А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чалын – дочь снежных вершин. Книга 1. Южные ветры" (страница 18)

   Выбравшись из болота, путники двинулись дальше. Кони привычно месили копытами грязь, всадники настороженно осматривались, даже не подозревая о том, что за ними уже давно наблюдает глазастый помощник Казыра – чёрный ворон. Перелетая с дерева на дерево, молчаливая птица неуклонно следовала за путешественниками.
   В очередной раз проводив взглядом незваных гостей, остроглазый ворон спорхнул с ветки и скрылся в тумане. Огибая деревья, он летел над болотами, пока не оказался у юрты одноглазого шамана.
   Увидев встревоженную птицу, Казыр протянул навстречу руку и ворон нашёл на ней место.
   – Кускун-Кара, какую весть ты принёс? – спросил одноглазый шаман, заглядывая в глаза своему пернатому помощнику.
   В тот же миг старик утонул в бездонном взоре птицы. Погрузившись в воспоминания ворона, Казыр ясно увидел двух крепких коней, несущих на себе трёх седоков: девочку, богатыря и рысёнка. Сквозь туманную пелену он разглядел лица людей и был ошеломлён.
   «Чалын?! Как здесь она оказалась? Кто про проклятие ей рассказал?»
   Вернувшись из воспоминаний крылатого вестника, Казыр, прищурив глаз, спросил:
   – Кускун-Кара, кто в лес мой их привёл, покажи?
   Но не было ему ответа.
   – Ты и сам не знаешь?!
   Приоткрыв клюв, ворон наклонил голову и виновато посмотрел на шамана. Ничего он не мог сейчас сказать Казыру.
   – Да, друг мой, – прошептал Казыр, поглаживая птицу, – ты слишком долго молчал. Теперь настало время, и я разрешаю тебе говорить.
   Подкинув птицу, шаман прокричал:
   – Лети! Лети к ним и остальных созывай!
   Ворон растворился в тумане, и Казыр тихо продолжил:
   – А я чуть позже подойду.
   Зоркий Кускун-Кара без труда отыскал путников и, усевшись на искорёженную ветку сосны, хрипло прокричал:
   – Кар! Кар!
   От истошного крика кони остановились, седоки настороженно замерли.
   – Вон он, смотрите! – выкрикнул рысёнок, указав лапой на большую чёрную птицу.
   Ворон каркнул громче прежнего.
   – О чем это он? – спросил человек-гора. – Неужто каму о нас рассказывает?
   – Нет, – ответила Чалын, – помощников созывает.
   – Сейчас он навсегда умолкнет, – вскинув лук, сказал богатырь.
   – Кар! – раздался крик сзади.
   Обернувшись, путники увидели ворона чуть поменьше. Подав голову вперёд, тот слегка наклонился и снова прокричал:
   – Кар! Кар! Кар!
   Натянув тетиву, человек-гора уже собрался пустить стрелу, как вдруг на него сзади напала чёрная птица. Она больно клюнула в шею и тут же улетела.
   – Ай! – вскрикнул богатырь, схватившись рукой за рану.
   – Кар! Кар! Кар!
   – Надо торопиться, Казыр наверняка о нас знает и может уйти, – обеспокоилась Чалын.
   – Одного я всё же достану, – уверил человек-гора и, выпрямившись, пустил-таки стрелу.
   Перья разлетелись в стороны и поражённый ворон упал.
   – Ак-Боро, вперёд! – тронув поводья, крикнула девочка.
   Белогривый жеребец пустился вскачь, за ним следом устремился Чыдамкай-Кара. Из-под копыт полетела грязь. Кони мчались размашистой рысью, но птицы не отставали. Их громкие крики доносились с разных сторон всё чаще и чаще. Неведомо откуда вороны слетались в чёрную остервенелую стаю. Птиц стало невероятно много. Преследуя путников, они перелетали с ветки на ветку, их голоса сливались в жуткий гомон.
   – Кускун! Кар! Кар-р-р! – прогорланил Кускун-Кара.
   Услышав своего предводителя, птицы разом поднялись в воздух и закружились чёрным вихрем. Оказавшись в центре ужасной круговерти, друзья были вынуждены остановиться.
   – Держимся вместе! – вынув меч, прокричал Кыркижи.
   В руке Чалын сверкнул клинок, Рыс-Мурлыс выпустил когти. И в тот же миг на путников напало вороньё. Одна за другой птицы складывали крылья и стрелами летели вниз. Каждая из них своим острым клювом норовила угодить точно в голову. Они безжалостно клевали, ожесточённо били крыльями, трепали когтями. Атаковав, одни птицы сразу же улетали, а им на смену уже летели другие.
   – Глаза берегите! – прикрывшись рукой, выкрикнула Чалын.
   Девочка храбро отбивалась мечом, но натиск пернатых врагов оказался слишком сильным, и она упала. В непроглядной круговерти в тот же самый момент появился разрыв, и в него ворвался разгневанный шаман.
   Облепившие Чалын птицы разлетелись, и прямо перед собой она увидела Казыра. Выпучив глаз, тот с ненавистью занёс свой кинжал над девочкой и попытался нанести им смертельный удар. Но Чалын откатилась в сторону, и изогнутый клинок прошёл мимо. Вскочив на ноги, дочь хана бросилась к шаману, но тут её снова окружили птицы.
   – Шилемир[63]! – раздалась брань Кыркижи. – Да сколько их тут?
   – Казыр среди нас! – остерегла спутников Чалын. – Будьте осторожны! Он нападает внезапно!
   Предостережение друзья услышали, но полчище неугомонных птиц не давало поднять даже голову, чтобы осмотреться. Отбиваться приходилось вслепую.
   И снова вороньё разлетелось от Чалын, однако в этот раз шамана перед ней не оказалось.
   «Прыгай! Беги!» – мелькнула мысль в её голове, словно чья-то подсказка.
   Она прыгнула вперёд и, кувыркнувшись на земле, оглянулась. Сзади стоял Казыр, над ним кружило вороньё. Попытка подобраться со спины провалилась, и он со злобным криком бросился на девочку. Ловким движением Чалын вынула чекан и хотела швырнуть его во врага, однако тот взмахнул рукой и птицы снова атаковали.
   – Рыс, помогай! Я не могу до него добраться, – крикнула Чалын.
   Услышав призыв о помощи, рысёнок спрыгнул с Ак-Боро, и после нескольких прыжков в сторону ему, наконец-то, удалось осмотреться. Друзей видно не было, их скрывали птицы, да и Казыра Рыс-Мурлыс не увидел. Зато он разглядел самое безопасное место: под брюхо коня птицы не залетали. Без промедления рысёнок устремился именно туда.
   – Ак-Боро, сильно не топчись, я под тобой, – крикнул Рыс-Мурлыс.
   – Хорошо! – отозвался белогривый жеребец.
   Пока Ак-Боро отбивался копытами, рысёнок, притаившись, высматривал одноглазого шамана. Однако даже там птицы норовили достать пятнистого зверька, правда, таковых было немного, и Рыс-Мурлыс лишь изредка отражал нападения лапой.
   В круговерти снова образовалась брешь, и в ней показался Казыр. Он держал в руке острую кривую палку, похожую на копье. Одноглазый шаман замахнулся, и в этот момент рысёнок с громким рыком бросился на него. Прыжок за прыжком, и Рыс-Мурлыс, расставив лапы, уже летел на Казыра. Вытаращив глаз, растерянный шаман, не целясь, бросил копье и промахнулся. Острые когти рысёнка вонзились ему в лицо.
   – А-а! – раздался истошный крик шамана, такой громкий и ужасный, что птицы испуганно разлетелись в стороны.
   Казыр отбросил рысёнка и схватился за лицо. Рыс-Мурлыс упал, а в его лапе осталась чёрная повязка.
   – Кускун-Кара! – крикнул обезумевший от гнева и невыносимой боли шаман. – Расправься с ними! Расправься!
   Без повязки Казыр выглядел ужасно. Вместо глаза на исцарапанном лице чернела чуждая людскому телу зияющая пустота. Он вскинул руку и птицы снова закружили. Сам шаман остался за вихрем.
   Друзья поспешили к рысёнку.
   – Вот она! Вот! – протягивая повязку, кричал Рыс-Мурлыс.
   – Рыс, молодец! – похвалила девочка, крепко прижав к себе зверька.
   – У вас мало времени, – сказал Кыркижи, спрыгнув с Чыдамкай-Кара.
   – Почему у вас? – спросила Чалын. – Мы вместе пришли, вместе и уйдём.
   – Чалын, в этот раз я посмею ослушаться, – ответил человек-гора, взявшись за корни толстого валежника. – Мы с Чыдамкай-Кара их отвлечём, а вам надо поспешить.
   – Кускун! Кар! Кар-р-р! – раздался крик ворона, и птицы снова полетели вниз.
   – Скорее же! – поторопил богатырь. – Мы вас догоним.
   Чалын ловко прыгнула в седло, за ней на коня вскочил Рыс-Мурлыс. Поднатужившись, Кыркижи поднял тяжеленное пропитанное влагой дерево и швырнул его в стену из горланящих птиц. В круговерти образовалась брешь и Ак-Боро прыгнул в неё.
   Преодолев преграду, белогривый конь поскакал прочь от беснующегося чёрного вихря. Часть воронья устремилась вдогонку. Но Ак-Боро летел быстрее ветра и вражий гомон всё время оставался позади. А как только Мёртвый лес закончился, крик и вовсе стих.

   Глава 18. Путь домой

   Дорога домой казалась короче. Словно не ведая устали, белогривый конь мчался без отдыха день и ночь. И лишь покинув Боджингское ханство, друзья решили сделать привал. Под старым разлапистым кедром, с расщеплённым молнией стволом, они остановились на ночлег. У взгромождённых друг на друга больших плоских валунов путники разожгли костёр. Перекусить было нечем и Чалын с Ак-Боро улеглись спать. Рыс-Мурлыс остался на страже. Мысли о еде ему не давали покоя и он, забравшись на ветку дерева, принялся осматриваться в надежде на добычу.
   Вот ночь уже смешала все краски, а мимо не пролетела даже птаха. Рысёнок подкинул в костёр хвороста и снова запрыгнул на облюбованную им ветку. Но стоило ему притаиться, как вдруг среди соседних камней, в лунном свете заиграла чья-то тень. Воззрившись на неё, Рыс-Мурлыс стал терпеливо выжидать её хозяина.
   «Экая удача, – подумал пятнистый сторожевой, – сейчас зверя поймаю. Вот Чалын обрадуется, а каково же будет удивление Ак-Боро».
   Но все его ожидания вмиг рассеялись, когда он увидел, как одинокая тень мгновенно проскользнула к спящим друзьям. В свете огня просматривались очертания головы бесплотного гостя и его длинные чёрные руки с кривыми пальцами, они тянулись к девочке.
   – Чалын! – крикнул рысёнок, прыгнув на загадочную тень.
   Ак-Боро с Чалын мгновенно оказались на ногах, а тень, ускользнув к дереву, поднялась по обгоревшей половине ствола и зашептала человеческим голосом:
   – Кызычак, отдай мне повязку.
   – Нет, кам, ты ничего не получишь, – обнажив меч, ответила Чалын.
   Тень внезапно превратилась в дымку, и перед друзьями возник размытый образ шамана.
   – Ты меня узнала, – приблизившись к девочке, вымолвил дух Казыра. – Кусок старой тряпки тебе ни к чему, а вот я без него не могу. Смотри, как ноет.
   С этими словами в одной из полых глазниц духа сверкнул ярко-красный огонёк. Непонятно, откуда донёсся многоголосый удручающий шёпот, леденящее дуновение покрыло сверкающим инеем верхушки камней.
   – Мне незачем перед тобой объясняться, ты и сам прекрасно знаешь, зачем мне она, – храбро ответила Чалын, – повязку обратно ты не получишь.
   – И-та-татай! – злобно прошипел дух шамана. – Ойгор-хана тебе не спасти!
   – Убирайся в логово своё, там тебе место! – выкрикнула девочка, ринувшись на врага.
   Но от удара мечом дымка лишь рассеялась и серыми струями устремилась к кедру. Через трещины красно-бурой коры они просочились в дерево, и то зашевелилось. Раздвоенный ствол с обугленной сердцевиной теперь напоминал скрипучие руки великана с множеством длинных кривых пальцев. Цепкие ветви схватили Чалын за руку, но она не растерялась и обрубила их мечом.
   – Скорее на меня! – крикнул Ак-Боро, преклонив колено.
   Чалын вскочила на коня, и тот пустился вскачь.
   – Эй-эй! Меня забыли, – крикнул Рыс-Мурлыс, устремившись вдогонку.
   В этот момент дерево очень низко наклонилось и нанесло размашистый удар. Раскидистые ветви подкосили ноги скакуну, и он, рухнув на землю, придавил собой Чалын. Меч отлетел в сторону. И лишь рысёнок чудом устоял.
   Ак-Боро быстро встал на ноги, но тут раздался пронзительный скрип. Чалын подняла глаза и увидела толстую разлапистую ветвь, падающую прямо на неё. Прикрывшись рукой, девочка приготовилась к самому худшему, и в этот момент, она почувствовала, как кто-то отдёрнул её за ворот. Увесистая игольчатая лапа тяжело рухнула на землю у самых ног Чалын. Вокруг поднялась пыль.
   – Надо уходить! – раздался знакомый старческий голос.
   Обернувшись, Чалын увидела Ээша, а чуть поодаль от него сидящего верхом на коне растерянного Согоно. Тот явно был напуган. Оробевший, с бегающим взглядом он что-то бормотал себе под нос.
   – Ээш, Согоно?! – вскочив на ноги, удивилась девочка.
   – Потом всё расскажу, – откликнулся старик, подав Чалын поднятый меч – надо быстрее уходить.
   – А-а-а! О-о-о! – указывая пальцем в сторону кедра, завопил онемевший от ужаса Согоно.
   В этот момент дерево подняло валун и швырнуло его в друзей.
   – Берегись! – прокричал подоспевший рысёнок.
   Все как один расступились, и огромный камень рухнул между путниками. Да так, что под ногами задрожала земля. Не мешкая, Ээш запрыгнул в седло к Согоно, Чалын – на Ак-Боро, рысёнок следом, и кони помчались прочь от свирепствующего кедра.
   – И-та-татай! – донёсся раздосадованный рёв Казыра. – Уже слишком поздно, проклятие не остановить!
   Ночь напролёт кони не сбавляли ход, а уставшие седоки не смыкали глаз, всматриваясь в каждую тень, прислушиваясь к любому звуку. Все молчали, и даже словоохотливый Рыс-Мурлыс за всё это время не промолвил ни слова. Колышущиеся от ветра деревья напоминали об ужасном кедре. Огромные, посеребрённые лунным светом камни настораживали. Казалось, за каждым из них мог притаиться злой дух шамана. И только когда забрезжил рассвет, напряжение спало.
   – По мне, так в пору бы перекусить, – предложил Ээш, – да и отдохнуть не помешает.
   – Поесть я никогда не прочь, – откликнулся рысёнок. – Хм! Я даже успел позабыть, когда последний раз что-либо ел. А с отдыхом можно и не торопиться.
   – Рыс, ты только и думаешь, как брюхо поскорее набить, – возмутился Ак-Боро, – до других тебе дела нет, а ведь это не ты нас на себе везёшь!
   Рысёнок хотел было возразить, но Ак-Боро оказался прав, и это пришлось признать.
   – Ну да, мы без вас никуда, – согласился Рыс-Мурлыс, и перевёл взгляд на Чалын.
   – Если сейчас не поспать, то сон дорогой сморит, – сказала девочка. – Да мне всё не терпится узнать, куда же вы направились и как на нас вышли.
   Сказано – сделано. Место для стоянки особо не выбирали. Спустились в лог, и там, среди деревьев, развели костёр. За завтраком Ээш поведал незамысловатую историю своего появления. Оказалось всё просто. Как-то ночью старый шаман всё-таки услышал голос Тенгри. Тот велел ему покинуть аил и отправиться в странствие, чтобы поведать людям о своей небесной вере. Узнав об этом, Согоно несказанно обрадовался. В возвращении Чалын и её отважных друзей он сомневался. Ему думалось, что с Казыром и его помощниками-духами им не совладать. Нет, Согоно, конечно же, ждал и вспоминал храбрых путников, точнее, не переставал думать о положенной ему награде. Но с каждым днём его надежда становилась более призрачной. А тут вдруг удача – шаман сам предложил завезти страдальца в его родной аил. И всё бы ничего, да за время отшельничества Ээш позабыл все дороги и выбрал неверный путь. Собственно так, случайно, они и вышли на Чалын и её четвероногих друзей, как раз в то время, когда тем требовалась помощь.
   Внимательно выслушав Ээша, девочка, не вдаваясь в подробности, рассказала свою историю путешествия к Казыру и объяснила, куда же подевался Кыркижи с Чыдамкай-Кара. Ну а после все забылись глубоким сном. Лишь только рысёнок не спал, он сам вызвался охранять друзей.
   Наутро полные сил путники снова продолжили путь. Все вместе – вшестером, они поспешили в Яраш-Дьер. Дни стояли погожие, радовало всё: и зелень, и солнце, и небесная синева. Птицы щебетали песни, ветер шелестел листвой, шумели бурные реки. Всё бы ничего, вот только питались впроголодь, но никто не жаловался. Специально на охоту время не тратили, а по пути зверь, как назло, не попадался. Так, слово к слову, день за ночью, ночь за днём они оказались в Яраш-Дьер.
   Минуя аилы, Ак-Боро мчался к родному жилищу Чалын. Яраш-Дьер почти совсем не изменился, появилось лишь несколько новых аилов с проторёнными к ним тропами. Тем не менее, девочке казалось, будто бы прошли уже годы, прежде чем она вернулась домой. День был удивительно хорош, однако людей на улицах было совсем мало. На пути им повстречалась женщина. Она молчаливо проводила взглядом коней с седоками, даже не признав в девочке Чалын. То было не мудрено, Чалын исхудала, а грязная, изношенная одежда скорее выдавала её за бродягу, нежели за дочь хана Ойгора. А вот ребятня, напротив, приветливо закричала путникам и пустилась за ними вдогонку, утопая в клубах пыли.
   – Чалын! – раздался хриплый голос.
   Обернувшись, девочка увидела доброе лицо седовласого соседского старика. Не останавливая коня, Чалын приветливо кивнула в ответ.
   – Она вернулась! – подняв руки, прокричал старик.
   Чалын вдруг обуяла гордость за себя и за своих друзей. Она не верила глазам, что снова оказалась дома. Но в голове будто кто-то повторял: «Ты вернулась, и вернулась с победой!»
   «Быть может – это байана», – подумала девочка, представив, как горделивый беркут кружит высоко в небе, в том неведомом людям мире и восхваляет её снова и снова.
   Да, подчас Чалын было тяжело, но она справилась, преодолев все трудности на своём пути. И всё ради спасения самого любимого в её жизни человека. И сейчас от встречи их отделяло всего лишь мгновение.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация