня устал, – вытягивая ноги, еле слышно пробормотал Владислав. – Подожди немного... Только не уходи...
   Он заснул.
   Марина опустилась в кресло, зажгла сигарету, жадно затянулась. Если Владислав не блефовал, где-то в доме у него находится тайник. У нее нюх на деньги. Уж за ночь она точно отыщет схрон. Но что-то не хотелось уже продолжать начатое. Нехорошо как-то: он с ней по-человечески, а она по-скотски...
   И все же она взялась за дело.
   Владислав не отличался оригинальностью идей. Деньги Марина нашла в сортире. Запаковал сбережения в герметичный пакет и закрепил на дне унитазного бачка.
   А денег было немало. Восемнадцать тысяч долларов. Не самая большая сумма из тех, которые она поимела за последние полтора месяца. Но все же очень неплохо...
   В бумажнике она обнаружила еще полторы тысячи зеленью и около пятидесяти тысяч в рублях. Деньги она вытаскивать не стала. Только визитку забрала. Положила бумажник на стол. Рядом лег мокрый, так и не распечатанный пакет с деньгами. Марина немного подумала, нашла бумагу-ручку, черкнула всего одну строчку: «Владик, не будь лохом! Юля».
   Из дома она выходила с пустыми руками. Глупо, но честно...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация