А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приключения кота Филимона" (страница 1)

   Людмила Леоновна Стрельникова
   Приключения кота Филимона


   Владимир Викторович вошёл домой весёлый с огромной сумкой и с порога крикнул:
   – Эй, Филимон, где ты? Чего не встречаешь?
   В дверях показался тощий рыжий кот. Он равнодушно взглянул на хозяина и, сложив лапы на груди, гордо замер у порога.
   Владимир Викторович с укоризной сказал:
   – Весь день меня не видел, хоть бы приласкался.
   – Буду я к грязным сапогам ласкаться, – заносчиво фыркнул кот. – Помойте сначала, продезинфицируйте, а потом уж и о ласке говорить можно.
   Хозяин взглянул на пыльные сапоги и согласился:
   – Да, пришлось мне сегодня побегать.
   – За птичкой? – насторожился Филимон.
   – Нет, за колбасой и макаронами.
   – О, это всё чепуха, и смотреть то не хочется, – и кот пренебрежительно отвернулся от сумки хозяина.
   Владимир Викторович осуждающе покачал головой.
   – Заелся ты, Филимон. Да любой дворовый кот от такого изобилия продуктов с ума бы сошёл, а ты нос воротишь.
   – «Дворовый» пусть «сходит», а мне не зачем. Пойду лучше погулять, не могу долго дома сидеть – наэлектризовываюсь. От моей шубы потом громы и молнии сверкают. Вот притронься ко мне, притронься.
   Хозяин протянул руку, и тут же что-то щёлкнуло и больно ударило его в палец. От неожиданности он ойкнул и отдёрнул руку назад.
   – Я из-за вашей синтетики так наэлектризовался, что стал почти как туча. Могу громы и молнии метать, – сообщил кот.
   – Что ж, это неплохо. Надо это использовать. В кладовке завелись тараканы, сходи, разрядись на них, – посоветовал Владимир Викторович.


   Филимон не возражал. Подкравшись к кладовке, он осторожно заглянул в неё. На краю пустой плетёной корзины, свесив ножки, сидели и болтали три таракана: Гриша, Кеша и Макеша.
   Гриша хвастал:
   – Я вчера в сыре дырку прогрыз, а хозяин съел и не заметил.
   – А я у него в письме съел букву «л» и вместо «у меня нет лекарства для глаза» получилось – «у меня нет лекарства для газа». Пусть голову поломает, что это такое, – похвалился Кеша и захохотал.
   Филимон не мог терпеть, когда смеялись над хозяином – он вытянул из-за двери лапу, поднапрягся – и тут же с его конечности слетела ослепительная молния и так шарахнула Кешу по голове, что он свалился с корзины, а когда поднялся, на лбу у него торчала огромная шишка.
   – Вот это удар! – проговорил он изумлённо. – Было бы сотрясение мозга. Хорошо, что его у меня нет.
   Филимон вторично вытянул лапу, но шкура его уже разрядилась и вместо молнии с лапы слетела только маленькая искра.
   – Холостой выстрел, – сказал он разочарованно.
   Тараканы, увидев кота, бросились под корзину.
   – Смотрите, ребятки, я вас всех без пистолета перестреляю. Сейчас схожу, подзаряжусь электричеством – и прощайтесь с жизнью.
   – На мышей надо охотиться, а не на тараканов, – донеслось из-под корзины.
   Филимон вернулся в комнату и стал тереться о синтетический палас на полу.
   Вошёл хозяин.
   – Чего делаешь, Филимон?
   – Заряжаюсь. Я с тараканами расправляюсь по-научному.
   – Это хорошо. А я завтра уезжаю в командировку. Остаёшься за хозяина. Смотри за домом. Тараканам волю не давай.
   – Не беспокойтесь, всё будет в лучшем виде, – пообещал домашний кот.
* * *
   После отъезда хозяина на следующий день Филимон отправился проведать своего друга – дворового кота Василия, который нежился на солнце, растянувшись прямо на земле.
   – Привет, Васёк! Давно не виделись. Ты, я вижу, растолстел за последнее время. Ишь, какой живот наел, языка, наверно, не хватает облизывать. Хорошо живёшь.
   Василий приоткрыл зелёный глаз и промурлыкал довольно.


   – А чего ж не жить? Чистый воздух, мышей – полный сарай и бесплатно. Хочешь свеженькую?
   Не дожидаясь ответа, он в два прыжка очутился в сарае, схватил зазевавшуюся мышь и, держа её за хвост, вынес другу.
   – На. Наисвежайшая.
   – Что ты! Я сырое не ем, – фыркнул Филимон. – Я, брат, питаюсь, в соответствии с последними достижениями науки и техники.
   – Как хочешь. Было бы предложено. – Василий широко открыл пасть и проглотил мышь, после чего поинтересовался: – И чем же ты питаешься?
   – Целлюлозой, пластмассой, полиэтиленом.
   – Это в чём колбаса завёрнута, что ли? – Василий остановил на нём удивлённые зелёные глаза.
   – Да уж, – с достоинством мяукнул Филимон и гордо выпятил грудь. – Я современный кот, шагаю в ногу со временем, не то, что некоторые, питаются, как в древности.
   – Мне кажется, ты живёшь совсем не по средствам, возразил Василий. – Но я тебе – не судья. Давай лучше вместе на солнышке поваляемся.
   – Зачем это?
   – Говорят, моль в шерсти не заводится, – вспомнил Василий нечто научное из народной практики.
   – Чепуха. У меня не заведётся, я – электрический. Пошли лучше ко мне в гости. Мой-то уехал, я один на хозяйстве остался.
   – Да ты что! Какая радость! Пошли. Люблю ходить в гости, только меня никто не приглашает.
   Старые друзья важно прошествовали через двор к двери дома Владимира Викторовича, и Филимон любезно пропустил Василия вперёд.
   – Проходи. Сейчас я тебя угощу кусочком целлофана. Очень пикантный вкус. – Он сунул лапу в подвесной шкафчик, но сразу же, хохоча, отдёрнул её. – Ой, кто-то щекочет.
   Из щели шкафчика выглянул таракан Кеша и, приспособив между усами кусочек зачерствелого хлеба, выстрелил им как из рогатки. Кусочек попал Филимону прямо в лоб. Он мяукнул и запустил в противника пепельницей. Удар пришёлся по шкафчику, тот сорвался с петель и грохнулся на Василия, который как раз стоял под ним.


   Гость утонул в обломках посуды и досок.
   – Ой, прости. Не подумал, что он упадёт, – извинился Филимон и помог другу выбраться из развалин. – Ты не ушибся?
   – Нет, ничего. Я привык к ударам судьбы, – с достоинством ответил дворовый кот.
   Филимон попробовал покопаться среди обломков, чтобы найти кусочек обещанного целлофана, но не нашёл и предложил другое:
   – Хочешь, я угощу тебя простой рыбой?
   – Конечно. Рыбку я люблю, но не умею ловить.


   Хозяин принёс и поставил на стол две тарелки: себе и гостю. Желая показать свою культуру, он спросил:
   – Если тебя угощают рыбой, ты что должен сказать?
   – Почему так мало?
   – Ты должен сказать «Спасибо».
   – А если я не наелся?
   Про это уж не говорят, главное – тебя не забыли. В гостях это важно.
   Не особенно прислушиваясь к тому, чему его учили, Василий с аппетитом проглотил свою порцию и, увидев, что Филимон оставил на своей тарелке кости и рыбий хвост, пододвинул тарелку хозяина к себе и со словами «Я это люблю» – доел остатки.
   – А теперь попьём чайку, – предложил Филимон и поставил на стол горячий чайник и сахарницу.
   – Вообще-то, я люблю молоко, – намекнул Василий.
   – Это уже устарело, – возразил хозяин. – Сейчас модно пить чай. Когда приходят гости – так экономнее.
   – Что ж, в гостях можно и чаю, – вынужден был согласиться Василий и неожиданно спросил: – Мы что с тобой теперь чайники?
   – Нет, чаёвники, – поправил Филимон.
   Он выпил одну чашку и налил вторую, на что гость заметил:
   – Не пей много, шерсть встанет дыбом.
   – Почему?
   – А вон видишь – над чайником пар дыбом поднимается, и у тебя так же будет.
   – Не беспокойся, у меня это бывает только от страха.
   Не успел он сказать, как шерсть у него встала дыбом и жёлтые глаза выразили ужас. Василий оглянулся – прямо на них двигалось что-то косматое, круглое, с длинным гладким хвостом и противно жужжащее. Гость, привыкший во дворе к различным чудовищам, вроде свиней и коров, отнёсся к страшилищу очень спокойно.
   – Крыса, – определил он и, издав душераздирающий охотничий вопль, бросился на чудовище и вцепился ему в спину.
   Чудовище метнулось в сторону так резко, что Василий растянулся на полу. В лапах и изо рта у него остались клочья чьей-то шерсти.
   Филимон пришёл в себя. Пример друга воодушевил его и он приказал гостю:
   – Лежи на полу, не поднимай головы. Сейчас я его уничтожу разом. Во мне от злости столько электричества!


   Он вытянул лапу по направлению к противнику, начавшему медленно надвигаться на него. Сверкнула молния – и после этого раздался такой оглушительный взрыв, что на время в комнате всё потонуло во мраке. Но оказалось – не свет погас в комнате, а он погас в глазах обоих друзей.
   Филимон очнулся первым от того, что лежать было неудобно. Осмотревшись, он понял, что висит на люстре вниз головой. Василия нигде не было видно.
   – Вася, ты где? – тихо позвал он, но тот не отозвался. – Вася! – позвал он громче.
   Крышка чайника заколебалась, приподнялась и из него высунулась голова гостя. Крышка сидела на его ушах, как шапка.
   – Не знаю, как меня сюда занесло при моём-то животе. Как теперь отсюда выбраться? – заволновался он.
   – Я тебе сейчас хвост спущу, хватайся за него, попробую вытащить, – пообещал Филимон.


   Для того чтобы гость ухватился передними лапами за кончик хвоста, Филимон спустился с люстры, точнее повис на ней, чтобы быть ближе к чайнику, и как раз хвостом дотянулся до Василия. Тот ухватился за него лапами. Филимон потянул его вверх, люстра закачалась, раздался грохот, после чего и гость, и хозяин очутились под ней на полу.
   – Ну, вот, я же говорил, что вытащу, – отряхивая осколки со шкуры, похвалился хозяин. – А люстру Владимир Викторович купит новую. Он мне давно говорил, что она ему надоела.
   – А где чудовище? – Василий посмотрел по сторонам.
   В углу валялись какие-то клочья, в которых Филимон неожиданно узнал старую шапку хозяина. А то, что под ней жужжало, оказалось всего лишь электробритвой с длинным шнуром.
   Из-за двери выглянули тараканы Кеша и Макеша и довольно захихикали.
   Филимон погрозил им кулаком.
   – Ах, это ваши проделки! Смотрите мне, скажу хозяину, что вы люстру разбили.
   – Нечего свои грехи на других валить, – возмутился Кеша.
   – А шапку кто – вдребезги? – завопил возмущённо Филимон.
   – Ты, конечно, – спокойно ответил Кеша. – Мы пошутить только хотели, а вы озверели, юмора не понимаете, а ещё интеллигенцию из себя строите.
   Филимон взял тапочек хозяина, лежавший поблизости, и запустил в наглого таракана. Но он успел скрыться.
   – Ладно, не обращай внимания на эту пузатую мелочь, – утешил друга Василий. – Давай лучше картинки посмотрим.
   Он положил на стол книжку и стал листать.
   – Хорошо – картинки цветные, – похвалил он и спросил: – Слон из мяса сделан?
   Филимон подумал и кивнул:
   – Да.
   – А почему здесь он голубой? – Василий указал на картинку.
   – Это фантазия художника, – пояснил друг и предложил: – Хочешь, угощу тебя жвачкой?
   – А что это такое?
   – Темнота! Ты не знаешь, что такое жвачка? – Филимон был просто убит невежеством своего друга. – Это – берёшь одну штучку в рот и жуёшь, жуёшь, а глотать нельзя. Но зато во рту вкус мыши. А иногда – вкус кильки в томате.
   – Зачем жевать, если глотать нельзя. Чепуха какая-то, – разочарованно произнёс Василий.
   – Эта чепуха укрепляет челюсти. Ну-ка, ударь меня.
   – Да, а ты потом меня? А я не хочу.
   – Нет, бей! Не бойся.
   – Сам напрашиваешься.
   Василий ударил, но осторожно, с опаской, и весь сжался, готовясь получить ответный удар. Однако Филимон только победоносно посмотрел на него и, указывая на челюсть, сказал:
   – Вот видишь – на месте, потому что укрепил жвачкой. А если тебя стукнуть, у тебя все зубы повылетают, а вместе с ними и челюсть.
   – Убедил. Давай и я пожую.
   – Тебе какую: куриную или рыбную?
   – Лучше рыбную.
   Оба молча, усиленно заработали челюстями. Спустя минуту Василий испуганно вскрикнул и признался:
   – Всё, проглотил.
   – Ладно, так и быть дам ещё куриную. Рыбной больше нет, – и хозяин протянул ему новую жвачку.
   За стеной послышался страшный шум и грохот. Василий прислушался и спросил:
   – Что там происходит?
   – Это мои тараканы в футбол играют.
   – И не надоел тебе такой шум?
   – Надоел. А что поделаешь, надо же ребятам свою энергию куда-то девать.
   – Где же они у тебя обитают?
   – Диван заняли, снизу. А я – сверху.
   – А ты диван на улицу выстави, и избавишься от них. Зачем тебе такие шумные соседи. Наверно, спать не дают.


   – Выставлял. Внесли назад.
   Василий почесал за ухом и признался:
   – А я и куриную жвачку проглотил. Что-то они у меня не жуются.
   Он заглянул в холодильник и, увидев аппетитный батон колбасы, поинтересовался:
   – Ты не хочешь доставить себе большую радость?
   – Хочу.
   – Тогда подари мне этот батон.
   – Мне он самому нужен.
   – Не умеешь ты радоваться, – сокрушённо вздохнул Василий. – А ведь доставлять радость другим, это доставлять радость себе. И чем больше ты меня порадуешь, тем больше будешь радоваться сам. У тебя здесь пробел в воспитании. Вот чем больше колбасы ты мне подаришь, тем будешь чувствовать себя счастливее.
   Филимон с сомнением посмотрел сначала на колбасу, затем на друга и предложил:
   – Сначала порадуй ты меня, подари свои часы, а потом я тебе – колбасу. Будем радоваться вместе. А то я буду радоваться, а ты – нет.
   – Так это уже получится не подарок, а обмен, – воспротивился Василий. – Мне кажется, если я отдам тебе часы, я огорчусь. Лучше давай так: я съем кусочек колбасы, а ты пока поносишь мои часы. И тебе будет приятно, и мне. А я без них никак не могу – я по часам загораю под солнцем.
   – Хорошо, это подходит, – согласился Филимон и они порадовались вдвоём.
   Приятно проведя время, друзья распрощались, договорившись встретиться на следующий день.
* * *
   Кот Василий пришёл после обеда, когда Филимон смотрел телевизор.
   – Присаживайся, – пригласил хозяин, указывая на свободное кресло.
   Василий со всего размаха плюхнулся на мягкую подушку и тут же подпрыгнул чуть ли не до потолка.
   – Ты чего, как ужаленный скачешь? – удивился друг.
   Гость извлёк из кресла кнопку.
   – Ты подложил – признавайся? Колбасы тебе вчерашней жалко? – обратился он к хозяину.
   Но в этот момент раздался тоненький смех, и в следующий момент из-под кресла выскочили Кеша с Макешей и помчались в соседнюю комнату.
   – Ах, это опять твои нахлебники резвятся, – сердито проговорил Василий и погрозил им вдогонку кулаком.
   – Представь себе, они и мне сегодня всю ночь спать не давали, – пожаловался Филимон.
   – Что пытали? – пошутил Василий и уставился в телевизор, где в этот момент на экране появилась морда здоровенного серого кота.
   – Да, пытали, – признался Филимон. – И ты знаешь чем? Кусочком целлофана! Во сне сплю и чувствую – пахнет моим любимым лакомством. Просыпаюсь – точно, висит над моим носом. Я лязгнул зубами по нему, а он – прыг кверху и исчез. Я опять глаза закрыл, чувствую – снова пахнет. Открыл – а он опять перед носом болтается. Я его успел только языком лизнуть, как он кверху подлетел, чуть ли ни к потолку. Я – за ним, он от меня. В темноте чуть усы не оборвал. Оказывается, целлофан был на нитке подвешен, а мои усы Кеша и Макеша привязали к кровати морским узлом. Еле к утру развязался.


   Василий взглянул в окно и неожиданно для себя обнаружил на подоконнике пакет молока. Невольно облизнувшись, он начал издалека:
   – Как ты думаешь, молоко быстрее скиснет или мы его быстрее выпьем?
   – Мы его выпьем, хоть оно и скиснет, – твёрдо ответил хозяин.
   Но ответ не устроил гостя и он возразил:
   – А в свежем больше витаминов. Нельзя, чтобы они исчезли. Я его, пожалуй, лучше выпью.
   И не успел Филимон что-либо возразить, как пакет опустел.
   Успокоившись относительно судьбы молока, Василий уставился в телевизор. Прошло пять минут, десять, а на экране крупным планом показывали всё одну и ту же физиономию серого кота. Гость спросил:
   – Чего это мы смотрим?
   – Трёхсерийный фильм – «Три богатыря». Сегодня – вторая серия, показывают Добрыню Никитича. В главной роли – кот Никита.
   – И что – на всю серию одна серая физиономия?
   – Да. Его будут показывать целый час. А вчера был Илья Муромец. Играл кот Мурлыка. Завтра будет третья серия – Алёша Попович, в главной роли – котёнок Рыжик.
   – Хорошо, но скучновато, задумчиво произнёс Василий. – Не позабавиться ли нам чем-нибудь из холодильника?
   – У меня ничего не осталось.
   – А не поймать ли нам Кешу и Макешу? Из них получится неплохое жаркое. А Гришу можно пустить на десерт, – предложил гость, но хозяин воспротивился:
   – Не шути так жестоко. Пусть ребятки веселятся.
   Из-за дивана выглянули Кешины усы; явно было видно, что он подслушивает.
   – А чем ты меня тогда угостишь? – спросил Василий. – В гости ходят, чтобы съесть что-нибудь вкусненькое, иначе не интересно.
   Филимон сходил на кухню, принёс огурец и второй пакет с молоком.
   – Хочешь витамины? – он протянул ему свежий огурец.
   – Давай лучше молоко, – возразил Василий. – Хоть я из детского возраста и вышел, но если задаром, то могу пить сколько угодно.
   Он ногтём проткнул дырку в пакете и опрокинул его в рот, с наслаждением втягивая белую струйку. Однако вскоре мимика удовольствия на его морде сменилась на противоположную, он недовольно поморщился:
   – Что-то вкус у него странный, – заметил он. – Или оно всё-таки уже прокисло?
   – Возможно, – ответил Филимон, с аппетитом наворачивая огурец.
   Василий посмотрел на него и повёл недовольно усами:
   – На тебя противно смотреть – кот, пожирающий огурцы! Что может быть омерзительней! Вот дожили. Тебя совсем испортили… – он хотел сказать ещё что-то, но только промычал и испуганно замотал головой.
   – Ты чего? – не понял Филимон, с хрустом откусывая огурец.
   Недовольство друга не испортило его аппетита.
   Василий отчаянно замахал лапами и нервно забил кончиком хвоста о кресло, изо рта его продолжали нестись непонятные звуки, глаза выпучились.
   – Что случилось? – не понимал Филимон.
   Василий сунул ему под нос пакет из-под молока. Он понюхал и определил:
   – Клей козеиновый. А было молоко. Наверно, Кеша постарался.
   Под диваном раздался дружный хохот тараканов.
   – Ничего, сейчас мы тебе рот раскроем, – утешил хозяин.
   Филимон помчался в ванную, подключил к крану шланг и, приказав закрыть гостю глаза, ударил мощной струёй по его зубам. Голова Василия прыгала под напором воды, как мячик, а зубы под струёй издавали тонкий выбрирующий звук, так и казалось, что поблизости пилят дрова. Но он выдержал процедуру стойко, и рот у него вскоре расклеился.


   Как раз в этот момент на пороге появилась белоснежная кошечка Пушка и, увидев на полу огромную лужу, всплеснула лапками.
   – Ой! У вас наводнение.
   – Нет, это мы для Кеши море сделали. Он мечтает стать капитаном дальнего плавания, – тут же придумал Филимон. – Пусть учится плавать.
   – А я вам принесла билеты на концерт. Пойдёте?
   – Конечно.
   – Только прошу надеть парадные костюмы, – предупредила Пушка. – Там будет культурная публика.
* * *
   Звериного народу на лесной опушке собралось превеликое множество. Все пни и ветки кустов были заняты. Наша троица не пробиралась, а продиралась на свои места сквозь ряды зрителей, перешагивая через чьи-то ноги и головы.
   Место Василия занял толстый жёлтый хомяк, но дворовый кот не стал с ним церемониться, а подняв его за шиворот, посадил медведю между ушами (кстати, тот этого даже не заметил) и заботливо сообщил:
   – Здесь тебе и теплее будет, и видно всё лучше, – а повернувшись к Пушке, высокомерно бросил: – Ходит тут мелочь всякая.
   Хомяк услышал и обиделся.
   – Я не мелочь, а постарше тебя буду. Мне два года и два месяца, а тебе полтора года.
   Все в ближайшем окружении рассмеялись на такое замечание.
   – Смотрите – это наш долгожитель! – похвалилась Пушка, указывая на чёрного кота, сидевшего впереди. – Ему уже целых семь лет. Он у нас во дворе живёт. Гроза крыс и собак.
   На сцене появился конферансье – дрозд и объявил:
   – Сейчас, дорогие друзья, вы услышите третий каприс Моцарта.
   Хорошенькая Пушка воздела глаза к небу и томно произнесла:
   – Фу, у меня этих капризов – тысяча. Я каждый день закатываю такие капризы, что моя хозяйка из дома сбегает.
   В следующий раз конферансье объявил:
   – А сейчас вы услышите камерный концерт.
   Филимон наклонился к соседке и доверительно зашептал ей на ухо:
   – Недавно я тоже задал камерный концерт на славу. Меня Кеша и Макеша заперли в камере. Я так камерно орал, все пауки разбежались.
   Из его левого кармана праздничного пиджака неожиданно появились сначала усы, а потом и голова Кеши. Он подпёр голову передними лапками и стал внимательно слушать музыку. Таракана никто не заметил, все смотрели на сцену, и поэтому он чувствовал себя спокойно в чужом кармане.
   Желая привлечь внимание хорошенькой Пушки к себе, Василий тоже решил прихвастнуть и, важно напыжившись, сообщил:
   – А я сегодня отведал козеинового клея.
   – Он что – из коз делается? – спросила Пушка.
   – Да, – подтвердил Василий, хотя совершенно не был в этом уверен.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация