А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Манипуляция сознанием" (страница 1)

   Илья Мельников
   Манипуляция сознанием

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   ©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Пока методика цыганского гипноза была достоянием относительного узкого круга лиц, не заинтересованных в рекламировании своих исключительных способностей и тщательно хранивших тайну криминального ремесла, всеобщая неосведомленность о скрытом оболванивании публики не могла вызвать беспокойство общества. Отдельные истории обмана граждан с помощью гипноза вроде тех, которые рассказаны в начале книги, воспринимались как экзотика, а жертв этого обмана считали беспредельными простофилями. Основная же масса мошеннических «подвигов» с применением цыганского гипноза с гипнозом как особым состоянием психики не связывалась вовсе: жертва гипнотического воздействия просто-напросто не находила объяснение случившемуся.
   Положение существенно изменилось после открытий Милтона Эриксона и его последователей. Оказалось, что традиционный гипноз – это лишь вершина айсберга, что гипнотические внушения могут быть произведены в состоянии бодрствования, а специальные методики позволяют наводить транс в обыденной обстановке и практически незаметно для непосвященных. Открытие гипнологов, руководствовавшихся в своих исследованиях прежде всего интересами психотерапии, быстро распространилось в других сферах деятельности человека. И это не удивительно. Что может быть притягательнее, скажем, для политика или бизнесмена, возможности эффективно влиять на действия других? Массовыми тиражами были изданы соответствующие учебные пособия, уверявшие в аннотациях потенциальных покупателей в том, что освоить гипноз способен каждый, и это, скажем прямо, чистая правда. Гипнотизерам, хотя бы немножко, захотели стать торговцы, пропагандисты, рекламные агенты и т. д. и т. п. Но, увы, не только они. Было бы в высшей степени странным, если бы специфический интерес к доступному гипнозу не проявили люди с авантюрным и криминальными наклонностями. Для них открытие ученых – золотая жила. Так что сегодня наткнуться на «гипнотизера» можно не только на вокзале, в парке, на рынке, но и в кабинете руководителя респектабельной фирмы, на художественной выставке, в театре и казино, в сауне и на пляже. Внешность его может быть и цыганской, но это совсем не обязательно, русые, курносые, голубоглазые осваивают науку мошенничества ничуть не хуже горбоносых брюнетов. Можно сказать Эриксону «Спасибо!» за то, что он помог разгадать тайну цыганских манипуляций с нашим сознанием, однако надо признать, что его исследования подняли свою волну мошенничества и преступлений: к гадалкам подключилась целая армии джентльменов удачи, промышляющих в самых разных сферах общества. Это обстоятельство требует ознакомления читателя с более сложными техниками, используемыми и для наведения транса, и для внушения в состоянии бодрствования.
   Как уже не раз отмечалось, специфика цыганского гипноза заставляет мошенника «обрабатывать» клиента окольными путями. Он не дает прямых команд сделать то-то и то-то, а подталкивает человека сделать это так, как будто он действует по собственной инициативе. Мошенник комментирует, спрашивает, советуется и – добивается своего. За его поведением – определенная стратегия. Одна из них – предположение. Фраза стоится таким образом, что какое-то явление, действие или предмет подается в ней так, как будто оно реально принято. Например, у вас спрашивают: «Вы заплатите долларами или рублями?» Вопрос невинный, но вы еще не сказали, что вообще намерены приобретать эту вещь. Вопрос предполагает, что такое решение вы уже приняли и остается решить пустячок – платить рублями или долларами, над чем вы и начинаете размышлять.
   Предполагаю, что прочитанное вызвало у читателя ироническую улыбку: примитивная уловка, видимая, как говорится, невооруженным глазом. Не торопитесь с выводами. Напомню, что «продавец» к вам уже подстроился и ведет, ваше сознание уже не столь критично, как при чтении этих строк.
   Следующий маневр – команда, скрытая в вопросе. Уверен, что такие команды каждый из нас не так уж редко и дает, и получает. Мы говорим приятелю, жене, мужу, брату, сыну: «Ты бы не мог (ла) бы подать мне спички?» Вопрос предполагает ответ «да» или «нет», но нам подают спички. В определенной ситуации вам могут сказать например, так: «Любопытно, вы уже знаете, что уступите мне эту вещь?» Слово «знаете» в дано контексте очень коварно – это ловушка для сознания. Вы начинаете размышлять над ним, совершенно упуская из виду главное: уступать или нет то, о чем вас просят.
   Использование противоположностей. Этот прием строится на связывании происходящего с тем, чего от вас добиваются. Например, вам могут сказать: «Чем внимательнее вы ко мне присматриваетесь, тем больше доверяете».
   Торговцы порой оказываются в ситуации, когда какую-то вещь надо продать в первую очередь или как можно быстрей. Человек, знающий гипноз, воспользуется техникой, которая называется предоставлением всех выборов. Торговец будет создавать впечатление полной открытости товара для глаз покупателя и добросовестно перечислить все варианты сделки, одна нужный ему вариант прозвучит более внятно, солидно, медленнее, остальные – скороговоркой. Речь соответствующим образом будет поддержана и мимикой.
   Вот что пишет об использовании речевых стратегий сам Милтон Эриксон своим коллегам психотерапевтам: «…Предписание некой двойной задачи обычно оказывается более действенным, чем формулирование этих задач порознь. Например, мать может сказать: «Джонни, когда ты выведешь велосипед, вернись и закрой гараж». Это звучит как единое задание, одна часть которого способствует выполнению другой, так что в целом оно кажется легче, чем два отдельных задания. Если бы мать сначала попросила Джонни вывести велосипед, а потом велела ему закрыть гараж, для него это представлялось как два отдельных, не связанных между собой дела. На каждую из двух просьб легко было бы сказать: «Не хочу». Но отказ от двойственного задания был бы просто непонятен. Что он означал бы? Что он не выведет велосипед? Что если и выведен, то не вернется к гаражу? Что не закроет дверь?
   Удерживать от отказа в подобном случае может сама степень усилий, которые нужны, чтобы определить, от чего именно отказываешься. А отказываться «вообще от всего» – неловко. Поэтому Джонни скорее выполнит, пусть и нехотя, такое комбинированное поручение, чем будет анализировать ситуацию. Попроси его мать о любой из этих вещей по отдельности, Джонни легко мог бы бросить: «А, потом!» Но в случае такой двойной задачи он не может просто сказать «потом», ибо если он выведет велосипед «потом», то должен будет «немедленно» вернуться к гаражу и «немедленно» закрыть дверь. Логичность этого «если – то должен», конечно мнимая, но повседневная жизнь – вовсе не задачник по логике, в ней обычно действуют свои эмоциональные резоны. Я нередко говорю своим пациентам: «Как только вы сядете в кресло, вы войдете в состояние транса». Пациент, конечно же, собирается сесть в кресло. Но теперь это действие начинает выступать для него как условие погружения в транс. Таким образом, состояние транса индуицируется действием, которое пациент с наибольшей вероятностью собирается осуществить…»
   На рыбалке, пикнике, отдыхе, где есть время для раздумий и разговоров, к вам могут применить технику, которая называется «тройной спиралью Эриксона». Она не наводит транс, с ее помощью производят внушение. Характерный признак этой техники – рассказ нескольких историй одновременно, но по четкой схеме. Сначала вам рассказывают историю № 1, затем она неожиданно прерывается и рассказывается рассказ истории № 2, которая также прерывается. Потом рассказывается история № 3, до конца. Потом вы услышите окончание истории № 2 и завершение истории № 1. первая и вторая истории, будучи прерванными, закрепляются в сознании и запоминаются вами. Третья история выпадает из памяти очень быстро, в нее-то ваш обаятельный собеседник и вложит инструкции для подсознания.
   Приведем пример тройной спирали.
   …Тогда я закончил школу и готовился поступать в техникум – прошел собеседование и сдал первый экзамен. Следующий был через неделю и я поехал с приятелем на утиную охоту. На утренней зорьке уток было много, мы едва успевали перезарядить ружья. Грохот над озером стоял страшный. Стреляли удачно: около десятка крякв сбили, несколько чирков. Короче, – охота удачная получилась. Когда лет кончился, мы перекусили и решили проехать вдоль камыша. Приятель сел на весла, а ружье положил на лавку, стволами ко мне. Поднялся боковой веете – бьет в борт и капли падают на ружье. Я решил взять ружье друга, чтобы вода не попала внутрь. Беру правой рукой за стволы и тяну к себе по лавке. Вдруг раздается необычайно громкий выстрел…
   …С этим приятелем у меня всегда были приключения. В том же году зимой мы пошли на рыбалку. В будний день. Накануне выпал снег и присыпал лунки, кучи льда – рыбаки выбрасывали из лунок. Но видно, люди рыбачили. Я занял одно неплохое местечко и предложил приятелю сходит туда, а он – нет. Давай шнырять, где другие сидели. Потом, вижу, делает он правой ногой шаг вперед и проваливается…
   …Никогда не забуду своего соседа. Он уже в годах был, а я еще совсем мальчишкой. Столярничал он. Этажерки делал, детские кроватки – колыски их тогда называли, их можно было качать и ребенка укачивать. Сначала, после войны, покупали люди, а потом, когда жить стали лучше, не брали. Вечерком, бывало, закурит махорку, закашляется и говорит мне: «Уважай людей приветливых, готовых помочь тебе. Он тебе сделал хорошо, ты ему трижды хорошо сделай. За добро добром платить надо».
   …Да, так и провалился мой приятель под лед, но в последнее мгновение голова все-таки сработала: когда ноги пошли вниз, он резко наклонился вперед и руки вытянул. Туловище осталось на льду, задержался, а ноги по пояс в ледяной воде. В прорубь попал приятель. Ну, я его вытащил. Машина, благо, подвернулась. Отвез нас добрый человек прямо к дому, так что приятель даже насморк от зимнего купания не заработал…
   …А с той охотой что получилось. Ружье курковое. Когда я потянул его на себя за стволы, оба курка за скамейку в лодке зацепились и оттянулись, но не до конца – не зафиксировались во взведенном положении, сорвались и с двух стволов грохнуло. Фуфайка у меня на плечи была наброшена, дробь прошла под рукой, рядом с ребрами и в фуфайку. Дырища, брат, кулак пролезет. А ведь чуть-чуть поверни я стволы левее и – амба. Правду говорят, что ружье раз в год само стреляет.
   К сожалению, восприятие этого текста при чтении глазами существенно отличается от восприятия этого же текста на слух и не создает того эффекта, который возникает от «тройной спирали». При желании испытать «тройную спираль» читатель может попросить кого-нибудь прочитать текст вслух, но сделать это можно не сразу после чтения, а недели через две-три. Выделенные слова третьей истории будут запечатлены в вашем подсознании, и вы будете выполнять полученную инструкцию.
   Как видно из приведенного примера, ни одно слово из этого длительного монолога вашего собеседника не вызывает подозрений. С большим или меньшим интересом вы слушаете обычные жизненные истории, может быть, сопереживаете и в то же самое время… получаете инструкции.
   Есть техника наведения транса, основанная, как и тройная спираль, на переплетении историй. Ее называют «перекрыванием реальностей». Вам рассказывают одну историю, в нее вплетают вторую, третью, четвертую и одновременно могут произвести внушение. Яркий пример для иллюстрации этой техники приводит С.Горин. Психотерапевт Джон Гриндер в Калифорнии «укачивал» слушателей так: «Расслабьтесь и успокойтесь… Я расскажу вам историю о том, как мы учились у Милтона Эриксона, который был мастером рассказывать такие истории, слушая которые люди погружаются в транс… Для того, чтобы погрузить человека в транс, Милтон мог просто сказать: «Представьте себе, что вы засыпаете… И по мере того как вы это представили, вы можете увидеть сон… И во сне вы видите, как вы идете по лесу… и вы очень устали… вам хочется расслабиться и успокоиться… И вы видите уютную лужайку… и засыпаете на ней быстро и глубоко…»
   Слушая подобный монолог, человек начинает «ломать голову» над тем, кто кому рассказывает историю, а команды «расслабьтесь и успокойтесь», «вы засыпаете», «вы очень устали», «вам хочется расслабиться и успокоиться» беспрепятственно идут в подсознание. В цыганском варианте зачин «колыбельной» будет, конечно, другим. Вы услышите что-нибудь вроде такого: «Моей маме рассказывали, как моя бабушка убаюкивала маму, когда та была совсем маленькая, и она пробовала убаюкивать меня… Она говорила «расслабься!» и нежно гладила по руке…» и т. д.
   Истории, метафоры, притчи очень широко используются в цыганском гипнозе как для наведения транса, так и для его использования. Их преимущество перед другими техниками в том, что жанр рассказа исключает приказы. Это психотерапевт в клинике или эстрадный гипнотизер командует: «Спать!», а больной или приглашенный на сцену зритель из зала сопротивляется команде. Гипнотизер-мошенник не идет на конфронтацию, он обходит сопротивление своей жертвы рассказом, как люди засыпают. Его истинные намерения скрыты. Он говорит о пляже, горячем песке и солнце, расслабляющем ваше тело… о набежавшем свежем ветерке, укрывшем вас от солнцепека… о крохотном облачке, повисшем высоко-высоко над вами, и легком головокружении, возникшем от наблюдения за ним. Вы закрываете глаза, а облачко плывет, оно уснуло…
   Сильная сторона историй и притч, когда они используются цыганами для внушений, заключается в том, что вы сами, без вмешательства извне, делаете вывод из притчи или истории и этот вывод считаете своим. Приведем пример, скажем, такой: «М. работал на автолавке. Добросовестный, исполнительный и честный работник. Кампанейский и надежный товарищ, не путавший, однако, работу и дружбу, выпивку и семью. Хороший семьянин, растивший двух симпатичных мальчиков. Однажды завскладом сказала ему, что у него недостача. Сумма была солидная, таких денег дома не было. Он обратился за помощью к отцу, у того были сбережения. Попросил в дол, намереваясь отдать все до последней копейки, а не «простить» отцу долг, как это часто бывает. Отец отказал. Идти больше не было к кому. Впереди замаячил суд, позор, конфискация имущества у его маленьких сыновей… Короче говоря, М. повесился. А на следующий день выяснилось, что никакой недостачи не было, завскладом ошибся. Каково отцу?»
   Если слушатель подобной истории находится в трансе, он должен будет решить какую-то проблему «гипнотизера» в его пользу, ведь сама история иносказательно эту проблему и выражает. Вывод, который слушатель сделает из этой истории, будет сформулирован примерно так: «Надо помогать ближнему, нельзя принимать грех на душу». Цель достигнута. А какой результат ожидал бы рассказчика, если бы он пошел к цели напролом, сказав следующее: «Дай денег, не то я повешусь?» Быстрее всего он услышал бы недоумевающий вопрос: «А я тут при чем?»
   Очень вероятна в наши дни встреча с гипнотизером-мошенником, пользующимся техникой вставленных сообщений или техникой рассеивания. Когда Милтон Эриксон ее разработал и «обкатал» на пациентах клиники, она получила очень широкое распространение как эффективный метода воздействия на индивидуальное и массовое сознание.
   Суть этой техники в следующем: гипнотизер составляет текст внушения, а потом «растворяет» его в рассказе нейтрального содержания. Во время беседы гипнотизер выделяет каким-нибудь способом слова внушения и они оказываются блестящей ловушкой для сознания. Не мудрствуя лукаво, для иллюстрации техники рассеивания возьмем пример из практики Эриксона, описанный им самим.
   «…Джо был цветоводом. Он начал свою карьеру, торгуя на улице цветами. Джо откладывал заработанные гроши, что снова приобрести цветы, потом продать их, купить новые и т. д. Вскоре он смог купить небольшой участок земли. Теперь у него появилась возможность иметь еще больше цветов. Он выращивал их с такой любовью и так наслаждался их красотой, так хотел поделиться этой красотой с другими, что дело его шло прекрасно, и он приобретал все больше земли, чтобы выращивать на ней все больше цветов и т. д. и т. д. В конце концов он стал ведущим цветоводом одного большого города. Джо страстно любил свое дело, был полностью поглощен им, и в то же время был хорошим мужем, хорошим отцом, хорошим другом и очень уважаемым членом местного общества. Но вот в роковой сентябрьский день хирургам пришлось удалить опухоль, возникшую у него на щеке, стараясь не слишком обезобразить лицо Джо. Опухоль оказалась злокачественной. Была назначена радикальная терапия, но врачи вынуждены были признать, что «слишком поздно».
   Больному сообщили, что ему остался месяц. Что и говорить, Джо был сокрушен и подавлен. Мало того, его мучили сильнейшие боли.
   Когда подходила к концу вторая неделя октября, родственники Джо попросили автора как можно быстрее посетить его в клинике и попытаться с помощью гипноза облегчить его страдания, поскольку наркотические препараты уже мало помогали. Узнав о прогнозе, автор без особого энтузиазма согласился приехать, поставив условие, что в день визита вся медикаментозная терапия будет отменена с четырех утра. Врачи, лечившие Джо, любезно согласились это сделать.
   Перед самой встречей с пациентом автора предупредили, что он не выносит даже упоминания слова «гипноз». Вдобавок к этому один из деток Джо, молодой врач, проходивший стажировку в известной психиатрической клинике, тоже не верил в гипноз. На него не мог повлиять тот факт, что сотрудники этой клиники разделяли самое скептическое отношение к гипнозу. Так не было, насколько известно автору, ни одного врача, который имел бы малейший непосредственный опыт в этой области. Итак, этот молодой врач должен был присутствовать при встрече автора с Джо, и тот, очевидно, знал о его отношении к гипнозу.
   Джо встретил автора очень любезно и приветливо. Скорее всего, он не знал о причине визита. При осмотре пациента, оказалось, что пораженный участок щеки и шеи по сути отсутствовал в результате продолжавшихся после операции процессов изъязвления и некроза. Джо была сделана трахеотомия, поэтому он не мог говорить. Он общался с помощью карандаша и бумаги, пачки которой были у него всегда под рукой. Меня проинформировали, что каждые четыре часа Джо получает наркотики и мощные дозы седативных препаратов барбитуратовой группы. Спал он мало. Рядом с ним постоянно находилась дежурная сиделка. Джо то и дело вскакивал с кровати и писал бесчисленные записки. В одних из них он писал что-то по поводу работы, в других обращался к семье, но чаше всего это были жалобы на страдания, которые он испытывал, и требования дополнительной помощи. Острая боль мучила его беспрерывно, и он никак не мог понять, почему врачи не могут делать свое дело так же хорошо, как он делал свое. Ситуация, в которую он попал, просто бесила его. Он расценивал ее как неудачу, а главным мерилом в его жизни всегда был успех, которого можно добиться честным трудом. Когда дела в его бизнесе шли плохо, он делал все, чтобы их поправить. Почему же врачи этого не делают? У них ведь есть обезболивающие средства, почему же они позволяют ему страдать от такой нестерпимой боли?
   После того как нас представили друг другу, Джо написал: «Чего вы хотите?» Этот вопрос послужил хорошим началом для применения автором его метода наведения гипнотического транса и снятия боли. Здесь не будет полностью воспроизведено все, что говорилось во время сеанса, поскольку многие части этого длинного монолога повторялись по несколько раз, причем необязательно в одной и той же последовательности, и нередко в сокращенном виде, когда делалась ссылка на то, что говорилось раньше, и повторялось только несколько фраз. Нужно признаться, что автор очень сомневался в возможности какого бы то ни было результата, так как помимо тяжелого физического состояния у Джо наблюдались явные признаки интоксикационных расстройств, вызванных приемом больших количеств медикаментов. Несмотря на то, что автор весьма невысоко оценил шансы на успех, он был уверен в одном – что должен и может оставить свои сомнения при себе, и всем своим поведением, тоном каждого сказанного слова показать Джо, что он искренне заинтересован в нем и хочет ему помощь. Если даже только это сообщение можно было бы донести до Джо, то уже одно это принесло бы некоторое облегчение и самому Джо, и его семье, и медсестрам, которые располагались в соседней комнате и которым все было слышно.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация