А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мастера вызывали?" (страница 11)

   Глава 13

   В этот вечер Сергей вернулся домой в приподнятом настроении.
   Отец стоял в коридоре с Дарьей Даниловной и рассказывал об Англии, которую изучил по красочным картинкам.
   – Вот как сейчас помню – иду я по Лондону, рядом река их протекает, Темзой называется. Вода мутная, рыбы никакой. Народ пасмурный. А чего ж им веселиться, коли живут бедолаги на острове, прошвырнуться некуда, не разгуляешься, не то что у нас. Того и гляди, как бы не затопило. И с погодой им не повезло, солнце, почитай, не видят, всё туманы да дожди…
   – Добрый вечер, – поприветствовал Сергеи обоих. – Беседуете?
   – Да. Дарья Даниловна ничего про англичан не знает, а я рассказываю, – пояснил Николай Афанасьевич с достоинством в голосе.
   – Вот вам денежки за квартиру, – протянул квартирант хозяйке три красненькие.
   – Мне не к спеху, – замялась она при Николае Афанасьевиче, но деньги взяла и сразу же сунула в карман, как бы не желая заострять на такой мелочи внимание.
   – Отец, пойдём, поговорим, – пригласил Сергей.
   Уединившись в комнате, сын плотно прикрыл дверь и в первую очередь поинтересовался:
   – Ты на массаж ходишь?
   – Да.
   – И как рука?
   Николай Афанасьевич торжествующе пошевелил пальцами.
   – Ну вот, а ты собирался поставить на ней крест, – обрадовался сын. – Она у тебя ещё заработает. Домашние упражнения сколько раз делаешь?
   – Один.
   – Мало. У тебя полдня свободны, разрабатывай руку. Курить бросай. Это тоже поможет.
   – Не так уж у меня и много свободного времени. Я лифтером устроился. Сутки дежурить, двое – дома. Всё же на людях веселей.
   Отец покосился на Сергея горделиво, мол, и он человек занятый и выполняет немаловажное дело.
   Лицо сына просветлело, глаза потеплели, но расхваливать отца он не стал, а только сдержанно сказал:
   – Правильно, нас так просто на свалку не спишут, – и присев на край кровати, погрузился в раздумья.
   Николай Афанасьевич постучал по полу пальцем, и из-под раскладушки тотчас же выползла черепаха. Он пододвинул ей блюдечко с водой и, когда она напилась, поднял ее к себе на колени и стал гладить, хотя вряд ли черепаха ощущала ласку сквозь костяной панцирь. Скорей всего выражение заботы и нежности было необходимо самому попечителю.
   – Умная черепашка. Нет, суп из тебя мы варить не будем, – рассуждал он сам с собой. – Таких, как ты – днём с огнём не сыщешь.
   – Послушай, отец, мне нужна твоя помощь, – обратился сын к нему. – Дело тонкое, требует секретности.
   Николай Афанасьевич оживился, глаза загорелись жаждой действия, он был готов на многое; конечно, его рано списали в категорию нетрудоспособных людей. Главное – доверять ему, а он согласен на всё, и Сергей в него поверил, предложив ему сыграть маленькую роль в довольно сложном деле.
* * *
   На следующий день неузнаваемо прифранченный родитель появился в универмаге «Ромашка». Он щеголял в потёртых джинсах, несколько раз подвёрнутых снизу, по типу манжетов. Сверху его облачала слегка широковатая в плечах, но яркая рубаха, волосы были аккуратно зачёсаны назад и набриолинены. Сизый нос прикрывали зеркальные очки, в которых отражалось всё, что угодно, кроме собственной души. Выглядел он довольно броско и не столько потому, что был так одет, а потому, что что-то не вязалось между его собственной внешностью и тем одеянием, в котором он щеголял. Однако окружающая публика не принадлежала к числу тонких психологов, чтобы анализировать это несоответствие, а относилась к числу любопытных, способных только выделять необычное в толпе и восклицать: – Ах, какой оригинал! Есть в нем нечто… – и на этом восклицании ограничиваться. Поэтому никто не заподозрил в Николае Афанасьевиче агента какой-нибудь иностранной разведки или бизнесмена с Гавайских островов. Да, именно таким оригиналом, претендующим на экстравагантные вещи, и появился он в отделе «мужские сорочки».
   Сначала он с достоинством прошёлся мимо стеклянной витрины, где были выставлены имеющиеся в продаже образцы, и остался ими недоволен, затем долго и упорно осматривал товар, разложенный на полках по размерам, и тоже не выразил восхищения. После этого небрежной походкой он приблизился к прилавку с надписью «выдача покупок» и дерзко бросил в лицо молодому человеку в синем халате: – I want some bread, – сообщив, что хочет хлеба.
   Молодым продавцом оказался Виктор, который хотя и обожал иностранные этикетки, не понимал ни на одном из имеющихся на земном шаре языков, кроме русского, и поэтому все языки сливались для него в один – иностранный.
   – Извините, не понял, – любезно осклабился он, сразу почувствовав в покупателе солидный навар.
   – I like little birds, – непринужденно, со скверным акцентом Николай Афанасьевич признался, что любит маленьких птичек, окончательно закрепив за собой впечатление «нужного» покупателя, и после этого уже по-русски, но полушёпотом спросил: – Где здесь была продавщица, видная такая девица? Она мне обещала кое-что.
   Лицо Виктора расплылось в приятной улыбке, и он тоже на полутонах ответил:
   – Девушка в отпуске, но я вам могу помочь.
   Зеркальные очки смерили Виктора оценивающим взглядом, после чего незнакомец вымолвил сквозь едва размыкаемые губы:
   – Наше не берём.
   – Прошу вас пройти в примерочную, не пожалеете, – тихо проронил продавец.
   Николай Афанасьевич важно прошествовал в указанное место, куда вскоре Виктор принёс несколько сорочек в целлофановых пакетах и, указывая на этикетки, стал предлагать:
   – Пожалуйста – на любой вкус. Остались в единичных экземплярах, вторых таких не найдёте. Эта вот итальянская. Видите – какая тонкая ткань, на теле не чувствуешь. А эта – Будапешт. Очень насыщенный цвет, на солнце не выгорает. Есть чешская, обратите внимание – какая этикетка. Я бы из-за одной этикетки купил.
   – Да, ничего рубашечка, для дома сойдет, – небрежно бросил Николай Афанасьевич и поинтересовался: – Сколько червонцев?
   – Пять, – скромно улыбнулся Виктор.
   Николай Афанасьевич чуть не воскликнул: «Ого!» – но вовремя вспомнил наказ – ничему не удивляться и невозмутимо проговорил:
   – Но для дома у меня есть. А вот к празднику бы что-нибудь поинтереснее. Не подскажешь, когда следует наведаться?
   – Пока не могу знать… Зайдите через недельку.
* * *
   Вернувшись к сыну, Николай Афанасьевич поспешил снять джинсы.
   – Ох, и узкие. Как ты носишь? Ноги ж не сгибаются.
   – Ларису видел? – нетерпеливо спросил Сергей.
   – Сказали – в отпуске.
   – Кто сказал?
   – Да такой, белобрысый, с узким лицом.
   – Значит Виктор, – определил сын. – Куда же пропала Лариса? Она в отпуск не собиралась… Придётся наведаться к ней домой, – вслух рассуждал он.
   – Мне опять идти? – с готовностью обратился родитель к нему, вдохновлённый своими успехами.
   – Нет, тебе показываться больше нельзя, и тебя, и меня узнают, могут заподозрить, – он задумался.
   – А может мне налысо постричься и пойти? – предложил отец. – Меня однажды на пятнадцать суток посадили, побрили, я улицу подметал – ни одна душа не узнала.
   – Не будем пока рисковать, спугнём их. Придётся Дарью Даниловну в оборот брать. Позови ее.
   Хозяйка вплыла в комнату с улыбкой.
   – Я как раз хотела пригласить вас на чай. Не составите ли мне компанию?
   – Конечно, составим, – за обоих с готовностью ответил Николай Афанасьевич. – Посидим по-свойски.
   Через несколько минут все трое сидели за столом на кухне перед сверкающим новеньким самоваром и Дарья Даниловна, сияя радостью не меньше, чем медью самовар, хвалилась:
   – Обнову купила. Так быстро кипятит, и чай получается по-особому вкусный.
   – Знатная вещь, – оглядывая покупку со всех сторон, одобрил Николай Афанасьевич. – Блестит, как золотой.
   – Да, украшение стола, красавец, – подхватил и Сергей. – Работа тонкая, сделано со вкусом. А какой чаёк – это мы попробуем.
   Рядом с самоваром на плоской тарелке лежал круглый румяный пирог. От него аппетитно пахло ванилью.
   – Угощайтесь, пирог с яблоками, – накладывая каждому по хорошему куску, предлагала хозяйка.
   – Ох, и вкусный, – восхитился квартирант, откусывая.
   – Я и не помню, когда уж ел домашние пироги, – вздохнул Николай Афанасьевич. – Всё больше привык к консервам да солёным огурцам. А про пироги совсем и забыл. Знатный пирог, знатный. Мне бы добавочки.
   – Пожалуйста.
   – Дарья Даниловна, у меня к вам дело, – обратился Сергей к хозяйке. – Не знаю, согласитесь ли?
   – А чего не согласиться. Чем смогу, помогу, – обнадёжила она.
   – Не сходите ли вы по одному адресу проверить – дома ли одна девушка? А если её нет, то хорошо бы узнать – кто у неё в квартире. Пойти можно под предлогом переписки жильцов дома для домоуправления. За газ, воду платят, кажется, с человека?
   – Да, – кивнула хозяйка.
   – Вот, вроде бы счета в бухгалтерии домоуправления решили проверить, а в связи с этим – и перепись жильцов дома. Вы бы смогли сходить?
   – Я пенсионерка, чего ж не прогуляться, прогуляюсь.
   И следующим же вечером Дарья Даниловна отправилась по указанному адресу.
   На звонок выглянул молодой человек с узким лицом и не очень вежливо осведомился:
   – Тебе чего, тётка?
   – Переписываем жильцов дома для домоуправления, – произнесла заученную фразу Дарья Даниловна и собралась было шагнуть через порог, но молодой человек преградил ей дорогу.
   – Куда лезешь без приглашения. Записывай здесь. Живут двое – Холмогорская и её сын.
   – А вы кто?
   – Гость.
   – Но я бы хотела видеть саму хозяйку, мне надо записать год рождения жильцов, – для большей убедительности она потрясла тетрадкой, куда было заранее внесено несколько выдуманных фамилий.
   – Обойдешься. Хозяйка в магазине, – и он захлопнул дверь.
   Вторично звонить было бесполезно, она спустилась вниз и подождала – не пройдёт ли в подъезд девушка с кудряшками, но так и не дождалась.
   По описанию молодого человека Сергей определил, что в квартире Ларисы находился Виктор.
   – Спасибо, вы меня очень выручили, – поблагодарил он.
   – Если ещё что понадобится – пожалуйста, – предложила свои услуги хозяйка.
   Новая информация привела мастера в тупик. Куда исчезли девушка и Женька? Неужели с ними что-то случилось? Почему Лариса не позвонила: не захотела или не успела? Надо было что-то предпринимать, действовать.
   – Дня три не брейся, – приказал он отцу, – будем готовить тебя к новой операции. – Слово «операция» особенно польстило самолюбию родителя, и от него он расцвёл не хуже, чем одуванчик весной. – Сыграешь роль забулдыги. Надеюсь, в старом одеянии тебя никто не узнает. С завтрашнего дня начнёшь дежурить у универмага. Виктор обещал товар через неделю, возможно, скоро выбросят. Как появится очередь, проверь, что дают и, если импорт, звони по этому телефону. Я их уже предупредил.
   Пока Николай Афанасьевич, заросший щетиной, со всклоченными нечёсаными волосами и помятой физиономией, в самом затрапезном виде околачивался перед витринами магазина, Сергей пытался напасть на следы пропавших без вести и дежурил у их подъезда в надежде встретить Ларису. Можно было предположить, что её действительно отправили в отпуск и поэтому она не звонит, не зная, когда будет товар. Но девушка не входила и не выходила из дома, в то же время Виктор появлялся регулярно.
   Видя, что ожидания бесполезны, Сергей изменил тактику и в один из вечеров, поднявшись на пятый этаж, надавил на кнопку звонка. Дверь отворилась, но как только Виктор увидел знакомое лицо, полотно с силой захлопнулось, однако Сергей успел подставить ногу и в щель пригрозил:
   – Сломаешь конечности, скручу в бараний рог.
   С обратной стороны упорно жали всем корпусом, но силы оказались неравными: тщедушный, хлипкий шктор с неразработанной мускулатурой явно уступал сопернику, и при более решительном натиске Сергею удалось прорваться в квартиру. Он с налету вцепился обеими руками в грудь противника и так прижал его к стене, что тот завопил:
   – Потише. Рёбра сломаешь.
   – Где Лариса и Женька? Отвечай, иначе я из тебя отбивную сделаю.
   – В отпуске отдыхают.
   – Где в отпуске?
   – Не знаю. Меня попросили за квартирой присмотреть.
   – Знаешь. Говори адрес. – Сергей поддал ему коленом.
   Он завопил истерически, но не столько от боли, сколько для острастки:
   – За телесные побои ответишь в милиции, буду жаловаться.
   Мастер поддал ему вторично и придавил так, что он захрипел.
   – Говори адрес, иначе станешь калекой первой группы. И хлипкое существо не выдержало, сдалось.
   – Деревня Степаново, улица Грибная, шесть.
   Сергей вытащил из-за пазухи верёвку и связал соперника.
   – Пока проверю, полежишь здесь, отдохнёшь. А если обманул, придётся проучить. – Он уложил противника на диван и потребовал: – Где ключи от квартиры?
   – Не знаю.
   Перед носом поверженного вырос внушительный кулак, обозрев который он пришёл к выводу, что его лучше видеть, чем ощущать, и признался:
   – В кармане моего пиджака, что на вешалке.
   Через полчаса в указанном направлении по проселочной дороге мчалось серое такси, оставляя за собой клубы белесой пыли.
   Стемнело. На тёмно-синем небосводе высыпали бледные звёздочки, но по сравнению с ними мощные лучи фар выглядели яркими огненными кометами, проносящимися над чистым полем.
   Спустя ещё полчаса кометы погасли во дворе дома шесть на Грибной улице. Шоофёр громко просигналил гудком.
   Из деревянного дома не замедлила показаться бабка.
   – Это кто же там расшумелся? – осведомилась она.
   – Мне Ларису, – потребовал Сергей.
   Бабка не стала уточнять – что и зачем, а прокричала в приоткрытую дверь:
   – Лариса, к тебе.
   Первым на крыльцо выскочил Женька. Узнав в приезжем старого знакомого, он с радостным воплем: «Дядя Серёжа!» – бросился к нему и обхватил ручонками за ноги.
   Вслед за ним в проёме замаячила знакомая фигура девушки. В нерешительности она остановилась в нескольких шагах от них и только спросила:
   – Как это ты нас нашёл?
   – Кто ищет, тот всегда найдет, – усмехнулся мастер. – А вы каким образом здесь оказались?
   Девушка подошла к нему вплотную и тихо, чтобы слышал только он, пояснила:
   – В магазин должны привезти крупную партию товара из Иваново, пойдёт под французскими и австрийскими ярлыками. А я обмолвилась, что мне их махинации надоели. Вот они и решили меня временно устранить, побоялись, что испорчу большой куш. Я бы сама не поехала сюда, так Виктор украл Женьку, он же у меня доверчивый, а мне уж пришлось выехать вслед за ним; боялась, что они его обидят. Извини, что не успела предупредить.
   – Значит, ждут партию товара? – переспросил Сергей.
   – Да.
   – Тогда тебе безопаснее оставаться пока здесь. Я возвращаюсь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация