А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чалын – дочь снежных вершин. Книга 1. Южные ветры" (страница 7)

   Шаманка предчувствовала появление девочки этой ночью и поэтому не ложилась спать.
   – Эзень, – войдя в аил, поприветствовала Адаану Чалын.
   – Эзень, эзень, – ответила шаманка. – Я знала, что ты придёшь.
   Чалын прошла к очагу и села напротив Адааны.
   – По зову сердца своего отправилась ты в путь. Байана[51] ты послушала, и он ко мне тебя направил. Байана своего не каждый слышит, не всякий понимает, иной и вовсе ему не доверяет.
   Адаана встала и подошла к серому, сплетённому из прутьев ящику, на котором лежал небольшой, с виду самый обыкновенный округлый камень. Но, несмотря на всю свою простоту, камень служил надёжнее любого замка, поднять его могла лишь Адаана. Для всех других людей он был попросту неподъёмен. Шаманка с лёгкостью убрала его, приподняла крышку и достала из ящика длинное чёрное перо ворона.
   – Возьми, – сказала она, протянув его девочке.
   – Быйан болзын, – поблагодарила Чалын, приняв необыкновенный подарок.
   – Подкинь перо, и пусть его острие укажет тебе дорогу.
   Изумлённая Чалын бережно крутила в руках бесценный подарок шаманки, не сводя с него глаз. Ей казалось, что с таким необыкновенным проводником она теперь без труда разгадает тайну проклятия и вернёт отцу его прежнюю силу.
   – Возьми и мой амулет. Он мне расскажет, когда ты будешь в мире духов, а если будет слишком худо, позови меня и я на помощь приду.
   Адаана сняла с себя пожелтевший от времени амулет и протянула его Чалын. Изготовленный из копыта марала оберег висел на кожаном ремешке. На нём был изображён благородный олень, взмывающий в небо, и три огненных шара вокруг него.
   – В мире духов? – удивилась девочка. – Но как? Как туда я попаду?
   – Да, ты не кам, и камлать не умеешь, но всё же амулет может тебе пригодиться. Порой мы сами не знаем и даже не догадываемся о том, что ждёт нас на жизненном пути. За каждым шагом – новый шаг, за поворотом – новая дорога. Слушай байана, – шёпотом, как-то загадочно произнесла шаманка, – он не обманет.
   Девочка даже подумала, что Адаана знала больше, чем говорила, но почему-то отмалчивалась. Со словами благодарности Чалын надела оберег.
   – И помни, Чалын. Как бы ни было трудно тебе, в каком бы месте ты ни оказалась, никогда не унывай. Верь в себя, в свои силы, и всё получится.
   Ночная темнота рассеивалась. Над вершинами гор уже посветлело небо. Близился рассвет. С каждой минутой в голову Чалын всё чаще закрадывались навязчивые мысли о том, что хранительница очага вот-вот проснётся и, не обнаружив её, наделает много шума. И потому, получив мудрое напутствие, девочка решила поскорее покинуть жилище шаманки. В сопровождении Адааны она вышла из аила и села на коня.
   – Во тьме тебе просвета, в слабости – силы, в незнании – прозрения, – дала в дорогу благословение шаманка.
   – Но! – выкрикнула Чалын, и белогривый жеребец помчал её в неведомую даль.
   Спустя некоторое время тревожные мысли стали отступать. Взгляд наездницы устремился вдаль на бескрайние просторы просыпающихся Уралтайских гор. Сквозь тёмные макушки стройных сосен пробивались первые лучи восходящего солнца. В заснеженных логах стелился туман, на небе угасали звёзды. Она ехала по широкой высокогорной долине и её снова посетила тревога: «Узнав о моем исчезновении, Амаду первым делом направится именно к Адаане». Но Чалын даже и не догадывалась о том, что все её предположения уже обратились в явь.
   Когда в очаге родного жилища Чалын прогорели все ветки и в аил прокралась предрассветная свежесть, Чачак проснулась. Вокруг было темно и холодно. Не обнаружив в аиле девочки, женщина очень сильно испугалась. Ей было невдомёк, что Чалын отправилась в дальний путь по своей воле. Хранительница тут же подложила в очаг хвороста, раздула огонь и бросилась звать на помощь Кыркижи.
   Небольшой аил богатыря стоял неподалёку от аила хана Ойгора. Узнав тревожную новость, человек-гора кинулся известить Амаду об исчезновении Чалын. Он вбежал в шестиугольный аил, в тот самый, где находился сын хана и, даже не отдышавшись, объявил о пропаже Чалын.
   Не проронив ни слова, Амаду выскочил из аила, оседлал своего скакуна и помчался к родному жилищу. У входа с поникшей головой его уже встречала Чачак. Осознавая свою вину, она протянула Амаду тонкую деревянную табличку с неумело вырезанным изображением всадницы и маленького ушастого зверька на могучем коне.
   – Я нашла её у Ойгор-хана, – чуть слышно прошептала женщина.
   Амаду взял табличку и в изображении увидел послание Чалын.
   – И всё-таки она поступила по-своему, – словно смирившись с самоволием сестры, совершенно спокойно произнёс он, глядя в глаза Кыркижи.

   Глава 10. Велий-Кан

   Не зная усталости, Ак-Боро уносил всадников всё дальше и дальше от Яраш-Дьер. Дорога была по-весеннему непредсказуема. Местами на ней лежал потемневший талый снег или тянулись нескончаемые лужи; то тут, то там журчали переливчато ручьи, а кое-где и вовсе было уже сухо.
   День близился к закату, и утомлённые путники решили подыскать подходящее место для ночлега. Совсем скоро они спустились в необыкновенно красивую лощину, устланную дивными первоцветами.
   – Вот это да! Лучшего места нам и не найти! – обрадовался хвостатый всадник, соскакивая с Ак-Боро.
   Долина действительно была чудесной. В других, попадавшихся на их пути лощинах в это время года появлялись лишь первые проталины, а в этом месте не осталось даже и намёка на недавнее господство суровой зимы.
   – М-м-м! Рыс, на этот раз я с тобой полностью согласен, – произнёс довольный Ак-Боро.
   Его обрадовала сочная нежная трава, которую он подбирал на ходу. В лощине её было много – как на склонах, так и в самой долине.
   – Ак-Боро, давай туда, – указав на куст цветущего маральника, распорядилась Чалын.
   Ветвистое растение украшали необыкновенные фиолетовые цветы с малиновым отливом. Однако самое чудесное ждало их впереди. Дело в том, что красочный куст вырастал с каждым новым шагом Ак-Боро. И когда конь приблизился к нему, растение предстало перед уставшими путниками крепким высоченным деревом со множеством переплетающихся меж собой стволов.
   – Вот это да! – восхитилась Чалын, задрав голову. – Такого я ещё никогда не видела.

   Цветы на маральнике были такими большими, что любой их лепесток мог бы с лихвой покрыть ладонь девочки.
   – Я думаю, это самое подходящее место для ночлега, – подметила она.
   Сомнений в выборе Чалын ни у кого не возникло. Густо переплетённые ветви маральника, издали похожие на шляпку гриба-великана, создавали хорошую защиту от внезапного дождя или снега.
   Пока Чалын разбирала арчимак, Рыс-Мурлыс с Ак-Боро добывали сушняк для костра. Благо для них это не составило особого труда и не заняло много времени – сухих веток здесь было в достатке. Когда хворост был принесён и аккуратно уложен пирамидкой под маральником, в руках Чалын заискрило огниво, и вскоре лёгкий дымок от воспламенившейся сухой травы устремился в небо. Языки пламени с жадностью перекинулись на ветки, костёр разгорелся, и путники принялись за запоздалый ужин.
   Среди старательно подобранных рысёнком яств были в основном мясные блюда: кан, дьоргом, каазы[52], отварное и сушёное мясо. Рыс-Мурлыс с жадностью набросился на кан. Он поглощал большие куски кровяной колбасы с невероятной быстротой, почти не пережевывая их.
   – Мм-м-м! – смаковал рысёнок.
   – Рыс, не торопись, ты можешь поперхнуться. У тебя никто ничего не собирается отбирать, – сделала замечание Чалын.
   Рыс-Мурлыс вытянул шею и с трудом проглотил очередной кусок колбасы, после чего посмотрел на Ак-Боро. С того самого момента, как они оказались в долине, тот непрестанно щипал траву. Он жевал её, когда шёл к маральнику, жевал, когда собирал хворост, жевал её и сейчас. Выщипав почти всё вокруг дерева, Ак-Боро даже и не думал останавливаться.
   «Ну и аппетит у него…» – подумал рысёнок.
   Он завалился на бок, после чего продолжил свои мысли вслух.
   – Ак-Боро, ты знаешь, это даже очень хорошо, что ты ешь траву, – облизывая лапу, промурлыкал насытившийся Рыс-Мурлыс, – иначе бы мы тебя не прокормили.
   – Рыс, если честно, она мне уже приелась, а вот твоя еда…
   Задрав голову, Ак-Боро сладостно втянул воздух широкими ноздрями и, хитро покосившись на арчимак с оставшейся снедью, продолжил:
   – …так вкусно пахнет, что я решил попробовать ту самую лучшую пищу, о которой ты мне говорил.
   – Нет-нет, не стоит, – заволновался рысёнок.
   Он прыгнул к сумке, преградив путь ненасытному травоеду.
   – Она не так уж и хороша.
   – Глупый ты ещё, Мурлыс, – рассмеявшись, сказала Чалын. – Ак-Боро шутит, доргом или кан он не собирается есть. И вообще, еду не стоит жалеть. Адам мне говорил: «Сегодня ты накормишь голодного, а завтра – он тебя».
   – Ага, а если этот голодный и тебя ненароком проглотит?!
   Всё ещё прикрывая собой арчимак, рысёнок недоверчиво посмотрел на коня.
   – Ха-ха-ха! – заржал Ак-Боро.
   – Мурлыс, ты куучин[53] про жадного Тюймета слышал? – спросила Чалын.
   – Нет, – заинтересовавшись, ответил рысёнок.
   – Тогда послушай, – предложила Чалын.
   Рыс-Мурлыс поудобнее устроился у арчимака, а Ак-Боро, поджав под себя ноги, лёг напротив девочки и приготовился слушать. Чалын начала свой рассказ:
   – Давно это было. В одном горном аиле бедняк жил, Тюйметом его звали. Он был настолько беден, что чужие обноски носил и жил в аиле заброшенном и обветшалом. Тюймет никогда не охотился. То ли оттого, что зверя выслеживать не умел, а может быть, потому что не хотел его убивать. Летом он грибами да ягодами питался, а зимой хворост собирал и на еду его менял.
   Всё бы дальше так и продолжалось, да вот однажды Тюймет в тайге на бьющий из земли источник наткнулся. Сквозь ледяную прозрачную воду он золотой самородок на дне ключа разглядел. Домой бедняк счастливый вернулся. В тот день он сыт был, как никогда, и первый раз в новую, пошитую по нему одёжку одет.
   – Повезло Тюймету, – высказался рысёнок, придвинувшись поближе к рассказчице.
   – Тихо! Не перебивай, – одёрнул его Ак-Боро.
   – Так вот, – продолжила Чалын. – Наутро он опять в лес отправился и решил ещё раз источник проверить. Как же он удивился, когда на том же месте снова золото появилось. На следующий день всё повторилось. Так каждый раз продолжалось, когда Тюймет к ключу возвращался. Бедняк очень быстро разбогател и баем[54] стал. Большой аил он себе построил, табун лошадей завёл и беззаботной жизнью зажил. Всё, что ему надо было делать, так это каждое утро к источнику ходить и золото в нём собирать.
   От удивления Рыс-Мурлыс приоткрыл пасть.
   – Время шло. Последние зимы суровые слишком были, зверь в лесу пропал, и в аил голод пришёл. Много людей тогда за помощью к Тюймет-баю приходило. Однако сам Тюймет очень быстро позабыл голод и холод, а тех, кто когда-то ему помогал, он обратно с пустыми руками отправлял.
   О жадном бае узнал сам Ульгень[55]. Он решил золотой источник затопить, а чтобы люди могли покинуть опасное место, он отправил на землю вестника – синего козла с железными рогами. Дождь пошёл сильный, козел бегал и постоянно блеял: «Три дня-я-я. Три дня-я-я».
   Люди всё поняли и стали в дорогу собираться. Один лишь Тюймет два дня ещё к источнику бегал, всё золота набраться не мог. Лишь на третий день он опомнился и решил спасаться. Под аилом жадного бая к тому времени большая куча золота скопилась. Один он её перевезти бы не смог, и поэтому Тюймет за помощью к людям обратился. Но те ему отказали, как он когда-то им отказывал. Времени оставалось мало, уже последние жители аил покидали.
   Тогда жадный бай один стал коней навьючивать, а вода всё прибывала и прибывала. И вот, когда почти всё золото погружено уже было, он свой караван в дорогу отправил. Но Тюймет одного не учёл, вьюки оказались слишком тяжёлыми, и поэтому весь его караван вместе с ним на дно и ушёл. А на месте аила образовалось глубокое озеро, у берегов которого люди по сей день золотые самородки жадного Тюймета находят. Вот такой куучин, Мурлыс.
   – Да-а-а! – выдохнул впечатлённый рысёнок. – Ак-Боро, ты что хочешь, то и бери, не жалко.
   Все рассмеялись, перекинулись на ночь добрыми словами и очень скоро погрузились в сон. Изредка Рыс-Мурлыс подёргивал лапами, толкая в бок Чалын. Она просыпалась, подминала под себя пушистого зверька и тут же засыпала вновь.
   После безмятежной ночи наступило такое же тихое утро.
   – У-у-у! – потягиваясь под дьюрканом, протянула Чалын.
   Она открыла глаза и посмотрела на рысёнка, тот всё ещё спал. Зато Ак-Боро уже ходил по освещённой первыми лучами солнца долине и с удовольствием поглощал необыкновенно яркую траву.
   «Странно, но именно в том месте вчера вечером Ак-Боро выщипал всё до былинки, – подумала девочка. – Неужели она за ночь выросла?»
   – Мурлыс, вставай, – принялась расталкивать рысёнка Чалын, – пора отправляться.
   Зверёк лежал на боку рядом с девочкой. Услышав её голос, он перевернулся на спину и вытянулся, как струна на топшуре.
   – Мурлыс, давай, просыпайся, – почёсывая ему брюшко, сказала Чалын.
   – Х-х-х! – широко раскрыв пасть, издал он тихий протяжный звук.
   Затем встряхнулся, перекатился на другой бок и поднял голову.
   – Смотри, что у меня есть, – достав из-за пазухи перо ворона, сказала Чалын. – Мне его Адаана дала. Оно путь укажет, и мы без труда отыщем того, кто сможет нам помочь.
   Чалын подкинула перо и оно, закрутившись, упало под ноги. Ничего особенного не произошло.
   – Оказывается, мы правильно шли, – глядя на острие пера, определила девочка.
   В этот момент к ним подошёл Ак-Боро. Вид у него был неважный: ноги подкашивались, глаза слипались, он явно недомогал.
   – Ак-Боро, что с тобой? – прикоснувшись к его голове рукой, спросила Чалын.
   – Я сильно устал и не могу никуда идти.
   После этих слов Ак-Боро пошатнулся и упал на колени.
   – Наверное, это всё трава. Она очень вкусная, но от неё сильно хочется спать, – продолжил он, опуская голову на землю.
   – Да, спать, – пропищал сверху чей-то тонкий голосок.
   Не успела Чалын поднять голову, как тут же с ветвей маральника спрыгнул сморщенный карлик и нагло похлопал грязной ручонкой по бедру сонного Ак-Боро.
   – Кто ты? – возмущённо спросила девочка.
   Ей не понравилось вызывающее поведение незнакомца.
   – Я – Велий-Кан, – пискляво ответил тот.
   – Что-то ты не похож на великана, – подметил рысёнок.
   – Я – Велий-Кан, – нахмурив брови, повторил карлик.
   – Послушай, Велий-Кан, что с нашим другом случилось? – сдержанно спросила Чалын.
   Она даже и не догадывалась, что это именно он, когда все спали, рассыпал семена сонной травы на поляне. Орошённые утренней росой, зёрна сразу же дали всходы. Ростки очень быстро вытянулись и своим тонким нежным ароматом соблазнили Ак-Боро.
   – Ничего! – грубо ответил карлик. – Он останется со мной, а дальше вы одни пойдёте.
   – Что ты там пропищал? – возмутился рысёнок.
   – Вы ночевали под моим деревом, а за это надо платить, – продолжил тот. – Конь теперь мой, он мне пригодится. Убирайтесь прочь, пока я вас не растоптал.
   Несмотря на свой маленький рост, Велий-Кан выглядел сурово. Его глаза блестели от злости, морщинистое лицо кривилось, и каждое произнесённое им слово заставляло кончик длинного, изогнутого носа постоянно двигаться то вверх, то вниз. Карлик раздражённо жестикулировал и постоянно скалился.
   – Послушай, Велий-Кан, я – Чалын, дочь Ойгор-хана. Здесь повсюду народ мой живёт, и нет того человека, кто мог бы мне перечить. Ты сейчас же вернёшь мне Ак-Боро, и тогда я тебя пощажу.
   Чалын проворно вынула свой меч и направила клинок на наглеца.
   – Ха-ха-ха! – рассмеялся тот. – Я вас предупреждал.
   В этот момент карлик ловко, как кузнечик, подпрыгнул и зацепился руками за ветвь маральника. Подтянувшись, он сделал переворот и закинул на неё поочерёдно обе ноги. Оказавшись на ветке, Велий-Кан перебрался к лилово-розовому цветку и оторвал от него всего лишь один лепесток.
   – Хи-хи-хи! – теперь уже сверху слышался его противный дребезжащий смех.
   Чалын без промедления достала из-за спины лук, вынула из колчана тупоконечную стрелу, наложила её на тетиву и сделала меткий выстрел. Обычно такие стрелы использовали охотники для того, чтобы оглушить зверя и не портить его шкурку. Стрела угодила Велий-Кану точно в лоб, и тот свалился вниз.
   Всё произошло очень быстро, так что оглушённый карлик даже и не понял, как оказался на земле. Его голова трещала от боли, перед глазами всё расплывалось, в ушах звенело. Приподнявшись, он прикоснулся рукой ко лбу и от боли взвизгнул:
   – Ай!
   Прямо посреди лба у него налилась большая красная шишка. Тут карлик увидел лежащий рядом лепесток, схватил его и откусил небольшой кусок.
   Началось превращение. Правая рука Велий-Кана невероятно быстро раздулась и заметно удлинилась. Теперь он был не в силах ею пошевелить, потяжелевшая конечность обвисла. Следом за ней у карлика увеличилось оттопыренное заострённое ухо, оно стало размером с голову. Затем вытянулся крючковатый нос и потянул своего хозяина к земле, но тот, покачнувшись, устоял. От падения Велий-Кана спасли ноги, они выросли, стали длинными и крепкими, как у марала.
   Коротенькое туловище на оленьих ногах, с мускулистой волочащейся рукой выглядело ужасно. Но превращение ещё не закончилось. Тело карлика вытянулось, грудь окрепла, левая рука увеличилась и придала ему равновесие. Короткая шея в основании стала шире головы, глаза выкатились, как у окуня, за ними увеличились скулы, лоб и подбородок. Не выросло лишь второе, словно обгрызенное мышами, ухо.
   Внешне Велий-Кан всё ещё выглядел, как карлик, но только большой, невероятно большой карлик.
   – Жалкие, никчёмные жучки. Я Велий-Кан! – надменно провозгласил он. – Меня вы ослушались и теперь об этом сами пожалеете! Ха-ха-ха!
   Его рука потянулась в заросли маральника и вынула оттуда серую неотёсанную дубину. Замахнувшись, Велий-Кан попытался ударить Чалын. Но девочка пригнулась, и толстая тяжёлая палка лениво прошла над её головой. В этот момент Рыс-Мурлыс птицей взлетел на ветку, прыгнул вниз и вцепился когтями в лицо карлика. Взвыв от боли, Велий-Кан откинул рысёнка в сторону. Зверёк ударился головой об ветку маральника и упал без чувств.
   – А-а-а! – в ярости крикнул Велий-Кан и с гоготом, злорадствуя, продолжил: – Попался, попался!
   Он занёс над рысёнком волосатую ступню с отросшими кривыми ногтями, чтобы раздавить его, как насекомое. Но тут подоспела Чалын. Она поднырнула под опускающуюся ногу и воткнула меч прямо в грязную пятку.
   Взревев от боли, Велий-Кан отпрянул. Девочка подхватила Рыса-Мурлыса и оттащила в самое, как ей показалось, безопасное место – к спящему Ак-Боро, а сама отбежала в сторону.
   – Эй ты! – окликнула недруга Чалын.
   Ловким движением она вынула из-за пояса чекан с позолоченной ручкой и швырнула его в рассвирепевшего карлика. И боевой топорик непременно прилетел бы тому в грудь, да только Велий-Кан отбил его дубиной и бросился на девочку. Попятившись назад, Чалын запуталась в траве и упала.
   Заслонив собой восходящее солнце, Велий-Кан грозно навис над девочкой, словно оголодавший хищный зверь над долгожданной добычей. Его глаза сверкали от злости, а раздувшиеся, блестящие от стекающей слюны губы растянулись в ехидной улыбке. Он нагнулся и протянул вперёд огромную мясистую руку с растопыренными пальцами. Она опускалась очень быстро и в испуганных глазах Чалын увеличивалась по мере своего приближения. Ещё мгновение и Велий-Кан схватил бы её, как вдруг большой тяжёлый камень с глухим звуком ударил его в плечо.
   Удар был настолько сильным, что Велий-Кан пошатнулся, сделав несколько непроизвольных шагов в сторону, и от ноющей боли опустил руку. Чалын воспользовалась этим моментом и проворно перекатилась в сторону, затем оглянулась и увидела своего спасителя.
   – Кыркижи! – обрадовавшись, крикнула она.
   Человек-гора появился очень кстати, и Чалын даже не задалась вопросом, почему он здесь оказался. Да и время для расспросов было не совсем подходящее. Не мешкая, Кыркижи подбежал к девочке и заслонил её своим богатырским телом, став преградой на пути Велий-Кана.
   – Ты ещё кто такой? – зажав рану на плече, с пренебрежением крикнул карлик.
   – Тот, кто тебя усмирит, – решительно ответил богатырь.
   С криком они бросились друг на друга. Завязалась схватка. Велий-Кан, злобно оскалив зубы, замахнулся дубиной и попытался ударить Кыркижи. Но человек-гора заслонился щитом, собранным из толстых, стянутых кожей веток. Щит уберёг богатыря, но сам с треском развалился на части. Кыркижи откинул обломки в сторону и оттолкнул напористого противника.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация