А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чалын – дочь снежных вершин. Книга 1. Южные ветры" (страница 19)

   Глава 19. Возвращение хана Ойгора

   Приблизившись к ханскому аилу, белогривый конь перешёл с размашистой рыси на умеренный шаг. Не успел он остановиться, как наездница спрыгнула на землю и бросилась в объятия Адааны. О возвращении дочери хана шаманка узнала загодя. Снедаемая желанием поскорее увидеть Чалын, она спозаранок всматривалась в дорогу, ведущую к Яраш-Дьер. И вот, ближе к полудню, дочь Ойгора, наконец, появилась.
   – Хвала Чалын! – крепко обнимая девочку, промолвила Адаана. – Я знала, что все преграды ты преодолеешь. Отбрось невзгоды, они остались позади.
   Тут Чалын заметила, как завеса эжика осторожно приоткрылась и из-за неё показалась голова хранительницы очага. Прибираясь в жилище, Чачак услышала топот коней. Её разобрало любопытство: кто же это мог приехать, и она выглянула. Появлению Чалын женщина несказанно обрадовалась. Она вышла из аила и, приветливо кивнув, сначала поздоровалась с дочерью хана, а потом и с остальными путниками.
   – Эзен, – ответила Чалын, и сразу же распорядилась, – моим друзьям нужен отдых, но прежде всего их следует накормить.
   Кивнув в ответ, Чачак взяла Ак-Боро за повод и предложила Ээшу с Согоно проследовать за ней, к загону для коней. Спешившись, они повели скакуна к указанному месту, а Чалын поспешила в аил. Туда же направилась Адаана, следом за ними побежал Рыс-Мурлыс.
   Внутри было тепло и уютно. Хан Ойгор лежал на прежнем месте, укрытый дьюрканом. Широко раскрыв глаза, он смотрел на тюнюк холодным затуманенным взором. Его посеревшее, испещрённое глубокими морщинами лицо совсем исхудало, пересохшие губы полопались, щёки впали. Дыхание хана было едва заметно.
   – Адам! – бросившись к отцу, произнесла Чалын.
   Она нежно обняла его и поцеловала в щеку, но он не издал ни звука. Опустившись на колени, Чалын со слезами на глазах нежно прильнула к обессилевшей руке отца.
   – Ойгор-хан тебя услышал, – тихо сказала Адаана, – но тело ему уже не принадлежит. У нас очень мало времени. Ещё немного, и с проклятьем нам не совладать.
   – Адам, я спасу тебя, – прошептала Чалын.
   Глаза рысёнка подёрнулись слезами, он не выдержал и покинул аил.
   – Вот! – вымолвила Чалын, протянув повязку Адаане. – Дух двухголовый – Кыс-Эмеген мне сказал, что дьула адама у духов Эрлика в плену находится. И чтобы его освободить, понадобится вещь того, кто само проклятье наложил.
   – Чья же она? – приняв чёрную скомканную тряпку, спросила шаманка.
   – Казыр-кама одноглазого. Он в Мёртвом лесу живёт, а лес этот в Боджингском ханстве находится…

   Не успела девочка договорить, как за эжиком послышались чьи-то голоса. Прежде чем войти в аил, один из подошедших громко кашлянул. Чалын с Адааной обернулись и увидели трёх вошедших старцев.
   Это был Кундулей с двумя мудрецами. Весть о возвращении девочки быстро распространилась по всему посёлку, и они не замедлили появиться. Все трое негромко поздоровались.
   – Эзен! – поприветствовала их Чалын, пригласив пройти к очагу.
   Троица неторопливо уселась у огня, и зайсан заговорил:
   – Чалын, птицы громкоголосые возвестили о твоём возвращении в Яраш-Дьер. Народ ойгорский несказанно этому рад, и мы, несомненно, тоже.
   В знак согласия мудрецы кивнули, а Кундулей, приглаживая бороду, продолжил:
   – Сюда мы неспроста явились. Пока Ойгор-хан от болезни не оправится, Амаду так и будет ханством Ойгорским править. Он умный, справедливый, честный. Ты и сама прекрасно знаешь, что брат твой – воин от рождения, отцу своему в отваге не уступает.
   Чалын кивнула.
   – А потому сейчас он далеко от нас, – продолжил зайсан, – так далеко, что даже самая зоркая птица, поднявшись в небесную синеву, его не высмотрит. Амаду за горными грядами, за реками бурными – народ свой от врага защищает. Ойгорское войско он возглавил и на помощь к нурцам отправился – Долину семи водопадов у Боджинга отбивать. Но перед тем как в поход пойти, Амаду по праву меня главным в Яраш-Дьер оставил.
   После этих слов наступила тишина. Лишь было слышно, как потрескивают в очаге объятые огнём тонкие сухие сучья. Немного помолчав, Кундулей продолжил:
   – Но сейчас, когда дочь хана снова с нами, правление аилом я обязан ей передать. Чалын, теперь ты вольна народом Яраш-Дьер распоряжаться…
   Девочка услышала каждое слово, произнесенное зайсаном, несмотря на то, что все её мысли были только об отце. И когда старейшина закончил, Чалын незамедлительно дала своё согласие. Затем она велела Адаане без промедления готовиться к камланию. А Кундулея и двух старцев девочка попросила помочь перегнать отару овец, табун лошадей и стадо яков к новой ритуальной горе. Ведь неизвестно, сколько и каких животных могли потребовать духи за выкуп двойника хана. К тому же и духам-помощникам шаманов тоже нужно было принести жертву.
   Весь день Чалын не находила покоя. Она была постоянно чем-то занята, и удивляться, куда же подевалась усталость, у неё попросту не находилось времени. Слишком много дел нужно было сделать дотемна.
   К вечеру все приготовления закончились. На равнинном поросшем травой плоскогорье, между двумя отрогами-великанами, разгорелось множество костров. У каждого из них сидели люди Яраш-Дьер. А в центре равнины горел самый большой костёр. Ярко-жёлтые языки пламени с жадностью лизали толстые, сложенные аилом стволы деревьев. Под гул огня и треск горящих сучьев вздымались к небу искры. Вокруг костра пели и кричали голосами животных шаманы. Их ритуальные облачения были весьма разнообразны. Кто выделялся своей пестротой, на ком-то красовалась маска. Один из шаманов, самый упитанный, вообще походил на медведя. Как мандьяк, так и шапка на нём были бурыми и напоминали густую шерсть лесного хищника. Шаман рычал в точности, как медведь, и неуклюже перетаптывался с ноги на ногу.
   – Не будь костра, его бы точно подстрелили, – подметил рысёнок.
   Рыс-Мурлыс сидел возле Ак-Боро в компании с Ээшем и Согоно.
   – Кто б его подстрелил? Светло же ещё, со зверем не спутаешь! – возразил белогривый конь.
   – Ага, не спутаешь! А выскочит на тебя такой да зарычит! И бубна в руках не разглядишь.
   – Чего бы это ему на тебя выскакивать? Он же не зверь дикий. Да и одевается так только когда камлает.
   – А кто его знает…
   – Вот и я про то же. Рыс, лучше скажи, ты Адаану видишь?
   – Нет, отсюда её не видно, она с той стороны костра камлает.
   – Я же говорил – надо другое место выбрать, а ты всё «нет да нет, лучшего места, чем на пригорке, нам не найти».
   – Зато отсюда Чалын хорошо видно, – ответил Рыс-Мурлыс, устремив взор на девочку.
   Дочь хана сидела рядом с отцом, недалеко от основного костра в окружении баев и старейшин рода. Ойгор же лежал на медвежьей шкуре, укрытый тёплым одеялом.
   Сумерки скоро сгустились, и на небосводе засияли мириады серебристых огней. В мерцающих бликах огня шаманы продолжали камлать. Костровые поддерживали огонь, подбрасывая можжевеловые ветки. Дробным эхом в горах разносились звуки несмолкающих бубнов. Феерия камлания всецело завораживала зрителей. Казалось, духи вот-вот сами явятся в мир людей. Но всё было иначе.
   Двойники шаманов, призванных на помощь Адааной, уже давно находились в потустороннем мире. Со своими духами-помощниками они осматривали подступы к лунно-солнечной земле: кружили над плоскогорьем и над примыкающими к нему горами. Осматривали реки, леса и озёра, пока сама Адаана, верхом на олене, мчалась вслед за чёрной летящей повязкой. Указывая дорогу к двойнику Ойгора, та уводила шаманку всё ниже и ниже – в царство Эрлика. В кромешной тьме между мирами повязка горела ярким огнём, а на свету чернела, как уголь. Следом за шаманкой, изрядно приотстав, тянулся гурт полупрозрачных блеющих овец, охраняемый множеством духов, ведомых Мююстю Айу.
   Миновав первый мир подземной обители, Адаана скоро пролетела и второй, а за ним и третий, и только в четвёртом мире повязка устремилась к островерхим, похожим на наконечники копий, скалам. Пики большинства из них обволакивали тяжёлые рваные тучи, гонимые ревущим безудержным ветром. Сталкиваясь, они раскатисто громыхали, извергали молнии. Сверкая то тут, то там, сотканные из ослепительного света молнии будто бы норовили испепелить шаманку. Но марал, предчувствуя опасность, каждый раз ловко уходил в сторону, и молнии проходили мимо. А вот овец, после ярких вспышек становилось всё меньше.
   Немного погодя пошёл ливень. Вода обдавала руки и лицо Адааны, ледяные капли обжигали кожу, пронизывал до костей лютый ветер. Повязка затерялась в промозглой темноте, и три лучащихся шара подались вперёд, чтобы осветить к ней дорогу. Стихия разыгралась не на шутку, и шаманка, прижавшись к оленю, вверилась духам-помощникам. И вот, когда уже казалось, что буря никогда не стихнет, вдруг наступила тишина. Подняв голову, Адаана осмотрелась. Позади яркими вспышками света переливались мрачные тучи, а внизу чернело бездонное озеро с высокими отвесными берегами. Олень летел так низко, что Адаана разглядела покрытые водорослями головы и серые, измазанные зловонным илом руки утопленников. С криками о помощи они карабкались друг на друга, пытаясь выбраться из озера. Но склоны были слишком круты, и мученики снова и снова падали в воду. А с берега за ними следили человекообразные духи с рыбьими головами. Они высматривали самых проворных из тех, кто отважился на побег, и стегали их покрытыми острой чешуёй кнутами. Голоса страдальцев сливались в жуткий невыносимый гвалт. За озером начинался отрог, и марал устремился вдоль горной гряды.
   А между тем, Мююстю Айу только лишь приближался к ужасному водоёму. Первым подлетающее к озеру стадо заметил дух со щучьей головой. Его маленькие глаза засверкали, и он, разинув усеянную острыми зубами пасть, бросился на крайнюю овцу. Медведь, раскинув когтистые лапы, встал на его пути. Дух попытался увернуться, но Мююстю Айу зацепил его рогами и откинул в сторону. А затем, оскалившись, издал угрожающий рык. Однако для других духов-надсмотрщиков уроком это не стало, и все они, как один, кинулись на беспомощных овец. Между духами завязался бой, но длился он недолго. Духи-пастухи значительно превосходили силой противника. Дав отпор, они быстро отогнали нападающих от стада, хотя одну овцу рыбоголовым всё-таки удалось утащить в своё бездонное озеро. Преграда была преодолена, и перепуганная отара полетела дальше.
   Уже много горных пиков оказалось позади, и вот огненная повязка утонула в кромешной тьме пещеры с высоченным сводом. Марал устремился за ней, но прямо перед ним стены скального проёма внезапно сомкнулись. Едва не столкнувшись с крутым склоном, олень взмыл в небо, описал круг, и застыл в воздухе напротив горы.
   – Кам, что тебе надо? – прогремел грубый голос из вновь разверзнувшейся пещеры.
   Теперь Адаана поняла, что углубление в скале – это огромный рот каменного духа. В выступе над грубыми линиями губ шаманка разглядела угловатый нос. А немного выше – и раскосые каменные глаза, окидывающие гневным взором незваных гостей.
   – Дух, землю содрогающий, не потревожить я тебя явилась…
   – Ты уже меня побеспокоила! – крикнул дух, да так громко, что с его лика сошёл камнепад.
   – Прошу меня простить…
   – Так что же тебе надо?
   – Дьула заточенного в тебе человека.
   – Тогда где же твоё подношение?
   – Отара овец круглобоких совсем скоро будет здесь. Четверть я отдам, а…
   – Нет, кам! Лишь для того, чтобы в пещеру войти, ты половину отары отдашь, и ровно столько же пожертвуешь, чтоб выйти. Ну, а теперь решай, сколько овец тебе не жалко мне поднести.
   Как и предполагала Адаана, дух, охранявший дьула Ойгора, оказался жадным, но торговаться с ним шаманка не собиралась и без раздумий согласилась отдать всё стадо. Ведь стоило промедлить, и дух мог запросить больший выкуп.
   – Я согласна.
   – Тогда оставь отару у подножия.
   Широко раскрыв рот, дух в безмолвии застыл.
   Вскоре подоспели духи-помощники, ведущие гурт блеющих животных. Оставив овец у основания горы, шаманка вместе с Мююстю Айу проникла в пещеру. Кромешная тьма мгновенно обступила их. Поначалу свет огненных шаров освещал сырые стены пещеры, но своды расширялись, и бегущие по камням блики быстро тускнели, а потом и вовсе исчезли. Тьма всецело поглотила пришельцев. Сгущаясь, она тяготила своей неизвестностью. Стояла мёртвая гнетущая тишина.
   Путь в никуда длился долго, пока вдали наконец-то не замерцал загадочный огонёк. И лишь приблизившись к нему, стало понятно, что это светилась повязка одноглазого кама, лежащая у ног хана Ойгора. Молчаливый узник сидел на верхушке высокого камня и, обхватив руками голову, всматривался в темноту. Здесь, в мире духов, он выглядел здоровым и крепким, и лишь отрешённый взор выдавал его опустошённость.
   – Ойгор-хан, я пришла за вами, – сойдя к нему, прошептала Адаана. И её шёпот разнёсся приглушённым эхом по сторонам.
   Но Ойгор ничего не ответил и даже не пошевелился.
   – Пора возвращаться, – продолжила шаманка, коснувшись рукой плеча хана.
   Однако тот по-прежнему молчал.
   – Он слишком долго находился в темноте, – раздался голос Мююстю Айу, – мы опоздали, этот человек позабыл всех и даже самого себя. И теперь тьма поглощает его.
   Медведь указал лапой на ногу Ойгора. Сквозь неё просвечивались камни, и она медленно испарялась. Прозрачные частички безмятежно поднимались в воздух.
   – Ойгор-хана надо в молочном озере омыть, – сказала шаманка.
   – Но прежде, он должен хоть что-то вспомнить, – ответил Мююстю Айу, – иначе нам его не спасти.
   Опустившись на колени, Адаана снова обратилась к хану:
   – Ойгор-хан, не сгинуть здесь ваша судьба. Не тут ваш дом. На лунно-солнечной земле, в прекрасной долине ваш аил. Во владениях ваших целое ханство и преданный народ Ойгорский. Вы сильный, мудрый и справедливый, а потому друзья вас уважают, а враги боятся. И вы совсем не одинокий. А счастье ваше в детях: в храбром сыне Амаду и прекрасной дочери Чалын. Они любят и ждут вашего возвращения…
   Но что бы ни говорила шаманка – всё попусту. Ойгор не слышал её и даже не замечал. Ясно было одно, вся надежда возлагалась теперь на исцеляющее юлы озеро. Лишь только оно могло спасти хана. И Адаана решила незамедлительно отправляться к нему. Вскочив на марала, шаманка дождалась, пока Мююстю Айу поднимет Ойгора, и затем они все вместе устремились к выходу.
   На возвращение из царства Эрлика ушло немало времени, хотя преград на их пути не было. Зато озеро искать не пришлось. Духи – помощники Адааны прекрасно знали, где оно находится. Это было одно из красивейших мест среднего мира духов. Молочное озеро омывало подножия холмистых гор с округлыми вершинами. Их пологие склоны покрывала нежная орошённая росой трава. Преломляя свет восходящего солнца, капли сказочно лучились и медленно поднимались в воздух. На берегах и в воде было много духов, и каждый из них пребывал в умиротворении.
   Выбрав самое подходящее место, там, где поблизости никого не было, Адаана сошла на землю у стройной колышущейся без ветра осины. К ней спустился Мююстю Айу. Руки и ноги Ойгора уже совсем просвечивались. Шаманка кивнула головой, и медведь зашёл в озеро. Он опустил дьула в молочную воду, но от этого ничего не изменилось. Ойгор по-прежнему пребывал в отрешённости.
   – Пока он хоть что-нибудь не вспомнит, ничего не получится, – сказал Мююстю Айу.
   В отчаянии Адаана подняла голову и увидела кружащего в небе беркута. Расправив широкие крылья, птица внимательно наблюдал за всем происходящим внизу.
   – Мюркют, хранитель рода Ойгорского – помоги! – воздев руки, взмолилась шаманка.
   Услышав мольбу, беркут громко крикнул в ответ. Протяжным эхом голос птицы прокатился по горам мира духов и мимолётной мыслью отразился в голове Чалын: «Засыпай».
   «Нет, не время для сна, – взялась рассуждать девочка, приняв услышанное за свою навязчивую мысль, – в любой момент может помощь моя понадобиться. Я всю ночь продержалась и ещё столько же выдержу».
   Но вдруг Чалын вспомнила слова Адааны: «Байана своего не каждый слышит, не всякий понимает, иной и вовсе ему не доверяет. Слушай байана – он не обманет».
   «А если это байана! Точно! Быть может, именно сейчас адам в помощи нуждается, но только не здесь, а там – в мире духов».
   С тревожными мыслями об отце, девочка прикрыла глаза и сразу же погрузилась в глубокий сон, однако сама она этого ещё не осознавала. Шаманы продолжали камлать у большого костра. Костровые хоть и устали, но работу свою выполняли исправно. Вот один из них снова подкинул в огонь сырых можжевеловых веток, и плотный дым серыми клубами устремился в ясное утреннее небо. Подсохнув, хвоя занялась ненасытным пламенем.
   Чалын огляделась. От большинства разбросанных по плоскогорью костров остались лишь кострища с едва дымящимися головёшками. Одних людей сморил сон, и они расположились прямо на траве, другие же терпеливо ожидали конца ритуала.
   И тут в небесной синеве дочь хана разглядела беркута. Он направлялся прямо к ней. Подлетев совсем близко, птица села на невысокий камень и, сложив крылья, сказала:
   – Чалын, нам нужно лететь, прямо сейчас. Проклятье слёзного цветка Адаане уже не остановить. Лишь только тебе под силу это сделать. Быстрее садись на меня.
   Дочь хана пришла в недоумение. Да, птица была крупной, но не настолько, чтобы её можно было оседлать, не говоря уж о том, чтобы на ней можно было куда-нибудь улететь.
   – Но как? – изумилась девочка. – Как я на тебя сяду, ведь ты для меня слишком мала?!
   – Чалын, сейчас ты спишь, и всё что видишь – это сон, он просто сильно явь напоминает, – ответил байана. – Тебе под силу меня изменить или самой стать немного поменьше, нужно лишь поверить в себя и тогда всё получится.
   Как только девочка осознала, что это сновидение, птица на её глазах мгновенно выросла. Беркут протянул крыло Чалын, и она стремительно забралась ему на спину.
   – Держись!
   Чалын обхватила руками крепкую шею байана, и он, оттолкнувшись от камня, взмыл в поднебесье. Кружась, беркут стремительно набирал высоту, и девочка ощущала каждый взмах его сильных крыльев. Круг за кругом они поднимались всё выше и выше. И вот, когда земля подёрнулась синеющей пеленой, птица всего на миг остановилась, затем сложила крылья, и стрелой упала вниз. У Чалын захватило дух, и она крепче прижалась к байана. Горы, лес, река, долина – всё снова открылось взору. Вот только вместо оставшихся внизу людей на плоскогорье раскинулось сверкающее зеркальной гладью озеро.
   «Это тот самый проход в мир духов», – зажмурившись, подумала девочка. И в тот же миг птица нырнула в воду. От всплеска разлетелись брызги, по водной глади разошлись круги.
   Ощутив приятную свежесть от лёгкого дуновения, Чалын открыла глаза и изумилась. Они снова кружили в небе, плавно опускаясь вниз. Под ними белела водная гладь молочного озера, а над окружающими горами мерцали дивные огоньки.
   – Адаана! – произнесла Чалын, заметив на берегу шаманку и её духов-помощников.
   Беркут бесшумно приземлился и выставил крыло. Скатившись по нему, девочка подбежала к Адаане. Та сидела у озера, поджав под себя ноги. На её коленях лежала голова хана Ойгора, тогда как полупрозрачное тело оставалось в воде.
   – Адам! – упав на колени, прошептала Чалын.
   Но хан совсем не слышал её и лишь безмолвно смотрел в небо.
   – Адам, это я – Чалын, – сказала девочка, прильнув к лицу отца мокрой от слёз щекой.
   Взор хана вдруг потеплел, и он моргнул. Затем ещё раз и ещё.
   – Он вспомнил! – возрадовалась шаманка. – Скорее! Дьула надо с головой в озеро окунуть.
   Мююстю Айу поднял хана и целиком погрузил в воду, а Адаана громко произнесла:
   – Ойгор-хан, очистись курением можжевельника, в бело-молочном озере омойся!
   После этих слов медведь вынес хана на берег и положил на траву. Чалын не могла поверить, что все тревоги остались позади. Она смотрела на отца, а тот учащённо моргал, пытаясь разглядеть склонившиеся над ним размытые лики.
   – Адам! – тихо позвала его девочка.
   – Кызым! – откликнулся хан.
   Как будто пробудившись ото сна, он приподнялся и напряг глаза. Но образ, представший взору хана, всё ещё оставался смутным и расплывчатым. Ойгор не видел лица дочери, но сердцем чувствовал родную кровь – свою Чалын. Он крепко обнял её и ощутил тот трепет, ту нежность, и безграничную любовь, что исходили от дочери. Чалын прижималась к отцу, а по её щекам катились обжигающие слёзы радости. Они скатились на лицо Ойгора, и он зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел Адаану.
   – Ойгор-хан, надо поскорее возвращаться, – сказала шаманка, – вы слишком долго здесь пробыли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация