А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чалын – дочь снежных вершин. Книга 1. Южные ветры" (страница 8)

   – Ха-ха-ха! – обрадовался самонадеянный карлик.
   Упоённый своей недюжинной силой Велий-Кан снова кинулся в бой. На этот раз он попытался ударить наотмашь. Но богатырь перехватил руку неприятеля и тяжеленным кулаком нанёс ему ответный удар в живот. Карлик согнулся, и тут же последовал новый молниеносный удар в скулу. У Велий-Кана потемнело в глазах. Раскинув руки, он рухнул навзничь. Человек-гора вынул свой меч и приставил острие клинка к шее поверженного врага.
   – Ну, что теперь ты скажешь? – спросил он.
   Слова, произнесённые Кыркижи, донеслись до распластавшегося на земле Велий-Кана приглушённым эхом. Беспрестанно моргая, тот с недоумением всматривался в размытый образ незнакомца и пытался рассмотреть длинный угрожающий предмет, что поблёскивал в его руке. Рассудок очень быстро вернулся к Велий-Кану и он, осознав, что проиграл бой, сразу же превратился в карлика и дрожащим голосом жалобно взмолился:
   – Не надо, прошу, не надо.
   Выглядел Велий-Кан неважно: под глазом у него вырисовывался синяк, на лбу багровела шишка, по исцарапанным щекам текли слёзы. Карлик весь трясся от страха. Теперь он напоминал маленькое беззащитное животное, ожидающее к себе сострадания. Но клинок тяжеленного меча Кыркижи словно отсчитывал последние мгновения жизни этого существа. Ещё немного и…
   – Кыркижи, постой! – окликнула его Чалын.
   – И почему это я раньше о тебе не ведал, давно бы, как букашку, раздавил, – отводя меч в сторону, сказал человек-гора.
   – Я-я. Я не местный. Здесь перезимовать остался. Но я уйду! Уйду обязательно. Обещаю, – трепещущим от испуга голосом пропищал Велий-Кан.
   – А кто бы сомневался. Уйдёшь, если в живых останешься, – наклонившись, грозно ответил Кыркижи.
   Карлик с трудом судорожно сглотнул и жалобно посмотрел на приближающуюся спасительницу.
   – Зачем тебе ат мой понадобился? – подойдя к нему, спросила Чалын.
   – Когда в пятый раз снег здесь тает, я с куста моего пыльцу цветочную собираю, – взглянув на маральник, ответил Велий-Кан, – а после в путь отправляюсь. С ат, я полагал, мне легче будет, ведь буура мой куда-то подевался.
   Перепуганный карлик говорил чистую правду. Маральник-гигант расцветал каждую весну, однако, пыльца его становилась особенной лишь один раз в пять лет. Одновременно с этим листья кустарника и лепестки его цветов тоже приобретали необыкновенную силу, вот только они были ядовиты и не так чудодейственны. Их можно было использовать для превращения, но лишь изредка и только в малых долях.
   – Значит, дерево твоё. А говорил, что не местный?! – усомнился в словах Велий-Кана Кыркижи, угрожающе занося меч над его головой.
   – Нет, нет, – замахал руками карлик, – это правда, куст здесь мой растёт, а сам я издалека.
   – Зачем тебе пыльца? – снова спросила девочка.
   – Она помогает мне быть большим и сильным, когда я этого захочу.
   – Чтобы обижать слабых? – нахмурив брови, спросил человек-гора.
   Велий-Кан поглядел на могучую возвышающуюся руку Кыркижи – ту, что напряжённо сжимала рукоять меча и медленно поднималась всё выше. Затем он перевёл взгляд на очнувшегося рысёнка. Выпустив когти, тот приближался к карлику с явным желанием отомстить.
   – Нет, вовсе нет. Отпустите меня, я обещаю больше здесь никогда не появляться.
   – Что с моим другом? – потребовала разъяснения Чалын, указав взглядом на Ак-Боро.
   – Ничего страшного, он спит, и только.
   – Немедленно его разбуди.
   – Да, да, конечно, – поднявшись на ноги, ответил карлик.
   Он отбежал в сторону, сорвал несколько белых цветов, растёр их в руках и сунул под нос Ак-Боро. Ноздри коня расширились, он глубоко вдохнул, после – чихнул, да так громко, что, казалось, от этого звука содрогнулись даже горы. Ак-Боро вскочил на ноги и беглым непонимающим взглядом осмотрел всех присутствующих.
   «Чалын, Рыс, Кыркижи, – сосредоточившись, перечислял он мысленно, – Кыркижи?! Откуда он здесь? Чыдамкай-Кара – его чёрный молчаливый конь и побитый карлик. Вот так компания собралась…»
   – Ак-Боро, тебе лучше? Как ты себя чувствуешь? – побеспокоилась о его здоровье Чалын.
   – Всё хорошо. А что случилось? – недоумевая, спросил он.
   Велий-Кан снова протянул к нему руку с размятыми в ней цветами, и Ак-Боро без раздумий их понюхал.
   – Фу! Как дурно пахнет. Зачем ты эту гадость мне суёшь? – возмутился он.
   – Для вашего здоровья, – доброжелательно ответил карлик.
   – Что произошло? – снова спросил Ак-Боро.
   Опасаясь расправы, Велий-Кан счёл нужным отмолчаться, за него ответил Рыс-Мурлыс:
   – Да он тебя хотел в рабство забрать, а с нами вообще покончить. А сейчас, гляди, какой вежливый!
   Карлик виновато склонил голову.
   – А может, его…
   Недоговорив, человек-гора повёл мечом в сторону Велий-Кана.
   – Нет, пусть живёт, – пожалела карлика Чалын, – а вот дерево надо срубить.
   Кыркижи поспешил исполнить полученное распоряжение. Изрядно потрудившись, он свалил маральник мечом, после чего поведал Чалын всю историю своего внезапного появления.
   По словам богатыря, всё произошло именно так, как предполагала девочка: поднятый хранительницей переполох, тревога брата и, конечно же, поиски беглянки, закончившиеся у Адааны. Шаманка раскрыла Амаду всю правду о недавнем пребывании в её аиле Чалын, и сообщила о том, что сейчас никто не знает, куда держит свой путь девочка, даже она. Амаду смирился, и ему ничего не оставалось, кроме как отправить Кыркижи в помощь своей сестре. Найти путников богатырю помог беркут Адааны. Своим зорким взглядом он высмотрел их и полётом указал верную дорогу.
   Выслушав Кыркижи, путешественники все вместе тронулись дальше. У поваленного куста остался лишь понурый карлик. Совсем скоро в его печальных глазах удаляющиеся путники превратились в пару маленьких точек. А он всё сидел и размышлял над собственной судьбой.

   Глава 11. Волчья стая

   День ото дня путешествие всё больше утомляло. Горы становились всё выше, а их склоны – всё круче. Время от времени передвигались пешком – обычно в тех местах, где в рыхлом снегу увязали кони. Вдобавок ко всему капризничала погода. Утром с радушием светило яркое солнце, а к полудню через горные хребты лениво перевалились тяжёлые грозовые тучи и будто бы нарочно изливали все свои ледяные воды на беззащитных путников. Дождь сменяла снежная крупа, ну а после вновь улыбалось солнце. Вот только оно совсем не согревало – холодный ветер пронизывал до самых костей.
   Промозглость изрядно надоела, да и арчимак уже совсем истощал. Ещё прошлым вечером все скудно поужинали, ну а сегодня ни у кого и крошки во рту не было. Собирая в дорогу провизию, Рыс-Мурлыс не рассчитывал на Кыркижи с его здоровым богатырским аппетитом – тот уплетал сразу за троих. Да и у человека-горы с собой съестного ничего не осталось. То, что Адаана второпях собрала ему на первое время, он съел ещё в первый же день, когда искал Чалын. У Ак-Боро и Чыдамкай-Кара дела обстояли не лучше. Уже который день их окружали лишь покрытые мхом сырые камни да мокрый снег, и ничего похожего на какую-нибудь съедобную растительность. Вчера им обоим пришлось довольствоваться чёрствым теертпеком. Каждому по лепёшке – для двух коней лишь на жевок, и не более. Однако они и этому были рады.
   Чтобы хоть как-то отвлечься от навязчивых мыслей о еде, Рыс-Мурлыс с Ак-Боро всё время о чём-то разговаривали. Они беседовали обо всём, что приходило на ум. Весело шутили и оживлённо спорили. Иногда, когда Кыркижи погружался в раздумья, а то и вовсе дремал на ходу, к их разговору присоединялась и Чалын. В такие моменты Рыса-Мурлыса и Ак-Боро неизменно занимал один-единственный вопрос: «Упадёт человек-гора с коня или же нет?» И каждый раз по этому случаю они вновь затевали спор.
   Чыдамкай-Кара всё это слышал, а в ответ только хмурился и мотал головой. Хвостатых спутников он вообще не воспринимал всерьёз, пропуская их болтовню мимо ушей. Поначалу Ак-Боро пытался втянуть в разговор молчаливого Чыдамкай-Кара, но тот лишь задирал кверху голову. И у Ак-Боро сложилось о нём своё однозначное мнение: «Да, ат богатырский, сильный и выносливый, но такой глупый, что даже разговор поддержать не может. И надменности у него – хоть отбавляй». Примерно то же самое о новом знакомом думал и рысёнок.
   Так они и шли. Перо указывало дорогу, а кони неуклонно следовали за ним. Аилов по пути не предвиделось, оставалось надеяться лишь на удачу.
   – Я бы сейчас пару упитанных зайцев за раз умял, – высказал свои мысли рысёнок.
   – Рыс, не упоминай про еду, – попросил его Ак-Боро.
   – А Кыркижи, – шепнул на ухо бело-серому другу рысёнок, – наверное, целого сарлыка?! Как думаешь?
   – Рыс-Мурлыс, если не замолчишь, пешком пойдёшь, – ответил белогривый жеребец.
   Они медленно поднимались по длинному пологому склону высокой горы и почти достигли её вершины, как вдруг на одном из каменных выступов показалась заплутавшая серая косуля. Она свысока смотрела на проходящих мимо путников, а когда поняла, что те её тоже заметили, пустилась в бегство. Ак-Боро и Чыдамкай-Кара устремились вдогонку, а их всадники, достав луки и вынув из колчанов стрелы, изготовились к стрельбе. Приготовился к прыжку и Рыс-Мурлыс, терпеливо выжидая подходящего для броска момента, он не спускал глаз с возможной добычи.
   С невероятной быстротой косуля мчалась вдоль гребня горы, ловко перепрыгивая большие камни и неожиданно меняя направление. Но и охотники были не менее проворны. Усталость вдруг куда-то подевалась, острое чувство голода притупилось, разгорелся азарт. Цель была слишком далека для Чалын, и она не торопилась стрелять. А вот Кыркижи уже разжал пальцы, удерживающие натянутую тетиву. Лук разогнулся, и костяное жало на оперённом стержне со свистом устремилось вперёд.
   Словно почуяв опасность, дикая коза отскочила в сторону, и стрела, пролетев мимо, угодила в камень. Её древко с хрустом переломилось, а наконечник отлетел в сторону. Преследование продолжалась. Кони мчались, стараясь не отставать от расторопного животного, однако расстояние между ними всё больше увеличивалось.
   И тут удача улыбнулась приотставшим охотникам. Перед спускающейся в ложбину косулей расстелился полумесяцем снег. Он лежал ровным полукругом, и загнанному зверю ничего не оставалось делать, как пуститься напрямик. Дикая коза с трудом передвигалась, её копыта вязли и утопали в снегу.
   Ак-Боро оказался проворней Чыдамкай-Кара и вырвался вперёд. Приблизившись первым к снегу, он, предугадав намерения всадницы, перешёл на галоп. Затаив дыхание, Чалын пустила стрелу. Рассекая воздух, та издала короткий свист и вонзилась в переднюю ногу зверя. Косуля содрогнулась, заблеяла, как овца, и рванулась вперёд. Следом выстрелил Кыркижи, но вот досада, он снова промахнулся, стрела беззвучно зарылась в снегу. Человек-гора бранил себя за опрометчивость, а подранок уходил.
   Увидев это, рысёнок соскочил с Ак-Боро и длинными прыжками устремился вдогонку. Едва касаясь лапами мокрого снега, он мчался быстрее ветра. Увлечённый охотой Рыс-Мурлыс позабыл обо всём, перед глазами была одна лишь косуля, и ничего больше.
   Одолев снежную преграду, испуганный зверь пустился наутёк пуще прежнего, словно и не был ранен вовсе. Рысёнок приотстал, но ненадолго. Едва снег остался позади, как всё изменилось. Ещё немного, один прыжок длиннее другого, – и преследователь повалил косулю на землю. Добыча оказалась в крепких лапах маленького хищника.
   Переправившись через снег к Рысу-Мурлысу, Чалын, Кыркижи и Ак-Боро принялись изливать на кормильца заслуженные похвалы. Даже молчун Чыдамкай-Кара, и тот, скупо, но всё же промолвил: «Молодец!». Возгордившийся рысёнок испытывал упоение от славной охоты. Задрав нос, он принимал все тёплые слова в свой адрес. А когда восторги поутихли, предложил:
   – Мясо добыто. Клыки да зубы у всех имеются, пора бы и полакомиться.
   В воздухе зависла тишина. Непонимающие взгляды голодных друзей окинули Рыса-Мурлыса.
   – Отчего вы все насупились? Надо быстрее порадовать животы, давайте же.
   – Нет, нет, постой! Рыс, ты что, решил нас мясом сырым накормить? – возмутилась Чалын.
   – Не знаю, как Чыдамкай-Кара, а я, вообще-то, мясо ни в каком виде не употребляю! Предпочитаю только растительную пищу, – высказался Ак-Боро.
   – А что? Косулю не пожарить и не сварить – вокруг лишь камни со снегом. Да и мясом питаться никому начать не поздно. От свежатины вряд ли кому подурнеет, тем паче сейчас, – окинув взглядом сначала людей, а потом и коней, вполне серьёзно ответил рысёнок. – Не помирать же.
   – Мурлыс, никто кроме тебя сейчас есть не будет. Если невтерпёж, то давай – набивай поскорее живот, препятствовать тебе мы не станем, – принялась поучать рысёнка Чалын. – Но только как ты потом своим голодным друзьям в глаза смотреть будешь?
   – Чалын права. Нужен корм для коней, а ещё и огонь, чтобы нам пищу приготовить, – поддержал девочку Кыркижи.
   Рыс-Мурлыс приумолк, и Чалын продолжила:
   – Косули в пустынных горах не обитают, им тоже нужно чем-то питаться, а мох для них – не самое подходящее лакомство. А значит, где-то поблизости можно пропитание для Ак-Боро и Чыдамкай-Кара найти, а если повезёт, то до ночи мы и вовсе к лесу выйдем.
   – Верно! – подтвердил человек-гора.
   – Голова-а! – скупо промолвил богатырский конь.
   Осознав, что не прав, рысёнок убрал с косули лапу и посмотрел на Кыркижи. А тот развёл в ответ руками.
   Не тратя времени на лишнюю болтовню, путники погрузили добычу на Чыдамкай-Кара и двинулись дальше. Очень скоро они добрались до вершины горного хребта. Позади них остались серые гряды и увалы, а впереди зеленели поросшие густым лесом отроги.
   Спуск предстоял нелёгкий. С этой стороны горы склон был гораздо круче и к тому же покрыт глубоким снегом. Чтобы ненароком не покатиться кубарем вниз, пришлось осторожничать. Вытянувшись цепочкой, друзья шагали друг за другом по узкой тропе. Впереди всех шла Чалын, она вела в поводу Ак-Боро. За ними, тяжело ступая, следовал Кыркижи, направляя за собой Чыдамкай-Кара. Рыс-Мурлыс же умудрялся сновать под ногами, оказываясь то впереди, то позади всей компании. Поначалу спуск оказался даже тяжелее, чем подъём. Но с каждым шагом снега было всё меньше, а растительности – всё больше, да и склон становился более пологим. Ветер наконец-то стих, и солнце снова приласкало усталых путешественников своим нежным теплом.
   От подножия горы и до лесистого отрога расстилалась долина. Снега на ней уже совсем не осталось, повсюду зеленела трава и журчали ручьи. Талая вода стекала с гор и вливалась в бурную, шумящую на перекатах реку, петляющую вдоль извилистой горной цепи. Двигаясь вдоль берега, путники и вышли к опушке леса. На краю поляны они увидели сухой валежник. По всей видимости, молодое дерево было свалено бобрами. Об этом говорил обгрызенный, остро заточенный ствол поваленной пихты и тропа, ведущая к запруженному водоёму, окружённому высокой пожухлой травой.

   Несмотря на сильную усталость, каждый из путников принялся за работу, отлынивать никто даже и не думал. Ак-Боро и Рыс-Мурлыс по привычке отправились за хворостом. Чалын и Кыркижи взялись собирать шалаш. А Чыдамкай-Кара остался им в помощь: перевозить жерди, колья и лапы пихты.
   Человек-гора нарубил рогатин и вколотил их в землю. В развилины вложил жердь и наложил на неё длинные прямые палки. Чалын покрыла их пушистыми хвойными ветками, ими же устлала пол. Шалаш они закончили как раз к тому времени, как сушняк был доставлен на место. После каждый занялся новым делом: девочка разводила костёр, Кыркижи под пристальным наблюдением Рыса-Мурлыса разделывал добычу, а Ак-Боро с Чыдамкай-Кара, пока совсем не стемнело, отправились щипать траву. Очень скоро в сумерках замерцал огонь, а на длинных прутьях, воткнутых в землю у костра, зарумянилось мясо.
   Каждый выбрал себе кусок мяса сам, по своему разыгравшемуся аппетиту. У Кыркижи он был большой и тяжёлый, такой, что его пришлось нанизывать аж на два прута. У Чалын – раза в три меньше, а у Рыса-Мурлыса почти такой же увесистый, как у человека-горы.
   Рысёнок старательно вертел ветвь с мясом и постоянно пробовал его на готовность, хотя прекрасно знал, что под румяной корочкой оно ещё совсем сырое. Перевернув его в очередной раз, он решил подкинуть ещё немного хвороста в костёр для большего жара. Куча сухих веток лежала возле шалаша, и Рыс-Мурлыс направился к ней.
   Кыркижи в это время встал с валежника, вынул из ножен бронзовый кинжал и острым лезвием надрезал свой зажаренный кусок мяса с разных сторон, чтобы лучше приготовилось. А потом решил сделать доброе дело и для своего маленького хвостатого друга. Он нагнулся над его аппетитным куском как раз в тот момент, когда рысёнок с охапкой сушняка уже возвращался обратно.
   Свободной рукой Кыркижи взялся за прут, чтобы придержать его, а другой, с кинжалом, потянулся к мясу. Рыс-Мурлыс увидел это и обомлел. Доброжелательные намерения богатыря ему были неведомы. В бликах огня человек-гора выглядел злобным оголодавшим великаном, намеревавшимся в два счета разделаться с его запоздалым ужином.
   – Ты что делаешь? Не тронь! – выронив хворост, возмутился Рыс-Мурлыс.
   Услышав громкий рык рассерженного хищника, человек-гора обернулся и увидел уставившиеся на него горящие глаза. Обескураженный Кыркижи снова уселся на поваленное дерево и непонимающим взглядом посмотрел на Чалын. Девочка рассмеялась.
   Один лишь ловкий прыжок и Рыс-Мурлыс уже стоял у костра, пристально всматриваясь в глаза богатырю.
   – Тебе что, своего мяса мало?! – продолжил выплёскивать своё возмущение рысёнок. – Вон какой себе кусище отхватил, а ещё и на мой заришься!
   – Рыс, успокойся. Кыркижи всего лишь хотел надрезать твой кусок, – принялась разъяснять Чалын. – Внутри-то он совсем ещё сырой. Вот смотри.
   Лезвием кинжала девочка плавно провела по готовящемуся для рысёнка мясу. Из алого разреза засочился розовый сок. Капли упали на угли и зашипели.
   Осознавая собственную ошибку, рысёнок посмотрел на Кыркижи. На что человек-гора лишь добродушно развёл руками, помотав при этом головой.
   – Чалын, ему скажи, что я, ну… Я, в общем, виноват, пусть зла не держит и всё тут, – засуетившись, поспешил извиниться Рыс-Мурлыс.
   Девочка пересказала слова рысёнка богатырю, и его лицо расплылось в улыбке.
   Когда ужин, наконец, был готов, Чалын, Рыс-Мурлыс и Кыркижи принялись за трапезу. Но сначала Чалын и Кыркижи отрезали по небольшому кусочку мяса и кинули его в костёр в знак почитания духа огня, благодарствуя ему за дарованное тепло и приготовленное яство.
   Слегка подгоревшее мясо вышло сухим и жёстким, оно с трудом пережёвывалось и застревало в зубах. Однако привередничать никто и не думал, разок лишь упомянули про забытый второпях котёл. Ведь умело приготовленное в нём мясо получалось таким нежным, что даже таяло во рту. Да и горячий бульон был бы сейчас кстати. Но чего нет, того нет. Вспомнили, и тут же забыли.
   Первым насытился Рыс-Мурлыс. Не осилив всё за раз, он лениво откинулся на спину, и, прищурившись, стал лизать лапу. Чалын ела неторопливо, старательно пережёвывая пищу. Наевшись досыта, она отложила оставшийся кусок в сторону. Лишь только Кыркижи умял всё да ещё и покосился на недоеденное рысёнком кушанье. Рыс-Мурлыс это заметил и, промурлыкав, предложил богатырю съесть свой поджаристый кусок. О чем человек-гора догадался по доброжелательному жесту пятнистого друга – тот слегка двинул оставшееся мясо в его сторону. Не раздумывая, Кыркижи согласился и очень быстро расправился с отданным яством.
   То, что осталось от туши косули, решили изжарить наутро. Ну а в этот поздний час изнурённые дорогой путники отправились спать: Чалын, Кыркижи и Рыс-Мурлыс устроились в шалаше, а Ак-Боро и Чыдамкай-Кара – неподалёку от него.
   Утром путники дожарили всё сырое мясо на углях, плотно позавтракали, а остальное сложили в арчимак. Аркыт наполнили свежей ключевой водой.
   Когда все вещи были собраны, Чалын достала перо и подкинула его в воздух. Покружившись, оно упало на землю и вновь указало путь следования, однако на этот раз подсказка попала под сомнение. Ведь обратный путь сулил безрезультатное возвращение домой.
   – Не может быть! – заволновалась Чалын.
   Рысёнок подобрал перо лапами и снова подбросил его. И опять острие указало направление, отличное от первых двух, что подтвердило обыкновенность дарёного предмета. Осознав, что подарок шаманки вовсе не волшебный, Чалын опечалилась, и это отразилось на её лице.
   – Но Адаана не могла ошибиться… – тихо сказала она.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация